Библиотека
Исследователям Катынского дела

Из речи Генерального секретаря КПЧ К. Готвальда на манифестации жителей Праги на Славянском острове

9 сентября 1938 г.

Товарищи!

Мы переживаем чрезвычайно серьезный момент. Можно сказать, что республика стоит на распутье. Развитие событий в ближайшие дни определит, быть может надолго, ее судьбу, судьбу всех нас. Чтобы разобраться в потоке известий и событий, чтобы понять сущность того, что происходит и что поставлено на карту, чтобы дать правильный ответ на вопрос, чего необходимо избежать и что нужно делать, мы должны посмотреть в корень вещей.

Существуют деятели, которые стремятся представить дело так, будто речь идет об урегулировании отношений между чехами и немцами в Чехословакии. Однако такое изображение существа дела ошибочно. В действительности на повестке дня стоит не вопрос о национальных взаимоотношениях в Чехословакии, а вопрос о существовании Чехословакии как независимого и демократического государства, а также вопрос о национальном существовании чехов и словаков. А этот вопрос о существовании Чехословакии опять-таки связан с проблемой господства известных империалистических сил в Европе и во всем мире.

Всем нам известный империализм, выступающий под знаком свастики, стремится, прежде всего, к политическому господству в Европе. В данный момент его экспансия направлена на юго-восток, в Центральную Европу, в Дунайский бассейн, на Балканы. О том, какие бесцеремонные методы он использует для достижения этой цели, свидетельствует оккупация Австрии. На пути этой хищнической экспансии стоит Чехословакия. Поэтому усилия фашистского империализма сосредоточиваются теперь на устранении этого препятствия, чтобы освободить себе путь к Венгрии и Румынии, зажать в клещи Польщу, чтобы стать, таким образом, хозяином в Европе, обрушиться на Францию, и, наконец, начать с Англией битву за мировое господство. Всякий, кто не поражен слепотой, должен видеть, что сущность проблемы заключена именно в этом, а не в новом урегулировании национальных отношений в Чехословакии. Национальное положение судетских немцев — это лишь предлог, жалкая ширма для прикрытия стремлений фашистского империализма к мировому господству. Если мы поймем эту основную проблему, нам будет легче потом найти ответ на вопрос, что должны делать Чехословакия и мир и чего они должны избегать.

Бесспорно, враг охотнее всего рассек бы наш гордиев узел мечом, охотнее всего он применил бы против нас «австрийский» метод. Если он не сделал этого до сих пор, так не потому, что у него нет такого желания, а просто потому, что в этом случае он слишком многим бы рисковал, в определенных условиях — даже и собственной головой.

Что же до сих пор удерживало врага от прямого нападения на нас? Прежде всего, наша твердая воля и способность защищаться. Защищаться любой ценой, всеми средствами. Защищаться руками и ногами. Биться за каждое дерево, за каждый рубеж. Биться за каждый дом, за каждую деревню. Враг знал и знает, что путь к Праге для него не будет простой прогулкой. Он знает, что нас не взять голыми руками. Он знает, что мы сможем и одни продержаться, по крайней мере до прихода помощи от друзей и союзников. Итак, наша твердая воля и способность защищаться являются первой причиной, почему враг до сих пор не решился прямо напасть на нас.

Второй причиной является тот факт, что мы не одиноки. В случае нападения на нас Франция обязана по договору прийти нам на помощь. Советский Союз всегда вплоть до последней буквы выполнял свои обязательства, и мы можем дать голову на отсечение, что он нас не оставит. Англия имеет обязательства по отношению к Франции, и ее собственные насущные интересы диктуют; ей встать рядом с Францией, если та будет вынуждена взяться за оружие. [...]

Намерение предоставить генлейновцам важные позиции в управлении страной объясняют и оправдывают разными причинами. Говорят, что это делается под нажимом Англии. Несомненно, английское правительство вразрез с общественным мнением Англии оказывает давление на Прагу, с тем чтобы она как можно больше пошла навстречу ультимативным требованиям Генлейна. Об английских лордах известно, что они щедры и великодушны, когда раздают то, что им не принадлежит. Но, в конце концов, Прага сама должна решать, что отвечает интересам республики, что для нее приемлемо, а что нет. И если бы Прага твердо стояла на своей позиции и сказала этим многоуважаемым господам: господа, есть границы, которые мы не можем, слышите, не можем перейти, не совершив самоубийства, — то после этого и господа лорды должны были бы волей-неволей признать это и соответственно поступить. Кое-кто говорит, что Англия предоставила бы агрессору свободу действий против нас, если мы полностью, на все сто процентов, не удовлетворим требования английских лордов. Это неправда. Англия просто не смогла бы остаться в стороне, она должна была бы защитить нас не ради наших прекрасных глаз, а ради своих собственных интересов. Все это в еще большей степени относится к Франции. Правда, Франция в настоящее время идет в фарватере английской политики. Однако, случись самое худшее, она должна будет выступить, если не захочет скатиться до положения второразрядной державы и если ей самой не захочется подвергнуться в скором времени опасности нападения превосходящих сил агрессора.

Кое-кто, в свою, очередь, ссылается на Советский Союз. Мол, в договоре о взаимной помощи существует оговорка о том, что помощь Советского Союза обусловлена помощью Франции. Да, такая оговорка там есть. Но кто ее желал иметь в договоре? Отнюдь не Советский Союз. Эта оговорка была включена в договор под нажимом реакционных кругов Чехословакии, которые и теперь еще стыдятся Советского Союза, нашего самого верного союзника. Одним словом, неверно ссылаться на то, что наши друзья и союзники оставят нас, если мы не уступим нажиму английских лордов и не дадим Генлейну всего, чего он желает. Правда такова: если Прага будет тверда, то это будет импонировать и Лондону.

Говорят: с чертом свяжешься—добра не жди. Это можно сказать и о генлейновцах. Им до сих пор шли навстречу, а какая от этого была польза? Была проведена большая амнистия. Было освобождено несколько сот крупных и мелких шпионов. А теперь генлейновцы открыто и в крупном масштабе организуют антигосударственные вылазки. Прошли выборы, генлейновцы захватили в свои руки большинство немецких общин, старосты которых теперь публично заявляют, что в этих общинах они будут управлять не по чехословацким законам, а по законам третьей империи о местной власти. Были и такие случаи, когда генлейновские старосты отказывались выполнять указания районных властей о вывешивании официальных объявлений о военной подготовке. Была разрешена ФС, это подобие гитлеровских CA. А сейчас они организуют массовую переброску через границу контрабандного оружия для вооружения ФС. Был подготовлен первый проект национального статута. Генлейновцы его отвергли. Им этого было мало, они хотели большего. Был подготовлен второй проект — о реформе местного самоуправления. Генлейновцы бросили его под стол. Они хотели большего. Был подготовлен третий проект, который генлейновцы снова отвергли. Они желали еще большего. Сейчас им сделано четвертое предложение, о котором говорят, что оно, по существу, удовлетворяет карловарские требования. А что же генлейновцы? Они уже заявили, что карловарские требования являются лишь первым, а не последним их словом. Это значит, что после их выполнения генлейновцы захотят еще большего. Они уже кричат, что чехи должны уйти из Судет. По соседству с нами уже сейчас доказывают, что Прага, собственно говоря, немецкий город, что она когда-то входила в состав Германской империи. Генлейновцы теперь устраивают нелегальные демонстрации и орут о плебисците и присоединении к империи. Переговоры о четвертом предложении они, собственно, прервали под совершенно наглым предлогом. Подумайте только: генлейновцы прервали переговоры якобы потому, что одного из их депутатов, некоего Мая, ударили тростью по спине, когда он шел во главе запрещенной демонстрации, направленной против заключения в тюрьму нескольких генлейновцев1. И знаете за что? За то, что они занимались массовой контрабандой оружия к нам через границу. И эта партия позволяет себе еще такую наглость — отвергать одно за другим предложения правительства.

Таким образом, нет ни малейшей уверенности, что генлейновцы удовлетворятся четвертым предложением. Вероятнее всего, они будут шантажировать и дальше. А если они получат все, чего хотят сегодня, то где гарантия тому, что они не придут завтра с новыми, еще более наглыми требованиями? Тот, у кого есть хоть капля политического чутья, должен на основе имеющегося опыта неизбежно считаться с этим. Короче говоря, генлейновский обжора обладает огромным аппетитом. Если ему вовремя не надеть намордник, он способен со временем проглотить все. В этом отношении в настоящее время ни у кого не должно быть и тени иллюзии.

Большую ошибку допускает и тот, кто думает, что путем полного удовлетворения требований Генлейна мы сохраним мир и, заплатив иностранному агрессору выкуп, обеспечим покой для республики. Мы же все хорошо знаем, как обстояло дело с Австрией. Выставлялись требования, давались обещания, брались обязательства и заключались договоры. Сначала было выставлено одно требование. После его выполнения следовало обещание, что страну оставят в покое. Но вскоре после этого были предъявлены новые требования. Когда заставили их выполнить, снова давались обещания, что на этот раз действительно будет обеспечен покой. И так повторялось снова и снова, вплоть до самого конца — вооруженной оккупации Австрии и прекращения ее существования. Тот не политик, кто не видит, что подобный метод агрессор постарался бы применить также и по отношению к нам. [...]

Печат. по изд.: К. Готвальд. Избранные произведения, т. 1. М., 1957, с. 523—525, 527—530.

Примечания

1. Имеется в виду инцидент в Моравской Остраве.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты