Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№164

1941 г. июля 28, Москва. — Сопроводительное письмо П.К. Сопруненко к заявлению генерала В. Пшездецкого, направленное вместе с заявлением В.Н. Меркулову

№ 25/7387

Сов. секретно

Заместителю народного комиссара внутренних
дел Союза ССР
комиссару государственной безопасности 3-го ранга
тов. Меркулову

В марте м[еся]це 1941 г. были переведены из Москвы (объекта Малаховка и Бутырской тюрьмы) в Путивльский лагерь НКВД 21 офицер быв. польской армии, среди которых находятся: генерал бригады Пржездецкий, один полковник, один подполковник, майоров — четыре, капитанов — три и поручиков — девять [1].

В Путивльском лагере они содержались одни, так как, зарекомендовав себя активными врагами Советской власти, подлежали изоляции от остальных военнопленных.

В июне м[еся]це с.г. они были переведены в Грязовецкий лагерь вследствие того, что в Путивльский лагерь прибыли арестованные из Прибалтики.

В Грязовецком лагере они содержатся отдельно от остальных военнопленных, но дальнейшая изоляция их крайне затруднена, т.к. там же размещены интернированные французы изолированно от поляков.

а) Представляя при этом заявление генерала Пржездецкого, прошу Вашего разрешения соединить 21 офицера с другими военнопленными и интернированными военнослужащими быв. польской армии, содержащимися в Грязовецком лагере а).

Начальник Управления НКВД СССР по делам
о военнопленных и интернированных
капитан государственной безопасности
П. Сопруненко

[Приложение]

Копия
14 июля 1941 г.

Старший группы 21 военнопленных
и интернированных офицеров
польской армии
Вацлав Пшездецкий
Генерал бриг[ады]

Главное Управление
лагерей для военнопленных и интернированных

с представлением начальнику лагеря

От имени 21-го отдельно заключенных интернированных и военнопленных офицеров Польской армии, представляю:

В октябре 1940 г. изолировано нас из общих лагерей. В течении полугода задержано нас в Бутырской тюрьме без предъявления за какое преступление нас заключено.

Наконец, двадцать два дня тому назад привезено нас в Грязовецкий лагерь для военнопленных. Но и здесь мы заключены отдельно от сотен наших товарищей. Находимся в тесной клети из проволоки и то частично отделенной высоким забором из досок.

Изнемогая от такого режима, с надорванными нервами, решились мы написать нынешнее. Настоящее наше положение, изолирование от всех наших товарищей и содержание на особом положении — считаем себе тяжелым наказанием.

Опираясь на общих человеческих правах, запрашиваем, за какое преступление наложено на нас такое наказание?

Просим сообщить нам нашу вину, либо преступление, либо если таковых нет, то просим присоединить нас ко всем товарищам, переведя из отдельного заключения в общий лагерь.

Ввиду нашего психического состояния просим скорого ответа.

В. Пшездецкий
инт[ендант]-генерал ПА [1]

РГВА. Ф. 1/п. Оп. 6е. Д. 2. Лл. 371-374 об. Подлинник.

___________________
а-а) Помета на полях чернилами: «Согласен. В. М[еркулов]. 29/VII.»

[1] См.№ 163,166.

На правах рекламы: