Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

Гильза труба купить упаковочные материалы гильзы.

Курсы бухгалтеров киевТолько они могут быстро и эффективно уделить внимание именно тем аспектам работы бухгалтера, которые действительно необходимы. Каждому слушателю в группе абсолютно бесплатно выдается набор методических материалов, специально разработанный преподавателями для курсов бухгалтеров киев и 1С 8.2. Он представляет собой рабочую тетрадь, которая содержит множество заданий, практических примеров и лекционный материал по бухгалтерскому учету и программе 1С.

Милитаризация экономики и рост прибылей монополий

С первых дней установления фашистской диктатуры гитлеровцы стали переводить все хозяйство страны на путь милитаризации. Это должно было помочь германской экономике выбраться из пучины кризиса — загрузить военными заказами бездействующие промышленные предприятия, использовать массы безработных и тем самым вновь обеспечить получение монополиями высоких прибылей. Одновременно путем милитаризации экономики гитлеровцы стремились опередить своих противников в развертывании военно-экономической базы и подготовиться к новой войне за передел мира.

Быстрая милитаризация экономики страны в 1933—1939 годах была бы невозможна без создания в Германии в 1924—1929 годах при помощи американских и английских концернов мощного военно-промышленного потенциала. Лишь на базе американских капиталов в стране за эти годы было построено 80 новых заводов и модернизировано оборудование сотен уже существовавших предприятий. В итоге Германия к началу мирового экономического кризиса заняла второе место в капиталистическом мире по общему объему промышленной продукции, по выплавке стали, чугуна, производству станков, автомобилей и т. д.

Другим фактором, подготовившим быстрый перевод экономики фашистской Германии на военные рельсы, явилась техническая подготовка промышленности к войне, последовательно осуществлявшаяся в Веймарской Германии в обход Версальского договора. Позднее, в 1944 году, Густав Крупп похвалялся: «Огромной заслугой всей германской военной экономики является то, что она не оставалась бездеятельной в эти тяжелые годы, хотя ее деятельность по понятным причинам была скрыта от общественности. В результате многолетней тайной деятельности были созданы теоретические и материальные предпосылки для того, чтобы в нужный час, не теряя времени на приобретение опыта, снова перейти к работе на нужды германских вооруженных сил... Лишь эта не предававшаяся гласности деятельность германских предпринимателей дала возможность после 1933 года прямо приступить к разрешению новой задачи — непосредственному восстановлению военной мощи»1.

С приходом гитлеровцев к власти все покровы были сброшены и милитаризация экономики приняла невиданные до того в Германии масштабы. С 1933 по 1938 год военное производство увеличилось почти в десять раз. За шесть лет (1933—1938 гг.) бюджетные расходы на вооружение и армию возросли в десять раз. В 1938/1939 бюджетном году они составили 58% всех расходов2. Кроме того, свыше 30% бюджета составляли так называемые расходы на содержание государственного аппарата и прочие расходы, которые в виде ассигнований на пропаганду, шпионаж и т. п. также в большей своей части шли на подготовку к агрессивной войне.

За шесть предвоенных лет (1933—1938 гг.) затраты фашистского правительства на военные цели составили огромную сумму — свыше 92 млрд. марок3. Названная цифра не включает частные инвестиции немецких и иностранных монополий в военную экономику гитлеровской Германии. Большую часть этих средств (54,5 млрд. марок) гитлеровцы использовали для осуществления гигантской программы строительства предприятий военной промышленности. Только за четыре года, с 1933 по 1936 год, в Германии вступило в строй более 300 военных заводов, в том числе 55—60 авиационных, 45 автомобильных и танковых, 70 химических, 15 военно-судостроительных. Если в 1931 году в стране было выпущено всего 13 самолетов, в 1933 году — 368, то в 1939 году — 8295. Накануне второй мировой войны производство оружия и военной техники возросло по сравнению с 1933 годом в 12,5 раза4.

Необходимо отметить, что главным фактором, обеспечившим быстрый рост военного производства в первые годы фашистской диктатуры, явилось не строительство новых предприятий, а использование колоссальных производственных мощностей, остававшихся незагруженными в период экономического кризиса 1929—1933 годов.

Уже в первое время после установления фашистской диктатуры все крупнейшие монополии стали получать от правительства непрерывно возраставшие военные заказы. Так, например, в марте 1934 года концерн Флика получил заказ на изготовление 3 тыс. бомб, 10 тыс. винтовок, 200 стволов для противотанковых орудий, 300 минометов, 60 тыс. гранат и т. д. За этим заказом последовали новые, еще более крупные5.

Значительную часть военных расходов (свыше 10 млрд. марок) гитлеровцы использовали для расширения сырьевой базы, что имело первостепенное значение ввиду отсутствия или недостатка в Германии важнейших видов стратегического сырья — железной руды, алюминия, меди и т. д. Создание сырьевой базы осуществлялось фашистским правительством путем запрещения потребления дефицитных видов сырья в отраслях, работавших для удовлетворения нужд гражданского населения; всемерным расширением импорта стратегического сырья из-за границы; организацией производства стратегического сырья внутри страны.

Ввоз сырья и полуфабрикатов в Германию возрос с 26 млн. т в 1932 году до 46 млн. т в 1937 году6. Ввоз медной руды возрос с 430 тыс. т в 1929 году до 656 тыс. т в 1938 году, свинцовой руды — с 114 тыс. т до 141 тыс. т, каучука — с 49 тыс. т до 108 тыс. т. Ввоз железной руды превысил в 1938 году 21 млн. т. Это позволило гитлеровской Германии довести выплавку стали в 1938 году до 23,3 млн. т и выйти на первое место в Европе. За шесть предвоенных лет ввоз в Германию бокситов увеличился в пять раз. В 1939 году выплавка алюминия на германских заводах достигла 30% мирового производства и страна выдвинулась по выплавке алюминия на первое место в мире. Тем самым была создана мощная база для быстрого развития авиации. Добыча каменного угля поднялась в 1933—1938 годах со 126 млн. т до 195 млн. т, электроэнергии — с 18,6 млрд. квт-ч до 45,5 млрд. квт-ч7.

В.И. Ленин указывал, что «капиталистическое хозяйство «на войну» (т. е. хозяйство, связанное прямо или косвенно с военными поставками) есть систематическое, узаконенное казнокрадство»8. Ассигнуемые фашистским правительством на военные цели миллиарды марок в значительной своей части оседали в виде всевозможных государственных субсидий, платы за военные поставки и т. д. в сейфах военных монополий. Организацию перекачки народных средств в руки монополий финансовая олигархия фашистской Германии возложила на своего опытного прислужника Яльмара Шахта. В августе 1934 года Шахт, уже успевший занять пост директора Рейхсбанка, был назначен Гитлером министром экономики, а затем 21 мая 1935 года генеральным уполномоченным военного хозяйства, которому было поручено направить на военные нужды все экономические ресурсы.

В буржуазной исторической литературе широкое хождение имеет версия, изображающая Шахта в качестве некоего фокусника, добывавшего чуть ли не из воздуха средства для финансирования гитлеровской программы вооружений9. На деле финансирование вооружений осуществлялось за счет чудовищного ограбления рабочих, крестьян, городской мелкой буржуазии.

Важнейшим источником финансирования военных приготовлений являлись налоги и всевозможные сборы. По признанию самого Шахта, их сумма накануне войны ежегодно возрастала на 10 млрд. марок10. Основными налогами в фашистской Германии являлись косвенные налоги, которые, как отмечал В.И. Ленин, представляют собой «самые несправедливые налоги, потому что бедным гораздо тяжелее платить их, чем богатым»11. В то же время гитлеровское правительство значительно снизило налог с оборота, а в июле 1933 года издало специальный закон, который разрешал полностью или частично освобождать от налогов предприятия, связанные с производством военно-стратегических материалов. Вплоть до 1939 года в фашистской Германии не существовало никакого налога на прибыль.

Другим важным источником финансирования военных приготовлений фашистской Германии являлось использование неоплаченного труда миллионов безработных, а также юношей, загнанных гитлеровцами в рабочие лагеря и лагеря трудовой повинности. Лишь в первые годы фашистской диктатуры 4 млн. безработных были заняты на постройке стратегических автострад, пограничных укреплений и т. д.

Немаловажным источником военных ассигнований служил прямой грабеж гитлеровцами трудящихся масс. Гитлеровцы захватили все сбережения рабочих, находившиеся в кассах профсоюзов и примыкавших к ним организаций. Только в Немецком рабочем банке ими было присвоено 5 млрд. марок. Из 300 млн. марок, ежегодно поступавших до войны в фонд «трудового фронта» за счет принудительных сборов с рабочих, 120—150 млн. марок нацисты изымали и передавали военным монополиям12. По официальным, то есть явно заниженным, данным, 1,49 млрд. марок принесли фашистскому правительству в 1933—1937 годах сборы с населения в фонд так называемой «зимней помощи»13. За счет сокращения сумм, ассигнуемых на социальное страхование, гитлеровцы выделили на военные цели только в 1933—1937 годах 2,8 млрд. марок. Для строительства стратегических автострад из касс социального обеспечения было изъято еще 3,3 млрд. марок14.

Крупным источником финансирования военного хозяйства являлась организованная Шахтом спекуляция с выпуском государственных беспроцентных векселей — так называемых мефо-векселей. Всего их было выпущено к началу войны на 12 млрд. марок. По существу мефо-векселя являлись своеобразной формой государственного займа с обязательством фашистского правительства погасить задолженность через пять лет. Конечно, гитлеровцы и не рассчитывали в будущем погасить обычным порядком свои долги. Все надежды они возлагали на подготовляемую ими грабительскую войну, которая бы заодно разрешила и все их финансовые затруднения.

В 1935 году фашистское правительство приступило к выпуску долгосрочных государственных займов. Миллиарды сбережений трудящихся и мелкой буржуазии, находившиеся в сберегательных кассах, превратились в облигации гитлеровского правительства.

Немаловажным источником финансирования военных приготовлений в фашистской Германии явился захват собственности трудящихся и мелкобуржуазных масс еврейской национальности. Лишь в ноябре 1938 года в форме так называемой «контрибуции» с еврейского населения Германии гитлеровское правительство захватило 1 млрд. марок золотом. Советский экономист И.М. Файнгар определяет стоимость еврейского имущества, присвоенного немецкими военными концернами, в 5 млрд. марок15.

Наконец, непосредственно накануне второй мировой войны важным источником финансирования немецкой военной экономики стал грабеж гитлеровцами порабощенных народов Австрии и Чехословакии, а также зависимых от Германии в экономическом отношении стран Юго-Восточной Европы. Накануне войны гитлеровцы стремились закупить в этих странах как можно больше товаров, в то же время всячески затягивая платежи. В результате уже к 1937 году Германия задолжала Румынии, Венгрии, Болгарии и ряду других стран, по признанию Шахта, 500 млн. марок16, а к началу войны — несколько миллиардов марок.

Милитаризация экономики и связанное с ней беспримерное ограбление трудящихся, превращение гитлеровцами всей Германии в огромный рынок принудительного труда обеспечили монополиям получение колоссальных прибылей. На примере фашистской Германии целиком подтвердились слова В.И. Ленина о том, что монополии «из ужасающих страданий масс, из пролетарской крови выколачивают чистое золото своих миллиардных доходов»17.

Рост чистой прибыли концерна «ИГ Фарбениндустри» в 1932—1938 годах18 (в марках)

Годы Чистая прибыль Годы Чистая прибыль
1932 71 475 244 1936 250 805 000
1933 122 093 244 1937 295 701 000
1934 125 556 103 1938 274 286 000
1935 153 434 340

Прибыль военных концернов прямо и непосредственно зависела от величины военных заказов, предоставляемых им фашистским правительством.

Военные заказы правительства и прибыль концерна Круппа в 1932—1938 годах19 (в марках)

Годы Заказы для армии Заказы для военно-морского флота Общая сумма военных заказов Прибыль
1932—1933 7 201 000 2 124 000 9 325 000 6 507 078
1933—1934 26 859 000 26 025 000 52 884 000 12 256 430
1934—1935 33 456 000 28 364 000 61 820 000 60 361 350
1935—1936 32 289 000 47 657 000 79 946 000 90 523 720
1937—1938 85 168 000 32 737 000 117 905 000 112 190 050
1938—1939 99 965 000 45 352 000 145 317 000 121 803 791

Если в год прихода гитлеровцев к власти концерн Круппа не имел чистой прибыли, то за период 1934—1939 годов на дрожжах военных заказов она составила около 380 млн. марок20. Чистая прибыль концерна «Ферейнигте штальверке» возросла с 1933 по 1937 год в 2,13 раза21, концерна Маннесмана с 1933 по 1940 год — более чем в 5 раз22.

Не отставали от военных концернов и крупнейшие банки. Так, даже по заниженным официальным данным, прибыль Дрезденского банка возросла с 1,6 млн. марок в 1933 году до 9 млн. марок в 1940 году.

За предвоенные годы значительно возросли дивиденды. Если в 1932 году в целом по Германии они составляли в среднем 2,83%, то в 1941 году — уже 6,62%. Фашистское правительство в 1934 году приняло даже специальный закон против «чрезмерных прибылей», согласно которому дивиденды не должны были превышать 6%, а излишняя сумма подлежала помещению в государственные займы. Ясно, что, предпринимая этот шаг, гитлеровцы и не помышляли об ограничении прибылей монополий. На деле закон носил глубоко демагогический пропагандистский характер.

Во-первых, в законе имелась весьма существенная оговорка: если к моменту принятия закона дивиденды превышали установленные 6%, они могли и впредь оставаться на этом уровне.

Во-вторых, и это главное, дивиденды не дают точного представления о прибыли монополий. «По сравнению с прибылями предприятий, — признавал фашистский журнал «Дас рейх», — дивиденды играют сейчас совершенно незначительную роль»23. К каким уловкам прибегали монополии, укрывая свои подлинные доходы, показывает опыт концернов Круппа и «ИГ Фарбениндустри». В 1933—1934 годах концерн Круппа получил свыше 12 млн. прибыли, однако вся эта сумма, по заявлению руководителей концерна, якобы ушла на восстановление оборудования, уплату налогов и т. д. В 1939/1940 году валовая прибыль концерна превысила 96 млн., однако чистая прибыль официально сообщалась лишь в сумме 21,3 млн. марок24. Валовая прибыль концерна «ИГ Фарбениндустри» составила в 1939 году 811 млн. марок, а в виде дивидендов было выплачено лишь 56,1 млн. марок.

Таким образом, фашистский закон об ограничении дивидендов, формально направленный против монополий, по существу служил их интересам и бил по интересам мелких акционеров. Милитаризация экономики принесла немецким монополиям баснословные прибыли.

Примечания

1. «PHN», Bd. I, S. 204.

2. См. «Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг.», ИЛ, 1956, стр. 23.

3. См. И. Гольдштейн и Р. Левина, Германский империализм, стр. 242.

4. См. «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945», т. I, Воениздат, 1960, стр. 23.

5. «Deutsches Wirtschaftsinstitut», 1959, Heft 11, S. 5.

6. «PHN», Bd. XXXVI, Dok. 497-Ес, S. 569.

7. К. Pritzkoleit, Das kommandierende Wunder, München — Wien — Basel, 1959, S. 713.

8. В.И. Ленин, Грозящая катастрофа и как с ней бороться, Полное собрание сочинений, т. 34, стр. 173.

9. См. например, Е. N. Peterson, Hjalmar Schacht. For and against Hitler, Boston, 1954.

10. H. Schacht, Mehr Geld, mehr Kapital, mehr Arbeit, See Bleckede, 1949, S. 63.

11. В.И. Ленин, К деревенской бедноте, Полное собрание сочинений, т. 7, стр. 171.

12. «PHN», Bd. XXXIV, Dok. 190-С, S. 776.

13. «Verhandlungen des Reichstags», 1939, Bd. 459, S. 32.

14. G. Rehberg, Hitler und die NSDAP in Wort und Tat, В., 1946, S. 1 Iff.

15. И.М. Файнгар, Очерк развития германского монополистического капитала, стр. 315.

16. «PHN», Bd. XXXVI, Dok. 497-Ес, S. 571.

17. В.И. Ленин, Речь на интернациональном митинге в Берне 8 февраля 1916 г., Полное собрание сочинений, т. 27, стр. 232.

18. «Archiv IfZ», IG Farben, Bd, V, Dok. Nik-10002, S. 222.

19. «Archiv IfZ», Krupp, Bd. 15, Dok. Nik-4221, S. 10; Krupp, Bd. 15, Dok. Nik-13035, S. 55f.

20. «Archiv IfZ», Krupp, Bd. 15, Dok. Nik-4271, S. 10.

21. W. Ulbricht, Der deutsche faschistische Imperialismus (1933—1945), S. 81.

22. W. Вartel, Deutschland in der Zeit der faschistischen Diktatur 1933—1945, S. 102.

23. «Das Reich», 23 Nov. 1941.

24. «Archiv IfZ», Krupp, Bd. 15, Dok. Nik-4271, S. 10.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты