Библиотека
Исследователям Катынского дела

Фашистская партия в резерве реакции

Провал «пивного путча» Гитлера — Людендорфа не означал, что наиболее реакционные круги монополий, юнкерства и военщины отказались от возможности использования в будущем фашистской партии в качестве активной политической силы. Именно помощь этих кругов позволила нацистской партии пережить глубокий кризис, в котором она пребывала в 1924—1925 годах, и снова развернуть тлетворную фашистскую пропаганду среди широких слоев населения.

Организованный над участниками «пивного путча» судебный процесс вылился по существу в реабилитацию гитлеровцев и дал им возможность использовать трибуну суда для широкой пропаганды фашизма. В тюрьме Ландсберг, куда Гитлер был посажен на несколько месяцев «за нарушение законности», ему были созданы все необходимые условия для написания библии германского фашизма — людоедской книжки «Майн кампф».

В годы частичной стабилизации капитализма (1924—1929 гг.) стремление немецкой буржуазии к отказу от парламентаризма и установлению фашистских методов правления значительно возросло. Это явилось прямым следствием усиления позиций реакционных сил в экономике и политике и дальнейшего обострения противоречий германского империализма. Золотой дождь американских займов и инвестиций укрепил в Германии позиции наиболее реваншистских и реакционных сил финансового капитала. Американские займы предоставлялись не средней и мелкой немецкой буржуазии, как это изображается в буржуазной литературе, а исключительно группе крупнейших монополий. Процесс концентрации капиталов и централизации промышленности значительно усилился. В 1925 году на базе слияния трех химических компаний возникает один из крупнейших химических трестов мира — «ИГ Фарбениндустри», полностью сконцентрировавший в своих руках производство в Германии синтетического горючего, тканей, красителей и значительную долю производства взрывчатых веществ.

В 1926 году была образована другая крупнейшая монополия «Ферейнигте штальверке», под контроль которой попало 40% выплавки стали и 50% производства чугуна в стране. Быстро картелировались те отрасли промышленности, которые до этого не были подчинены монополиям. Если в 1922 году в Германии насчитывалось 1000 картелей, то в 1930 году их число возросло до 21001.

В 1924—1929 годах под стремление германских империалистов и милитаристов к реваншу была подведена мощная экономическая и техническая база. В 1929 году Германия по выпуску промышленной продукции не только значительно превысила уровень 1913 года, но и обогнала Англию, выйдя на второе место в капиталистическом мире. При финансовой поддержке США и Англии в Германии был обновлен производственный аппарат, воссоздана мощная промышленность, способная производить в большом количестве новейшее вооружение — танки, самолеты, орудия, военно-морские корабли всех классов.

Рост военно-промышленной мощи Германии при сохранении и усилении экономических позиций наиболее реакционных и агрессивных монополистических кругов вел, во-первых, к тому, что германский империализм с новой силой ставил вопрос о насильственном переделе мира в свою пользу, и, во-вторых, к усилению политической реакции внутри страны.

Об общем повороте правящих классов Веймарской республики вправо свидетельствовало избрание в 1925 году президентом республики махрового реакционера и милитариста фельдмаршала Гинденбурга, широкое развитие деятельности милитаристских союзов, насчитывавших в 1927 году свыше 3 млн. членов, воссоздание социал-демократическим правительством Мюллера военно-морского флота, усилившийся террор и преследования демократических элементов, особенно ярко проявившиеся в расстреле мирной первомайской демонстрации трудящихся Берлина в 1929 году. Не удивительно, что в этой обстановке все более широкие круги правящего лагеря Германии обращают свои взоры к национал-социалистской партии. В этот период регулярную финансовую поддержку гитлеровской партии оказывает Кирдорф — руководитель Рейнско-Вестфальского угольного синдиката, одной из крупнейших монополий Германии. Кирдорф вступает в ряды фашистской партии. По его инициативе создается «Имперский круг жертвователей», члены которого — крупные промышленники Рура — осуществляют финансирование фашистской партии. Кирдорф не только сам субсидирует гитлеровцев, но и активно способствует «разъяснению» программы фашистской партии в кругах монополистов. Впоследствии сам Кирдорф описывал это следующим образом: «Впервые я встретился с фюрером в 1927 году... Я попросил его суммировать в брошюре все то, что он только что изложил мне. Затем я распространил эту брошюру от своего имени в промышленных и экономических кругах. Придя к выводу, что только политика Адольфа Гитлера приведет к цели, я впоследствии полностью примкнул к его движению. Немного времени спустя после мюнхенского совещания как следствие написанной фюрером и распространенной мною брошюры состоялись встречи фюрера с руководящими лицами промышленного бассейна (Рура. — Г.Р.), где Адольф Гитлер изложил свои взгляды»2.

В 1929 году в члены фашистской партии вступает Фриц Тиссен — один из руководителей концерна «Ферейнигте штальверке». В качестве вступительного взноса он передает нацистам 300 тыс. марок3. Тиссен быстро становится подлинным вдохновителем политики гитлеровской партии. На протяжении ряда лет Гитлер по существу не принимал ни одного более или менее важного решения, не спросив предварительно совета у Тиссена или людей из его окружения.

С момента своего возникновения финансовую поддержку гитлеровцам оказывает концерн «ИГ Фарбениндустри». «Из первых трех миллионов марок, полученных Гитлером от крупных промышленников, — пишет немецкий публицист В. Клинг, — 400 тыс. марок были получены от "ИГ Фарбениндустри"»4.

В годы частичной стабилизации еще более расширяются и укрепляются связи гитлеровской партии с юнкерством и военно-милитаристскими кругами.

В 1926 году гитлеровцы решительно выступают против широко развернувшегося в стране движения за экспроприацию собственности свергнутых в Ноябрьскую революцию династий. Если прежде у юнкеров и могли быть какие-либо опасения в отношении «экстремистского» характера аграрной политики гитлеровцев, то к этому времени они полностью рассеиваются. Такие виднейшие представители юнкерства, как бывший кайзер Вильгельм II, принц Христиан Шаумбург-Липпе, великие герцоги Мекленбургский и Ольденбургский, герцоги Саксен-Кобургский и Брауншвейгский, начинают делать регулярные взносы в кассу гитлеровской партии. В ряды нацистов вступают сын Вильгельма II Август-Вильгельм и ряд других отпрысков юнкерской аристократии.

Поддержка нацистов авторитетными кругами юнкерства упрочила связи гитлеровской партии и с военно-милитаристскими кругами рейхсвера, где дворянская прослойка среди офицеров по сравнению с кайзеровской армией даже несколько увеличилась.

Поскольку официально деятельность политических партий в рейхсвере не допускалась, гитлеровцы в 1928 году для проведения фашистской пропаганды среди личного состава рейхсвера и полиции создали особую «Организацию 2»5. Фашисты быстро находили общий язык с солдатами и унтер-офицерами рейхсвера, которые воспитывались в духе реваншизма и шовинизма. К тому же многих офицеров, унтер-офицеров и солдат прельщала выдвигаемая гитлеровцами идея создания многомиллионной армии, в ней они видели перспективу быстрого продвижения по службе.

Опираясь на возросшую поддержку монополий, юнкерства и военщины, гитлеровцы в 1927—1929 годах проводят ряд мероприятий, направленных на дальнейшее развертывание фашистской пропаганды, а также организационную перестройку партии в целях усиления фашистского террора, с одной стороны, и привлечения партией мелкобуржуазных масс, с другой стороны.

Значительно расширяется фашистская пресса. Под руководством Геббельса в Берлине начинает издаваться погромный листок «Ангрифф», который задавал тон десяткам вновь возникших изданий по всей стране. Восстанавливаются и реорганизуются распавшиеся после «пивного путча» штурмовые отряды. Командование ими Гитлер взял на себя, начальником штаба штурмовых отрядов стал Рем. За период с 1927 по 1929 год их численность возрастает с 20 тыс. до 200 тыс. человек. Под руководством офицеров рейхсвера штурмовики проходили ускоренную военную подготовку, обращая особое внимание на изучение тактики ведения уличных боев, на разгон демонстраций и митингов, организацию актов террора.

Еще в 1925 году якобы в целях личной охраны руководителей фашистской партии были созданы охранные отряды (сокращенно СС — от немецкого слова Schutzstaffeln). На деле тем самым было положено начало созданию отборной фашистской гвардии, готовой беспрекословно выполнять самые чудовищные и преступные приказания фашистских вожаков. В состав СС включались по политическому и «расовому» принципу отборные негодяи — убийцы, насильники. Черная форма эсэсовцев и их знак — череп и скрещенные кости — стали символом убийств, зверств и разбоя, которые немецкие фашисты творили на территории Германии, а затем и на территории оккупированных ими стран. Во главе СС был поставлен фашистский изувер Гиммлер.

Для распространения фашистского влияния среди интеллигенции в 1927 году был организован «Национал-социалистский союз борьбы за немецкую культуру». Среди безработной молодежи в деревне действовал «Союз артам». При нацистской партии был создан ряд вспомогательных организаций — «Национал-социалистский союз учителей», «Союз национал-социалистских немецких юристов» и т. д. Среди женщин стала усиленно развивать свою деятельность фашистская организация «Красный крест — свастика», среди молодежи — «Немецкое студенчество», «Национал-социалистский школьный союз», «Гитлерюгенд» и др.

Для вовлечения в свои сети отсталых прослоек рабочих гитлеровцы создали две штрейкбрехерские профсоюзные организации — «Имперский союз рабочих-патриотов» и «Имперский союз немецких рабочих», а с 1928 года стали создавать производственные ячейки национал-социалистской партии на предприятиях. Через год лишь на предприятиях Берлина их насчитывалось свыше 900. Одновременно с этим гитлеровцы всемерно расширяли сеть своих ячеек и по месту жительства — домовых, квартальных, окружных организаций.

Таким образом, гитлеровская партия, перестроенная по территориально-производственному принципу, стала обладать гибкой, широко разветвленной организацией, позволявшей ей проникать в различные слои немецкого населения. Естественно, что содержание огромного административного аппарата партии и отрядов штурмовиков, так же как и издание газет, требовало колоссальных средств. Теперь благодаря поддержке монополистов эти средства имелись в распоряжении нацистской партии.

Исключительно важную роль в росте влияния и численности фашистской партии сыграло потворствование гитлеровцам со стороны правительства, возглавляемого правым социал-демократом Мюллером. После расстрела первомайской демонстрации трудящихся Берлина в 1929 году правительство Мюллера запретило организацию рабочей самообороны — Союз красных фронтовиков. Это ослабило сопротивление трудящихся фашистскому террору и облегчило штурмовым отрядам их террористические действия. Еще ранее, в сентябре 1928 года, правительство отменило опубликованное в 1926 году запрещение Гитлеру и другим нацистским главарям публично выступать в Пруссии. Воспользовавшись этим, гитлеровцы лишь в течение 1928 года провели 20 тыс. собраний и митингов. На следующий год нацистская партия организовывала уже ежедневно не менее 100 собраний и митингов. Таким образом, широкая финансовая и политическая поддержка монополий, а также потворствование фашистам со стороны правых социал-демократов дали гитлеровцам возможность развернуть невиданную до того по своим масштабам пропагандистскую кампанию, направленную на всемерное разжигание в стране реваншизма и шовинизма, изоляцию авангарда демократических и миролюбивых сил немецкого народа — Коммунистической партии Германии. Тем не менее вплоть до начала мирового экономического кризиса гитлеровцы пользовались незначительным влиянием в стране. На выборах в рейхстаг в 1928 году они получили только 12 мест из 491.

Примечания

1. См. «Новые материалы к работе В.И. Ленина "Империализм, как высшая стадия капитализма"», Партиздат, 1936, стр. 43.

2. «Preussische Zeitung», 3. Jan. 1937.

3. См. Fr. Thyssen, I Paid Hitler, New York — Toronto, 1941, p. 98.

4. W. Kling, Kleine Geschichte der IG Farben des Grossfabrikanten des Todes, В., 1957, S. 16.

5. В.Д. Кульбакин, Милитаризация Германии в 1928—1930 гг., Госполитиздат, 1954, стр. 150.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты