Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№145

1941 г. апреля 22, Москва. — Сопроводительное письмо П.К. Сопруненко В.Н. Меркулову о направлении ему писем Е. Волковицкого В.М. Молотову и послу Югославии в СССР с приложением писем

№ 25/3783

Сов. секретно

Народному комиссару государственной безопасности Союза ССР
тов. Меркулову В.Н.

Направляю два письма военнопленного — генерала Волковицкого. [1]

Начальник Управления НКВД СССР
по делам о военнопленных и интернированных
капитан государственной безопасности
Сопруненко

[Приложение 1]
Копия
Грязовец, 10/IV-1941 г.

В Королевское посольство. Королевства
Югославии в Москве

Честь имею довести до сведения Вашего превосходительства, что я обратился к правительству СССР с просьбой разрешить организацию выезда в Югославию волонтеров, выбранных среди военных армии польской, находящихся в плену в лагере для военнопленных в Грязовце в СССР.

Имею честь просить Ваше превосходительство поддержать эту просьбу перед Правителством СССР.

В то же время имею честь просить В[аше] П[ревосходительство] принять уверения, что всем сердцем желаем принести помощь братскую героическому народу Югославии в защите его страны, уверения, тем более искренние, что они происходят от офицера, который уже в 1914—1915 г. имел честь сражаться рядом с армией и на земле югославянской против австрийцев.

Ежи Волковицкий, генерал бригады П.А.
кавалер ордена «Кара Барбека Звезда», 4-ой ст[епени] с мечами.

Верно: Секретарь Управления НКВД СССР
по делам военнопленных
Башлыков

[Приложение 2]
Копия
Грязовец 10/IV-1941 г.

Господин В.М.Молотов, Председатель Совета
народных Комиссаров и Народный Комиссар Иностранных Дел СССР

1) через отдел по делам военнопленных Нар[одного] Ком[иссариата] Внутр[енней] Безопасности
2) через команду Грязовецкого лагеря военнопленных

В связи с заключенным в последнее время договором о дружбе и ненападении между СССР и Югославией [2], прошу разрешения сорганизовать выезд в Югославию тех военных поляков, находящихся в плену в Грязовецком лагере, которые пожелали бы вступить волонтерами в ряды югославской армии.

Германия и Италия напали на Югославию, когда та не только не подавала к тому никаких поводов, но наоборот сделала все, что лежало в ея возможности, чтобы удержать мир в этой части Европы.

В настоящее время Югославия находится в весьма тяжелом положении, требующем всяческой помощи со стороны людей, обладающих чувством справедливости.

Мы, поляки, как славяне, ближайшие по крови братья югославян, прежде всего обязаны прийти им на помощь и помочь им в защите отечества, что одновременно будет защитой культуры человечества перед германским насилием, которое сегодня угрожает уже целому миру без исключения.

При взятии нас в плен Польша не вела войны с СССР. Настоящая война может продлиться еще много лет. Поэтому считаю, что задержание в течение этого времени польских военных в плену будет для них чрезвычайно обидно как для них самих, так и для их семейств, так как настолько понизит их физические и умственные качества, что сделает их во многих случаях только ненужным и тяжелым бременем. Десятки тысяч людей (военнопленных и их родных) будут иметь справедливые претензии к СССР, что не будет хорошей пропагандой для СССР, как государства вообще и, в особенности, среди польского народа. Наконец, для многих польских военных, взятых в плен во Львове, существует преимущество, исходящее из договора о капитуляции, заключенного между Маршалом СССР Тимошенко и польским Генералом Лянгнером [3].

Я глубоко убежден, что мое обращение и предлагаемая развязка вопроса польских военнопленных могут быть решены положительно именно в настоящее время, когда СССР выразил свои взгляды в прекрасном по содержанию договоре о дружбе с Югославией. В случае положительного решения подробности исполнения могли бы быть установлены между представителем СССР, югославского посольства и мною. Это решение можно было бы распространить и на другие лагери военнопленных.

В случае затруднений в непосредственной передаче нас Югославии, это, вероятно, можно было бы сделать при помощи нейтральной Турции.

Ежи Тадеушевич Волковицки
генерал бригады П[ольской] А[рмии]

Верно: Секретарь Управления НКВД СССР по
делам военнопленных
Башлыков

РГВА. Ф. 1/п. Оп. 5а. Д. 2. Л. 174. Отпуск (л. 174) и зав. копии (л. 175-177).

 

[1] См. №№ 118, 122, 124, 163. Письма генерала Е. Волковицкого были пересланы из Грязовецкого лагеря в УПВИ 15 апреля. Видимо, в посольство Югославии его заявление не попало, поскольку ответа на него не последовало. Не было реакции и со стороны В.М. Молотова.
[2] Договор о дружбе и ненападении между Югославией и СССР был подписан 5 апреля 1941 г. 6 апреля немецкие и итальянские войска напали на Югославию, оккупировав ее территорию к 17 апреля.
[3] См. «Катынь»... С. 411. Имеется ввиду подписанный командующим округа «Львов» генералом бригады Владиславом Лянгнером (1896—1972) и уполномоченными офицерами командующего Украинским фронтом С. К. Тимошенко акта о капитуляции Львова, предусматривавшего личную свободу для всех капитулировавших военнослужащих львовского гарнизона.

На правах рекламы: