Библиотека
Исследователям Катынского дела

Курс СССР на коллективный отпор агрессии

Советское правительство считало необходимым коллективными усилиями предотвратить захват гитлеровцами Чехословакии. СССР был готов принять в этом самое активное участие. Он имел для этого достаточно сил и возможностей. В результате претворения в жизнь второго пятилетнего плана Советский Союз стал одной из самых мощных в мире держав. С 1933 по 1938 год продукция оборонной промышленности СССР выросла в 2,8 раза. К началу 1938 года в Советских Вооруженных Силах насчитывалось 1 513 400 человек1.

В меморандуме «Военная сила Советского Союза», подготовленном в апреле 1938 года американским военным атташе в СССР Ф. Фэймонвиллем для госдепартамента США, констатировалось, что Красная Армия со своими 1,5 млн солдат и значительным количеством танков и самолетов представляла собой большую силу, чем армии Германии и Японии, вместе взятые2.

Французский военный атташе в СССР полковник О. Палас также докладывал в Париж, что вооружение Красной Армии «современное и имеется в достаточном количестве. Достигнут прогресс в развитии артиллерии». Возможности производства вооружения и военного снаряжения в результате развития советской индустрии значительны и будут продолжать расти. Советская армия, считал О. Палас, способна «обеспечить надежную оборону своей страны» и предпринять наступление3. Французский посол Р. Кулондр, со своей стороны, писал 18 апреля, что Советское правительство уделяло и уделяет первостепенное внимание укреплению обороны страны. Мощь советской армии «не уступает силе других армий Европы». Он выражал несогласие с имевшими хождение на Западе утверждениями, будто советская армия «неспособна предпринимать крупные наступательные действия»4. Таким образом, О. Палас и Р. Кулондр свидетельствовали о том, что в случае нападения Германии советские войска, несмотря на ослабление в результате репрессий в отношении военных кадров, в состоянии активными наступательными действиями прийти на помощь странам, которым это может понадобиться.

15 марта 1938 г. заместитель народного комиссара иностранных дел В.П. Потемкин заверил чехословацкого посланника в Москве З. Фирлингера, что Советское правительство в случае нападения на Чехословакию полностью выполнит свои союзнические обязательства. Одновременно такое же заявление Советское правительство сделало также правительствам Франции и Великобритании5.

По поручению ЦК ВКП(б) и Советского правительства 17 марта нарком иностранных дел СССР выступил с официальным заявлением в связи с обострением положения в Европе. Он констатировал, что захват Германией Австрии, расположенной в центре Европы, создал несомненную опасность для всех европейских государств. Касаясь обязательств СССР, вытекавших из устава Лиги наций и договоров о взаимной помощи с Францией и Чехословакией, нарком заявил, что Советское правительство «по-прежнему готово участвовать в коллективных действиях, которые были бы решены совместно с ним и которые имели бы целью приостановить дальнейшее развитие агрессии и устранение усилившейся опасности новой мировой бойни. Оно согласно приступить немедленно к обсуждению с другими державами в Лиге наций или вне ее практических мер, диктуемых обстоятельствами. Завтра может быть уже поздно, но сегодня время для этого еще не прошло, если все государства, в особенности великие державы, займут твердую недвусмысленную позицию в отношении проблемы коллективного спасения мира»6.

Тексты этого заявления были направлены правительствам Англии, Франции, США, Чехословакии, Балканских, Прибалтийских, Скандинавских государств, Польши, Бельгии и Турции.

Английский посол в Москве лорд Чилстон во время встречи с М.М. Литвиновым 19 марта 1938 г. признал, что заявление Советского правительства «вызвало большое движение в Англии среди членов парламента». Поясняя суть этого заявления, нарком сказал, что его необходимо понимать как приглашение начать переговоры и что в зависимости от реакции западных держав может быть поставлен вопрос о месте и времени этих переговоров. Надо предварительно выяснить мнение соответствующих стран, отметил он, после чего можно было бы «рассылать приглашения на конференцию»7.

Предложение Советского Союза о коллективных мерах по защите мира не встретило поддержки у западных держав.

Примечания

1. См. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945. — Т. 1. — С. 65; Советские Вооруженные Силы. — М., 1978. — С. 195.

2. См. Цветков Г. Политика США в отношении СССР накануне второй мировой войны. — С. 73.

3. См. DDF. — Р., 1974. — Sér. 2. — Т. 9. — Р. 393—394.

4. Ibid. — P. 391, 393.

5. Документы по истории мюнхенского сговора, 1937—1939. — М., 1979. — С. 54; Внешняя политика Чехословакии, 1918—1939. — М., 1959. — С. 476—477.

6. Известия. — 1938. — 18 марта.

7. АВП СССР. — Ф. 059. — Оп. 1. — Д. 2019. — Л. 179. Западногерманский историк Ф. Фабри признает, что в связи с чехословацким кризисом М.М. Литвинов стремился вновь вдохнуть жизнь в политику коллективной безопасности. (См. Fabry Ph. W. Die Sowjetunion und das Dritte Reich. — Stuttgart, 1971. — S. 63).

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты