Библиотека
Исследователям Катынского дела
Главная
Хроника событий
Расследования
Позиция властей
Библиотека
Архив
Эпилог
Статьи

На правах рекламы:

Профессиональное smm агентство ави1.ру предоставит продвижение в 9 соцсетях

Очаг войны на Дальнем Востоке

Первый очаг новой империалистической войны разожгли японские милитаристы. Япония, оказавшись среди стран, одержавших победу в первой мировой войне, немало поживилась за счет чужого добра на Дальнем Востоке и Тихом океане. Успех, достигнутый к тому же без особых усилий, подогревал экспансионистские настроения правящей элиты страны, самурайский дух японской военщины. В Токио мечтали о новых захватах, об установлении господства Японии на всем Дальнем Востоке.

Разразившийся в конце 20-х — начале 30-х годов в капиталистическом мире невиданный ранее по глубине экономический кризис обнажил противоречия между империалистическими державами. Крайне острый характер носили японо-американские отношения. В.И. Ленин, говоря о японо-американских империалистических противоречиях, указывал, что «экономическое развитие этих стран в течение нескольких десятилетий подготовило бездну горючего материала, делающего неизбежной отчаянную схватку этих держав за господство над Тихим океаном и его побережьем»1.

Правящие круги США придавали важнейшее значение расширению и укреплению американской «невидимой империи». Внутренний рынок США не мог поглотить всю продукцию американской промышленности, бурно разросшейся на военных заказах в годы первой мировой войны. Американские монополии искали новые рынки и новые сферы приложения капитала. Вашингтонская система договоров, заключенных после первой мировой войны, закрепила американский принцип «открытых дверей» и «равных возможностей» в Китае. Представители крупного бизнеса рассчитывали, что экономическая мощь США позволит им проникнуть на огромный китайский рынок и захватить там господствующие позиции.

Постоянно усиливавшееся экономическое проникновение Японии в Китай и перспектива полного изгнания американских монополий с китайского рынка в случае захвата Китая Японией были грозным вызовом для США. Однако в то время Соединенные Штаты были заинтересованы избежать военного противоборства с Японией. В конце 1933 года хорошо информированный американский журналист Х. Никербокер отметил в беседе с руководителем отдела печати советского полпредства в Берлине, что в американских правительственных кругах считают японо-американскую войну неизбежной. США усиленно готовятся к этой войне и строят мощный морской и воздушный флот. Однако пока их политика в отношении Японии — это пацифистские жесты. Вместе с тем американское правительство убеждено, что Япония сначала совершит нападение на СССР с целью захвата советского Дальнего Востока и укрепления таким образом своего тыла и только после этого начнет подготавливаемую ею грандиозную битву с США за Тихий океан2. Советский полпред в Вашингтоне А.А. Трояновский, касаясь настроений в США и их политики в отношении Японии, сообщал в Москву в мае 1934 года, что американцы до поры до времени не решатся на войну даже в случае установления полного контроля Японии над Китаем, а будут усиленно наращивать вооружения. В США «очень велико желание избежать войны с Японией, хоты бы ценой самых больших уступок»3.

Агрессивные устремления Японии вели к обострению также и англо-японских противоречий. Британский империализм проник на Дальний Восток в то время, когда Япония еще не была для него сколько-нибудь серьезным конкурентом. Англия владела на Востоке такими важнейшими военными и экономическими опорными пунктами, как Гонконг, Сингапур и др. В Китае хозяйничали многие крупные английские торговые, промышленные и финансовые компании, капиталы которых составляли почти 1,5 млрд долл.4 Но к началу 30-х годов японские империалисты стали наступать на пятки британским колонизаторам. Япония располагала на Дальнем Востоке более крупными силами, чем Британская империя, владения и вооруженные силы которой были разбросаны по всем континентам.

Британская дипломатия, не надеясь на успех в открытом противоборстве с Японией, повела дело к империалистическому сговору с ней, выражая готовность на некоторое перераспределение в ее пользу сфер влияния на Дальнем Востоке.

Правда, в случае объединения сил США, Англии и других стран они могли противостоять японской экспансии. Вопрос о борьбе с японской агрессией обсуждался и в Лиге наций, но выяснилось, что английское правительство не считало возможным участвовать в экономических или иных санкциях против Японии5.

Правительства США и Англии больше всего устраивала переориентация японской агрессии с Китая на СССР. Английские консервативные круги считают, писал по этому вопросу 10 марта 1933 г. советский полпред в Англии И.М. Майский, что захват японцами Маньчжурии может привести к войне между СССР и Японией, а это, по их мнению, было бы «настоящим благодеянием истории»6.

Любопытное и откровенное признание в этой связи сделал несколько позднее советскому полпреду известный политический деятель Англии лорд Сесил. «Основной принцип английской политики на Дальнем Востоке, — заявил он, — не ссориться с Японией, ибо Япония может быть опасна Великобритании в случае конфликта с ней, может даже захватить Гонконг, Сингапур, Австралию и т. д.». К этому прибавляется «всеобщее сильное антисоветское поветрие в консервативных кругах». Сесил утверждал, что в случае нападения Японии на СССР английское правительство «разрешило бы как экспорт оружия в Японию, так и выпуск японских займов на лондонской бирже... Фабрикантам оружия и банкирам была бы предоставлена полная свобода действий»7.

Теперь, когда для историков стали доступны английские секретные архивы предвоенных лет, изложенный Сесилом политический курс Англии может быть подтвержден уже совершенно бесспорными документами. Два самых влиятельных члена английского правительства — Н. Чемберлен и Дж. Саймон — представили на его рассмотрение меморандум, в котором высказались за улучшение отношений с Японией, в частности за заключение с ней договора о ненападении. Их главный аргумент заключался в следующем: «Что касается России, то все, что усиливает в Японии чувство безопасности, поощряет ее агрессивность в отношении России»8.

Влиятельные реакционные круги США также лелеяли надежду на конфликт между Японией и СССР9. Американский империализм был заинтересован в такой войне между СССР и Японией, в которой не было бы победителей, ибо США мечтали об ослаблении как Советского Союза, так и Японии.

Надежды правящих кругов Англии и США не были лишены оснований. Встав еще в 1931 году на путь агрессии, японские империалисты захватили Северо-Восточный Китай (Маньчжурию). Они образовали там марионеточное государство Маньчжоу-Го. Наряду с планами продолжения агрессивных действий в Китае японские самураи обращали алчные взоры также в сторону советского Дальнего Востока и Монгольской Народной Республики. Япония неоднократно отклоняла советские предложения о заключении между СССР и Японией договора о ненападении. Для того чтобы добиться симпатий реакционных кругов Англии, США и других стран, Япония выдавала себя за борца против распространения большевизма и влияния СССР на Дальнем Востоке.

Военный министр Японии генерал С. Араки поддерживал идею о нападении на СССР. В 1933 году он заявил, что «в проведении своей государственной политики Япония неизбежно должна столкнуться с Советским Союзом» и что «Японии необходимо военным путем овладеть территориями Приморья, Забайкалья и Сибири»10. Английский военный атташе в Токио Э. Джеймс констатировал, что те круги, которые представляет Араки, считают лучше «начать войну против России раньше, чем позже». Джеймс Предполагал, что существует опасность войны в ближайшем будущем11. В записке, представленной в мае 1933 года Форин оффисом английскому правительству, также отмечалось, что «японская армия сосредоточивает все свое внимание на будущей войне с Россией»12. Американский посол в Токио Дж. Грю писал 7 сентября, касаясь этого вопроса, что аппарат американского военного атташе в Японии считает нападение Японии на СССР «совершенно неизбежным»13.

Германский военный атташе в Москве Гартман сообщал в Берлин 28 ноября 1933 г., что, согласно высказываниям японских военного и военно-морского атташе, японцы намерены начать военные действия весной 1934 года. Главный удар предполагается через Монголию в направлении Иркутска14. 10 января 1934 г. Гартман констатировал, что Япония стремится к установлению своего господства в Восточной Азии и на берегах Тихого океана. Как первый этап намечается «вооруженное столкновение с Россией», с тем чтобы отбросить ее на запад от Байкала. Японская армия «считает себя достаточно сильной для вооруженного столкновения с Советским Союзом». В Японии господствует убеждение, писал германский военный атташе, что «конфликт неизбежен и затяжка только осложнит положение»15.

Япония усиленно готовилась к войне против СССР. Захваченные ею Маньчжурия и Корея были превращены в огромный военный плацдарм. Увеличивалась численность размещенной в Маньчжурии Квантунской армии, строились военные сооружения, дороги, склады, казармы, аэродромы16. В 1933 году после захвата Маньчжурии и части территории Северного Китая генеральный штаб японской армии уточнил и детализировал свой план подготовки к войне (план «Оцу»): из 30 дивизий, которые предполагалось сформировать, 24 выделялись для военных действий против Советского Союза. Планировалось сначала захватить советское Приморье, а затем овладеть районом озера Байкал17.

Американский посол в СССР У. Буллит отмечал в беседе с заместителем наркома иностранных дел СССР Л.М. Караханом 13 декабря 1933 г., что часть японских правящих кругов выступает за начало войны с СССР весной 1934 года. Другая часть, также достаточно влиятельная, — тоже за нападение на СССР, но когда напасть, еще не решила18.

ЦК ВПК (б) и Советское правительство отчетливо видели опасность, назревавшую на дальневосточных рубежах СССР. У. Буллит, сообщая в Вашингтон о беседе с И.В. Сталиным и К.Е. Ворошиловым 20 декабря 1933 г., писал, что, обсуждая положение на Дальнем Востоке, советские руководители выражали самые серьезные опасения по поводу возможности нападения со стороны Японии следующей весной19. Нарком иностранных дел М.М. Литвинов в речи на сессии ЦИК СССР 29 декабря 1933 г. заявил, касаясь позиции Японии, что ее политика «является сейчас самой темной грозовой тучей на международном политическом горизонте»20.

Опасность японской агрессии подробно рассматривалась на XVII съезде ВКП(б) (январь — февраль 1934 г.). Нарком обороны К.Е. Ворошилов говорил на съезде, что японские военные, а также публицисты и ученые, фабриканты и политики, общественные и государственные деятели за последние два года так много и открыто писали и говорили о необходимости войны Японии против СССР, так иной раз цинично и откровенно в статьях и речах обсуждали подробности завоевания советского Приморья, Забайкалья и даже всей Сибири, что «было бы странным, если бы мы сделали вид, что ничего не замечаем»21.

Примечания

1. Ленин В.И. Полн. собр. соч. — Т. 36. — С. 330.

2. См. Архив внешней политики СССР. — Ф. 0129. — Оп. 16. — Д. 2. — Л. 32—35 (далее: АВП СССР).

3. АВП СССР. — Ф. 059. — Оп. 1. — Д. 1262. — Л. 245.

4. Сладковский М.И. Очерки развития внешнеэкономических отношений Китая. — М., 1953. — С. 201.

5. См. Public Record Office (Государственный архив Англии, Лондон). — Cab. 23/75. — Р. 155 (Meeting of the Cabinet, 1933, Febr. 22).

6. АВП СССР. — Ф. 05. — Оп. 13. — Д. 21. — Л. 12.

7. Документы внешней политики СССР. — М., 1971. — Т. 17. — С. 111. Американский посол в СССР У. Буллит в беседе с членом коллегии Народного комиссариата иностранных дел Б.С. Стомоняковым 13 декабря 1933 г. также не скрывал, что «англичане, по существу, не имеют никаких возражений против того, чтобы Япония захватила Маньчжурию, они также нисколько не возражали бы против захвата Японией Приморья, их беспокоит только возможность японского продвижения в район к югу от Великой стены, где начинается сфера английских интересов» (АВП СССР. — Ф. 05. — Оп. 13. — Д. 55. — Л. 56—57).

8. Public Record Office. — Cab. 24/250. — P. 463 (Memorandum, 1934, Oct. 16].

9. См. История внешней политики СССР. — М., 1986. — Изд. 5. — Т. 1. — С. 265. С нетерпением ожидало начала войны между Японией и СССР также китайское правительство (см. Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. 1934. — Wash., 1950. — Vol. 3. — P. 109; далее: FRUS).

10. Правда. — 1948. — 19 янв.

11. См. Public Record Office. — FO 371/17152. — 1933. — Oct. 21.

12. Ibid. — Cab. 23/76. — P. 149.

13. Crew J. Ten Years in Japan. — N. Y., 1944. — P. 95, 98.

14. См. Zentrales Staatsarchiv (Potsdam). — Film 105703.

15. Ibid.

16. См. Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. — М., 1962. — С. 152.

17. См. История второй мировой войны. 1939—1945. — М., 1973. — Т. 1. — С. 99, 102.

18. См. Документы внешней политики СССР. — М., 1970. — Т. 16. — С. 744.

19. См. FRUS. The Soviet Union, 1933—1939. — Wash., 1952. — P. 58—59.

20. Известия. — 1933. — 30 дек.

21. XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). 26 января — 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет. — М., 1934. — С. 234.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты