Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№152

1941 г. июня 3, поселок Теткино, Путивльской области. — Записка военнопленного М. Моравского «Международная обстановка и будущее Польши», направленная П.К. Сопруненко Л.П. Берии

№ 25/5326

Сов. секретно

Народному комиссару внутренних
дел Союза ССР
генеральному комиссару государственной безопасности
товарищу Берия Л.П. [1]

По просьбе военнопленного подполковника генштаба быв. польской армии Маравскогоа) , содержащегося в Путивльском лагере, направляю его статью «Международная обстановка и будущее Польши».

___________________
а) Так в тексте. Правильно: Моравского.

Начальник Управления НКВД СССР по делам
о военнопленных и интернированных
капитан государственной безопасности
(П. Сопруненко)

[Приложение № 1]
Копия

Маравский Марьян Владиславович
Военнопленный подполковник ген[ерального] шт[аба]
26 мая 1941 г.

Начальнику Путивльского лагеря
военнопленных НКВД

Прилагая при сем мою статью «Современная международная обстановка и будущее Польши», прошу направить ее гражданину народному комиссару внутренних дел СССР, как приложение к письму моему от 19 октября 1940 г. [2]

Маравский [3], подполковник, военнопленный

Верно: Секретарь Управления НКВД СССР по делам
о военнопленных и интернированных
мл. лейтенант госбезопасности
Башлыков

[Приложение № 2]
Копия
22 мая 1941 г.

Современная международная обстановка
и будущее Польши

Возрожденная в итоге первой мировой войны Польша Пилсудского впервые в истории польской государственности привлекла широкие массы польского народа к сотрудничеству в области государственного строительства, к самостоятельной государственной и общественной деятельности. Впервые польские рабочие и крестьяне могли оказывать влияние на правительственную политику и другие отрасли государственной и общественной жизни законодательным путем, посылая своих выборных (депутатов) в польский парламент — Сейм и Сенат —, а также в городское и сельское самоуправление.

На основании Конституции от 21 марта 1921 г., польскому народу принадлежало право решения вопроса войны и мира. Однако борьба политических партий за власть и, в особенности, борьба правых элементов против Пилсудского привела к событиям 1926 г., последствием которых явилось ограничение компетенции польского Сейма и значительное увеличение роли бюрократии.

Пилсудский, пользуясь большой популярностью и авторитетом в народных массах, победил правых в мае 1926 г. и, взяв власть в свои руки, стал громить политические партии — одинаково правых, как и левых.

С тех пор постепенно увеличивалась в Польше власть правительства и президента, за счет парламента возрастала роль его местных органов администрации. Но наперед всей государственности выдвинулись дела армии и ее кадр[ов] — все должны были сознательно работать в деле подготовки национальной обороны и повиноваться ее нуждам. Поэтому министры и многие высокие чиновники назначались из среды военных — во всех государственных дисциплинах господствовал военный мундир.

Вся власть покоилась на доверии польского народа к Пилсудскому и его преемнику маршалу Рыдз-Смиглы, [4] мозгом ее и скелетом была армия, ее кадры.

Народные массы, не отдавая себе отчета, прониклись духом повиновения, а также критически настроенные по отношению к правительству некоторые круги польского общества и партии, с течением времени, по мере того как приближались к Польше тревожные военные минуты, сочли это необходимостью для себя и своим долгом перед родиной. Повиновались и верили: в несокрушимость своей армии, в силу своих союзников, в положительный вес международных договоров. И вдруг во всех этих светилах, в сентябре 1939 г., разом разочаровались. Сказалась материальная несостоятельность армии — отсутствие самолетов, танков, зенитной артиллерии, моторизованного транспорта, средств связи и прочее.

Перед польскими народными массами обнаружилась материальная и моральная ответственность польского правительства, начальствующих лиц в армии и командного состава за боевую неподготовленность армии, а всего правительства — за несостоятельность его политики в деле подготовления обороноспособности страны.

Военными событиями 1939 г. польский народ, несомненно, глубочайше был потрясен. Он потерял доверие к авторитету власти и потому в будущей Польше он готов жесточайше бороться за свои права и не упустит вон из своих рук власти. Но, наряду с этим, испытывая на себе всю тяжесть германской военной оккупации и, в особенности, зверства германской военщины, злоупотребления и издевательства германских оккупационных властей и т.н. «культуртрегеров», он будет при первом удобном случае отчаянно бороться против оккупантов за сохранение своей национальной и государственной независимости.

Исконно традиционная историческая борьба поляков с германскими захватчиками в настоящий момент, ввиду стремления немцев осуществить свое социал-националистическое «лебенсраум» [5] за счет западных областей Польши, приобретет особенно сильный характер, как борьба за сохранение своего существования и сохранение нации.

В этой новой освободительной войне против насилия немцев польский народ ищет друзей. Его глаза устремлены на Восток — к социалистической России, где он надеется найти себе мир, сочувственное отношение и поддержку в борьбе за сохранение существования.

Он понимает, что его судьба и независимость тесно связаны с победой социализма в Европе, который является единственной силой, способной предотвратить войну будущего от польского народа и, вместе с тем, от всего человечества. Польский народ готов стать на борьбу за социализм, за мир и дружбу нации, возглавляемую трудовым классом, против всякого фашизма и национального шовинизма за социалистическую Польшу!

Это вполне сознательное и зрелое настроение польских народных масс не может быть СССР безразличным, мне кажется, оно должно встретить себе дружественный прием и подбодрение. Необходимо выяснить методы и условия возрождения будущей Польши как социалистического государства.

Это неминуемо приведет нас к уяснению политического и общественного будущего государств, смежных с Польшей, а именно: Германии, Венгрии, Чехии, Словакии, Румынии и других. Но такая постановка польского вопроса в настоящий момент, когда вся или почти вся территория Польши и некоторых других стран находится во вражеской оккупации немецкой военщины, заранее предрешает весьма сложный вопрос теперешней войны и мира.

В создавшейся военной обстановке нет никаких подлинных материальных и психологических данных для того, чтоб можно было прийти к определенному выводу относительно судеб завершения войны и ее конечных результатов.

Они по-прежнему принадлежат к области чего-то неизвестного, гипотетического. Прибегая, поневоле, к единственно существенному, в данном случае, методу гипотетической оценки возможностей войны, найдем наиболее правдоподобными следующие три положения ее исхода, а именно:

1) победительницей является Германия и она диктует условия мира Англии и другим государствам.

Это влечет за собой полное осуществление т.н. «лебенсраум» немцев за счет территориальных, политических и хозяйственных прав и состояния других наций, а также скорейшую мобилизацию всех буржуазных стран против Коминтерна. (Смотри Мейн Кампв)а) .

___________________
а) Имеется в виду книга А. Гитлера «Майн Кампф».

2) Побеждает Англия

Это влечет за собой провал социал-националистов в Германии и фашистов в Италии, распад германской державы и борьбу за власть между немецкой коммунистической партией и буржуазией; это должно повлечь за собой революцию во Франции, Италии и в других западноевропейских странах.

3) Война приобретает затяжной вид и кончится в ничью.

Это влечет за собой полное расстройство и разруху хозяйственной жизни капиталистических стран, в особенности европейских; приводит к нищете народонаселения и к беспощадному озлоблению его к виновникам войны; это влечет за собой острую борьбу рабочего класса и трудящихся всего мира — за власть, за создание новой международной жизни, способной предотвратить трагедию войны в будущем.

Итак, мы видим, что при осуществлении первой гипотетической предпосылки, до сих пор кажущейся наиболее вероятной, все преимущества на стороне немцев. Вторая и третья гипотетические предпосылки приводят к общему выводу, что затяжной характер войны или поражение Германии, социал-националистической, должно повлечь за собой ряд революций в странах Западной Европы, сопряженных с борьбой рабочих и трудового общества за власть и создание новых международных отношений.

Конечно, вышесказанное быть может не исчерпывает всех возможностей, касающихся исхода нынешней войны, но любой другой ее исход будет комбинацией этих гипотетических предпосылок, и он ими совместим. Вот налицо условия, при которых поляки, чехи, словаки, а также французы и другие народы Западной Европы могут осуществить свою политическую, культурную и хозяйственную независимость. Отсюда вывод — врядли найдутся в мире народы, которые могли бы сочувствовать успехам немцев и их сопутников. И, наоборот, все, что может привести к скорейшему, возможному провалу г. Гитлера, социал-националистов и германской военщины должно пользоваться и, следует полагать, будет пользоваться большим сочувствием порабощенных народов, нейтральных стран и теперешних военных противников немцев.

На основании вышесказанного намечаются также некоторые положения, которые несомненно могут иметь вес и оказать свое влияние на развитие и дальнейший ход внешней политики СССР.

Однако, мы не в силах, например, ответить на вопрос — сумеет ли и как долго сможет СССР сохранить, при текущей военной обстановке свой нейтралитет. Не сделаем лишь ошибки, если скажем, что сохранение нейтралитета со стороны других государств, в особенности же со стороны Турции, во многом, если не всецело, зависит от СССР.

Относительно народов, которые находятся во власти немецкой военщины, можно сказать, что даже и в том случае если в конечном итоге нынешней империалистической войны Западная Европа окажется надолго под влиянием немцев и фашизма, по-прежнему, по существу своему капиталистической, поляки, чехи, словаки и другие должны будут искать своего спасения и политической независимости в организованном социалистическом движении народных масс, расчитывая на полную дружественную поддержку и всестороннюю помощь в осуществлении своих общественных и национальных целей со стороны народов и правительства СССР.

Иначе говоря, осуществление независимости этих народов мыслимо будет тогда исключительно путем революции в этих странах или путем революции в Германии. Основы, например, революционного движения польских народных масс положены не только в известной, настоящей польской действительности, характеризующейся отсутствием государственной независимости; источником их является стремление польского народа к борьбе за независимость против военного режима германской оккупации; назревшая сознательность необходимости переустройства внутреннего государственного и общественного порядка; ощущение нужды в предотвращении в будущем трагедий военных авантюр от польского государства. Очевидно, что движение это охватывает также интерес трудящихся масс других европейских стран и даже интерес рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции всего мира, которые стоят против войны. Поэтому мы не можем смотреть на будущее Польши и других европейских стран иначе, как только через призму социалистического строительства мира.

Итак, если Польша по существу своему должна быть социалистическим, вполне независимым государством, равноправным и полноправным в семье европейских социалистических стран, то это обозначает необходимость осуществления социалистического строительства по крайней мере в Чехословакии, Венгрии, Румынии и в бывшей Австрии, что легко осуществимо в случае разгрома Германии. Ясно, что это дело, во всяком случае не обойдется без отчаянной борьбы трудящихся с буржуазией и ее соратниками — фашистами и социал-националистами этих стран.

В предстоящей борьбе, в виду военной обстановки и сравнительной слабости пролетариата некоторых из этих стран, победу за революцией обеспечить может хорошая военная организованность и подготовка действий, их своевременность и одновременность, а, главным образом, размеры и степень помощи со стороны СССР. Однако же, учитывая возможность победного для Германии исхода войны, как и ее поражения, необходимо:

1) Объединить все сознательные революционные элементы Польши, Франции, других стран и Германии на почве лозунгов общеевропейской революции, а именно:

СВОБОДА И РАВЕНСТВО ВСЕХ НАЦИЙ!
МИР БЕЗ ПОБЕЖДЕНЫХ И ПОБЕДИТЕЛЕЙ!
СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА В
СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЕВРОПЕ!
ТОЛЬКО СОЮЗ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ
ЕВРОПЫ В СИЛАХ ПОБЕДИТЬ ВОЙНУ!
и т.п.

2)  Мобилизовать все средства пропаганды для революционной подготовки международных масс за осуществление лозунгов общеевропейской революции.

3)  Мобилизовать военно-революционные кадры по национальностям и создать революционные войска для обеспечения победы социализма в странах Европы.

Кроме того, мне кажется, необходимым:

А. Учесть известный польский патриотизм, воплощающий собою традиционную борьбу поляков за свою государственную независимость, охватывающий в настоящее время широкие массы поляков из рабочих, крестьян и интеллигенции.

Практически это влечет за собой необходимость определения в настоящем польско-русской границы путем признания СССР полной автономии некоторых западных областей, как символическое осуществление новых — братских, польско-русских отношений и польско-русского мира. Это будет служить живым примером новых методов сотрудничества наций и будет предвестником новых международных соотношений.

Б. Создать основы международной социалистической революционной армии, организованной под именем Вольных стрелков, по национальному принципу, но объединяемой общим командированием и общим идейным руководством.

Основной организационной, тактической и учебной административной единицей Вольных стрелков считать мотомеханизированную бригаду.

В первую же очередь организовать военнореволюционные кадры из военнопленных поляков, чехов, немцев и других, которые в настоящий момент находятся в СССР.

Время не ждет. Оно все ближе подводит нас к делу — к борьбе за социализм в Европе.

Это способно двинуть польские народные массы на осуществление лозунгов социализма в Польше и будет способствовать осуществлению социализма в других странах Европы. Это двинет международные массы рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции на путь борьбы с фашизмом и национальным шовинизмом.

Маравский Марьян Владиславович

Верно: Секретарь Управления НКВД СССР по делам
о военнопленных и интернированных —
мл. лейтенант госбезопасности
Башлыков

РГВА. Ф. 1/п. Оп. 5а. Д. 2. Лл. 387-399. Зав. копии.

 

[1] 27 мая 1941 г. начальник Путивльского лагеря H.H. Смирнов направил в УПВИ статью Мариана Моравского и его письмо с просьбой передать их Л.П. Берии. На письме резолюция П.К. Сопруненко: «Тов. Князева. Перепечатать для наркома тов. Берия. Копию послать тов. Круглову. П.Сопруненко. 20 мая 41 г.» (РГВА. Ф.1/п. Оп. 5а. Д. 2. Лл. 400, 402-412). Моравский был переведен в Грязовецкий лагерь вместе с 20 другими военнопленными Путивльского лагеря 22 июня. Ответил ли ему нарком, выяснить не удалось. Впоследствии М. Моравский, выехавший вместе с Армией В. Андерса в Иран, был арестован польской военной контрразведкой.
[2] Письмо М. Моравского от 19 октября 1940 г. обнаружить не удалось. В это время он находился вместе с офицерами группы 3. Берлинга на Лубянке.
[3] Моравский Мариан Владиславович, 1892 г.р., подполковник Главштаба ВП, сын рабочего, поляк, член Озон, в 1920 г. принимал участие в боях против Красной Армии, в 1921— 24 гг. зам. начальника Управления по созданию военных осад при военном министерстве, в 1925 г. окончил Академию Главштаба ВП, в 1938 г. уволен в отставку. В сентябре 1939 г. был призван в армию и являлся генерал-квартирмейстером оперативной группы.
[4] Рыдз-Смиглы Эдвард (1886—1941) — см. «Катынь...». С. 396.
[5] Лебенсраум — жизненное пространство, националистическая теория, оправдывавшая необходимость захвата чужих территорий для выживания германского народа.

На правах рекламы: