Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№142

1941 г. марта 27, Москва. — Докладная записка П.К. Сопруненко Л.П. Берии о рассмотрении на Особом совещании дел интернированных — бывших полицейских, жандармов, служащих других карательных органов, содержащихся в Козельском лагере

№25/2831

Сов. секретно

Народному комиссару внутренних дел Союза ССР
Генеральному комиссару государственной безопасности
товарищу Берия Л.П. [1]

Среди интернированных военнослужащих быв. польского государства, прибывших в Козельский лагерь НКВД из Литовской и Латвийской ССР, содержится 1 525 человек служащих карательных органов, из них:

Чины полиции    
Подполковников — 2 чел.
Майоров — 7 "
Капитанов — 11 "
Поручиков — 8 "
Подпоручиков — 8 "
Мл. начсостава — 679 "
Рядовых полицейских — 492 "
__________________________________
Всего: 1 207 человек
Чины жандармерии    
Капитанов — 4 чел.
Поручиков — 1 "
Подпоручиков — 2 "
Мл. начсостава — 41 "
Рядовых жандармов — 45 "
__________________________________
Всего: 93 человек
Чины стражи граничной    
Полковников — 1 чел.
Капитанов — 2 "
Поручиков — 3 "
Подпоручиков — 5 "
Мл. начсостава — 59 "
Рядовых стражников — 120 "
__________________________________
Всего: 190 человек
Тюремщиков — 12 чел.
Судей — 3 "
Разных чинов карательных органов — 16 "
Крупных собственников — 4 "

Основную массу этой категории интернированных составляют поляки — 1508 человек (99%).

Жители территории быв. Польши, отошедшей к СССР, составляют 1386 человек (91%).

По полученным материалам из местных органов НКВД установлено, что многие полицейские, содержащиеся в Козельском лагере, при бегстве в Латвию и Литву уничтожили материалы полиции. Часть полицейских вступала в карательные отряды и жестоко расправлялась с населением, встречавшим части Красной Армии.

В процессе агентурной разработки интернированных в лагере установлено, что основная масса полицейских, жандармов и других служащих карательных органов относятся враждебно к мероприятиям Советского правительства.

Многие из них высказывают, что по освобождении из лагеря будут бороться за восстановление Польши и мстить тем, кто лояльно относится к Советской власти.

Отдельные полицейские высказывают намерения бежать из лагеря с наступлением весны.

Учитывая, что перечисленные категории интернированных являются активными и непримиримыми врагами Советской власти, считаю необходимым на всех их, по имеющимся учетным делам и агентурным материалам, оформить заключения для рассмотрения на Особом совещании.

Прошу Вашего распоряжения.

Начальник Управления НКВД СССР
по делам о военнопленных
и интернированных
капитан государственной безопасности
(Сопруненко)

РГВА. Ф. 1/п. Оп. 5a. Д. 2. Лл. 133-135. Отпуск.

 

[1] См. №№ 137, 141, 150, 151. Л.П. Берия распорядился отправить интернированных, сосредоточенных в Козельском и Юхновском лагерях, в Мурманскую область на строительство аэродрома «Поной», не привлекая к решению их судьбы Особое совещание. 28 марта П.К. Сопруненко уже писал зам. наркому внутренних дел СССР С.Н. Круглову: «В связи с предстоящей отправкой интернированных из Козельского и Юхновского лагерей на строительство прошу Вашего разрешения командировать пом[ощника] начальника IV отдела Управления тов. Кальмановича в Козельский и Юхновский лагеря, а врача Соколова Ф.В. — в Козельский для организации медицинского отбора контингента, отправки мед[ицинского] оборудования и обслуживания эшелонов в пути следования» (РГВА. Ф. 1/п. Оп. 5а. Д. 2. Л. 136). Рапорт Г.Ю. Кальмановича см. № 148.

На правах рекламы: