Библиотека. Исследователям Катынского дела.

 

 

ОКРИК ИЗ ПОСОЛЬСТВА

В «ОРЛОВСКОЙ ПРАВДЕ» от 22 июня этого года была опубликована статья «Свидетельствую» бывшего узника фашистского лагеря смерти ветерана войны и труда И. Степанова. В ней он пишет, что средства массовой информации шельмуют и оплевывают героическую историю советского народа. Ветеран, в частности, отмечает, что версия о расстреле в Катыни польских офицеров советскими войсками есть провокация и клевета. Он указывает на вспышку антисоветизма в Польше и подчеркивает, что антисоветские элементы, муссируя сплетню о расправе советских властей над поляками, в то же время помалкивают о террористических актах, осуществлявшихся боевиками из Армии Крайовой и направленных против советских солдат и офицеров, освобождавших Польшу от гитлеровских захватчиков. Автор описывает конкретный эпизод, очевидцем которого являлся.

В статье упоминается и об инициативе премьер-министра Польши Мазовецкого победу белополяков над Красной Армией на Висле в 1920 году объявить праздником Войска Польского.

И вот в связи с этой статьей в редакцию «Орловской правды» из посольства Республики Польша пришло письмо за подписью советника по печати Ереми Чулиньски.

Сообщив о том, каким образом этот номер «Орловской правды» оказался у него в руках, советник дал редакции взбучку за публикацию статьи: «Редакция имеет право помещать письма читателей, но письмо, о котором я говорю, даже ввиду своих размеров является чем-то большим, чем письмо. Оно является пространной статьей с таким огромным смешением проблем, с таким большим незнанием вопросов или же с таким огромным отсутствием доброй воли, что хотелось бы спросить: разве так должно быть, что, чем дальше от Москвы, от больших центров перестройки, гласности, тем больше отсталости, захолустья, невежества, незнания».

«Кабы знал, где упасть, так соломку бы подостлал», — говорит русская пословица. И если бы ведала редакция, что дело примет такой оборот, то она, очевидно, не преминула бы спросить разрешения у советника: так, мол, и так, господин советник, не соблаговолите ли ознакомиться со статьей на предмет ее публикации? Но вот беда: редакция удалена от «больших центров перестройки».

Да, дело плохо. Впрочем, нам кажется, что советник не во всем прав: он почему-то понимает гласность только как изображение нашей истории в одном цвете. А нам в апреле 1985 года было объявлено, что гласность является родной сестрой плюрализма мнений. Так что свидетель истории И. Степанов имел полное право сказать читателям, что какой-то цвет, на его взгляд, не соответствует исторической правде.

Почему же это обстоятельство упустил из виду грозный советник? Ведь он обретается в «большом центре перестройки», можно сказать, даже в ее эпицентре, и у нас нет оснований подозревать его в невежестве. Скорее всего Ереми Чулиньски горячий человек. По всей вероятности, вследствие своей горячности он забыл, что принялся отчитывать печатный орган, который ему ни по какому праву, в том числе международному, как выражался один чеховский герой, не подотчетен.

Кроме словесной взбучки, устроенной редакции, в письме есть изобличения в фальсификации истории. Советник, например, пишет: «...как же это может быть, что ТАСС в апреле текущего года во время визита Президента Польши дает сообщение, в котором Советское правительство признает, что убийство польских офицеров в Катыни было совершено НКВД, а Президент СССР М. С. Горбачев передает документы об убитых офицерах, а два месяца спустя в «Орловской правде» Степанов пишет, что Катынь — это большая ложь, потому что якобы в этом зловещем лесу на месте преступления НКВД были найдены пули немецкого производства».

Но почему, собственно, пули немецкого производства были «якобы» найдены? В «Комсомольской правде» от 3 апреля этого года в статье «Сосны вместо обелисков» читаем: «Убийство большинства военнопленных было совершено оружием немецкого образца». Таким образом, это бесспорно. А вот фактов, подтверждавших, что польских офицеров действительно расстреляли советские войска, нет и быть не может. Польский советник по печати предлагает нам принять за факт признание Советского правительства, но мы должны его несколько разочаровать: история может быть изучена и понята только на основании действительных, конкретных фактов. А если таких фактов нет, то как можно верить даже правительству! Нам кажется, что польскому советнику следует не столь легковерно и доверчиво относиться к заявлениям власть предержащих. К сожалению, их устами не всегда глаголет истина. Примеров тому — пруд пруди. Вот хотя бы некоторые из них.

Ереми Чулиньски, надо полагать, смотрел и слушал, как бывший член Политбюро ЦК КПСС А. Н. Яковлев делал «виртуозный» доклад на Съезде народных депутатов СССР о том, что между СССР и Германией в 1939 году якобы был заключен секретный договор о переделе мира. Подлинника «договора», разумеется, не оказалось ни в архивах ФРГ, ни в архивах СССР. Докладчик ссылался на якобы его фотокопию и утверждал, что он существовал, так как события развивались в точном соответствии с ее содержанием. Любой здравомыслящий человек заметит на это, что всякую фотокопию можно состряпать после свершения событий. Но эта донельзя простая мысль почему-то не пришла, а вернее, она не захотела прийти в голову большинству народных депутатов, ибо у них чешутся руки как можно сильнее заляпать черной краской историю СССР. И чудовищная клевета была принята на веру. Так что же, прикажете по-прежнему распространять ее?

Или возьмем М. С. Горбачева. Этот инициатор перестройки в самом ее начале не уставал повторять, что перестройка означает больше социализма и демократии. А что же в действительности происходило? В действительности погром социализма принял открытые формы.

В начале кампании борьбы с пьянством Горбачев при встречах с народом задавал вопрос: довольны ли люди принятыми руководством страны мерами по искоренению зла? Из толпы, как правило, отвечали, что довольны больше некуда. И Михаил Сергеевич с удовольствием замечал, что здорово пьяниц поприжали. А что на деле? На деле оказалось, что пьяниц вовсе не прижали и безумную борьбу с пьянством можно с полным основанием назвать экономической диверсией, ибо в ходе нее был нанесен колоссальнейший ущерб.

Нужны ли еще примеры? Мы их можем приводить до бесконечности, но и без того очевидно, что заявления высокопоставленных лиц, мягко говоря, не всегда соответствуют действительности. В этой связи мы напомним польскому советнику высказывание Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона прочтешь надпись «Буйвол», не верь глазам своим».

«Есть тут такие и другие неправды, — продолжает отчитывать автора Ереми Чулиньски, — как та, что будто бы премьер Тадеуш Мазовецкий выступил с предложением признать день 15 августа праздником Войска Польского в знак победы над Красной Армией в 1920 году... Читатель где-то что-то слышал, прочитал, но ведь редакция должна знать, что это было только лишь предложение Совета по памятникам, борьбе и мученичеству, одно из многих в рамках дискуссии прессы о выборе праздника Войска Польского, причем это предложение было признано в высшей степени дискуссионным. Разве редакция и автор письма тоже не знали, что плюрализм в печати, к счастью, имеющий место в обеих наших странах, допускает свободу взглядов...»

Приятно слышать, что советник по печати является приверженцем плюрализма мнений, но для нас крайне загадочно, почему он человека, чудом не угодившего в фашистский крематорий, советского солдата — одного из тех, перед которыми все человечество будет в вечном неоплатном долгу, — лишает права на этот самый плюрализм и норовит заткнуть ему рот? Видно, и впрямь уж больно горяч Ереми Чулиньски!

Но как обстоит дело с инициативой премьера Мазовецкого? Инициативы не было, уверяет советник, а было признано «в высшей степени дискуссионным» предложение. Ну а что было на самом деле? На самом деле в Польше состоялось празднование победы войск Пилсудского над Красной Армией под Варшавой в 1920 году. Подробно все это антисоветское действо описано, в частности, в газете «Известия» от 16 августа этого года.

По словам советника, автор исказил правду и в вопросе с террористами из Армии Крайовой: «Об Армии Крайовой автор письма может только сказать в духе старой сталинской пропаганды... Армия Крайова была распущена в тот момент, когда на территорию Польши вошла Красная Армия... тысячи солдат АК оказались в рядах польской армии, сражающейся рядом с Красной Армией на боевом марше до Берлина... одновременно тысячи их уже после войны были убиты НКВД или депортированы в лагеря. Разве редакции ничего не известно также и о так называемом процессе 16-ти, процессе 16 руководителей АК, которых судили в Москве в 1945 году, а недавно они были реабилитированы... Понятие «реабилитация», наверное, о чем-то говорит: это означает, что руководителей АК несправедливо обвинили в так называемой стрельбе в спину в тылу Красной Армии».

Во-первых, в статье говорится не вообще об Армии Крайовой, а о тех ее боевиках, которые стреляли именно в спину советских солдат и офицеров. Во-вторых, если к этому боевики из Армии Крайовой не причастны, тогда кто же все-таки убивал советских солдат и офицеров в освобожденной ими Польше? Уж не войска ли НКВД? В-третьих, от кого же тогда советские войска вместе с воинами Войска Польского охраняли железную дорогу, когда из Германии в эшелонах возвращались на Родину демобилизованные советские солдаты и офицеры?

Террористы из Армии Крайовой, однако, убивали не только советских бойцов и командиров, но и польских коммунистов, рабочих и крестьян, строивших новую, социалистическую Польшу.

Официально Армия Крайова была распущена в январе 1945 года. Но из наиболее ее реакционной части была создана подпольная террористическая организация «Вольность и неподлеглость», которая боролась против народной власти. Эта организация была разгромлена органами безопасности народной Польши в 1947 году.

Мы понимаем, что тут все зависит от точки зрения: вполне возможно, что советник поднявших руку на народ террористов считает не преступниками, а борцами со сталинизмом. Но тогда надо было открыто выражать свою точку зрения, а не наводить тень на плетень. Мы дипломату рекомендуем брать пример с прибалтийских «демократов»: они верой и правдой служивших гитлеровскому рейху головорезов объявили борцами со сталинизмом и ставят им памятники. И если они завтра объявят Гитлера жертвой сталинизма и поставят ему памятник, то это с их точки зрения будет весьма логично.

Теперь пора сообщить читателям, каким образом номер «Орловской правды» со статьей, вызвавшей такое бурное негодование советника по печати, попал к нему. Пусть он скажет об этом сам: «Получением этого экземпляра газеты я обязан Э. С. Менделевичу, члену «Мемориала». За это я благодарю его отдельно и одновременно заслуженный «Мемориал», который, осуждая сталинские злодеяния, не только не обливает грязью историю СССР, как этого хотел бы Степанов, но хочет очистить историю от этой грязи...»

Разгул антисоветизма в Польше, демонтаж и осквернение памятников В. И. Ленину, павшим за освобождение Польши советским воинам и все прочие акты политического вандализма Менделевича в отличие от автора вызвавшей гнев советника статьи нисколько не волнуют и не беспокоят. Мы глубоко уверены и убеждены, что антисоветская вакханалия возмущает и всех честных поляков, не говоря уж о коммунистах. В противном случае Менделевии послал бы в польское посольство протест по поводу антисоветского шабаша в Польше. Но почему же он послал газету со статьей ветерана, в которой тот протестует против наглой и циничной фальсификации истории советского народа?

Говорят, что в антисоветской истерии принимают участие лишь родственники репрессированных. Это неверно: в антисоветской истерии принимают участие идейные единомышленники тех из них, кто пытался уничтожить диктатуру пролетариата и реставрировать в СССР капиталистические порядки. Поэтому они борются не только за установление памятников жертвам, а и за то, чтобы наконец-то восторжествовало дело этих жертв, т. е. за реставрацию капитализма в СССР.

Вот один из характерных примеров. В Орле 11 сентября этого года состоялся митинг, посвященный жертвам репрессий. Однако ни о самих жертвах, ни о репрессиях на митинге почти не говорилось. Раздавались призывы и лозунги: «Долой партию!», «Долой Советскую власть!» На митинге о Сталине почти не упоминали, а обливали грязью Ленина. Не может быть никакого сомнения: смысл антисоветской истерии заключается в стремлении идейных последователей жертв репрессий взять политический реванш. А потому менделевичей нисколько не волнует, когда бросают тень на историю народа. Они, напротив, стремятся как можно больше швырнуть в нее грязи, ибо только таким способом могут ошельмовать народ и заставить его поверить дикой и несуразной клевете.

Вполне понятно, что выступление ветерана на страницах газеты в защиту исторической правды переполошило местного активиста «Мемориала» и он тут же отослал газету в посольство. Это выступление не на шутку переполошило и советника по печати, ибо погромщики социализма и в Польше действуют теми же методами, что и отечественные обличители культа личности.

Свое письмо-окрик советник заканчивает так: «Подчеркиваю, что копии этого письма-протеста я посылаю также в некоторые редакции в Москве». Это надо понимать как угрозу науськать «желтую прессу»: ужо вам будет, если мое письмо не опубликуете!

Но кому грозит польский соратник «Мемориала»? Ветеран ли войны И. Степанов, не раз глядевший смерти в глаза, испугается «желтой прессы»? Испугаются ли этой прессы все те, кому дороги Родина, социализм, ленинизм?

И. Т. КОМАРОВ,
член Союза журналистов СССР

 

На правах рекламы:

• На нашем сайте автозвук волгоград недорого по низким ценам.
Реклама: