Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

http://ростхолод.рф/remont-kholodilnikov-mitino ремонт холодильников в митино.

Борьба рабочего класса и компартий против фашизма в 1919—1923 гг.

Появление в 1919—1920 гг. фашизма на арене общественной борьбы, террористический поход итальянских фашистских отрядов против рабочего класса, их подготовка к захвату власти, возникновение фашистских организаций в Германии и ряде других стран, проявление профашистских тенденций в буржуазных партиях означали, что перед рабочим и коммунистическим движением встал враг, во многом отличавшийся от прежних реакционных буржуазных организаций. Несомненно, что познание этого врага и разработка эффективной политики, направленной против него, не могли быть достигнуты рабочим и коммунистическим движением сразу, а выковывались на опыте классовых боев и по мере того, как фашизм в своем развитии все яснее раскрывал свои черты, обнажал свои истинные цели.

Из всех политических партий рабочего движения только коммунисты сразу указали на то, что фашизм является террористическим орудием буржуазной реакции. В конце 1920 г. А. Грамши писал, что фашизм порожден кризисом буржуазного режима, ибо в ряде стран капитализм потерял надежду на то, что ему удастся с помощью прежних форм господства обеспечить свою социально-политическую и экономическую устойчивость1.

Коммунистическое движение, основываясь на ленинской теория империализма, рассматривало фашизм с момента его появления как тенденцию империализма ко все большей реакционности и открытому насилию в условиях новой исторической эпохи — эпохи крушения капитализма и пролетарских революций. В обстановке общего кризиса капитализма, резкого обострения классовой борьбы в ряде стран и усиливающейся неустойчивости господства капитала буржуазия все больше ориентируется на репрессии и террор, на методы вооруженного подавления рабочего и демократического движения. Уже I конгресс Коммунистического Интернационала (март 1919 г.) указывал на эту тенденцию, отмечая, что «в борьбе за сохранение капиталистического строя буржуазия прибегает к неслыханным приемам, перед которыми бледнеют все жестокости средневековья, инквизиции, колониального грабежа»2.

Кровавым примером, подтверждавшим эти слова, был контрреволюционный режим, установленный в Венгрии с помощью иностранных империалистов военными силами во главе с Хорти вскоре после поражения Советской республики. В Италии чернорубашечники, начав бандитский поход против революционных рабочих, в то же время выступали и против буржуазно-демократических свобод, против парламентской системы.

Коминтерн сразу обратил внимание на фашизм и определил задачи борьбы трудящихся с ним. Во время III конгресса Коминтерна Ленин, получив сведения о том, что трудящиеся Рима общим фронтом вышли на демонстрацию против фашизма, подчеркнул, что это выступление является хорошим образцом3. Через месяц, 11 августа, Ленин попросил прислать ему подробную информацию «о событиях в Риме, когда рабочие всех партий объединились вокруг коммунистов в демонстрации против фашистов в июле текущего года»4. 14 августа в «Письме к немецким коммунистам» он вновь говорил о необходимости отпора наступающему фашизму объединенным фронтом рабочих. Он цитировал из решений III конгресса Коминтерна то место, где указывалось, что Компартия Италии должна «связаться с массами пролетариата в профсоюзах, в стачках, в сражениях против контрреволюционных организаций фашистов, слить вместе движения всех организаций рабочего класса, превратить его самопроизвольные выступления в тщательно подготовленные сражения». Эти положения Ленин назвал существеннейшими местами тактической резолюции III конгресса5.

В это же время Ленин поставил ряд вопросов перед советским полпредом в Италии В. В. Воровским, который ответил из Рима 26 сентября 1921 г. большим письмом. Наблюдая рост политической реакции в Италии, В. В. Боровский отмечал, что «характерной формой этой реакции явились... боевые организации буржуазии, так называемые союзы, или «фаши» борьбы, набранные из сынков фабрикантов и помещиков, националистически настроенной учащейся молодежи и всяких послевоенных авантюристов, вплоть до уголовных типов. Правительство негласно дало возможность вооружить эти организации и предоставило местным полицейским властям свободу действий, выразившуюся во всемерной поддержке погромной деятельности фашистов»6. В. Боровский разоблачал роль фашизма как внегосударственного террористического орудия буржуазии против пролетариата.

Развитие фашизма в Италии стало предметом пристального внимания Исполкома Коминтерна. В журнале «Коммунистический Интернационал» были опубликованы первые материалы, содержавшие попытку дать анализ фашистского движения, вскрыть его цели и тенденции развития. В статье Россо Ардито (Витторио Амброзини) движение Муссолини оценивалось как «выражение международной реакции в итальянских условиях»7. Обращалось внимание на то, что фашизм имеет массовую базу в лице средних слоев, частично повернувшихся в сторону реакции. Автор статьи отмечал, что фашизм ловко использует чувство национального недовольства, а также разочарование трудящихся масс после поражения выступлений за захват фабрик и заводов. В то же время выражалось мнение, что мелкобуржуазная масса, хлынувшая в ряды фашизма, неизбежно приведет его к внутреннему кризису, к тому, что движение начнет борьбу против буржуазных партий.

Естественно, что в подобных оценках некоторые важные черты фашизма оставались еще не выясненными. Это относилось прежде всего к антидемократической направленности фашизма. Преувеличивалось воздействие мелкобуржуазной массы на цели фашизма. В целом же коммунисты верно определили контрреволюционную роль фашизма как террористического орудия буржуазии в условиях глубокого кризиса ее строя. Они указали на своеобразие фашизма как движения, опирающегося на вооруженные отряды, состоящие в основном из мелкой буржуазии, отметили роль террора, национализма и демагогии в практике фашизма. Против этого врага коммунисты повели активную бескомпромиссную борьбу.

В Италии в ответ на террор фашистских банд в 1921 г. во многих городах страны происходили демонстрации, забастовки протеста, а в ряде случаев и вооруженные столкновения рабочих с фашистами8. Итальянская коммунистическая партия, образовавшаяся в январе 1921 г., призывала рабочих к борьбе против фашизма. Ряд местных организаций ИКП пытался создать объединенный фронт с социалистами против отрядов Муссолини. А. Грамши и некоторые другие деятели ИКП призывали коммунистов к поддержке движения «народных смельчаков», предлагая вступить в эти отряды и координировать их действия под общим руководством партии9. Однако в силу ряда причин, в том числе капитулянтской позиции социалистов и сектантских ошибок руководства ИКП, возглавлявшегося группой А. Бордиги, антифашистская борьба в Италии не получила размаха, необходимого для того, чтобы остановить фашизм.

Итальянская социалистическая партия (ИСП) придерживалась тактики «пассивного сопротивления» фашизму, призывала защищаться от банд Муссолини лишь «методами демократии». Противоположную позицию занимала ИКП, которая рассматривала фашизм как злейшего врага трудящихся, вела мужественную борьбу против него. Но Бордига и его сторонники недооценивали опасности фашизма, считая, что близится контрнаступление пролетариата. Руководство ИКП отвергало какие-либо союзы и блоки с другими партиями против фашизма. Оно выступило с директивой формировать исключительно коммунистические боевые отряды для оборонительной и наступательной пролетарской борьбы, а в августе 1921 г. потребовало от коммунистов ухода из отрядов «народных смельчаков»10. Это указание мотивировалось тем, что они ставят перед собой очень ограниченные цели — защиту трудящихся от фашистской опасности, в то время как ИКП должна вести пролетариат к победе революции. Никакого сотрудничества с теми, кто не стремится к немедленному разрушению буржуазного государства, бороться против фашизма только силами компартии и революционных рабочих — такова была позиция бордигианцев.

Э. Тельман говорил на V конгрессе Коминтерна: «Во время народного движения arditi del popolo в 1921 г. итальянская партия отказалась от использования этого народного движения, в то время как Ленин требовал использовать его в борьбе против фашизма. Уже тогда Ленин смотрел на дело правильно, а Бордига неправильно»11.

В. И. Ленин и Коминтерн делали все, чтобы помочь ИКП преодолеть сектантские ошибки. Так, на заседании ИККИ 24 января 1922 г. указывалось, что ИКП «сделала крупную ошибку» в вопросе об отношении к «народным смельчакам». Движение предоставляло благоприятный случай объединить под коммунистическим руководством большие массы, но компартия не использовала этого. То, что во главе движения стояли радикально-буржуазные, авантюристически настроенные элементы, отнюдь не могло служить основанием для его игнорирования. На заседании ИККИ говорилось, что самое существенное заключается не в том, чтобы размахивать всегда партийным знаменем, а в том, чтобы занять позиции в подлинно массовом движении, направлять это движение12. В течение всего 1922 г. Коминтерн добивался, чтобы ИКП проводила в борьбе против фашизма широкую и гибкую политику единого фронта, способную сплотить пролетарские массы.

В ответ на усиление реакции и фашизма в Италии в феврале 1922 г. был создан координационный профсоюзный центр борьбы пролетариата — Союз труда, провозгласивший своей целью восстановление и защиту экономических и политических завоеваний трудящихся. Поскольку в Союзе труда большинство принадлежало реформистской ВКТ, трудно было ожидать от нового объединения решительных антифашистских действий. Тем не менее возникновение нового объединения расширяло возможности для активизации и сплочения демократических сил. На насилия чернорубашечников рабочие отвечали демонстрациями и забастовками. После выступления фашистов в начале июля в Новаре, после занятия ими муниципалитета и разрушения палаты труда в среде рабочих возникла мысль о проведении всеобщей антифашистской забастовки. Союз труда принял решение о подготовке к ней13.

Коммунисты были самыми горячими сторонниками организации всеобщего выступления итальянского пролетариата против фашистской угрозы и за разоружение фашистов. Через Союз труда они вновь и вновь предлагали рабочим, принадлежавшим к другим организациям, встать на путь активной революционной борьбы с фашизмом14.

В июне 1922 г. ИККИ в решении по итальянскому вопросу предлагал, чтобы ИКП «взяла на себя инициативу организации единого пролетарского фронта борьбы против фашизма». В этих целях ИКП должна была «смело и решительно выступить с предложением об организации местных рабочих комитетов борьбы против фашизма и привлечь в эти комитеты рабочих всех партий, а также беспартийных». Исполком Коминтерна нацеливал Итальянскую коммунистическую партию на развертывание антифашистской борьбы широким союзом сил. В письме В. И. Ленину Е. Ярославский в октябре 1922 г. писал: «...фашисты явно идут к захвату власти не только на местах, но и в государственном масштабе... Фашисты являются уже сейчас второй государственной властью в стране, законы которой не менее обязательны, чем законы королевского правительства»15. Однако, отмечал Е. Ярославский, у руководства партии нет ясной линии в борьбе с фашизмом16.

Уроки событий в Италии рассматривались на IV конгрессе Коминтерна, состоявшемся 5 ноября — 5 декабря 1922 г. В. И. Ленин, выступая 13 ноября с докладом «Пять лет российской революции и перспективы мировой революции», подчеркивал, что коммунистическое движение должно научиться правильно действовать не только в условиях революционного наступления, но и в условиях наступления буржуазной реакции. Подготовка возможности отступления, говорил Ленин, «имеет очень важное значение, и не только с теоретической точки зрения»17. Коммунистам следует извлечь уроки из победы фашизма в Италии. Сам фашизм, говорил Ленин, может быть, разъяснит итальянским рабочим, «что они еще недостаточно просвещены и что их страна еще не гарантирована от черной сотни»18.

По воспоминаниям Камиллы Раверы, В. И. Ленин, беседуя накануне IV конгресса Коминтерна с делегатами от ИКП, высказался против недооценки фашистской опасности и заявил: рабочий класс всегда борется за то, чтобы завоевать и отстоять демократические права, даже если они ограничены буржуазной властью. А когда он теряет их, он борется за то, чтобы вернуть их, вместе с этим ищет себе союзников19. Ленин подводил итальянских коммунистов к пониманию того, что фашизм противостоит демократическим свободам и в борьбе с ним необходимо защищать эти свободы, находить союзников.

Эти мысли нашли отражение в решениях IV конгресса Коминтерна, что явилось важным шагом вперед в разработке стратегии и тактики антифашистской борьбы. В «Тезисах о тактике Коммунистического Интернационала» отмечалось, что в современных условиях для буржуазии, стремящейся отстоять свое господство, оказывается уже недостаточно легальных методов подавления. «Поэтому она всюду переходит к созданию особой белой гвардии, которая специально направлена против всех революционных стремлений пролетариата и все более и более служит для насильственного подавления всякой попытки рабочего класса улучшить свое положение»20. Конгресс ясно указал на то, что фашизм, это открытое господство белой гвардии направляется одновременно против основ буржуазной демократии вообще»21. Это важнейшее обобщение давало ключ к пониманию реакционной, антидемократической природы фашизма и могло стать исходным пунктом для нового вывода — о необходимости сплочения против фашизма всех революционных и демократических сил. Однако к этому выводу еще предстояло прийти.

Конгресс оценил фашизм как явление международного характера, отмечая, что его опасность существует в ряде стран. На основе анализа итальянского опыта конгресс отметил, что особенностью фашизма является не только наличие вооруженных контрреволюционных организаций, но и попытки «путем социальной демагогии создать себе почву в массах: в крестьянстве, в мелкой буржуазии, даже в известной части пролетариата»22. Конгресс обязал компартии «идти во главе рабочего, класса против фашистских банд, энергично применяя и здесь тактику единого фронта и обязательно прибегая к нелегальным методам организации»23. В резолюции по итальянскому вопросу еще раз подчеркивалось, что положение, сложившееся после победы фашистской реакции, требует скорейшего объединения всех революционных сил пролетариата24.

Коминтерн, таким образом, наметил верный курс антифашистской борьбы, подчеркивая решающую роль в ней объединенного рабочего класса. Однако не все аспекты этой политики были выяснены до конца, в частности вопрос об отношении к социал-демократии в антифашистской борьбе. Коммунисты видели, что капитулянтская позиция реформистских вождей служит громадным препятствием для борьбы с фашизмом.

Видный деятель ИКП У. Террачини писал в июле 1922 г.: «Ни одна буржуазная партия не осмеливается честно сказать о необходимости открытой антифашистской политики. Даже социалисты, несмотря на то что многие из их товарищей пали жертвами фашистского террора, заявляют, что они хотят лишь правительства, которое могло бы вернуть уважение к закону и авторитету государства»25. Чуждые целям новой демократии, которая расширила бы завоевания трудящихся, социалисты оказались несостоятельными в борьбе против первых же атак фашизма26.

Коммунисты вели борьбу против фашизма с позиций будущего, связывая ее с движением к конечной цели — социалистической революции и понимая, что корни фашизма будут окончательно вырваны лишь с уничтожением капитализма. Однако эта связь трактовалась вначале слишком прямолинейно, исключалась возможность переходных этапов борьбы, способных объединить широкие антифашистские силы. Считая, что против фашизма может действовать лишь фронт пролетариата, коммунисты тем самым сужали круг сил, которые можно привлечь к антифашистскому сопротивлению.

Из событий в Италии коммунисты стремились извлечь уроки, касающиеся как понимания природы и особенностей фашизма, так и путей борьбы с ним. В изданиях Коминтерна подчеркивалось, что фашизм — это стремление самых реакционных слоев капитализма задержать вооруженным насилием рост пролетарской революции и укрепить капиталистические отношения. Коммунисты ясно видели также, что участие широких мелкобуржуазных масс есть специфическое отличие фашистского движения от других контрреволюционных движений; это как бы маскирует истинную природу фашизма. Более глубоким становилось понимание противоречий между фашизмом и буржуазной демократией. Джулио Аквила (Дьюла Шаш) писал в первой половине 1923 г.: «...буржуазия плюет на «верховный принцип демократизма», на «правовое», «демократическое» государство и заменяет все это незаконными и террористическими средствами, вступая в вооруженную политическую борьбу против пролетариата, чтобы сломить его мощь, чтобы поставить его на колени...»27. В книге отмечалось, что фашизм взваливает тяготы не только на рабочий класс, но и на мелкую буржуазию, и для борьбы с ним нужна не только мобилизация всех сил пролетариата, но и защита интересов пролетаризирующейся мелкой буржуазии от крупного капитала, освобождение ее из-под влияния фашизма28.

В 1923 г. начинает свою деятельность под председательством К. Цеткин Временный международный комитет борьбы против фашизма. В одном из своих первых документов он призвал рабочих всех стран к поддержке жертв итальянского фашизма и к решительному отпору бандам чернорубашечников. «Задача всех пролетарских организаций без различия их политической направленности, — говорилось в воззвании, — выполнить этот интернациональный долг чести»29. Вскоре был основан боевой фонд международных действий против фашизма с местопребыванием в Берлине30.

Временный международный комитет борьбы против фашизма вместе с фабзавкомами Германии был организатором состоявшейся 17—21 марта 1923 г. во Франкфурте — на — Майне международной конференции, обсудившей вопросы борьбы против фашизма и угрозы войны (такая угроза усилилась в связи с оккупацией французскими войсками Рура). На конференции кроме коммунистов были представлены независимые социалисты Германии, Франции, Англии, а также синдикалисты31. Конференция наметила конкретные мероприятия и предложила созданному ею Международному комитету действия (во главе с К. Цеткин и А. Барбюсом) «обратиться к Амстердамскому, II и Венскому интернационалам с требованием организовать в духе решений конгресса единый фронт борьбы в национальном и международном масштабах против оккупации Рура и против фашизма»32. 15—22 апреля была проведена неделя пропаганды против войны и фашизма. 3 мая делегация, избранная конференцией, вела переговоры с лидерами Амстердамского интернационала профсоюзов. Заявив о согласии с целями борьбы комитета, реформистские вожди тем не менее отвергли единство действий33.

Важным этапом в разработке антифашистской политики Коминтерна был III расширенный пленум ИККИ, состоявшийся в июне 1923 г. В обстоятельном докладе К. Цеткин говорилось о дальнейшем росте фашизма в ряде стран и подчеркивалось, что «борьба против фашизма есть дело всего пролетариата»34. В докладе и в прениях отмечалось, что фашизм — это орудие контрреволюционной буржуазии в эпоху кризиса и распада капитализма; особенность его заключается в том, что он имеет массовую базу; наряду с террором он ловко применяет методы демагогии, спекулирует национальными лозунгами, разжигает антисемитизм, использует разорение и неустойчивое положение средних слоев, разочарование части рабочих. Не осталось незамеченным и то, что фашизм выдвигает идею «сильного» тотального государства, а также стремится создать разветвленную систему организаций: не только вооруженные банды, но и фашистские профсоюзы, призванные занять место прежних классовых организаций пролетариата.

Коммунисты указывали, что фашизм, проводя политику крупного капитала, не может выполнить демагогические обещания, которые он дает различным группам трудящихся и средним слоям населения. Фашизм ведет и к противоречиям с линией «остатков либеральной и демократической буржуазии»35. Ha пленуме говорилось, что фашизм обращен и против социал-демократии, которая «получает свое возмездие»36.

Пленум ИККИ выступил против социал-демократических взглядов на фашизм как на простое насилие буржуазии, являющееся якобы лишь ответом на направленное против буржуазного общества насилие, исходящее из рядов пролетариата. Коминтерн разоблачал тезис реформистов: «Не будь никакого коммунизма, не было бы и никакого фашизма, взваливавший вину за фашистское наступление на революционный рабочий класс.

На пленуме были сделаны полезные выводы, касающиеся массовой базы фашизма и его внутренних противоречий. Однако здесь были допущены и определенные ошибки. Указывая на мелкобуржуазный состав фашистских массовых формирований, на охват этими формированиями и некоторой части пролетариата, пленум считал возможным говорить о двойственном характере фашизма и даже о присутствии в его массовой базе «революционных тенденций», которые могут заостриться против капитализма; переоценивались внутренние противоречия фашизма, которые рассматривались как элементы его разложения. Полагали, что фашизм сможет лишь временно играть роль боевого орудия в руках буржуазии, что сам социальный состав фашистского движения приведет его к неминуемому внутреннему разложению37. Формула — фашизм есть наказание за неудавшуюся пролетарскую революцию — была неверной в той части, которая объясняла наличие отдельных пролетариев в рядах фашистского движения их разочарованием в неудаче пролетарской революции. В действительности же к фашизму примкнули наиболее отсталые группы рабочих, отравленные национализмом или обманутые демагогическими посулами. Наличие в рядах фашистского движения людей, которых можно было условно назвать романтиками, верившими, что фашизм стремится к перевороту во имя национальных интересов, не давало никаких оснований говорить о «революционных тенденциях», якобы присущих этому движению. «Революционность» здесь относилась лишь к внешней форме действий, реакционных по своему содержанию.

Несомненно, что коммунисты должны были апеллировать и к тем, кто был обманут фашизмом, кто считал его выразителем интересов всей нации, выводить их из заблуждений. Обосновывая эту линию на пленуме, К. Радек призывал привлечь соответствующие элементы в Германии к общей борьбе против антантовского империализма. Но при этом он допускал преувеличение противоречивости фашистского движения, возможностей развития его пролетарских и мелкобуржуазных участников в антикапиталистическом направлении.

Несмотря на отдельные ошибочные положения, III расширенный пленум ИККИ наметил программу борьбы против фашистского движения. Сознательный революционный авангард рабочего класса, говорилось в резолюции, «должен политически разоружить и одолеть фашизм и организовать рабочих для успешной и сильной самообороны против его насилия»38. ИККИ призывал, чтобы во всех странах рабочие партии и организации образовали единый фронт против фашизма и особые совместные органы для руководства общей борьбой. Эти органы должны были создать отряды антифашистской самообороны.

Курс на сплочение рабочих всех политических направлений для борьбы против фашизма был органически связан с разработкой Коминтерном лозунга рабоче-крестьянского правительства; III расширенный пленум ИККИ понимал этот лозунг как средство мобилизации широких масс на борьбу за общенародные цели, за революционно-демократические преобразования и в то же время как средство подхода к борьбе за социалистические преобразования. Под лозунгом рабоче-крестьянского правительства нужно и можно было сплотить вокруг рабочего класса его союзников. Установки Коминтерна, открывавшие перспективу движения рабочего класса к конечной цели через переходные ступени, через борьбу за переходные политические лозунги, создавали и необходимую идейно-политическую базу для сплочения всех трудящихся против наступающего фашизма.

В практической борьбе эта связь воплощалась далеко не одинаково. В странах, где фашизм не стал серьезной опасностью, компартии рассматривали борьбу с ним лишь как один из многих элементов продвижения к рабоче-крестьянскому правительству. Для условий фашистской Италии лозунг рабоче-крестьянского правительства не мог быть политическим лозунгом дня. Здесь необходима была более широкая переходная политическая цель, способная объединить все силы, оппозиционные фашизму. Жизнь дала в это время яркий пример мобилизующей силы лозунга рабоче-крестьянского правительства для организации антифашистской борьбы. Этим примером стало Сентябрьское антифашистское вооруженное восстание 19,23 г. в Болгарии.

9 июня 1923 г. в стране произошел военно-фашистский переворот. Болгарская коммунистическая партия, преодолевая с помощью Коминтерна ошибочную, «нейтралистскую» позицию, занятую в момент переворота, взяла курс на создание единого фронта против фашизма, вовлекая в этот фронт Болгарский земледельческий народный союз (БЗНС) — массовую политическую крестьянскую организацию, находившуюся у власти до переворота. Г. Димитров обосновал необходимость широкого единого фронта труда против фашизма. Фашизм, писал он тогда, «является полным отрицанием всякого демократизма и всех политических прав и свобод для народных масс ... Фашизм вовсе не только антикоммунистичен, он в то же время и антинароден»39. Приводя в пример Италию, Димитров говорил, что удары фашизма не менее свирепо, чем на головы коммунистов, сыплются также на социалистов и других радикалов. Поэтому необходимо сплотить всех трудящихся для отпора фашизму. Сентябрьское восстание 1923 г. в Болгарии было первым в мире массовым антифашистским вооруженным восстанием. Главным лозунгом восставших было свержение фашистской диктатуры и создание рабоче-крестьянского правительства.

Несмотря на поражение, Сентябрьское восстание 1923 г. в Болгарии имело большое значение для последующей борьбы против фашизма, обогатило эту борьбу. Исполком Коминтерна подчеркивал, что опыт Сентября 1923 г. «должен быть использован не только Болгарской коммунистической партией, но и всеми секциями Коминтерна»40.

Рост фашистской опасности в 1923 г. был в известной мере отражением поляризации классовых сил, приведшей к острым битвам в ряде стран. В Германии мюнхенский путч 8 ноября 1923 г. свидетельствовал об усилении фашистской угрозы. Коммунисты указывали массам на этот тревожный факт. Компартия Германия разоблачала реакционные планы не только гитлеровцев, которые тогда еще не были крупной силой, но и контрреволюционных организаций — «Стального шлема», «Консула», «Оргеша», «Викинга» и других, справедливо расценивая их как профашистские формирования. Компартия Франции предупреждала трудящихся о росте фашистских тенденций в стране. Она указывала, что носителями фашизма и поставщиками кадров для него являются организации «Аксьон франсэз», «Королевские молодчики» и другие, на которые опирается наиболее реакционная прослойка финансовой олигархии. Международный комитет действия против войны и фашизма издавал книги и брошюры, разоблачавшие фашизм, его организации, его зверства.

Жизнь показывала, что рабочему классу предстоит длительная и острая борьба как против фашизма, захватившего власть в ряде стран, так и против фашистских движений, только вышедших на политическую арену и игравших пока роль вспомогательного орудия империалистической реакции.

Примечания

1. А. Грамши писал: «Требуются сильные средства: буржуазное господство должно становиться все более реакционным, должно все более прямым и насильственным путем вмешиваться в классовую борьбу, чтобы подавить попытки пролетариата сделать этот или иной шаг навстречу своему освобождению... Фашизм — это не санкционированное законом насилие со стороны класса капиталистов» (Грамши А. Избранные произведения в 3-х томах, т. 1. М., 1957, с. 471—472).

2. В. И. Ленин и Коммунистический Интернационал. М., 1970, с. 147.

3. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 59, 458.

4. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 53, с. 112.

5. См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 98.

6. Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (далее — ЦПА ИМЛ), ф. 2, оп. 1, д. 2109, л. 2.

7. «Коммунистический Интернационал», 1921, № 18, с. 4649.

8. См.: Spriano Р. Storia del Partito comunista italiano, v. I. Da Bordiga a Gramsci. Torino, 1967, p. 123—151; Лопухов В. Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. М., 1968, с. 121.

9. «L'Ordine Nuovo», 15.VII 1921.

10. См.: Лопухов В. Р. Указ. соч., с. 133.

11. Пятый Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала. Стенографический отчет, ч. 1. М. — Л., 1925, с. 576—577.

12. Деятельность Исполнительного Комитета и Президиума ИК Коммунистического Интернационала от 13 июля 1921 г. до 1 февраля 1922 г. Пг., 1922, с. 443—444.

13. Spriano P. Op. cit., v. I, p. 203—204.

14. «Internationale Pressekorrespondenz» (далее — «Inprekorr»), 1922, N 145, S 932

15. ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп. 1, д. 32111, лл. 3—4.

16. Там же, д. 32113, л. 1.

17. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 281.

18. Там же, с. 293.

19. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине, т. 5. М., 1969, с. 468.

20. В. И. Ленин и Коммунистический Интернационал, с. 463.

21. Там же.

22. Там же.

23. Там же.

24. Коммунистический Интернационал в документах 1919—1932. М., 1933, с. 358.

25. «Inprekorr», 1922, N 148, S. 950.

26. См.: Тольятти П. Итальянская коммунистическая партия. М., 1959, с. 26— 27.

27. Аквила Д. Фашизм в Италии. М., 1923, с. 11—12.

28. Там же, с. 11.

29. «Inprekorr», 1923, N 46, S. 357.

30. «Inprekorr», 1923, N 48, S. 378.

31. Der internationale Kampf des Proletariats gegen Kriegsgefahr und Faschismus. Protokoll der Verhandlungen der internationalen Konferenz in Frankfurt am Main vom 17. bis 21. Marz 1923. Berlin, 1923.

32. «Inprekorr», 1923, N 52, S. 424.

33. «Inprekorr», 1923, N 75, S. 651—652.

34. Расширенный пленум Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала (12—23 июня 1923 г.). Отчет. М., 1923, с. 207.

35. Расширенный пленум ИККИ (12—23 июня 1923 г.), с. 297.

36. Там же, с. 233.

37. Расширенный пленум ИККИ (12—23 июня 1923 г.), с. 225, 226.

38. Там же, с. 299.

39. Димитров Г. Избранные произведения, т. 1. М., 1957, с. 100.

40. Bulletin der Erweiterten Exekutive der Kommunistischen Internationale. Moskau, 12. Juli 1924.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты