Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

справка в бассейн 300 рублей Владыкино

Фашистская политика в деревне

До своего прихода к власти германские фашисты обещали провести земельную реформу в интересах мелкого и среднего крестьянства, ликвидировать задолженность крестьян, составлявшую свыше 11,4 млрд. марок1, улучшить положение сельскохозяйственных рабочих. После прихода к власти эти демагогические обещания были брошены в корзину для мусора. Нацисты стали проводить аграрную политику, которая преследовала следующие цели:

максимально приспособить сельское хозяйство страны к интересам подготовляемой гитлеровцами грабительской войны, имея в виду прежде всего расширение сырьевой и продовольственной базы;

— укрепить в деревне позиции юнкерства и кулачества;

— обеспечить юнкерство и кулачество дешевой рабочей силой;

— превратить деревню в политическую опору фашистского режима, источник кадров колонизаторов, воспитать у крестьян стремление к захватам и грабежу чужих территорий.

Законом от 13 сентября 1933 г. гитлеровцы распространили на сельское хозяйство принцип вождизма. Все организации, действовавшие до этого в сельском хозяйстве, — крестьянские общества, сельскохозяйственные палаты, закупочные и сбытовые товарищества, профсоюзы сельскохозяйственных рабочих и т. д. — были ликвидированы2.

Сельскохозяйственные рабочие, трудящиеся-крестьяне вместе с кулаками, юнкерами, торговцами сельскохозяйственными товарами, владельцами предприятий пищевой промышленности были объединены в так называемое «имперское продовольственное сословие», во главе которого был поставлен министр продовольствия и земледелия и руководитель аграрно-политического аппарата нацистской партии фашист Дарре. «Имперское продовольственное сословие» как организация являлось орудием государственно-монополистического капитала, призванным осуществлять господство финансовой олигархии и юнкерства над сельским хозяйством. При помощи этой организации фашистское правительство стремилось установить всесторонний контроль за сельским хозяйством и мобилизовать его для удовлетворения военных нужд. Организационно сословие представляло громоздкую бюрократическую машину, состоявшую из 10 центральных, 4 хозяйственных управлений, 20 сельскохозяйственных союзов, которые в свою очередь включали 515 окружных и 55 тыс. местных органов3. Центральный аппарат имперского сословия состоял из трех главных управлений: одно занималось вопросами политической и идеологической работы, другое — техническими вопросами, третье ведало рынком сельскохозяйственных товаров.

Имперское сословие, а точнее говоря, монополисты и юнкера, возглавлявшие его, получили неограниченные полномочия регулировать производство, переработку и сбыт сельскохозяйственных продуктов, устанавливать на на них цену и т. д. В каждой отрасли сельского хозяйства создавалось хозяйственное объединение. Его руководители — нацистские главари, ведущие промышленники, аграрии и представители кулачества — не только устанавливали цены, но обладали полной монополией торговли соответствующими продуктами внутри страны. Монополию внутренней торговли дополняла монополия внешней торговли, осуществлявшаяся специальными имперскими органами, также подчиненными руководству имперским продовольственным сословием.

За малейшее нарушение установлений органов имперского сословия крестьяне карались штрафом до 10 тыс. марок и заключением в тюрьму. Внутри имперского сословия фашисты установили военную дисциплину. «Вождь» сословия обладал диктаторскими полномочиями. Неограниченной властью над крестьянами пользовались многочисленные руководители сословия на местах. «Никогда и нигде руководство продовольственным сословием народа не осуществлялось так полно и глубоко, как сегодня в Германии, — похвалялся Дарре в 1935 году. — Единственной предпосылкой этого явилось создание всеохватывающего политического аппарата»4.

Основой фашистского законодательства в области аграрных отношений явился изданный в сентябре 1933 года «закон о наследственных дворах». Закон разделил все сельское население Германии на две категории: крестьян и сельских хозяев. Право называться крестьянином получали лица «арийского происхождения», являвшиеся собственниками земли размером от 7,5 га и выше. Хозяйства крестьян объявлялись «наследственными дворами». Они не подлежали разделу или продаже за долги и освобождались от принудительных взысканий. В наследство они могли быть переданы лишь старшему сыну. Всем остальным отпрыскам кулацких и юнкерских семей предлагалось добывать себе «жизненное пространство» с оружием в руках в рядах вермахта. В 1938 году число «наследственных дворов» составляло 685 тыс., то есть едва превышало одну десятую часть всех хозяйств страны (6662 тыс., поданным на 1939 г.)5. Если же брать хозяйства до 10 га, то здесь лишь одна двадцатая часть хозяйств была переведена в «наследственные дворы».

Создавая «наследственные дворы», гитлеровцы стремились насадить в деревне прочную кулацкую прослойку, опираясь на которую они рассчитывали перестроить сельское хозяйство в интересах подготовки войны и заодно подготовить кадры будущих колонизаторов захваченных территорий.

Так, в частности, укрепляя «наследственные дворы», гитлеровцы стремились ликвидировать недостаток жиров и мясных продуктов. Фашистское руководство учитывало при этом, что на долю «наследственных дворов» приходилось 57% всего поголовья рогатого скота и 51% свиней6. В то же время гитлеровцы стремились маскировать эти цели демагогической шумихой о создании в лице владельцев «наследственных дворов» нового «благородного сословия» — нового «дворянства земли и крови».

Огромная масса малоземельных хозяев и крестьян-середняков, не попадавших под действие «закона о наследственных дворах», именовалась в фашистской Германии «сельскими хозяевами». Именно на них и падала вся тяжесть фашистского аграрного законодательства. «Сельскому хозяину» многочисленные чиновники и контролеры органов «имперского продовольственного сословия» предписывали, что сеять, какой скот разводить, что, в каком количестве и по каким ценам продавать. «Сельский хозяин» не мог продать без разрешения соответствующих властей даже курицы. Гитлеровцы лишили «сельских хозяев» права пользования общинными землями: 4/5 всех общинных земель были переданы кулакам для создания «наследственных дворов»7.

Тяжело отразился на мелких и средних крестьянах насильственный захват фашистским правительством земель для сооружения стратегических автострад и других военных целей. Всего за 1934—1944 годы у крестьян было отнято около 1 млн. га сельскохозяйственных площадей8. В то время как помещики и кулаки в порядке обмена получали от государства соответствующие наделы в другом районе, мелкие и средние крестьяне получали денежную компенсацию, сумма которой целиком зависела от произвола фашистских властей.

Таким образом, «сельские хозяева» испытывали на себе произвол фашистских властей, юнкеров и кулаков. Мероприятия гитлеровского правительства привели к тому, что процесс дифференциации крестьянства, разорения мелких и средних крестьянских хозяйств резко ускорился. В итоге хозяйничанья гитлеровцев в деревне только за шесть лет (1933—1939 гг.) около 1,5 млн. «сельских хозяев» и членов их семей разорились и в поисках работы либо направились в города, либо стали батраками в хозяйствах юнкеров и кулаков.

Сельскохозяйственных рабочих и батраков, и прежде находившихся в бедственном положении, гитлеровцы превратили в настоящих рабов. Были разгромлены профсоюзы сельскохозяйственных рабочих, отменено страхование по безработице и аннулированы все коллективные договоры. Помещики и предприниматели получили право строго наказывать и штрафовать сельскохозяйственных рабочих. Последние целиком зависели от произвола фашистских чиновников — «доверенных лиц по вопросам условий труда», которые регулировали условия и оплату труда сельскохозяйственных рабочих. В чьих интересах осуществлялось это регулирование, показывает тот факт, что уже к 1936 году заработная плата сельскохозяйственных рабочих снизилась более чем на четверть по сравнению с 1929 годом.

«В результате аграрных мероприятий гитлеровцев, — с полным основанием пишет советский историк аграрных отношений в Германии А. Петрушов, — пролетарские, мелкокрестьянские и среднекрестьянские хозяйства оказались в худшем положении, чем в период самого острого состояния аграрного кризиса»9.

Примечания

1. «Wochenbericht», 1933, Nr. 27, S. 5.

2. Уже на съезде фашистской партии в 1935 году министр продовольствия и земледелия и «вождь» «имперского продовольственного сословия» Дарре похвалялся тем, что в кратчайший срок разгромил свыше тысячи сельскохозяйственных организаций.

3. О. Nathan, The Nazi Economic Syctem. Germany Mobilization for War, Durham, North Carolina, 1944, p. 90.

4. «Mitteilungen für die Landwirtschaft», 1935, Heft 46, S. 982.

5. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. I, SS. 253, 255.

6. «Statistisches Jahrbuch für das deutsche Reich 1938», В., 1940, SS. 82, 119.

7. См. H. Сегаль, Аграрная политика германского фашизма, Соцэкгиз, 1938, стр. 36.

8. См. Г.Г. Котов, Аграрные отношения и земельная реформа в Германии, Госполитиздат, 1956, стр. 57.

9. А. Петрушов, Аграрные отношения в Германии, Госполитиздат, 1945, стр. 160.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты