Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№194

1943 г. апрель 27, Москва. — Шифрограмма Г. Димитрова секретарю ЦК ППР П. Финдеру в связи с приостановлением дипломатических отношений СССР с польским правительством в Лондоне

Финдеру [1]

1. Сообщение Совинформбюро от 16 апреля [2] констатирует, что немецкие фашисты ложью и клеветой пытаются замазать свои же собственные кровавые преступления, совершенные над польскими военнопленными, находившимися в 1941 году западнее Смоленска на строительных работах и попавшими вместе с советскими людьми в руки немцев летом 1941 года, после отхода советских войск из района Смоленска.

2. В ноте советского правительства от 25 апреля о решении прервать отношения с польским правительством [3] говорится, что польское правительство не только не дало отпора немецко-фашистской клевете на СССР (смоленская провокация), но даже не сочло нужным обратиться к советскому правительству с какими бы то ни было вопросами или разъяснениями по этому поводу и обратилось к Международному Красному Кресту.

То обстоятельство, что враждебная кампания против Советского Союза начата одновременно в немецкой и польской печати и ведется в одном и том же плане, не оставляет сомнения, что между Гитлером и польским правительством имеется контакт и сговор в проведении этой кампании. В то время как народы Советского Союза напрягают все свои силы для разгрома общего врага, польское правительство в угоду Гитлеру наносит вероломный удар Советскому Союзу Эта враждебная кампания предпринята польским правительством для того, чтобы произвести нажим на советское правительство с целью вырвать у него территориальные уступки за счет интересов Советской Украины, Советской Белоруссии и Советской Литвы. Все эти обстоятельства вынуждают советское правительство признать, что правительство Польши, скатившееся на путь сговора с Гитлером, прекратило на деле союзные отношения с СССР и стало на позицию враждебных отношений к Советскому Союзу. На основании всего этого советское правительство решило прервать отношения с польским правительством.

3. Необходимо развернуть в Польше самую энергичную разоблачительную кампанию по этому поводу и призывать всех польских патриотов, без различия политической принадлежности, решительно осудить провокаторское поведение польского правительства и выступить за укрепление боевой дружбы между польским и русским народами против немецких захватчиков и их польских пособников.

Димитров

РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 184. Исходящие за 1943. Д. 9. Л. 65-66. Подлинник. «Коминтерн и вторая мировая война. Часть II». С. 348—349.

 

[1] Финдер Павел (1904—1944), уроженец Польши, в 1922 г. вступил в Компартию Австрии, в 1928 г. в ФКП. С 1928 по 1938 гг. активист Компартии Польши, в 1939— 1941 гг. находился в СССР, 31 декабря 1941 г. вместе с М. Новотко и Б. Молоецом был заброшен в генерал-губернаторство, где участвовал в создании Польской рабочей партии (ППР). С декабря 1942 г. секретарь ЦК ППР. Арестован гестапо в ноябре 1943 г. и расстрелян. 26 апреля 1943 г. П. Финдер направил генеральному секретарю Коминтерна Г. Димитрову шифрограмму о восстании в Варшавском гетто. В ней сообщалось, что борьба в гетто продолжается, евреи вывесили на самом высоком здании советский, английский и польский флаги. «Было бы очень полезно в настоящий момент провести налет на немецкий участок Варшавы, одновременно сбросив оружие в гетто и листовки по всему городу по вопросу немецкого «открытия» под Смоленском, тем более, что заявления Совинформбюро по этому вопросу из-за плохого приема никто здесь, даже мы, не знает», — радировал он (Коминтерн и вторая мировая война. Часть П. После 22 июня 1941 г. С. 346—347).
[2] См. 187.
[3] Пункт 2-й шифровки Г. Димитрова повторял текст ноты НКИД СССР о разрыве отношений с польским правительством от 25 апреля (см. № 192).

На правах рекламы: