Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№192

1943 г., апреля 25, Москва. — Нота Советского Правительства о решении прервать отношения с Польским правительством [1]

Господин Посол [2],

По поручению Правительства Союза Советских Социалистических Республик я имею честь довести до сведения Польского Правительства нижеследующее:

Поведение Польского Правительства в отношении СССР в последнее время Советское Правительство считает совершенно ненормальным, нарушающим все правила и нормы во взаимоотношениях двух союзных государств.

Враждебная Советскому Союзу клеветническая кампания, начатая немецкими фашистами по поводу ими же убитых польских офицеров в районе Смоленска, на оккупированной германскими войсками территории, была сразу же подхвачена Польским Правительством и всячески разжигается польской официальной печатью. Польское Правительство не только не дало отпора подлой фашистской клевете на СССР, но даже не сочло нужным обратиться к Советскому Правительству с какими-либо вопросами или разъяснениями по этому поводу.

Гитлеровские власти, совершив чудовищное преступление над польскими офицерами, разыгрывают следственную комедию, в инсценировке которой они использовали некоторые подобранные ими же самими польские профашистские элементы из оккупированной Польши, где всё находится под пятой Гитлера и где честный поляк не может открыто сказать своего слова.

Для «расследования» привлечён как польским правительством, так и гитлеровским правительством Международный Красный Крест, который вынужден в обстановке террористического режима с его виселицами и массовым истреблением мирного населения принять участие в этой следственной комедии, режиссёром которой является Гитлер. Понятно, что такое «расследование», осуществляемое к тому же за спиной Советского Правительства, не может вызвать доверия у сколько-нибудь честных людей.

То обстоятельство, что враждебная кампания против Советского Союза начата одновременно в немецкой и польской печати и ведётся в одном и том же плане, — это обстоятельство не оставляет сомнения в том, что между врагом союзников — Гитлером и Польским Правительством имеется контакт и сговор в проведении этой враждебной кампании.

В то время, как народы Советского Союза, обливаясь кровью в тяжёлой борьбе с гитлеровской Германией, напрягают все свои силы для разгрома общего врага русского и польского народов и всех свободолюбивых демократических стран, Польское Правительство в угоду тирании Гитлера наносит вероломный удар Советскому Союзу.

Советскому Правительству известно, что эта враждебная кампания против Советского Союза предпринята Польским Правительством для того, чтобы путём использования гитлеровской клеветнической фальшивки произвести нажим на Советское Правительство с целью вырвать у него территориальные уступки за счёт интересов Советской Украины, Советской Белоруссии и Советской Литвы.

Все эти обстоятельства вынуждают Советское Правительство признать, что нынешнее правительство Польши, скатившись на путь сговора с гитлеровским правительством, прекратило на деле союзные отношения с СССР и стало на позицию враждебных отношений к Советскому Союзу.

На основании всего этого Советское Правительство решило прервать отношения с Польским Правительством.

Прошу Вас, господин Посол, принять уверения в моём весьма высоком уважении.

Молотов [3].

Печ. по: «Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны». Т. 1. М., 1944. С. 301-303.

 

[1] См. №№ 189, 190, 191, 193, 194. 25 апреля В.М. Молотов вызвал посла РП в СССР Т. Ромера и зачитал ему текст ноты. Посол отказался принять ноту, заявив протест против определения в ней мотивов действий его правительства (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 261. Л. 76-77).
[2] Тадеуш Ромер (1894-1978) - в 1942-1943 гг. посол в СССР. В 1943-1944 гг. министр иностранных дел Польского правительства в Лондоне. 3 25 апреля 1943 г. У. Черчилль направил И.В. Сталину пространное послание, в котором информировал о встрече А. Идена с В. Сикорским. Последний обещал не настаивать на просьбе о расследовании Международным Красным Крестом катынского преступления и удержать польскую прессу от полемики. Британский премьер просил советского лидера «оставить мысль о каком-либо перерыве отношений». Разрыв советско-польских отношений мог помочь лишь врагам союзников по антигитлеровской коалиции, полагал он. «Германская пропаганда сделала эту историю именно для того, чтобы вызвать трещину в рядах Объединенных Наций», — указывал У. Черчилль (Переписка... Т. 2. С. 122—123). Убедившись, что Сталин не внял призывам его и Ф.Д. Рузвельта воздержаться от разрыва отношений с польским правительством, британский премьер 30 апреля направил Сталину достаточно жесткое послание, в котором писал: «Я не могу воздержаться от выражения своего разочарования по поводу того, что Вы сочли необходимым предпринять акцию разрыва отношений с поляками, не дав мне времени сообщить Вам о результатах моего обращения к генералу Сикорскому, о котором я телеграфировал Вам 24 апреля. Я надеялся, что в духе нашего договора, подписанного в прошлом году, мы будем всегда консультироваться друг с другом по таким важным вопросам, в особенности, когда они затрагивают соединенную мощь Объединенных Наций.... Пока это дело было триумфом Геббельса. Теперь он усердно внушает мысль о том, что СССР будет организовывать польское правительство на русской земле, и что СССР будет иметь дело лишь с этим правительством. Мы, конечно, не были бы в состоянии признать такое правительство и продолжали бы наши отношения с Сикорским, который является самым полезным человеком, которого Вы или мы могли бы найти для целей нашего общего дела. Я рассчитываю, что такой же будет американская точка зрения». У. Черчилль выразил надежду, что после определенного времени отношения с правительством Сикорского будут восстановлены (Переписка... Т. 2. С. 123-124).

На правах рекламы: