Библиотека
Исследователям Катынского дела

Попустительство западных держав итальянской агрессии

26 ноября вопрос о нефтяных санкциях рассматривался на заседании французского правительства. Лаваль заявил о своем намерении воспротивиться введению эмбарго на продажу Италии нефти1.

На заседании английского правительства 2 декабря также рассматривался вопрос о его дальнейшей политике в связи с итало-эфиопским конфликтом. На заседании констатировалось, что «все члены Лиги наций, за исключением Великобритании, выразили свою готовность поддержать нефтяные санкции... Против Великобритании началась активная пропагандистская кампания». Отмечалось также, что «Муссолини будет рассматривать эмбарго на нефть как свидетельство неизбежности поражения»2. Но английские консерваторы вовсе не желали поражения фашистской Италии. Напротив, они начинали проявлять заботу о том, как предотвратить ее поражение. На заседании отмечалось, что если Муссолини «вынужден был бы пойти на полную капитуляцию, то он, по-видимому, исчез бы с итальянской политической арены и в Италии могло бы образоваться коммунистическое правительство, произошло бы коренное изменение всей расстановки сил в Европе»3. Было решено, что С. Хор должен сделать все, возможное для достижения «соглашения» между Италией и Эфиопией. Если переговоры о соглашении давали бы определенные надежды на успех, то «нефтяные санкции следовало бы отложить»4.

Еще больше стремился к достижению такого соглашения глава французского правительства П. Лаваль. При этом в Париже и Лондоне думали прежде всего о том, как бы помочь фашистской Италии реализовать ее агрессивные планы5. И во Франции, и в Англии были известны выдвигавшиеся Муссолини условия: «Я не хочу соглашений, если они не дают мне всего, в том числе и головы императора» Эфиопии6.

Что касается целей, которые преследовали реакционные правящие круги Англии и Франции этим соглашением, то бывший министр иностранных дел Англии Дж. Саймон также не считал возможным принимать против Италии эффективные меры, так как это могло привести к падению Муссолини7. Это отмечал и американский посол в Берлине У. Додд. Идея соглашения, писал он, «была вызвана страхом Англии и Франции, как бы в случае падения Муссолини в Италии не восторжествовал коммунизм»8. П. Лаваль также отмечал «большую опасность, что коммунизм может свергнуть режим в Италии и Европа вряд ли сможет перенести эту бурю»9.

8 декабря в результате переговоров С. Хора с П. Лавалем в Париже был выработан план «мирного урегулирования» конфликта (соглашение Хора — Лаваля). Этот план являлся результатом очередной инициативы французского премьера. Но уже давно по этому вопросу шли переговоры между представителями министерств иностранных дел Англии и Франции, вместе с Хором в Париже находились также постоянный заместитель министра иностранных дел Англии Р. Ванситтарт и глава Абиссинского департамента Форин оффиса М. Петерсон. Новый план предусматривал передачу Италии эфиопских провинций Огаден и Тигре, а также области Данакиль. Еще большая территория Эфиопии стала бы «зоной экономической экспансии» Италии, причем итальянское правительство получило бы право осуществлять контроль от имени Лиги наций над управлением этой территорией10.

При рассмотрении 9 декабря этого соглашения на заседании английского правительства отмечалось, что оно чрезвычайно выгодно Италии и фактически неприемлемо для Эфиопии. Тем не менее соглашение было единодушно одобрено английским правительством, и было решено оказать «сильное давление» на Эфиопию, с тем чтобы она согласилась удовлетворить содержащиеся в соглашении Хора — Лаваля требования. Одновременно предусматривалось, что рассмотрение в Лиге наций вопроса о применении нефтяных санкций будет в этой связи отложено11.

Таким образом, члены английского правительства полностью поддержали соглашение Хора — Лаваля и разделили ответственность за этот позорный план.

На заседании английского правительства 10 декабря была доложена полученная от Лаваля дополнительная информация о том, что Франция не считает возможным применение нефтяных санкций12. «В таком случае.., — говорится в протоколе заседания, — Великобритания также не будет считать возможным принимать участие в новых санкциях...» При этом члены британского правительства понимали, что это фактически означает провал санкций. Но они возлагали все надежды на новый план сделки с Муссолини, который, по их мнению, составлял минимум того, на что мог бы согласиться дуче13.

Соглашение Хора — Лаваля держалось в строжайшем секрете. Тем не менее содержание его уже 9 декабря проникло на страницы печати, вызвав бурю возмущения в Англии и за ее пределами. С. Хор вынужден был подать в отставку с поста министра иностранных дел. Однако это не привело к изменению политики английского правительства.

Император Эфиопии Хайле Селассие I был готов встать на путь предательства интересов своего народа. 19 февраля 1936 г. он отправил через английского военного атташе в Эфиопии совершенно секретное послание английскому правительству, в котором заявлял о своей готовности, во-первых, начать переговоры с итальянским правительством и, во-вторых, «связать Эфиопию с Англией или в виде протектората, или в виде мандата»14. Второе предложение оказалось, однако, неприемлемым для Англии, так как включение в тогдашних условиях Эфиопии в состав Британской империи означало автоматическое вступление Англии в войну с Италией.

Объявленные Лигой нации половинчатые санкции не могли остановить агрессоров. Несмотря на упорное сопротивление Эфиопии, итальянские войска, прибегая к самым зверским методам ведения войны, вплоть до применения ядовитых газов, сумели нанести поражение эфиопам. В связи с завоеванием Эфиопии Муссолини в мае 1936 года торжественно провозгласил Италию империей15.

Сообщая в НКИД о своей беседе по этому вопросу с бывшим британским премьером Д. Ллойд Джорджем, И.М. Майский писал, что Ллойд Джордж, не стесняясь, ругал Болдуина и его министров последними словами, доказывая, что если бы политика санкций против Италии с самого начала была проведена последовательно, то Эфиопия была бы цела и «создан был бы грозный прецедент для каждого будущего агрессора, в том числе и для Германии»16.

* * *

Разгром Италией Эфиопии был прямым следствием политики попустительства агрессии со стороны Англии, Франции и США, результатом их стремления к империалистическому сговору с итальянскими фашистами. В Лондоне и Париже надеялись, что в случае соглашения с Италией за счет Эфиопии снова можно было бы вернуться к попытке заключения «пакта четырех».

В поддержке справедливой национально-освободительной войны Эфиопии, говорил Председатель СНК В.М. Молотов на сессии ЦИК СССР, проявилось коренное отличие советской международной политики от политики капиталистических держав. СССР показал свою верность принципу государственной независимости и национального равноправия всех государств. Он использовал свое участие в Лиге наций для того, чтобы на практике проводить свою линию в отношении империалистического агрессора17.

Англия и Франция, не вступившись за Эфиопию, уготовили печальную судьбу и самой Лиге наций. Она перестала играть сколь-нибудь существенную роль в международных делах. Малые страны Европы, ранее рассчитывавшие на Лигу наций в случае агрессии против них, начинали приходить к выводу о том, что полагаться на Лигу они не могут. По планам превращения Лиги наций в эффективный орган коллективной безопасности был нанесен серьезный удар. В то же время агрессивные державы пришли к заключению, что они могут не опасаться этой организации. Все это наносило непоправимый ущерб делу мира.

Примечания

1. См. Эррио Э. Из прошлого. — М., 1958. — С. 734.

2. Public Record Office. — Cab. 23/82. — P. 336—338.

3. Ibid. — P. 345.

4. Ibid. — P. 350, 355.

5. См. DBFP. — Ser. 2. — Vol. 15. — P. 7, 21.

6. Robertson E.M. Mussolini as Empire-Builder. — P. 160.

7. См. Rowse A.L. Appeasement. A Study in Political Decline, 1933—1939. — N. Y., 1961. — P. 26.

8. Дневник посла Додда. — С. 366.

9. Цветков Г. Политика США в отношении СССР накануне второй мировой войны. — Киев, 1973. — С. 97. Ф. Уолтерс также отмечает, что «опасения, как бы поражение режима Муссолини не привело к победе в Италии коммунизма, оказывали огромное влияние на взгляды многих влиятельных деятелей и играли значительную роль в росте оппозиции против санкций и в удерживании их на возможно низком уровне» (Walters F.P. Op. cit. — P. 704).

10. См. DBFP. — Ser. 2. — Vol. 15. — P. 425—427.

11. См. Public Record Office. — Cab. 23/82. — P. 387—389.

12. См. Ibid. — P. 393.

13. См. Ibid. — P. 395.

14. Public Record Office. — Cab. 24/260. — P. 314.

15. См. Филатов Г.С. Крах итальянского фашизма. — М., 1973. — С. 16.

16. АВП СССР. — Ф. 05. — Оп. 16. — Д. 23. — Л. 261.

17. См. 2-я сессия ЦИК Союза ССР 7-го созыва. Стенографический отчет. 10—17 января 1936 г. — Бюл. № 1. — М., 1936. — С. 34—35.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты