Библиотека
Исследователям Катынского дела

Обострение империалистических противоречий к лету 1939 года

В результате захвата Австрии и Чехословакии промышленное производство в фашистской Германии резко возросло. По основным экономическим показателям Германия далеко обогнала своих непосредственных империалистических конкурентов — Англию и Францию.

Промышленное производство Германии, Англии и Франции в 1939 году1

Добыча каменного и бурого угля (в млн. т) Выплавка чугуна (в млн. т) Выплавка стали (в млн. т) Выплавка алюминия (в тыс. т)
Германия 251,6 17,5 22,5 199,5
Англия 235,0 8,1 13,4 25,4
Франция 49,8 7,4 7,9 52,5

Значительно усилившийся германский империализм не только отвергал всякое вмешательство западных держав в дела стран Центральной и Юго-Восточной Европы, которые рассматривались гитлеровцами как безраздельная сфера влияния немецких монополий, но открыто выступал за передел в свою пользу английских и французских колониальных империй.

Еще не успели немецко-фашистские войска оккупировать всю Судетскую область, как Гитлер 9 октября 1938 г. выступил с речью в расположенном на французской границе городе Саарбрюкене. Он резко обрушился на западные державы за их нежелание считаться с колониальными требованиями рейха и объявил немецкому народу, что Германия должна быть готова к столкновению с Англией и Францией2. Здесь же Гитлер указал нацистской пропаганде основное направление для психологической подготовки населения к войне с западными странами: Англия и Франция проводят в отношении Германии политику окружения, стремятся не допустить ее к мировым источникам сырья и продовольствия.

Требования колоний стали после речи Гитлера в Саарбрюкене лейтмотивом всех выступлений нацистских вожаков. Сам Гитлер повторил их 6 ноября в Веймаре, 8 ноября — в Мюнхене и, наконец, в выступлении перед фашистским рейхстагом 30 января 1939 г. 24 октября 1938 г. официоз министерства иностранных дел «Дейче дипломатише корреспонденц» выступил со статьей, где детально «аргументировал» необходимость передачи Германии важнейших колоний Англии и Франции.

После Мюнхена значительно усилилась внешнеэкономическая экспансия фашистской Германии и ее проникновение в сферы влияния английского и французского капитала. В 1938—1939 годах немецкими фирмами было создано за границей свыше 10 тыс. торговых представительств. В малых странах Западной и Северной Европы, на Ближнем и Среднем Востоке Германии удалось серьезно потеснить Англию и Францию и овладеть важными позициями. Весьма показательным в этом отношении являлось положение, сложившееся в Индии. К лету 1939 года экспорт металлических изделий из Германии в Индию сравнялся с английским, немецкие красители успешно вытесняли английские, между Индией и Германией велись прямые переговоры о заключении торгового соглашения, об обмене немецких машин на индийский хлопок3.

Выражая коренные интересы немецких монополий, Гитлер заявил 30 января 1939 г. в рейхстаге, что Германия стоит перед выбором: «либо экспортировать, либо умереть».

Правящие круги Англии и Франции, с легким сердцем отдававшие немецким фашистам одну за другой страны Центральной и Юго-Восточной Европы, чрезвычайно болезненно реагировали на колониальные требования Германии и решительно их отвергали.

7 декабря 1938 г. министр колоний Англии Макдональд заявил в палате общин: «Мы не будем обсуждать эти (т. е. колониальные. — Г.Р.) вопросы, мы не принимаем их в соображение, они не являются в настоящее время предметом практической политики».

Одновременно правительства западных стран усилили отпор попыткам немецких монополий проникнуть в английские и французские колонии. Акт правительства Англии «об экспортных гарантиях», вошедший в силу с февраля 1939 года, увеличил сумму правительственных субсидий английским экспортерам в три раза. Кроме того, к лету 1939 года с этой же целью был создан специальный фонд размером в 60 млн. ф. ст. Английское правительство объявило, что оно будет бить Германию «ее собственным оружием», то есть оказывать английским монополиям максимальную правительственную помощь в борьбе с германской конкуренцией.

Фашистскую Германию подталкивали на скорейшее развязывание войны против западных держав не только резкое обострение англо-германских и англо-французских экономических противоречий, все более принимавшее характер открытой экономической войны, но и проявившаяся со всей очевидностью неподготовленность вооруженных сил Англии и Франции к эффективному отпору гитлеровской агрессии. Уповая на столкновение Германии с Советским Союзом, Англия и Франция значительно отстали от Германии по темпам подготовки вооруженных сил и промышленности к войне. Интересные данные по этому вопросу содержатся в закрытом докладе генерала Томаса, прочитанном перед сотрудниками германского министерства иностранных дел 24 мая 1939 г. Германия, говорил он, располагает 51 полностью снаряженной и обученной дивизией, из них 5 танковыми и 4 моторизованными. Военно-воздушные силы насчитывают 260 тыс. человек, состоят из 240 эскадрилий и 340 зенитных батарей. В составе военно-морского флота 2 линкора, 2 крейсера, 17 эсминцев и 47 подводных лодок; кроме того, в ближайшие месяцы заканчивалось строительство еще 2 линкоров, 4 крейсеров, 1 авианосца, 5 эсминцев и 7 подводных лодок4.

Производство стали, указывалось далее в докладе, является в Германии наивысшим после США, по выплавке же алюминия Германия значительно превзошла США и другие страны, производство винтовок и патронов было выше, чем в любой другой стране, по производству пороха и взрывчатых веществ Германия вплотную приближалась к наивысшему уровню, достигнутому в первую мировую войну. Между тем «вооружение Англии в настоящее время не соответствует современным требованиям», — указывалось в докладе.

Основной вывод доклада сводился к тому, что «уровень производительности собственно военной промышленности и подготовка перевода остальной экономики (на военные рельсы. — Г.Р.) ни в одной другой стране не находится на такой высоте, как в настоящее время в Германии», и что «военная и военно-экономическая сила стран оси — Германии и Италии в их готовности и мощи первого удара в настоящее время превосходит силы западных держав»5.

Генерал Томас подчеркивал, что благоприятная для фашистских держав обстановка отнюдь не сохранится длительное время: «Нам должно быть ясно, что западные державы в состоянии, переведя свою экономику на военные рельсы, в 1—1,5 года достичь уровня вооружений Германии».

Доклад генерала Томаса, прочитанный для ориентировки нацистских дипломатов, несомненно, отражал установку руководящих кругов монополистического капитала Германии, гитлеровского правительства и военно-милитаристских сил: не дожидаясь, когда Англия и Франция подготовятся к войне, обрушиться на них, разгромить империалистических конкурентов и заложить тем самым основы для установления господства германского империализма во всем мире.

Вторжением в Чехословакию 14—15 марта 1939 г. гитлеровцы продемонстрировали, что при захвате «жизненного пространства» они отнюдь не намерены действовать в соответствии с пожеланиями Англии и Франции.

2 апреля 1939 г. во время спуска на воду линкора «Тирпиц» Гитлер заявил: «Если сегодня имеется еще английский государственный деятель (подразумевается Н. Чемберлен. — Г.Р.), который полагает, что можно все проблемы согласовать и решить путем откровенного обсуждения, то я желал бы только сказать такому государственному деятелю: возможности для этого были пятнадцать лет назад... Если сегодня английский государственный деятель требует, чтобы каждая проблема, являющаяся жизненно важной для Германии, первоначально обсуждалась с Англией, то я мог бы точно так же потребовать, чтобы каждая британская проблема первоначально обсуждалась с нами. Я не желаю принимать поучений ни от каких европейских или заокеанских политиков»6. Одновременно Гитлер заявил, что «практические предпосылки» для дальнейшего существования англо-германского морского договора 1935 года «устранены», а 27 апреля 1939 т. Германия демонстративно порвала договор7.

Весной 1939 года в предвидении военной схватки с Англией и Францией гитлеровское правительство предпринимает меры по консолидации и расширению агрессивного военного блока фашистских держав. 27 марта 1939 года к «Антикоминтерновскому пакту» присоединилась франкистская Испания. Агрессивный сговор гитлеровцев с франкистами был подкреплен 31 марта 1939 г. заключением «договора о дружбе». Обе стороны обязались «постоянно находиться в контакте друг с другом, чтобы согласовывать вопросы международной политики, затрагивающие их взаимные интересы». В случае если одна сторона окажется в состоянии войны, другая обязалась избегать всего «в политической, военной или экономической области, что ослабляло бы партнера по договору и шло на пользу его противникам». Предусматривался тесный контакт и обмен опытом между вермахтом и франкистской армией8.

Еще с января 1938 года по инициативе гитлеровцев между Германией и Японией начались переговоры о том, чтобы возложить на участников пакта определенные обязательства военного характера. Однако вследствие германо-японских противоречий в Китае и на Тихом океане, а также стремления определенных кругов в Японии закончить затянувшуюся войну с Китаем путем организации «дальневосточного Мюнхена», то есть при помощи США и Англии, желавших поскорее направить японскую агрессию против Советского Союза, соглашение о военном союзе между Германией и Японией, несмотря на большие усилия гитлеровской дипломатии, к началу второй мировой войны не было заключено. Тем не менее 5 июня 1939 г. германский посол в Токио Отт сообщил Риббентропу, что японское правительство согласно принять участие в совместной с Германией войне против Англии и Франции, но при условии, что «Япония сохранит за собой право вступить в войну в благоприятный для нее момент».

22 мая 1939 г. Германия и Италия заключили договор «о дружбе и союзе», по которому обязались «совместными силами выступать за обеспечение своего жизненного пространства»9. Успехи гитлеровцев на международной арене, а также только что беспрепятственно осуществленный Италией захват Албании подтолкнули фашистских руководителей Италии на заключение прямого военного союза с Германией. В случае войны, указывалось в договоре, другая сторона «немедленно как союзник выступит на ее стороне и окажет ей поддержку всеми своими военными силами». К пакту был приложен секретный протокол, на основе которого с июня 1939 года начались регулярные переговоры немецкого и итальянского генеральных штабов. С немецкой стороны их вели Кейтель и Редер, с итальянской — генералы Париани и Гаваньяри10.

Германо-итальянский военный союз прямо и непосредственно был направлен против Англии и Франции. Еще 15 апреля 1939 г. Геринг во время посещения Рима разъяснил Муссолини и Чиано, что захват Германией Австрии и Чехословакии «способствует значительному усилению мощи оси против западных держав» и этот момент надо незамедлительно использовать11.

Уже из директивы верховного командования от 11 апреля 1939 г. было видно, что оно рассматривало войну с Польшей лишь как ступень к решающей схватке с основными соперниками германского империализма — Англией и Францией. Окончательные и исчерпывающие установки в отношении предстоящей войны с Англией и Францией были даны Гитлером на следующий день после заключения военного блока с Италией —23 мая 1939 г. В этот день в имперской канцелярии состоялось совещание, на котором присутствовали высшие военные руководители нацистской Германии: Редер, Кейтель, Браухич, Мильх, Гальдер, Варлимонт и др. Оценивая сложившуюся к этому времени для фашистской Германии обстановку, Гитлер прямо заявил, что «без вторжения в чужие страны и захвата чужого имущества» невозможно разрешить экономические проблемы, стоящие перед Германией. «Проблему Польши, — продолжал Гитлер, — нельзя отделить от войны против Запада... Англия стоит на пути установления нашей гегемонии. Англия должна быть лишена мощи. Англия — наш враг и борьба с ней будет вестись не на жизнь, а на смерть»12. Вооруженные силы фашистской Германии получили 23 мая 1939 г. приказ развернуть планомерную подготовку к нападению на Англию. Задача сухопутных сил состоит в том, указывал Гитлер, чтобы дать возможность флоту и авиации занять удобные позиции для атаки на Англию. Для этого необходимо разгромить Францию. «Голландские и бельгийские воздушные базы должны быть захвачены, не принимая во внимание заявления этих стран о нейтралитете». Гитлер закончил совещание словами: «Нашей целью было, есть и будет: поставить Англию на колени»13.

Конечно, при исследовании материалов совещания 23 мая 1939 г. и других нацистских документов, связанных с подготовкой гитлеровской Германией войны на Западе, не следует упускать из виду основного и главного: само нападение на западные страны и их порабощение рассматривались гитлеровской кликой как необходимая предпосылка для войны против Советского Союза.

Примечания

1. «См. «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945», т. I, стр. 160.

2. «V.В.», 10. Okt. 1938.

3. «Вопросы истории», 1955 г., № 5, стр. 50.

4. «PHN», Bd. XXXVI, Dok. 028-ЕС, SS. 114—115.

5. «PHN», Bd. XXXVI, Dok. 028-ЕС, SS. 118—119.

6. «V.В.», 2. Apr. 1939.

7. «Dokumente der deutschen Geschichte und Politik», Bd.V, S. 196.

8. «Akten zur deutschen auswärtigen Politik 1918—1945», Serie D, Bd, III, Baden-Baden, 1953, S. 752.

9. «Reichsgesetzblatt», 1939, Bd. II, S. 826.

10. «Akten zur deutschen auswärtigen Politik 1918—1945», Serie D, Bd. VI, Baden-Baden, 1953, S. 929.

11. См. «Нюрнбергский процесс... Сборник материалов», т. 2, стр. 317.

12. «PHN», Bd. XXXVII, Dok. 079-L, S. 549.

13. Ibid., S. 554.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты