Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

на www.chintaka.ru купить какао

Профашистская деятельность правительства Папена. Отпор демократических сил наступлению фашизма

Образованное 1 июля 1932 г. новое правительство во главе с Францем Папеном1 имело поддержку всех правых партий и стало на путь открытой поддержки гитлеровской партии и проталкивания ее к власти. «Правительство Папена, — писал Э. Тельман, — диктаторский кабинет генералов, трестовских магнатов и юнкеров, поставивших себе целью непосредственное установление фашистской диктатуры»2.

Первым мероприятием правительства Папена явилась отмена запрещения штурмовых и охранных отрядов3. Тем самым нацистам была предоставлена возможность осуществлять массовый террор. Только с 16 июня 1932 г., то есть со дня отмены запрещения штурмовых отрядов, по 1 августа 1932 г. было зарегистрировано 130 убитых и более 2 тыс. раненых штурмовиками антифашистов.

Отмена запрещения CA и СС, отмечал В. Пик, привела к тому, что «хотя еще фашизм не властвовал в Германии, но его банды выступали все наглее, терроризируя рабочий класс»4.

Орган баварского правительства газета «Байерише фольксцейтунг» писала о намерении правительства Папена создать на базе штурмовых отрядов армию в полмиллиона человек.

Вслед за тем в июне 1932 года Папен досрочно распустил рейхстаг. Этот шаг также отвечал интересам гитлеровцев, стремившихся завоевать более прочные позиции в рейхстаге и тем самым ускорить захват власти. Выборы нового состава рейхстага были назначены на 31 июля 1932 г.

Незадолго до выборов — 20 июля 1932 г. — президент издал приказ о назначении Папена верховным комиссаром Пруссии. Опираясь на этот декрет, Папен в тот же день разогнал социал-демократическое правительство Брауна в Пруссии, что явилось грубым нарушением Веймарской конституции.

Распустив социал-демократическое правительство Пруссии, правящие классы Германии показали еще раз, что они перестали считать СПГ своей основной опорой и делают ставку на фашистскую партию. Орган «Имперского союза промышленности» — «Фюрербрифе» открыто признавал: «Роль «пограничного стража» буржуазного общества взяла на себя в первый период послевоенной консолидации социал-демократия. СПГ была тогда в состоянии парализовать революционную активность рабочего класса, ориентировать его на социальные достижения революции и привязать его к буржуазному государству... Но в настоящее время, в связи с тем что кризис лишил рабочий класс тех социальных достижений, которые он имел после 1918 года, положение изменилось... Рабочий класс соскальзывает в направлении к коммунизму, и господство буржуазии приближается к грани военной диктатуры. Спасение из этой пропасти возможно лишь в том случае, если раскол и «привязывание» рабочего класса удадутся другим и притом более прямым путем. И здесь лежат положительные возможности и задачи для национал-социализма»5.

Профашистский переворот в Пруссии вызвал возмущение среди рядовых социал-демократов. Они ожидали от руководства СПГ призыва к борьбе. Однако вместо того, чтобы повести массы на борьбу за сохранение демократических свобод, лидеры СПГ ограничились тем, что пытались затеять судебный процесс против Папена. Несколько месяцев спустя суд отклонил их жалобу и тем самым оправдал действия Папена.

ЦК КПГ, учитывая рост фашистской угрозы, обратился к правлению СПГ и Всегерманскому объединению профсоюзов с предложением объявить 21 июля всеобщую стачку протеста против нарушения Веймарской конституции и незаконного отстранения от власти прусского правительства. «При существовавшей остроте противоречий, — писал В. Пик, — дело могло дойти до вооруженного столкновения между рабочими и нацистскими бандами. Но в этой вооруженной борьбе рабочие, выступающие единым фронтом, еще могли наголову разбить гитлеровские банды и тем самым сорвать план монополий, которые с целью подготовки войны проталкивали вперед фашистскую диктатуру»6. Однако эта возможность была упущена. Правые социал-демократы отклонили предложение о всеобщей забастовке, заявляя, что решающий бой будет дан посредством избирательных бюллетеней на предстоящих выборах в рейхстаг. «Путем срыва всеобщей стачки, путем поношения агитаторов за нее как «шпиков» и «провокаторов», — писала «Роте фане», — вождям СПГ удалось спасти правительство Папена»7.

Избирательная борьба развертывалась в условиях разнузданного фашистского террора, всемерно поощряемого правительством Папена. Командующий войсками берлинского военного округа издал приказ, запрещающий всеобщую стачку. Одновременно полиция получила указание «энергично и не колеблясь применять оружие для сохранения общественного спокойствия и порядка»8. Поддерживаемые полицией отряды штурмовиков врывались в рабочие кварталы, срывали митинги, организуемые коммунистами и социал-демократами, убивали антифашистов.

17 июля 1932 г. банды нацистов с провокационной целью организовали под охраной полиции шествие через рабочие кварталы Альтоны (район Гамбурга). Возмущенные рабочие дали дружный отпор фашистам и разогнали их. Тогда полицей-президент Альтоны взял гитлеровцев под свою защиту и отдал полиции приказ открыть огонь. 18 рабочих было убито, 70 ранено, 132 рабочих, в том числе руководитель коммунистов Альтоны Август Лютгенс, были брошены в тюрьму, что дало фашистам возможность после прихода к власти учинить над ними кровавую расправу.

Несмотря на яростный фашистский террор, всемерно поддерживаемый правительством Папена, и разнузданную демагогию, гитлеровцам не удалось на выборах 31 июля 1932 г. получить большинство голосов и прийти к власти. Число поданных за нацистов голосов лишь незначительно увеличилось по сравнению с президентскими выборами. Становилось очевидным, что фашистская партия достигла предела своего влияния в массах. К тому же союзник нацистов по «Гарцбургскому фронту» — национальная партия потеряла свыше 300 тыс. избирателей. КПГ, несмотря на усиление фашистского террора и демагогии, собрала 5283 тыс. голосов вместо 4590 тыс. на выборах в рейхстаг в 1930 году.

К осени 1932 года отпор фашизму значительно усилился. Под руководством КПГ в борьбу за жизненные права народа, против фашистской угрозы втягивались новые сотни тысяч и миллионы трудящихся. В ответ на бесчинства фашистских штурмовых отрядов Эрнст Тельман от имени Коммунистической партии призвал трудящихся к «антифашистскому действию» — к общей оборонительной борьбе всех рабочих и всех антифашистских организаций против фашизма. В Берлине был созван Конгресс единства в борьбе против фашизма. В работе конгресса принимало участие почти 1500 делегатов, из них 954 беспартийных и 132 члена социал-демократической партии. Конгресс обратился с манифестом к рабочему классу, всем трудящимся, призывая их включиться в активную борьбу с фашизмом. «В час крайней опасности, — говорилось в манифесте, — антифашистское действие зовет трудящиеся массы города и деревни к совместной братской освободительной борьбе против смертельного врага трудового народа — фашизма и его прислужников»9.

Большое значение для дальнейшего развития антифашистской борьбы в стране имели события, разыгравшиеся в стенах рейхстага 30 августа 1932 г. В этот день первое заседание вновь избранного рейхстага было открыто вступительной речью старейшего депутата. Им являлась 75-летняя Клара Цеткин. Перед лицом 230 беснующихся фашистских головорезов К. Цеткин охарактеризовала фашизм как злейшего врага прогрессивного человечества. «Требованием часа, — говорила К. Цеткин, обращаясь к немецкому рабочему классу, — является единый фронт всех трудящихся, чтобы отбросить фашизм и тем самым сохранить порабощенным и эксплуатируемым силу и мощь своих организаций и даже свою собственную жизнь. Перед этой настоятельной исторической необходимостью должны отступить сковывающие и разъединяющие нас политические, профсоюзные и религиозные соображения»10.

Вопреки позиции руководства СПГ и Всегерманского объединения профсоюзов, рабочие — рядовые члены этих организаций все чаще вместе с коммунистами выступали против гитлеровцев. Вскоре последние уже не могли безнаказанно осуществлять свои террористические действия. Каждое выступление штурмовиков наталкивалось на мощный отпор со стороны рабочих. Так, в июле 1932 года в ответ на фашистскую провокацию рабочие Вупперталя разгромили фашистские банды. Нацисты разбежались по окрестностям или, для того чтобы их нельзя было узнать, заменили свою форму на гражданскую одежду. По инициативе рабочих на предприятиях Вупперталя были организованы объединенные антифашистские комитеты, где рабочие-коммунисты, социал-демократы, католики, беспартийные действовали единым фронтом против фашизма. Вслед за Вупперталем рабочие, выступавшие единым фронтом, дали отпор гитлеровцам в Дортмунде, Гагене, Оберхаузене и ряде других городов.

КПГ все более умело сочетала борьбу против фашизма с защитой непосредственных экономических интересов трудящихся. Осенью 1932 года КПГ впервые за годы кризиса удалось организовать действительно широкое стачечное движение пролетариата. За два месяца — с середины сентября до середины ноября — состоялось 447 стачек против декрета правительства Папена о 50-процентном снижении заработной платы. 228 из них закончились полной победой бастующих рабочих11. Наиболее крупным выступлением явилась стачка транспортников Берлина в ноябре 1932 года, парализовавшая на пять дней работу всего городского транспорта.

Если в 1931 году в рядах КПГ насчитывалось 195 тыс. человек, то осенью 1932 года — почти 300 тыс. человек. КПГ подходила вплотную к завоеванию на свою сторону большинства рабочих в крупнейших пролетарских центрах страны — Руре и Берлине. Состоявшиеся в ноябре 1932 года новые выборы в рейхстаг показали дальнейший рост влияния Коммунистической партии. Она получила 5980 тыс. голосов, то есть на 697 тыс. больше, чем на выборах 31 июля, и провела в рейхстаг 100 своих депутатов. Почти 6 млн. голосов, поданных за компартию, наглядно свидетельствовали о серьезном росте антифашистских сил в стране.

В конце 1932 года политическая обстановка в Германии обострилась. Усилились классовые противоречия, результатом чего явился рост стачечного движения. Быстро распадались некоторые буржуазные партии — народная, национальная, демократическая. Сильно упало влияние социал-демократической партии12. Попытки править за спиной рейхстага при помощи «президентских правительств» Брюнинга и Папена также не привели к смягчению положения» Эти правительства не смогли обеспечить «внутренний мир», укрепить позиции монополий и юнкерства и вывести страну из кризиса. Обострились противоречия в правящем лагере.

Состоявшиеся в ноябре 1932 года досрочные выборы в рейхстаг, которые должны были, по замыслу реакции, дать фашистам и их союзникам большинство в рейхстаге, показали, что начинает слабеть и последний резерв германского империализма — гитлеровская партия. Несмотря на террор штурмовых отрядов, разнузданную шовинистическую пропаганду и демагогию, фашистская партия потеряла свыше 2 млн. голосов избирателей и 34 мандата в рейхстаге. Ни в одном из 35 избирательных округов национал-социалисты не собрали большинства голосов. Они утратили большинство и в единственном округе (Шлезвиг-Гольштейн), где имели его.

В неблагоприятных для фашистской партии итогах выборов большую роль сыграла упорная борьба Коммунистической партии против фашизма, разоблачение ею гитлеровской демагогии. Серьезно подорвало авторитет фашистской партии и то, что гитлеровцы содействовали проведению чрезвычайных декретов правительства Папена, которые вызывали возмущение народных масс. Выборы показали, что среди обманутой гитлеровцами мелкой буржуазии появилось разочарование. Началось бегство из рядов фашистской партии. После неудачи на выборах в рейхстаг гитлеровцы потерпели настоящий провал в декабре 1932 года на выборах в ландтаг Тюрингии.

В декабре 1932 года волнения охватили фашистские отряды в Галле. В Касселе два отряда штурмовиков были распущены. В северной Баварии (Франконии) стала разваливаться вся местная организация нацистской партии13. Под влиянием неудач серьезные разногласия возникли в руководстве фашистской партии. Против тактики Гитлера, который требовал передачи нацистам всей полноты власти, выступил один из виднейших деятелей национал-социалистской партии Грегор Штрассер. Он призывал к созданию правительства широкого фронта германской реакции — от Гитлера до правых вождей социал-демократии и профсоюзов.

О разброде и кризисе, охватившем в это время нацистскую партию, свидетельствуют записи в дневнике Геббельса, который тогда являлся руководителем берлинской организации национал-социалистской партии.

7 ноября 1932 г. — «В берлинской областной организации очень подавленное настроение. Среди избирателей господствует брожение».

10 ноября 1932 г. — «Настроение уверенности в победе теперь уступило место в партии явной депрессии. Повсюду возникают ссоры, споры и разногласия».

21 ноября 1932 г. — «В самой партии очень много склок и разногласий».

8 декабря 1932 г. — «В организации господствует тяжелая депрессия... У всех настроение очень подавленное... Мы все очень удручены, прежде всего тем, что существует опасность развала партии и вся наша работа пойдет прахом... Звонит доктор Лей: положение в партии обостряется с каждым часом».

В тот же день Геббельс записывает, что Гитлер уже помышляет о самоубийстве. 15 декабря 1932 г. он пишет, что единственное средство спасти нацистскую партию от полного развала — это «незамедлительно прийти к власти»14.

Таким образом, гитлеровская партия — последняя ставка германской реакции оказалась перед лицом серьезного кризиса и возможного распада.

Примечания

1. Франц фон Папен — аристократ-юнкер, тесно связанный с монополистическими кругами Рура и Саара. В годы первой мировой войны — руководитель немецкой шпионско-диверсионной службы в США и на Ближнем Востоке. В Веймарской Германии Папен возглавлял крайне правое крыло партии Центра и сблизился с Ватиканом. Папен долгое время находился в тесной связи с руководством нацистской партии.

2. «Der rote Stern», 1. Aug. 1932.

3. Гитлеровские штурмовые и охранные отряды были объявлены распущенными правительством Брюнинга 13 апреля 1932 г. после опубликования в печати так называемого «Боксгеймерского документа», неопровержимо свидетельствовавшего о том, что гитлеровцы отнюдь не довольствуются легальными формами борьбы и подготовляют вооруженный путч с целью захвата власти. На деле запрет СС и CA носил фиктивный характер. «Запрещение явилось тактическим ходом правящих кругов накануне переговоров по репарационному вопросу в области внешней политики и перед лицом выборов внутри страны» («Zeitschrift für Geschichtswissenschaft», 1956, Heft 2, S. 410). Гитлеровцам была предоставлена возможность сохранить мощь своих боевых организаций. Правительство еще накануне предупредило нацистов о предстоящем «запрете» СС и CA и тем самым «дало национал-социалистам возможность осуществить все необходимые приготовления» (D. Groener-Geyer, General Groener. Soldat und Staatsmann, Fr. am/M., 1955, S. 307).

4. W. Pieck, Reden und Aufsätze, Bd. I, В., 1950, S. 480.

5. Цит. по P. Merler, Deutschland — sein oder nicht sein? Bd. I, Mexico, 1944, S. 269 f.

6. W. Pieck, Reden und Aufsätze, Bd. I, S. 400.

7. «Die rote Fahne», 21. Okt. 1932.

8. G. Horkenbach, Das deutsche Reich von 1918 bis heute. Jahrgang 1932, Bd. III, В., 1933, S. 254.

9. «Zur Geschichte der Kommunistischen Partei Deutschlands», S. 322.

10. С. Zetkin, Gegen Faschismus und imperialistischen Krieg, В., 1955, S. 35.

11. Н. Bertheld, Das Programm der KPD zur nationalen und sozialen Befreiung des deutschen Volkes, В., 1956, S. 209.

12. По сравнению с выборами в рейхстаг в 1928 году число голосов, поданных 6 ноября 1932 г. за социал-демократическую партию, сократилось на 1905 тыс., за демократическую — на 1143 тыс., за народную — на 2018 тыс. и за национальную — на 1362 тыс. (W. Dillmann, Das politische Deutschland vor Hitler, Zürich — New York, 1945, S. 94).

13. «Архив внешней политики СССР», ф. 56, оп. 9, п. 119, д. 54, л. 9. Обзор немецкой печати, составленный полпредством СССР в Германии (в дальнейшем: «АВП СССР», Обзор печати).

14. J. Goebbels, Vom Kaiserhof zur Reichskanzlei, München, 1934, S. 197 ff.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты