Библиотека
Исследователям Катынского дела

Кардинальный вопрос

13 августа К.Е. Ворошилов поставил на заседании вопрос, как военные миссии и генеральные штабы Франции и Англии представляют себе участие Советского Союза в войне против агрессора, если последний нападет на Францию, Англию, Польшу, Румынию или Турцию. Он пояснил, что этот вопрос связан с тем, что участие СССР в войне ввиду его географического положения возможно только на территории соседних с ним государств, прежде всего Польши и Румынии1.

Оценивая итоги второго дня переговоров, П. Дракс пришел к заключению, что К.Е. Ворошилов «не хотел терять времени и стремился как можно скорее заключить соглашение с Францией и Британией»2.

Проблеме прохода советских войск через территорию Польши и Румынии были посвящены переговоры 14 августа. Глава советской военной миссии подчеркнул, что это является «кардинальным вопросом» переговоров. Он уточнил, что имеется в виду проход советских войск через ограниченные районы Польши, а именно Виленский коридор на севере и Галицию на юге. Советская военная миссия заявила, что «без положительного решения этого вопроса все начатое предприятие о заключении военной конвенции между Англией, Францией и СССР, по ее мнению, заранее обречено на неуспех».

К.Е. Ворошилов рассказал и показал на карте, как СССР своими вооруженными силами может принять участие в совместной борьбе против агрессора. Выслушав эту информацию, глава французской делегации Ж. Думенк воскликнул: «Это будет окончательная победа!»3.

Что же касается поставленного советской делегацией вопроса, то Думенк, уклоняясь от прямого ответа, отметил, что Польша, Румыния и Турция сами должны защищать свою территорию, а три державы должны быть готовы прийти им на помощь, «когда они об этом попросят». В этой связи глава советской делегации сказал, что Польша и Румыния могут своевременно и не попросить помощи, а капитулировать. Однако не в интересах Великобритании, Франции и Советского Союза, «чтобы дополнительные вооруженные силы Польши и Румынии были уничтожены». И поэтому необходимо заранее договориться о формах участия советских войск в защите этих стран от агрессии4.

Советской делегацией был поднят, таким образом, важнейший вопрос, без решения которого активное участие СССР в борьбе против общего врага было невозможно. Хотя в Англии и Франции это прекрасно понимали, но никаких мер для урегулирования этого вопроса не приняли.

Позиция Англии и Франции свидетельствовала, что, по существу, не было основы для соглашения между тремя державами. «Я думаю, — заметил П. Дракс после этого заседания, — наша миссия закончилась»5. Французская военная миссия, в свою очередь, констатировала в своем дневнике, что состоявшееся в этот день заседание, «носившее весьма драматический характер, знаменовало конец настоящих переговоров»6.

Советское правительство, разумеется, не могло не сделать из этого выводы. Поэтому с полным основанием можно считать, что в результате заседания 14 августа оно должно было прийти к заключению о том, что никаких надежд на достижение договоренности фактически не остается.

В начале заседания 15 августа П. Дракс сообщил, что английская и французская военные миссии передали советское заявление своим правительствам и теперь ожидают ответа. В связи с этим советская делегация согласилась продолжить переговоры.

Примечания

1. См. СССР в борьбе за мир... — С. 650—651.

2. Naval Review. — 1952. — No. 3. — P. 259.

3. СССР в борьбе за мир... — С. 566—568, 572.

4. Там же. — С. 563, 569.

5. Цит. по Aster S. 1939; The Making of the Second World War. — P. 303.

6. История внешней политики СССР, 1917—1985 гг. — Т. 1. — С. 371.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты