Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

От составителей

В июне 1992 г. по инициативе президентов Российской Федерации и Республики Польши было подписано соглашение между архивными службами двух стран об издании источников о катынском злодеянии сталинского режима. Российские и польские историки и архивисты разработали план-проспект сборника «Катынь. Документы» в 4-х томах и приступили к его подготовке. Это — первая научная публикация документов, всесторонне и полно освещающая судьбу польских военнопленных от момента их пленения Красной Армией в сентябре 1939 г, до торжественного открытия мемориальных кладбищ в Харькове, Катыни и Медном в июне—сентябре 2000 г.

В подготовке издания приняли участие: с российской стороны — Федеральная архивная служба России, Институт всеобщей истории РАН, Институт славяноведения РАН, Институт военной истории Министерства обороны Российской Федерации (РФ), Центральный архив Федеральной службы безопасности РФ; с польской стороны — Генеральная дирекция государственных архивов Польши.

К настоящему времени завершена работа над первыми тремя томами. На польском языке в Варшаве были изданы первый и второй тома и ожидается выход в свет третьего тома [1]. На русском языке в Москве вышел в свет лишь первый том — «Катынь. Пленники необъявленной войны», в который были включены в качестве приложения фотокопии 50 документов из второго тома [2]. Из-за финансовых затруднений не удалось осуществить издание на русском языке второго и третьего томов. В связи с этим было решено подготовить и выпустить в свет сводный том на русском языке.

Предлагаемый читателю том «Катынь. Расстрел. Судьбы живых. Эхо Катыни» охватывает период от 5 марта 1940 г., дня принятия решения Политбюро ЦК ВКП(б) о расстреле польских военнопленных - офицеров и полицейских и заключенных тюрем — до сентября 2000 г., когда было открыто мемориальное кладбище расстрелянных весной 1940 г. польских полицейских, пограничников и других служащих правоохранительных органов Польши в Медном. Том состоит из трех частей, которые являются краткими вариантами второго, третьего и будущего четвертого томов сборника «Катынь. 1939-2000. Документы». Названия его частей соответствуют названиям этих томов. Каждая часть состоит из введения и наиболее важных и интересных документов из соответствующего тома, с необходимыми комментариями, расширенными за счет не вошедших в том материалов второго, третьего и четвертого томов полного издания.

При подготовке четырехтомного издания были тщательно изучены материалы, хранящиеся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ, бывшем РЦХИДНИ) - фонды ЦК ВКП(б), Государственного Комитета Обороны (ГКО) и Коминтерна; в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) — фонды Совнаркома СССР, НКВД СССР и его управлений; Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК) и Нюрнбергского процесса; в Российском государственном военном архиве (РГВА) — фонды Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ НКВД СССР), Главного управления и частей конвойных войск; в Центральном архиве ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) — фонды НКВД СССР и НКГБ СССР; в Архиве внешней политики России (АВП РФ) — фонды секретариата наркома иностранных дел, а также отделов НКИД; в Архиве Президента Российской Федерации — фонды Политбюро ЦК ВКП(б) и И.В. Сталинаа) . Из десятков тысяч выявленных документов были отобраны для публикации и включены в данный сводный том 237 документов. Около тысячи документов использованы в комментариях. Критерием отбора при этом служили значимость документа для раскрытия процесса принятия решений, хода их выполнения, подведения итогов тех или иных операций, их однотипность с большим количеством актов, отложившихся в делах НКВД, НКГБ, ГУКВ и др. органов, влиявших на судьбу польских военнопленных. Подавляющее большинство вошедших в издание материалов — это документы НКВД СССР и его территориальных управлений, Управления по делам военнопленных, секретариатов наркома и его заместителей, 1-го спецотдела, ГУГБ, ГЭУ, ГТУ, ГУКВ, УНКВД по Смоленской, Харьковской, Калининской, Ворошиловградской и Вологодской областям, управлений лагерей для военнопленных.

Документы расположены в строгой хронологической последовательности.

Подлинность всех выявленных документов несомненна. Об этом свидетельствует и их огромное количество, и то, что в них имеется вся атрибутика, характерная для документооборота НКВД, НКГБ и других учреждений того времени — бланки, штампы входящей и исходящей регистрации, подписи, пометы, резолюции и т.д. Документы, найденные в разных фондах и даже архивах, не только не противоречат друг другу, но подтверждают и дополняют друг друга, раскрывая трагическую историю пребывания польских военнопленных в СССР. Многие однотипные документы составлялись чуть ли не ежедневно в процессе операции по расстрелу польских офицеров и полицейских. Ссылки на них читатель найдет в комментариях к публикуемому для примера документу. Лишь в одном случае публиковались все имевшиеся в распоряжении составителей единообразные документы — это шифротелеграммы начальника Управления НКВД (УНКВД) по Калининской области Д.С Токарева заместителю наркома внутренних дел СССР В.Н. Меркулову об исполнении приговоров. В то же время, в том включены только по одному списку-предписанию на отправку военнопленных из Козельского лагеря в Смоленск и из Осташковского лагеря в Калинин, поскольку публикация списков занимает целый том. Они были изданы в Польше Е. Тухольским [3]. Однако до сих пор не удалось найти предписания на отправку военнопленных из Старобельского лагеря в УНКВД по Харьковской области, кроме одного, публикуемого в нашем томе (см. документ № 74, далее см. №...).

Из-за большого объема не мог быть опубликован список расстрелянных в апреле-мае 1940 г. заключенных тюрем западных областей УССР, также изданный в Польше отдельной книгой [4]. Аналогичный список расстрелянных заключенных из тюрем Западной Белоруссии не найден. Не удалось обнаружить и крупных массивов документов НКВД УССР и НКВД БССР, касающихся расстрельной операции. Этим объясняется то обстоятельство, что расстрел узников тюрем в публикации отражен не столь полно, как физическая ликвидация польских военнопленных — офицеров и полицейских.

Видовой и тематический состав публикуемых документов разнообразен. Среди них решения Политбюро ЦК ВКП(б), постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР, Указ Президиума Верховного Совета СССР, постановления Государственного Комитета Обороны; записки Л.П. Берии и других лиц И.В. Сталину и В.М. Молотову; директивы и приказы НКВД СССР; распоряжения, предписания, служебные записки, политдонесения, справки руководства Управления по делам военнопленных (УПВ), с марта 1941 г. — Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ); донесения, рапорты, справки начальства лагерей военнопленных; путевые ведомости и акты о конвоировании военнопленных; расписки о принятии этапов в УНКВД Калининской области; шифротелеграммы об исполнении приговоров (нарядов), протоколы ЧГК; протоколы и переписка «Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу польских офицеров» под председательством H.H. Бурденко, правительственной комиссии по руководству советской делегацией на Нюрнбергском процессе; ноты НКИД и советского правительства; записи переговоров И. В. Сталина с польским послом С. Котом, премьер-министром РП В. Сикорским, В. Андерсом и др.; документы Коминтерна и т.д.

В том включен и ряд материалов, отложившихся в фонде УПВ и других отделов и управлений НКВД, но вышедших из-под пера не работников этих служб, а самих военнопленных и их родных, разыскивавших бесследно исчезнувших в апреле—мае 1940 г. польских офицеров и полицейских.

Подавляющее большинство документов публикуется впервые. Их опубликование в ранее вышедших изданиях оговаривается в легенде.

Археографическая подготовка, как и в томе «Катынь. Пленники необъявленной войны», проведена в соответствии со специально разработанной «Памяткой», подготовленной на основе «Правил издания исторических документов в СССР» (М., 1990). Ее основные принципы заключаются в следующем.

Все документы, за исключением двух обширных документов на польском и английском языках (№№199 и 226), публикуются полностью, без купюр. Каждый документ имеет порядковый номер и снабжен редакционным заголовком, который состоит из следующих элементов в определенном порядке: год, месяц, число, место написания, разновидность документа, автор, адресат, краткое содержание. При первом упоминании автора или адресата в заголовке документа указываются его должность и звание, в последующем — только фамилия и инициалы.

В связи с принятой концепцией показа действий тоталитарного механизма, ответственного за преступления против польских военнопленных и узников тюрем, наряду с редакционным заголовком сохраняется форма обращения к адресату и другие элементы оригинала документа — грифы секретности, срочности исполнения и т.д.

Документы датируются временем написания, приказы — временем подписания. Дата, установленная составителями, обосновывается в текстуальных примечаниях. Место написания документа указывается в заголовке, если оно имеется в оригинале или если известно месторасположение учреждения, в котором он был составлен. В случае, когда в качестве редакционного заголовка брался заголовок документа или его часть, они даны в кавычках.

Тексты документов передаются с сохранением их стилистических особенностей, но в соответствии с современными правилами орфографии и пунктуации. Описки и орфографические ошибки исправляются без оговорок. В то же время сохраняется орфография и пунктуация писем и заявлений, написанных собственноручно польскими гражданами на русском языке. Пропущенные в тексте и восстановленные по смыслу слова или части слов заключаются в квадратные скобки. В документах, в которых подписи авторов отсутствуют, их фамилии помещаются в круглые скобки, при наличии подписи — без скобок. Стилистические погрешности текста, неправильное написание фамилий и т.д. сохраняются и оговариваются в текстуальных примечаниях: «Так в документе».

Авторские исправления, вставки отдельных слов и предложений, зачеркивания текста воспроизводятся в соответствующих местах, ограничиваются с двух сторон одинаковыми буквами и оговариваются в текстуальных примечаниях. Неавторские исправления, вставки слов и предложений в текст не вносятся, но фиксируются в текстуальных примечаниях с указанием автора вставок, если его удается установить. Резолюции и пометы, относящиеся ко всему документу, приводятся после подписей под текстом документа с указанием их расположения на листе («В верхнем левом углу 1-го листа» и т.д.), цвета карандаша или чернил. Резолюции и пометы, относящиеся к отдельным фразам или абзацам документа, фиксируются в текстуальных примечаниях на соответствующих листах. Однотипные пометы, вставки, подчеркивания ограничиваются с двух сторон одинаковыми буквами и в подстрочник одной страницы вносятся лишь один раз (например, все подчеркнутые слова и фразы ограничиваются буквами а)...а), вставки б)....б) и т.д.).

Каждый документ сопровождается легендой, содержащей поисковые данные (архивный шифр или печатный орган), указание на подлинность (подлинник, отпуск, то есть документ, напечатанный под копирку с подлинником, копия, заверенная копия), на наличие бланка, на язык, отсылку к изданию, где опубликован документ. Подавляющее большинство документов — машинопись, поэтому способ воспроизведения указывается лишь для рукописных документов. Это же относится к языку документа — в легенде отмечается лишь язык, иной, чем русский (польский, английский).

Научно-справочный аппарат тома представлен археографическим предисловием («От составителей»), введениями к каждой части тома, текстуальными примечаниями, смысловыми комментариями к документам, перечнем публикуемых документов, списком сокращений, именным указателем. В публикацию включен и аннотированный список работников НКВД СССР и его местных органов, в том числе УПВ НКВД СССР, управлений лагерей, конвойных войск и т.д., которые упоминаются в документах тома. В него не включены сведения о лицах, которые уже фигурировали в списке работников НКВД, опубликованном в томе «Катынь. Пленники необъявленной войны».

Подготовка сводного тома на базе второго и третьего томов, а также выявление материалов для последней части тома, осуществлены ответственным составителем сборника ведущим научным сотрудником ИВИ РАН, к.и.н. РФ, д.и.н. Польши Н.С. Лебедевой, при участии ведущего специалиста Управления использования архивных документов Росархива H.A. Петросовой. В выявлении документов для второго и третьего томов, легших в основу первой и второй части, кроме составителей, принимали участие: Вал. П. Козлов, КГ. Ляшенко, H.H. Румянцева (ГАРФ), O.A. Зайцева, Л.Л. Носырева, К.К. Миронова, В.М. Михалева (РГВА), Л.И. Малашенко (РГАСПИ), С.А. Мельчин (АП РФ), работники ЦА ФСБ России. Исторические введения и смысловые комментарии к документам первой и второй части написаны Н.С. Лебедевой и польским проф. В. Матерским, введение и комментарии к третей части — Н.С. Лебедевой. Археографическую подготовку документов к публикации провели к первой и второй части Н.А. Петросова, к третьей части — Н.С. Лебедева. Археографическое введение, аннотированный список деятелей НКВД, именной указатель и список сокращений подготовлены Н.С. Лебедевой и H.A. Петросовой. Выявление сведений о работниках НКВД провели А.И. Кокурин (ГАРФ), О.С. Киселева (РГВА), Т.П. Голышкина и АП. Черепков (ЦА ФСБ РФ). Помощь в подготовке документов к публикации неизменно оказывали начальник Управления использования архивных документов Т.Ф. Павлова, главный специалист Росархива, к.и.н. И.И. Кудрявцев.

Составители и редакторы сводного тома выражают признательность сотрудникам государственных и ведомственных архивов, оказывавших им помощь при выявлении материалов, переводчикам с польского языка Е.А. Шиманской, С.Н. Филоновой и с английского — Ю.М. Коршунову, сотрудникам Института всеобщей истории РАН Б.Т. Кабанову и Н.Л. Денисовой, подготовившим компьютерный набор тома, работникам издательства «Весь Мир».

Особую признательность выражаем генеральному секретарю Совета по охране памяти борьбы и мученичества Польши проф. А. Пшевожнику и представителю Польской академии наук при Российской академии наук проф. Е. Дурачинскому, без поддержки которых это издание вряд ли увидело бы свет.

___________________
[1] Katyn. Dokumenty zbrodni. Tom 1. Jeńcy nie wypowiedzianej wojny sierpień 1939 — marzec 1940. Opracowali W. Materski, В. Wbszcyński, N.S. Lebiediewa, N.A. Pietrosowa. W-wa, 1995; Tom 2. Zagłada marzec — czerwiec 1940. W-wa, 1998; Tom 3. Losy ocalałych lipiec 1940 — kwiecień 1943.
[2] Катынь. Пленники необъявленной войны. Документы и материалы. Под ред. Р.Г. Пихои и А. Гейштора. Составители Н.С. Лебедева, H.A. Петросова, Б. Вощинский, В. Матерский. М., 1997. Сборник был издан в серии «Россия. XX век. Документы» на средства Международного фонда «Демократия». Однако подготовка его была осуществлена без какой-либо финансовой или иной помощи этого фонда, который получил его полностью готовым к изданию.
[3] Tucholski J. Mord w Katyniu. Kosielsk. Ostaszków. Starobielsk. Lista ofiar. W-wa, 1991. S. 578-957.
[4] Ukraiński ślad Katynia. Opac. Z.Gajowniczek. W-wa, 1995.
а) В настоящее время основная часть фонда И.В. Сталина передана на хранение в РГАСПИ.

На правах рекламы: