Библиотека
Исследователям Катынского дела

«Пакт четырех». Выход Германии из Лиги наций, уход с конференции по разоружению

С приходом гитлеровцев к власти заседавшая в Женеве международная конференция по разоружению усилиями правительств западных держав и Германии превратилась в ширму, прикрывшую легализацию вооружений фашистской Германии.

16 марта 1933 г. премьер-министр Англии Макдональд внес на рассмотрение конференции план, основное содержание которого сводилось к увеличению численности вооруженных сил фашистской Германии в два раза — со 100 тыс. до 200 тыс. человек и уравнению, таким образом, численности германской армии и французских вооруженных сил в метрополии. Основные разделы «плана Макдональда», перечеркивавшие установленную Версальским договором численность немецких вооруженных сил, встретили поддержку со стороны делегации США1.

Гитлеровское правительство с полным основанием расценило «план Макдональда» как санкцию западных держав на перевооружение Германии. Недаром английский журнал «Найнтин сенчури энд афтер» писал, что «план Макдональда» «скорее похож на план перевооружения, чем разоружения»2.

Позиция западных держав вдохновила гитлеровское правительство, которое не замедлило предъявить конференции новые требования. «Или Франция должна разоружаться в такой же степени, как и мы, или же мы должны быть уравнены в правах с ней»3, — объявил Гитлер. 27 апреля 1933 г. немецкая делегация высказала свои замечания к английскому плану. Она потребовала предоставить Германии право «обладать всеми категориями оружия, которые другие государства считают необходимыми для самозащиты»4. На следующий день глава немецкой делегации Надольный заявил, что при определении численности германских вооруженных сил не должны приниматься в расчет «полувоенные формирования», то есть штурмовые и охранные отряды, численность которых, как уже отмечалось выше, составляла несколько сот тысяч человек.

Гитлеровское правительство добивалось открытого признания западными державами «равноправия» Германии в вооружениях, во-первых, потому, что легальное вооружение облегчило бы создание материальной части фашистской армии и обучение соответствующих кадров; во-вторых, оно освободило бы Германию от постоянной угрозы применения санкций за нарушение Версальского договора; наконец, длительные дипломатические переговоры позволили бы Германии выиграть время для подготовки и развертывания массовой армии. В то же время гитлеровцы пытались посеять в массах немецкого населения иллюзию, будто фашистское правительство борется за национальные интересы страны.

Конечно, Гитлер отнюдь не собирался в какой-либо степени связывать свою программу вооружений с работой и решениями конференции по разоружению. 11 мая 1933 г. в немецкой прессе была опубликована статья Нейрата, в которой указывалось, что Германия будет вооружаться независимо от исхода работы конференции. Более того, руководители фашистской Германии полагали, что Женевская конференция уже сыграла свою роль и в дальнейшем может стать лишь тормозом на пути осуществления их планов перевооружения.

Под давлением общественного мнения, обеспокоенного созданием в лице гитлеровской Германии опасного очага войны в Европе, французское правительство пыталось заручиться на конференции гарантиями своей безопасности. Франция настаивала на установлении международного контроля над вооружениями. Правительства США и Англии лицемерно поддержали Францию, но за ее спиной подталкивали Германию на срыв конференции. 24 июля 1933 г. английская газета «Морнинг пост» опубликовала заявление Муссолини, в котором говорилось: «Я убежден, что в интересах морального и политического престижа народов следовало бы наложить эмбарго на международные конференции. На ряд лет это понятие должно исчезнуть из словаря современной международной политики»5.

Стремление сорвать конференцию объяснялось тем, что, вопреки воле правящих кругов западных стран и гитлеровской Германии, Женевская конференция использовалась Советским Союзом как авторитетная международная трибуна для разоблачения агрессивных замыслов гитлеровцев и борьбы за создание в Европе прочной системы коллективной безопасности. Первым шагом советской дипломатии в этом направлении явилось предложение заключить международную конвенцию об определении агрессии, что представляло «отличный способ проверки отсутствия или наличия у государств агрессивных, завоевательских стремлений»6.

Хотя западные державы и отказались подписать конвенцию об определении агрессии, все же советское предложение встретило во многих странах понимание и поддержку. В течение 1933—1934 годов конвенцию об определении агрессии совместно с Советским Союзом подписали Эстония, Латвия, Польша, Румыния, Турция, Иран, Афганистан, Чехословакия, Югославия, Литва, Финляндия.

Немалое влияние на действия гитлеровского правительства оказало и открытое поощрение западными державами японской агрессии против Китая. Гитлеровцы убеждались в полнейшей безнаказанности агрессивных действий. Осенью 1933 года, пишет статс-секретарь Мейснер, «Гитлер сделал вывод, что он, не опасаясь каких-либо превентивных мер или санкций, может сам взять то, чего ему не хотели дать путем переговоров»7.

14 октября 1933 г. фашистское правительство заявило о том, что Германия не будет в дальнейшем принимать участие в работе конференции по разоружению. Одновременно было объявлено о выходе Германии из Лиги наций. Эти действия сопровождались небывало шумной шовинистической демонстрацией. Рейхстаг был распущен. На 12 ноября 1933 г. были назначены «выборы» в рейхстаг, во время которых каждый избиратель должен был ответить на вопрос: одобряет ли он уход Германии с конференции по разоружению и из Лиги наций и готов ли он заявить, что политика гитлеровского правительства «является выражением его собственной точки зрения и воли»8. Всемерно стремясь разжечь у населения националистические и шовинистические чувства, гитлеровцы вели подготовку к плебисциту под лозунгом «борьбы за равноправие и мир». Ряд монополистов, в том числе Крупп, направили Гитлеру приветственные телеграммы. Монополии расценили агрессивный шаг фашистского правительства как важный этап на пути к неограниченной гонке вооружений.

Демонстративный шаг гитлеровского правительства — уход с конференции по разоружению и выход из Лиги наций — и развернутая в связи с этим в стране шумная пропагандистская кампания диктовались и внутриполитическими соображениями: гитлеровцы стремились потопить нараставшее недовольство широких слоев германского народа в волне буржуазного национализма и шовинизма. «Ни один человек, знакомый с тем быстрым разочарованием, которое охватило страну за последнее время, — писала лондонская «Таймс» на следующий день после выхода Германии из Лиги наций и ухода с Женевской конференции, — не может отказаться от мысли, что внезапность вчерашнего решения объясняется глубокими внутриполитическими причинами...»9.

Правительства западных стран отказались осудить односторонние действия Гитлера и в ряде заявлений выразили свою готовность вести переговоры с Германией вне рамок конференции по разоружению и Лиги наций. Тем самым идее создания системы коллективной безопасности, делу мира в Европе был нанесен тяжелый удар. Гитлеровцы воочию убедились, что ослепленные ненавистью к Советскому Союзу правящие круги западных держав являются по существу их сообщниками в деле перевооружения Германии. Вдохновленные этим, они стали осуществлять предварительные внешнеполитические акции, которые должны были подготовить почву для открытого неограниченного перевооружения Германии. 18 декабря 1933 г. гитлеровское правительство выступило с меморандумом, в котором выдвигалось требование создания «оборонительных сил» уже численностью в 300 тыс. человек с коротким сроком службы и всеми видами вооружений10. В порядке компенсации фашистская Германия обещала принять обязательство о гуманном ведении войны и заключить с другими европейскими странами соглашение о ненападении сроком на 10 лет. 1 января 1934 г. Гитлер повторил свои требования в беседе с французским послом11. Притязания гитлеровцев были встречены с одобрением в правящих кругах США. Член делегации США на конференции в Женеве Вильсон в беседе с Иденом посоветовал английскому правительству вступить в прямые переговоры с Гитлером12.

Следуя совету США, 29 января 1934 г. английское правительство согласилось с предложениями Гитлера. Исключение делалось лишь для военно-воздушных сил, от создания которых Германия должна была воздержаться еще два года. Однако 16 апреля 1934 г. Германия, отвечая на английскую ноту, потребовала немедленного согласия на создание немецкой военной авиации, которая явочным порядком уже создавалась13.

События, связанные с выходом Германии из Лиги наций и уходом с конференции по разоружению, привели к укреплению позиций нацистской партии внутри страны. Гитлеровцы на практике убедились в эффективности средства, которое они затем неоднократно применяли в будущем: при активном содействии правящих кругов западных стран «перекрывать» свои внутренние трудности и противоречия агрессивными акциями на международной арене.

Исключительно важную роль в решении гитлеровского правительства демонстративно порвать с Лигой наций и уйти с конференции по разоружению сыграла предпринятая Англией, Францией и Италией попытка сколотить совместно с Германией антисоветский блок крупнейших империалистических держав Европы в форме так называемого «пакта четырех». Проект пакта, врученный Муссолини 18 марта 1933 г. Макдональду, прибывшему для переговоров в Рим, предусматривал проведение Англией, Германией, Францией и Италией «эффективной политики сотрудничества», пересмотр Версальского договора, признание тремя остальными державами равноправия Германии в области вооружений, проведение единой политики во всех европейских и внеевропейских вопросах, в том числе колониальных14.

Проект пакта был официально одобрен правительством США в заявлении президента от 9 июня 1933 г.

15 июля 1933 г. Муссолини и послы Германии, Англии и Франции в Риме предварительно подписали «пакт четырех» с небольшими изменениями первоначального текста, предложенными Францией. Четыре участника пакта лицемерно брали на себя обязательство «прилагать все усилия, чтобы проводить в рамках Лиги наций политику действенного сотрудничества между всеми странами для сохранения мира»15. На деле, заключая «пакт четырех», правящие круги Англии и Франции стремились избежать столкновения с фашистскими державами и направить их агрессию против Советского Союза.

Подписание «пакта четырех» означало новый успех агрессивного внешнеполитического курса фашистской Германии, так как западные страны официально признали необходимость ревизии Версальского договора и легализации вооружений в Германии. Сговариваясь с Германией и Италией в обход Лиги наций и конференции по разоружению, Англия и Франция по существу торпедировали и Лигу наций, и конференцию по разоружению, наносили тяжелый удар делу обеспечения мира и безопасности народов. Их действия прокладывали дорогу для новых агрессивных актов германского империализма.

Подписание «пакта четырех» подорвало доверие к Лиге наций и конференции по разоружению малых и средних держав Европы, на которые до этого опиралась Франция. Коль скоро сама Франция, от которой страны Малой Антанты и Польша надеялись получить помощь в случае военного столкновения с Германией, пошла на сговор с Германией за спиной Лиги наций, то и малые страны Европы были вынуждены поставить вопрос: не дадут ли прямые переговоры с Гитлером хоть малейшую гарантию от немецко-фашистской агрессии в будущем. Гитлеровская дипломатия умело использовала это обстоятельство, чтобы не допустить создания в Европе антифашистского фронта коллективной безопасности. Фашистская пропаганда развернула широкую кампанию в пользу заключения двухсторонних соглашений «о дружбе».

Англия и Франция помогли гитлеровской Германии использовать антисоветскую позицию правящих кругов союзной с ними панской Польши для подписания 26 января 1934 г. «германо-польской декларации о ненападении и взаимопонимании»16. Декларация явилась важным этапом в подготовке гитлеровской Германией второй мировой войны. «Этот пакт нужен был Гитлеру для того, чтобы расстроить ряды сторонников коллективной безопасности и показать на этом примере, что Европа нуждается не в коллективной безопасности, а в двухсторонних соглашениях. Это давало возможность немецкой агрессии самой решать, с кем и когда заключать соглашение, на кого и когда произвести нападение. Несомненно, что немецко-польский пакт был первой серьезной брешью в здании коллективной безопасности»17.

Подписание декларации явилось и актом маскировки агрессивных планов гитлеровцев в отношении самой Польши. Уничтожение польской государственности и истребление польского народа составляли одну из первых целей гитлеровских планов установления мирового господства. «Уничтожение польского государства является первой потребностью Германии», — писал Розенберг в своей книге «Будущий путь германской внешней политики», опубликованной еще в 1927 году.

Несмотря на то что подписанный «пакт четырех» в основном отвечал стремлению английского и французского империализма достичь сговора с германским и итальянским фашизмом, он так и не был ратифицирован ввиду серьезных разногласий, которые имелись среди его участников.

Разоблачая происки фашистской Германии, Советский Союз последовательно поддерживал проект создания прочного барьера против гитлеровской агрессии в виде пакта о взаимопомощи, который должен был охватить СССР и восточноевропейские государства (так называемый «Восточный пакт»). Предусматривалось, что Франция присоединилась бы к пакту в качестве его гаранта, а СССР в качестве гаранта присоединился бы к Локарнским соглашениям. Чтобы лишить гитлеровцев возможности раздувать лживую пропаганду об «окружении» Германии, к участию в «Восточном пакте» была приглашена и фашистская Германия. Гитлеровское правительство долго затягивало ответ. Лишь 10 сентября 1934 г. оно заявило, что «не видит никакой возможности присоединиться» к такого рода международной договорной системе и предпочитает двухсторонние пакты о ненападении18.

Одновременно с этим гитлеровское правительство предприняло меры, чтобы при помощи своей агентуры злодейски умертвить тех буржуазных деятелей, которые выступали за создание в Европе прочной системы коллективной безопасности. Одной из первых жертв гитлеровцев стал министр иностранных дел Франции Луи Барту. Весной и летом 1934 года Барту развил активную деятельность, чтобы расширить Локарнский пакт, включив в него Советский Союз, Польшу и Чехословакию. Тем самым был. бы создан единый фронт европейских государств против агрессии гитлеровской Германии.

9 октября 1934 г. Барту был убит в Марселе вместе с югославским королем Александром, которого он встречал. По личному приказанию Геринга покушение было подготовлено и организовано помощником немецкого военного атташе во Франции капитаном Гансом Шпейделем19. После убийства Барту руководство французской внешней политикой перешло в руки Лаваля — убежденного сторонника сговора с фашистскими агрессорами.

Таким образом, гитлеровская Германия в 1933—1934 годах осуществила широкую и всестороннюю подготовку к открытому отказу от военных статей Версальского Договора и легализации неограниченных вооружений.

Примечания

1. «Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers 1933», vol. I, Wash., 1950, p. 117.

2. «The Nineteenth Century and After», 1933, May, p. 572.

3. «V.В.», 12. Febr. 1933.

4. «V.В.», 28. Apr. 1933.

5. «Morning Post», July 24, 1933.

6. М. Литвинов, Внешняя политика СССР. Речи и заявления 1927—1937, Соцэкгиз, 1937, стр. 81.

7. О. Meissner, Der Staatssekretär unter Ebert — Hindenburg — Hitler, S. 347 f.

8. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. I, S. 153.

9. «The Times», Oct. 16, 1933.

10. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. I, S. 97.

11. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series С, vol. II, L., 1959, p. 295.

12. H.R. Wilson, Diplomat between Wars, N. Y., 1941, p. 297.

13. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series C, vol. II, pp. 747—748.

14. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Second Series, vol. V, p. 67.

15. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. I, S. 111.

16. «Reichsgesetzblatt», 1934, Bd. II, S, 118.

17. «Фальсификаторы истории (Историческая справка)», стр. 14.

18. «Dokumente der deutschen Politik und Geschichte», Bd. IV, S. 1861.

19. A. und A. Thorndike, K. Raddatz, Unternehmen Teutonenschwert, В., 1959, S. 33.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты