Библиотека
Исследователям Катынского дела

Телеграмма полномочного представителя СССР в ЧСР в НКИД СССР

1 апреля 1938 г.

Бенеш считает, что Германия еще далеко не готова к серьезной войне. По его сведениям, оккупация Австрии выявила организационные, технические и материальные недостатки армии очень большого размера. Гитлер знает, что Чехословакия будет защищаться. Бенеш заявляет, что его армия предана ему, подготовлена к войне и будет драться в полном единодушии со всем народом. Относительно Франции Бенеш говорил то, что сообщил мне Крофта1. Относительно Англии Бенеш сам предупреждал Францию, что не следует требовать прямых публичных обязательств прийти на помощь Чехословакии. Это противоречило бы всем английским традициям. Бенеш советовал только довести до сведения англичан, что намерена делать сама Франция. Анализируя речь Чемберлена, Бенеш говорил, что считает ее огромным шагом вперед в деле защиты европейского мира и фактическим обязательством вмешаться в войну на стороне Франции, когда та выступит на помощь Чехословакии. В помощи Франции Бенеш нисколько не сомневается. Сама Чехословакия ни о чем Англию не просила, но тоже довела до сведения, что на покушение на свою неприкосновенность ответит защитой с оружием в руках. В ответ Англия в прямой форме пытается «урегулировать внутренние чешско-немецкие отношения в рамках допустимого на основе чехословацкой конституции». Бенеш срочно готовит не только кодификацию меньшинственных законов, но и их значительное расширение, а также решительные перемены в практике их применения. Законы в некоторых случаях пойдут даже дальше аналогичных швейцарских и бельгийских, а в других случаях неопровержимо будет доказано, что Чехословакия сделала все возможное в пределах основ существующего строя. Бенеш подчеркивал в самой категорической форме, что при этом нет и не может быть речи о какой бы то ни было автономии Судетской области или ином самом малейшем изменении нынешней конституции. Я понял Бенеша так, что он вперед заручился согласием Англии считать Судето-немецкий вопрос разрешенным, если Чехословакия действительно исчерпает свои конституционные возможности в духе расширения и осуществления прав немецких меньшинств в ее нынешних пределах. Переходя к внутреннему положению, Бенеш заявил прямо в боевом тоне, что ни Генлейн, ни аграрии, ни кто бы то ни было другой не вынудят у него роспуск парламента и новые выборы, что до тех пор, пока он президент, в Чехословакии не будет правительства без социалистов, а значит, и правительства с Генлейном, что в случае крайней нужды он через голову партийных вождей обратится к народу и армии, в поддержке которых он абсолютно уверен. Исключив таким образом возможность каких бы то ни было сомнений в своей личной линии поведения, Бенеш анализировал парламентскую возможность развития и фактическое положение вещей. Констатируя исключительную трусость социал-демократов, Бенеш хвалил чешских клерикалов и издевался над аграриями, которые никогда еще не принимали решений, сколько-нибудь возлагающих на них ответственность за судьбу государства. Поэтому Бенеш убежден, что для него не составит труда сохранить основы нынешней коалиции. Он обсуждает единственный вопрос, оставить ли в коалиции только чехов и словаков или удержать в ней и немецких социал-демократов. Немцы в составе правительства в лице одних социал-демократов вызывали бы много нареканий. Поэтому обсуждается также мысль о назначении одного-двух немцев беспартийных специалистов, но ни в коем случае не близких Генлейну. Решение еще не принято. Возвращаясь к моему сообщению о поездке в Москву через Бухарест, Бенеш сказал, что у него имеются противоречивые сведения о характере и значении перемен в румынском правительстве. Поэтому он еще ничего не может сказать. Однако он считает, что будет только полезно при всех условиях сказать румынам достаточно авторитетным образом, что двери для сотрудничества с СССР для Румынии открыты. Этим тогда Чехословакия и Франция воспользуются для давления. Основ сближения дискутировать не нужно, ибо они известны всем заинтересованным. Прощаясь, Бенеш просил передать в Москву его личный привет Литвинову, Ворошилову, Сталину.

Александровский

Печат. по арх.

Примечания

1. Во время беседы с полпредом СССР в Чехословакии 30 марта 1938 г. министр иностранных дел К. Крофта сказал, в частности, что французские представители несколько раз заявляли ему и Э. Бенешу, что «для Франции нападение на Чехословакию даже и в том случае, если оно произойдет только путем попытки произвести внутреннее восстание немцев, будет считаться казус белли». С. С. Александровский заявил Крофте, что Франция ничего не сообщала Советскому Союзу о своих намерениях в отношении Чехословакии.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты