Библиотека
Исследователям Катынского дела

Нарушение границы германскими самолетами

Фашистская Германия, готовясь к войне против Советского Союза, использовала все возможности разведки, в том числе воздушной.

Воздушную разведку советской территории германское командование начало вести сразу же после установления новой границы. Только с декабря 1939 г. до середины марта 1940 г. фашистские самолеты 12 раз вторгались в советское воздушное пространство1. 10 февраля 1940 г. немецкий самолет нарушил границу СССР на участке Ломжанского пограничного отряда, углубившись на нашу территорию на два километра. Попав под пулеметный огонь, он возвратился за рубеж. На этом же участке еще один самолет-разведчик 11 февраля дважды кратковременно вторгался в советское воздушное пространство2. Это были, судя по всему, пока пробные залеты на осмотр пограничной полосы на небольшую глубину.

17 марта 1940 г. на участке Августовского пограничного отряда государственную границу одновременно нарушили 32 немецких самолета — бомбардировщики и разведчики. Они углубились до города Августово, сделали над ним круг и возвратились за рубеж. Это была, по сути дела, наглая демонстрация силы, открытый провокационный выпад против СССР. Пограничный наряд, находившийся в это время в районе деревни Щерба, открыл по самолетам ружейно-пулеметный огонь, в результате чего один из воздушных пиратов был сбит и упал на советской территории в 50 метрах от границы. Один летчик погиб, второй получил тяжелое ранение и был взят пограничниками. У сбитого самолета выставили караул. В район происшествия подошел немецкий пехотный взвод, но границу не нарушил3. После полуторадневных проволочек со стороны германских властей они подписали акты и схемы нарушения советской границы германскими самолетами; трупы убитого и умершего раненого летчика, разбитый самолет были переданы германским властям. При подписании акта подполковник германской армии устно принес извинение по поводу нарушения воздушной границы и заверил, что больше таких действий не повторится4. Однако эти заверения были лживыми. Уже на второй день в районе города Ярослав границу СССР на высоте 500 метров пересекли пять самолетов и приземлились на советской территории в разных точках. Один совершил посадку в 30 км восточнее Ярослава. Это был учебно-разведывательный самолет типа ГО-145. Летчик объяснил нарушение границы тем, что потерял ориентировку, отстал от группы, израсходовал все горючее и вынужден был пойти на посадку. Остальные четыре самолета такого же типа приземлились в 20 км восточнее Ярослава. Нарушение границы летчики — унтер-офицеры также объяснили потерей ориентировки и отсутствием горючего. Разумеется, подобное могло случиться, однако частые нарушения советской воздушной границы на всем протяжении от Балтийского моря до Карпат делали эти объяснения малоправдоподобными. Тем более германским властям хорошо было известно, что любое нарушение государственной границы вело к осложнению отношений между Германией и Советским Союзом.

Гитлеровская авиация продолжала активизировать воздушную разведку, расширяя направления и увеличивая глубину залета. Только 24 и 25 мая 1940 г. германские самолеты 12 раз вторгались в советское воздушное пространство5. Продолжительность полета над советской территорией постоянно возрастала. Если первые отдельные полеты продолжались считанные минуты, то теперь они длились часами. Утром 25 мая германский трехмоторный самолет на участке Лисковского пограничного отряда углубился на советскую территорию до 5 км и возвратился за рубеж. В этот же день произошло два подобных нарушения и на участке Перемышльского пограничного отряда. Один из самолетов пролетел над несколькими населенными пунктами6.

С весны 1940 г. немецкие самолеты регулярно, в среднем 1—2 раза в неделю, вторгались в советское воздушное пространство, главным образом в первой половине дня. В некоторые дни границу нарушали по нескольку самолетов. Только за 26 мая на рава-русском и перемышльском участках было 7 таких нарушений. 12 июня границу СССР пересекли три самолета-нарушителя: один пролетел до станции Шепетовка, другой вторгся на участке Брестского пограничного отряда, в 38 км от города Брест, и третий — на участке Кретингского пограничного отряда. Одиночные нарушения имели место 16 июня на участке Сколевского пограничного отряда и 21 июня на одном из участков Белорусского пограничного округа7.

С июля — августа 1940 г., когда началась концентрация германских войск у советской границы, нарушения воздушного пространства еще более участились. Они совершались главным образом над районами основных направлений вторжения немецко-фашистских войск. 12 июля 1940 г. произошло четыре нарушения на участках Любомльского, Рава-Русского, Перемышльского и Лисковского пограничных отрядов. Самолеты-шпионы, углубляясь на советскую территорию от одного до семи километров, пролетали десятки километров вдоль границы8. 21 августа на участке Брестского пограничного отряда гитлеровские летчики шесть раз нарушали государственную границу. На этот раз все перелеты были совершены в вечернее время — с 19 часов до 21 часа. Отдельные самолеты нарушали границу на большой высоте и залетали на глубину до 70 км. Полеты производились в большинстве случаев над военными объектами.

В связи с систематическими нарушениями воздушного пространства СССР его представители по пограничным вопросам настойчиво требовали от германских властей принять меры к пресечению таких случаев. Германская сторона, как всегда, признавала бесспорные факты, обещала не допускать их повторения, но все оставалось без изменений. Более того, число нарушений границы германскими самолетами и глубина их залета на территорию СССР продолжали расти. 31 октября представитель германского командования подписал письмо в ответ на протест представителя по пограничным делам в Шепетовском районе в связи с нарушением 22 октября 1940 г. границы немецким самолетом на этом участке. В очередной раз от имени командования ВВС Германии он обещал принять меры к неповторению подобных случаев, предлагал советскому представителю организовать встречу с делегатами высшего командования военно-воздушных сил по этому вопросу 11 ноября 1940 г. Но уже на следующий день — 1 ноября на участке Таурогенского пограничного отряда германский двухмоторный самолет на высоте 300 метров нарушил границу и углубился на советскую территорию до 10 км9. Здесь же самолет такого типа 7 ноября вторгся на два километра на советскую территорию, пролетел 45 км вдоль линии границы над железной дорогой Кретинга — Клайпеда. По поводу этого нарушения на встрече 8 ноября с начальником пограничного отряда майором Бочаровым представители германской пограничной охраны сделали вид, что о происшедшем им ничего не известно, и повторили дежурную фразу о недопущении подобных случаев.

Вслед за этим 10 ноября германские самолеты шесть раз вторгались на территорию Советского Союза на участках Ломжанского (дважды), Таурогенского, Владимир-Волынского, Перемышльского, Рава-Русского отрядов, причем два из них углубились в воздушное пространство СССР более чем на 105 км.

Чаще всего нарушения воздушной границы происходили на участках Ломжанского, Перемышльского, Рава-Русского, Шепетовского и Таурогенского пограничных отрядов. В отдельные дни фашистская авиация по нескольку раз в день вела воздушную разведку на разные глубины. 18 ноября на участке Ломжанского пограничного отряда самолеты-нарушители дважды залетали на советскую территорию от 500 метров до 3 км и вдоль границы от 3 до 6 км. 17 декабря фашистский самолет углубился на 12 км и пролетел вдоль границы до 60 км, а 18 декабря — до 15 км10.

На участке Таурогенского пограничного отряда нарушения имели место 28 ноября 1940 г. 5 марта 1941 г. фашистский самолет пытался осуществить разведку советских морских баз на Балтийском побережье, но был сбит огнем зенитной артиллерии Либавского района обороны и упал в советских территориальных водах. Вышедший на его поиски катер германских военно-морских сил, дислоцировавшихся на базе порта Пилау, был задержан. 18 марта 1941 г. самолет типа «юнкерс» также пытался совершить разведывательный полет над морской базой Либава (Лиепая), но плотным огнем зенитной артиллерии был отогнан от объекта11. На этом участке нарушения произошли 9 июня (дважды), 19 июня, 20 и 21 июня.

На участке Шепетовского пограничного отряда германский самолет вторгся на территорию СССР 19 декабря 1940 г., углубившись до 100 км, он совершил посадку в районе города Брест (захваченный летчик объяснил нарушение границы и вынужденную посадку «потерей карты, вырванной из рук ветром»). Нарушения произошли также 9 июня 1941 г. (дважды), 10 июня, 17 июня (трижды), 20 июня12.

На участке Перемышльского пограничного отряда нарушения государственной границы начались с первых же дней выхода на новую границу и особенно участились в последние месяцы перед войной. Самолеты пересекали границу на этом участке в 1941 г. 15 апреля, 13 июня и с 17 июня ежедневно на сравнительно большую глубину.

Примерно такое же положение сложилось и на участке Рава-Русского отряда.

Командование люфтваффе и представители германских властей в пограничных с СССР районах имели указания: не отрицать очевидных фактов нарушений, давать любые обещания и вместе с тем продолжать воздушную разведку советских пограничных районов на большую глубину. Только с 16 октября 1940 г. по 1 марта 1941 г. 37 германских самолетов вторгались в воздушное пространство СССР от 3 до 6, а в отдельных случаях до 80 км13.

Советское правительство, командование Красной Армии были хорошо информированы об этих нарушениях и понимали их смысл. Однако в той сложной и крайне напряженной обстановке было жизненно необходимо выиграть время для подготовки страпы к отпору агрессору, не дать ему возможности вызвать вооруженный конфликт. Поэтому частям ПВО и ВВС было дано указание — не применять против германских самолетов-нарушителей оружия.

Частые и всевозрастающие нарушения воздушной границы и вместе с тем указания, запрещающие обстрел самолетов, беспокоили командование округов пограничных войск. В записке от 4 апреля 1941 г. в Главное управление пограничных войск начальник Украинского округа генерал-майор В.Л. Хоменко писал: «В течение 1940 и 1941 гг. на протяжении всей германской границы систематически германские самолеты совершают нарушения границы, часто с глубокими залетами на нашу территорию. Несмотря на то, что в большинстве случаев германские представители... признают эти нарушения и принимают обязательства наказания виновных и прекращения нарушений границы, последние продолжаются и принимают более упорный характер. Наличие приказа и также приказа по линии Красной Армии сводит нашу роль к пассивному наблюдению и заявлению претензий, которые никакого эффективного результата не дали. Считаю целесообразным поставить этот вопрос по линии НКИД»14.

Просьба В.Л. Хоменко была выполнена, по заместитель Наркома иностранных дел А. Вышинский в своем ответе предложил руководствоваться Конвенцией между СССР и Германией об урегулировании пограничных конфликтов и инцидентов от 10 июня 1940 г.

Командование Красной Армии при глубоких залетах германских самолетов иногда применяло оружие. 15 апреля советские истребители, поднятые в воздух с появлением над Ровно германского самолета, пулеметными очередями вынудили его приземлиться. Два немецких летчика до подхода красноармейцев взорвали мотор, а вместе с ним и кабину, где, по всей вероятности, находились вещественные доказательства о сборе разведывательных данных, порвали полетную карту, однако на изъятых остатках обозначались пограничные пункты на советской территории. Были обнаружены также фотоаппараты и засвеченная пленка. И на этот раз немецкие летчики объяснили нарушение границы потерей ориентировки.

В июне 1940 г. воздушная разведка велась фашистами одновременными вылетами нескольких самолетов на разных направлениях. 3 июня одновременно четыре самолета углубились на территорию СССР в направлениях городов Любомль, Рава-Русская и Сколе. 9 нюня границу нарушили 6 самолетов на таурогенском, мариампольском, шепетовском участках (дважды на каждом из них)15. 10 июня три германских самолета вторгались в советское воздушное пространство на участках Шепетовского, Августовского и Мариампольского отрядов.

Все эти нарушения с октября 1940 г. по 10 июня 1941 г. со всей очевидностью подтверждали ведение воздушной разведки и тренировки летного состава по маршрутам предстоящих боевых действий. Об этом свидетельствовали также массовость залетов, направления, глубина и различные тины самолетов, в основном разведчики и бомбардировщики. За восемь месяцев (с октября 1940 г. по 10 июня 1941 г.) границу Советского Союза нарушило 185 самолетов.

Только за май и 10 дней июня 1941 г. на территорию СССР залетал 91 немецкий самолет. Постоянно увеличивалась глубина вторжения. Некоторые самолеты углублялись до 100 км, а 15 апреля 1941 г. приземленный в районе города Ровно истребителями Красной Армии немецкий самолет углубился на нашу территорию до 200 км16.

Учитывая массовость вторжения и большую глубину залета на советскую территорию германских самолетов, пограничным войскам предписывалось при обнаружении нарушения границы иностранными самолетами немедленно оповещать ближайшие посты воздушного наблюдения, оповещения и связи и ПВО Красной Армии.

За 10 дней до начала вероломного нападения на СССР германская авиация почти ежедневно нарушала государственную границу, как правило, несколькими самолетами и в основном на большую глубину. 13 июня шесть самолетов вторгались в советское воздушное пространство на участках Ломжанского и Рава-Русского отрядов. 13 июня столько же самолетов пересекли границу на участках Перемышльского, Ломжанского и Августовского пограничных отрядов, углубляясь от 2 до 100 км и пролетая вдоль границы от 11 до 100 км17. 15 июня еще шесть германских самолетов вторгались на территорию нашей страны: по одному на любомльском и августовском и четыре на брестском участках18. 17 июня семь самолетов нарушали границу на ломжанском, шепетовском и перемышльском участках. 18 июня последовало новое вторжение на участках Мариампольского, Августовского, Ломжанского и Перемышльского пограничных отрядов. С 10 по 19 июня германские самолеты 63 раза нарушали Государственную границу СССР.

Во всех случаях нарушения германскими самолетами границы Советский Союз пока ограничивался протестами германским властям, но 19 июня при нарушении границы тремя немецкими самолетами на участке Рава-Русского отряда в воздух было поднято звено истребителей, которые вынудили нарушителей приземлиться вблизи Львова19. Как всегда в этих случаях, летчики объяснили нарушение границы потерей ориентировки. В этот же день границу нарушили еще восемь самолетов: два на августовском, два на кретингском и по одному на таурогенском, перемышльском, лисковском и сколевском участках, углубившись от 3 до 110 км на территорию СССР. 20 июня при нарушении границы германским самолетом в районе Бреста советский истребитель, находившийся в это время в воздухе, дал сигнал германскому летчику на приземление. При отказе выполнить эту команду наш истребитель дал предупредительную пулеметную очередь, самолет-нарушитель открыл ответный огонь и возвратился за рубеж. Советские истребители поднимались в воздух для приземления германских самолетов, нарушивших границу на участке Ломжанского пограничного отряда 21 июня, в последний день перед войной.

За два дня до начала войны, 20 июня, на всех основных направлениях государственную границу нарушили 30 фашистских самолетов, углубившихся до 45 км на территорию СССР. За сутки до нападения на СССР государственную границу нарушили 11 самолетов на участках Таурогенского, Августовского, Шепетовского, Брестского и Рава-Русского отрядов, углубившись на этот раз до 35 км на нашу территорию.

Иногда государственную границу нарушали венгерские самолеты. Такой случай имел место 16 июля 1940 г. на участке Сколевского пограничного отряда. Поскольку запрещалось обстреливать только германские самолеты, нарушавшие государственную границу, пограничники применили оружие по венгерскому самолету-нарушителю20.

Нарушения государственной границы самолетами преследовали не только разведывательные, но и в ряде случаев провокационные цели, в этом была одна из причин предосторожности в применении крайних мер, особенно против тех самолетов, которые залетали на небольшую глубину.

Примечания

1. См. там же, с. 300.

2. См. там же, с. 292.

3. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 300.

4. См. там же с. 301—302.

5. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 308.

6. См. там же.

7. См. там же, с. 311.

8. См. там же, с. 317.

9. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 338.

10. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 343—344, 350.

11. См. там же, г. 364.

12. См. там же, с. 351, 338, 390, 399, 401.

13. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 364.

14. Там же, с. 366.

15. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 388.

16. См. там же, с. 392.

17. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 395.

18. См. там же, с. 397.

19. См. там же, с. 400—401.

20. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 319.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты