Библиотека. Исследователям Катынского дела.

<< к оглавлению

№238

2000 г. сентября 2, Катынь. — Выступление председателя Совета Министров Республики Польша Ежи Бузека во время торжественного открытия и освещения польского военного кладбища в Катыни

Господин Вице-Премьер Российской Федерации [1],
Ваше преосвященство кардинал, примас Польши,
госпожа и господин председатель Сейма
господа офицеры и солдаты Войска Польского, собравшиеся здесь,
в Катыни уважаемые, дорогие и близкие нам
члены катынских семей, уважаемые господа.

Есть такой образ Божьей Матери, который покоряет своей простотой. Грустный Лик Матери Спасителя, прижимающий к груди голову польского военнопленного с простреленным затылкомб) .

Это — символ победы любви над ненавистью. Ненавистью, которая отняла жизнь у лучших сыновей нашего народа; и любви, которая всегда сильнее ненависти.

«Любовь требует жертв» — эти слова были девизом польских солдат, 60 лет назад сражавшихся за независимость Польши, которую они любили.

В Катыни на алтарь любви к Родине было брошено четыре с половиной тысячи солдатских жизней. Трудно нам их оплакивать сегодня, ибо у нас уже нет слез, а сжатые пальцы одеревенели.

Уважаемые господа,

Многие из нас, собравшиеся здесь, вероятно, родились в 1940 году. Видя надпись «Катынь 1940», я тоже вспоминаю год своего рождения — в это время в этом лесу, в этом месте бросали во рвы наших соотечественников. Мы из поколения сыновей и дочерей этих солдат. Волею судьбы ко многим из нас, и ко мне в том числе, не пришла злая весть об отце, который не вернется домой. Однако у всех нас поляков, вне зависимости от того, лежат или нет на этом кладбище наши близкие, нет более глубокой раны, которая не заживала бы так долго.

Ведь Катынь это не только страшное преступление, совершенное силой советского закона; это еще и ложь. Ложь, которую повторяли тысячи раз, но которая от этого не перестала быть ложью. Слово «Катынь» для целого поколения в Польше и во всем мире останется знаком геноцида и военного преступления.

Уважаемые господа,

Мы здесь сегодня за тем, чтобы сказать: помним и будем помнить. Ибо, как сказал поэт: «Если мы забудем о вас, то Ты, Боже, забудь о нас.» Отсюда, с этого места, я хочу сказать от имени польского народа, что мы не успокоимся, пока не узнаем всех имен граждан Республики Польша, убитых советскими властями, и пока не найдем мест их погребения. Нами движет не ненависть, но чувство справедливости.

Такова традиция: в жизни, которая имеет свое начало и свой конец, мы радуемся рождению каждого человека, и мы должны каждого похоронить достойно. Частью этой традиции является также понятие наказания за преступление. Катынское преступление надо раскрыть до конца и до конца рассчитаться с прошлым.

Я хотел бы в этом месте отдать честь всем людям, убитым и замученным в Катыни и на всей территории Советского Союза. Наша боль равна вашей.

Я обращаюсь к россиянам, которые принимают нас на своей земле. Я благодарю вас и все другие народы, пережившие коммунизм, за то, что вы сделали, чтобы увековечить память о прошлом и рассчитаться с ним. Если бы ни ваша помощь, ни ваша добрая воля, нас не было бы сегодня здесь; нас не было бы ни в Медном, ни в Харькове.

Уважаемые господа,

Я очень хочу поблагодарить также все тех, кто в течение многих лет содействовали раскрытию правды о преступлении, совершенном в Катыни, и благодаря кому мы сегодня, наконец, открываем польское военное кладбище. Особую благодарность следует выразить российскому Мемориалу, Координационному комитету увековечения памяти жертв тоталитаризма в Катыни и в Медном, властям Смоленской области, и особенно губернатору; а также российским журналистам и ученым, которые раскрывали правду, часто — вопреки превратностям судьбы. Я благодарю проектантов и строителей польского военного кладбища в Катыни, а также — Совет охраны памяти борьбы и мученичества.

Я обращаюсь еще раз к офицерам и солдатам Войска Польского. Вы — наследники тех, кто был убит. Поляки всегда относились к своей армии с величайшим уважением и почтением. И я убежден, что наследие, переданное вам погибшими здесь офицерами, для вас не утратило своего значения и вы всегда будете хранить его.

Я обращаюсь к Катынским семьям. Среди вас есть вдовы убитых 60 лет назад, есть их ближайшие родственники. Я хорошо знаю, что никто из нас не поймет до конца, как огромны были ваши страдания и как глубоко несчастье, с которым вы жили в течение 60 лет. Но хотя погибшие и не наши родственники, они — наши близкие. Ибо это есть фрагмент нашей драматичной, трагичной истории XX века.

Я хочу поблагодарить всех членов Катынских семей за то, что вы сохранили память о том преступлении, эта память нас многому может научить.

Уважаемые господа,

Сегодня перед нами открывается великий шанс создания истории без ненависти и лжи. Наш общий учитель, Иисус Христос, когда Его спросили, сколько раз человек должен прощать, ответил — 77 раз. Здесь, в Катыни, стоит вспомнить эти слова и учиться трудному искусству прощения.

Я верю, что Польское военное кладбище в Катыни станет для нас, поляков, и для людей других национальностей местом посещаемым, особенно молодым поколением. Сюда будут приезжать, чтобы увидеть, запомнить и... простить. Катынь, Медное, Харьков. А рядом — Монте-Касино, Повонзки, Нарвик, Тобрук — наши национальные кладбища — часть нашего национального самосознания. Национального самосознания поляков.

Мы оставляем здесь часть души нашего народа и трагическую народную память. И будем черпать отсюда веру, надежду и любовь.

Печ. no: «Przeszłość i pamięć» 2000. N 3. S. 34—36.

___________________
б) Имеется в виду образ «Матерь Божья Катынская».

На правах рекламы: