Библиотека
Исследователям Катынского дела

Вопрос о советско-французском военном сотрудничестве

Заключение договоров о взаимопомощи обычно сопровождалось установлением тесных контактов между генеральными штабами соответствующих стран. Так всегда поступала и Франция. Обмениваясь с английским правительством 1 апреля 1936 г. нотами, в которых подтверждались обязательства Англии об оказании помощи Франции в случае нападения на нее Германии, французская дипломатия добилась включения в них пункта о том, что немедленно будут начаты переговоры между генеральными штабами двух стран1. Однако по вопросу о военном сотрудничестве с СССР Франция заняла иную позицию.

Сразу же после подписания советско-французского договора о взаимопомощи, воспользовавшись приездом П. Лаваля в Москву, Советское правительство поставило перед ним вопрос о военном сотрудничестве. Лаваль телеграфировал из Москвы 16 мая 1935 г., что Советское правительство, учитывая возможность агрессии, предлагает «теперь же рассмотреть технические условия и придать пакту полную эффективность»2. Советский военный атташе во Франции в конце мая информировал французов о готовности советского генштаба «вступить в отношения с французским генштабом»3.

Генеральный штаб Советских Вооруженных Сил начал подготовку плана действий с целью оказания военной помощи Франции в случае нападения на нее Германии4. В июне 1935 года советский полпред во Франции В.П. Потемкин поставил этот вопрос перед военным министром Франции Ж. Фабри. Однако, как признавал последний, Лаваль не желал «связывать Францию слишком негибким текстом военной конвенции»5.

По приглашению Генерального штаба Красной Армии осенью 1935 года заместитель начальника французского генерального штаба генерал Л. Луазо присутствовал на военных маневрах на Украине. Луазо пришел к выводу, что советские воины отличаются высоким моральным духом, большой выносливостью, что советские войска способны в случае конфликта, в том числе в начале войны, сдержать силы противника, как это сделала русская армия в 1914 году6.

Во французском генеральном штабе, несмотря на эти благоприятные выводы Луазо, смотрели на советско-французский договор как на чисто дипломатический документ, не считая необходимым и своевременным дополнять его военной конвенцией. Как отмечает французский историк М. Мурен, генеральный штаб Франции исходил при этом из следующих соображений: «Если французские вооруженные силы, согласно генеральной линии правительства, будут ориентированы в основном на оборонительные действия за линией Мажино, то военное соглашение с Советским Союзом вряд ли будет иметь большую пользу, особенно если учесть, что Россия и Германия не имеют общей границы и что Польша и Румыния подтвердили в сентябре 1935 года свой отказ предоставить советским войскам право прохода через их территорию»7.

Вместо того чтобы принять меры к достижению договоренности с польским и румынским правительствами, французские власти решили положить в долгий ящик вопрос о военном сотрудничестве с СССР. Начальник генерального штаба французской армии генерал М. Гамелен договорился с МИД Франции, что вопрос о методах франко-русского военного сотрудничества «обсуждаться не будет»8.

Объективно Франция должна была проявлять даже большую заинтересованность, чем СССР, в том, чтобы придать договору действительную силу, дополнив его сотрудничеством по военной линии. Ведь Советский Союз не имел общей границы с Германией. Они были отделены друг от друга территорией Польши и некоторых других стран. Поэтому более вероятным можно было считать такой случай вступления в действие советско-французского договора, когда фашистский рейх нападет на Францию (Германия имела с ней общую границу и неоднократно вторгалась на ее территорию и ранее) или на одну из более слабых европейских стран, с которой Франция была связана обязательствами о взаимной помощи, то есть на Чехословакию, Польшу или Бельгию. Оказавшись в результате этого в состоянии войны с Германией, Франция, естественно, была бы заинтересована в получении помощи со стороны СССР. Но если нападение Германии на СССР было невозможно без прохода германских войск через территорию восточноевропейских стран, то оказание Советским Союзом эффективной помощи Франции также было невозможно без прохода советских войск к границам Германии через территорию некоторых стран Восточной Европы. Поэтому вопрос о том, как СССР может оказать помощь Франции, все же неоднократно вставал.

В начале 1937 года советский военный атташе во Франции получил запрос французского генерального штаба о формах и размерах помощи, которую СССР мог бы оказать в случае нападения Германии на Францию и Чехословакию. 17 февраля 1937 г. полпред и военный атташе СССР в Париже сообщили начальнику генерального штаба французской армии, а затем и премьер-министру Франции ответ Генерального штаба Красной Армии:

«Военная помощь СССР может иметь два варианта.

1. Если Польша, состоявшая в союзе с Францией, и Румыния, состоявшая в союзе с Францией и Чехословакией, выполнят свой долг и дадут согласие на проход советских войск каждая соответственно через свою территорию на основе решения, принятого ими самостоятельно или в соответствии с решением Совета Лиги наций, — в таком случае СССР имеет возможность предоставить свою помощь и поддержку всеми видами войск...

2. Если по непонятным причинам Польша и Румыния воспротивятся тому, чтобы СССР предоставил помощь Франции и Чехословакии, и если они не захотят разрешить проход советских войск через их территорию, — в таком случае помощь СССР неизбежно будет ограничена.

СССР сможет направить свои войска морским путем на территорию Франции и военно-воздушные силы — в Чехословакию и Францию.

Размеры этой помощи должны быть определены специальным соглашением между заинтересованными государствами.

В этих обоих случаях СССР предоставит помощь военно-морскими силами.

СССР сможет поставить Франции и Чехословакии: бензин, мазут, масла, марганец, продукты питания, вооружение, моторы, танки, самолеты и др.»

Генеральный штаб Красной Армии, со своей стороны, просил дать ответ на следующие вопросы:

«1. Какую помощь Франция могла бы предоставить СССР, если бы он подвергся нападению со стороны Германии?

Каким путем должен быть установлен размер этой помощи?

2. Какое оружие Франция могла бы поставить СССР?»9.

Однако ответ на встречные вопросы так и не был получен.

Этот документ имеет большое принципиальное значение. Он показал решимость Советского правительства осуществлять самое тесное сотрудничество с Францией в борьбе против возможной агрессии со стороны гитлеровской Германии. В частности, Советский Союз был готов вести с Францией переговоры о выработке конкретных условий оказания взаимной помощи.

К сожалению, правительство Франции вопреки жизненным интересам своей страны не поддержало советскую инициативу.

В немалой степени такая позиция французского правительства предопределялась и отношением к СССР со стороны Англии. В начале февраля 1937 года британский правительственный комитет имперской обороны подготовил документ, в котором рассматривался вопрос о растущей опасности развязывания Германией и Италией мировой войны. В документе отмечалось, в частности, что СССР располагает мощными сухопутными силами, а также сильной авиацией. Его авторы признавали, что Советский Союз является важнейшим фактором, затрудняющим развязывание Германией войны10. Но английские правящие круги не хотели сотрудничества с СССР против германских и иных агрессоров. Они оказывали давление и на Францию11.

Эти первые контакты по вопросу о советско-французском военном сотрудничестве все же не были бесплодными. В частности, они показали, что как в СССР, так и во Франции отчетливо понимали: действительно эффективное участие СССР в войне против германских агрессоров было возможно только в случае положительного решения вопроса о проходе советских войск через территорию стран, расположенных между СССР и Германией. Важность позиции Польши и Румынии, бесспорно, понимали и в Англии. Об этом свидетельствует меморандум, составленный 12 ноября 1937 г. для английского правительства начальниками штабов военно-морских, военно-воздушных и сухопутных сил Англии. В нем констатировалось, что «вмешательство России на стороне Франции и Англии может быстро стать реальной опасностью для Германии только в том случае, если Польша будет занимать дружественную позицию и проявит желание к сотрудничеству»12.

Таким образом, в ходе советско-французских переговоров о Восточном пакте и заключении договора о взаимной помощи между СССР и Францией правительства всех заинтересованных стран тщательно проанализировали вопросы, от положительного решения которых зависело обуздание агрессоров.

Примечания

1. DDF. — P., 1964. — Sér. 2. — Т. 2. — P. 15—16.

2. Les événements survenus en France de 1933 à 1945. Témoignages... — P., 1951. — Т. 1. — P. 142; DBFP. — Ser. 2. — Vol. 13. —P. 280.

3. DDF. — P. 1966. — Ser. 2. — Т. 3. — P. 510.

4. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945. — Т. 1. — С. 88.

5. Les événements survenus en France de 1933 à 1945. Témoignages... — Т. 1. — P. 90.

6. См. Mourin M. Les rélations franco-sovietiques, 1917—1967. — P., 1967. — P. 166.

7. Ibid. — P. 213.

8. Gamelin M. Servir. Le prologue du drame (1930 — aboût 1939). — P., 1946. — P. 166.

9. DDF. — Sér. 2. — Т. 4. — P. 787—788; Документы внешней политики СССР. — М., 1976. — Т. 20. — С. 703.

10. См. Волков Ф.Д. Тайны Уайтхолла и Даунинг-стрит. — М., 1980. — С. 344—345.

11. См. Hauser O. England und das Dritte Reich. Göttingen, 1982. — Bd. 2, 1936—1938. — Göttingen, 1982. — S. 126.

12. Colvin I. The Chamberlain Cabinet. — L., 1971. — P. 60.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты