Библиотека
Исследователям Катынского дела

Единый рабочий и широкий Народный фронт против фашизма (1936—1937 гг.)

Решения VII конгресса Коминтерна отвечали властному требованию времени — объединить все силы против фашизма и войны, поэтому они встретили самый широкий отклик во всем мире, в различных слоях населения.

То, что Коминтерн сумел разработать в середине 30-х годов глубоко верную политику, быстро сказалось на развитии антифашистской борьбы. 1936—1937 гг. становятся периодом подъема антифашистского движения, его больших успехов в таких странах, как Франция, Испания, Англия, Чехословакия и др. Важнейшую роль в развитии этого движения, в его победах играла политика единого рабочего и антифашистского Народного фронта.

Осуществление выработанной VII конгрессом политики встречало на своем пути немалые трудности. Против него ополчилась реакция, призывая противопоставить единому фронту сплочение сил господствующих классов стран капитала. Против единства антифашистов продолжала выступать правая социал-демократия1. Существовала также реальная опасность правооппортунистического извращения тактики антифашистского единства, которая могла привести к беспринципным соглашениям и в конечном итоге к ослаблению антифашистской борьбы. Поэтому ИККИ, ломая сектантские предубеждения против новой ориентировки, в то же время выступил и против правооппортунистических шатаний. Но при этом ИККИ подчеркивал, что исправление правых ошибок, борьба против них ни в коей мере не должны стать препятствием для смелого проведения в жизнь политики антифашистского единства2.

На заседаниях Президиума ИККИ в марте—апреле 1936 г. были развиты решения VII конгресса о борьбе против фашистских поджигателей войны. Президиум потребовал от компартий тех стран, которым угрожала агрессия, разработки позитивной программы в области внешней политики, правильного отношения к оборонительным мероприятиям своих правительств. В решении Президиума ИККИ от 1 апреля 1936 г. указывалось, что компартии не могут поддерживать военную политику буржуазных правительств и военный бюджет в целом, поскольку буржуазия использует армию как инструмент подавления трудящихся. Однако они должны, исходя из интересов защиты трудящихся и всей нации от фашистской агрессии, поддержать меры по защите населения от ужасов войны, по укреплению обороноспособности народа, требуя одновременно демократизации всей общественно-политической жизни, особенно демократизации армии, ее Чистки от фашистских и реакционных генералов и офицеров, удовлетворения насущных нужд рабочих и крестьянских масс.

Эти и другие решения ИККИ способствовали творческому усвоению компартиями новой стратегии, ориентировали их на объединение всех революционных и демократических сил против фашизма и войны. Политика Народного фронта дала возможность трудящимся нанести серьезные удары по фашизму и реакции, заставить их на ряде участков отступить.

Особенно больших успехов достигло движение Народного фронта во Франции. Здесь в Народное объединение, оформившееся в 1935 г. — вошли партии коммунистов, социалистов, радикалов, республиканских социалистов, профцентры — ВКТ и УВКТ, Национальный комитет борьбы против войны и фашизма и другие — всего около 100 организаций и групп, выражавших волю большинства французов. Реакционные круги надеялись на то, что начавшееся движение — лишь волна энтузиазма, которая быстро спадет3. Однако Народный фронт набирал силу. Терпеливая и настойчивая работа ФКП, ее гибкая тактика позволили преодолеть различные препятствия и в рядах СФИО (многие лидеры которой требовали для себя права «первой перчатки»), и в радикальной партии. Опубликованная в январе 1936 г. программа Народного объединения содержала требования разоружения и роспуска фашистских лиг, обеспечения демократических и профсоюзных свобод, отмены чрезвычайного законодательства, обеспечения коллективной безопасности и расширения системы пактов типа франко-советского, проведения ряда социально-экономических реформ для улучшения положения рабочих, крестьян, мелких торговцев, служащих, в частности установления 40-часовой рабочей недели, осуществления демократической налоговой реформы, предоставления рабочих мест молодежи, введения пенсий престарелым; выдвигалось также требование национализации французского банка и введения контроля за экспортом капиталов4. Это была общедемократическая антифашистская программа, осуществимая в условиях капиталистического строя, но ставившая рамки хозяйничанию финансового капитала. Цель программы, как писал М. Торез, состояла в том, чтобы «облегчить нужду масс, преградить путь фашизму, обеспечить мир»5.

Борясь за укрепление Народного фронта, коммунисты стремились сплотить его ядро — единый рабочий фронт. При поддержке Коминтерна ФКП вырабатывает смелый план объединения революционных и реформистских профсоюзов на базе признания классовой борьбы6. Руководствуясь этой линией, коммунисты Франции добились весной 1936 г. объединения УВКТ и ВКТ и создания единой Всеобщей конфедерации труда; ряд ответственных постов в ней был предоставлен коммунистам. Этот шаг открыл широкий путь для сплочения рабочего класса и бурного роста единых профсоюзов.

Создание Народного фронта, укрепление единого рабочего фронта изменили соотношение политических сил в стране. На очередных парламентских выборах в апреле—мае 1936 г. партии Народного фронта, выступив в едином строю, одержали большую победу. Они собрали 5,6 млн. голосов против 4,2 млн., полученных правыми партиями7. Число депутатов ФКП увеличилось с 10 до 72, СФИО — с 97 до 146. Выборы показали, что партии Народного фронта опираются на большинство рабочего класса, крестьянства и городских средних слоев. На основе этих выборов было сформировано первое правительство, опиравшееся на Народный фронт, во главе с лидером СФИО Леоном Блюмом. В правительство наряду с социалистами вошли радикалы. ФКП заявила, что она будет честно и лояльно сотрудничать с правительством в осуществлении программы Народного фронта. Что же касается вхождения в правительство, то большинство членов Политбюро ЦК ФКП, вопреки мнению М. Тореза, сочло это нецелесообразным. Можно полагать, что, будучи в правительстве, ФКП приобрела бы важные рычаги прямого воздействия на осуществление программы Народного фронта8. Отказываясь от этого, ФКП руководствовалась стремлением не допустить возникновения ситуаций, грозящих ослаблением и расколом Народного фронта. Эта позиция была одобрена Исполкомом Коминтерна.

Создание правительства Л. Блюма совпало с грандиозной волной забастовок, охвативших всю страну9. Мощь забастовочного движения была такова, что предпринимателям пришлось идти на значительные, еще не виданные в истории капиталистических стран уступки. В ходе переговоров между ВКТ и предпринимателями, в которых в качестве третьей стороны выступали Л. Блюм и другие члены правительства, было достигнуто соглашение, удовлетворяющее большинство требований рабочих. Были удовлетворены также некоторые требования крестьянства и городских средних слоев. Так, политика Народного фронта, провозглашенная коммунистами, принесла трудящимся Франции важные социальные завоевания.

Укрепление организаций рабочего класса и демократических слоев населения, их единство, наличие правительства, опирающегося на Народный фронт, позволили народу Франции расстроить планы фашистских лиг и дать фашизму решительный отпор. 18 июня 1936 г. был издан декрет о роспуске фашистских лиг. Правда, правительство Блюма, а затем правительство Шотана не приняли необходимых мер для полного осуществления этого декрета. Это позволило фашистским лигам перекраситься, сменить вывески, перейти к полулегальной деятельности. Фашизм во Франции не был искоренен. Он пользовался тайной, а нередко и явной поддержкой представителей «200 семейств». В 1937 г. готовился заговор кагуляров — «тайного комитета революционных действий»10. Компартия повела энергичную кампанию за наказание фашистов, назвала имена главных заговорщиков — маршала Петэна, которого кагуляры прочили в диктаторы, миллиардера Ванделя, реакционного политического деятеля Тардье, генерала Вейгана и др. Но никто из них не подвергся преследованию.

В сентябре 1937 г. Политбюро ЦК ФКП заявило о необходимости срочных мер для полного пресечения деятельности фашистских террористов и действительной ликвидации всех фашистских лиг11. Хотя реакция сумела спустить на тормозах расследование дела кагуляров, борьба народных масс Франции во главе с ФКП привела к тому, что фашизму не удалось широко распространить здесь свое влияние, не удалось установить во Франции фашистский режим. Это означало, что фашизм не смог в то время сделать всю Западную Европу своим бастионом.

В борьбе за требования Народного фронта французский рабочий класс все более утверждал себя как ведущая сила общедемократической антифашистской борьбы, как наиболее активная прогрессивная сила нации, последовательно защищающая интересы народа против монополистической верхушки. Пример Народного фронта во Франции имел огромное международное значение, вдохновляя на борьбу антифашистов других стран.

Чрезвычайно важным участком борьбы против наступающего фашизма стала в эти годы Испания. Создание Народного фронта, его блестящая победа в феврале 1936 г. на выборах в кортесы, приход к власти левореспубликанского правительства, подъем народного движения открывали широкие возможности для завершения буржуазно-демократической революции в стране и разгрома фашизма. ИККИ предупреждал испанских коммунистов против забегания вперед, нацеливал их на то, чтобы они сосредоточили все силы на завершении демократической революции12.

Компартия Испании (КПИ) придавала чрезвычайное значение налаживанию постоянного сотрудничества с социалистами и анархистами, поиску подходов к рабочим-католикам. Коминтерн одобрял эту линию — лояльно поддерживать левореспубликанское правительство, не отказываясь от критики, его непоследовательности, и ориентироваться на возможность создания в будущем правительства Народного фронта13.

В марте — июне 1936 г. одной из основных задач рабочего движения Испании стало предотвращение реакционного заговора против революции и республики, для чего коммунисты требовали уволить из армии реакционных генералов, демократизировать армию14. Они призывали к бдительности и хотели, используя давление масс, побудить правительство осуществить энергичные меры против фашистских врагов республики. Однако большинство представителей левореспубликанской партии и республиканского союза в правительстве придерживались политики «умеренности и равновесия», что на деле помогало фашистским заговорщикам.

На вспыхнувший 18 июля военно-фашистский мятеж трудящиеся, получившие в руки оружие, республиканская милиция и часть армии, оставшаяся верной республике, ответили решительными действиями. Народный фронт стал в эти дни боевым объединяющим центром. Он руководил раздачей оружия трудящимся и созданием народной антифашистской милиции, координировал боевые операции. Опасность заставила коммунистов, социалистов, анархистов, республиканцев действовать согласованно. К антифашистскому лагерю примкнули националисты Каталонии и Страны басков.

Однако оказавшемуся на грани поражения мятежу пришли на помощь фашистские державы — Германия и Италия. Революционная борьба против мятежников, сопровождавшаяся глубокими общедемократическими преобразованиями: аграрной реформой, национализацией крупных предприятий, демократизацией общественно-политической жизни, — переплелась с борьбой против германо-итальянских фашистских интервентов. Революционная война в Испании превратилась в национально-революционную. Она была самым крупным вооруженным сражением с фашизмом накануне второй мировой войны. Сотни тысяч трудящихся Испании с оружием в руках шли в бой во имя антифашистских целей. Этот факт свидетельствовал о широком размахе борьбы против фашизма в международном масштабе.

В испанских событиях, как в фокусе, сконцентрировались все важнейшие проблемы антифашистского движения рабочего класса и демократических сил.

На основе испанского опыта было развито дальше учение о Народном фронте и обоснована концепция антифашистской, народно-демократической революции и антифашистско-демократического режима, осуществляющего гораздо более глубокие преобразования, чем любая буржуазно-демократическая революция.

Считая необходимым разделить с социалистами и республиканцами ответственность за руководство государством, вооруженной борьбой, компартия вошла в сентябре 1936 г. в состав правительства, возглавлявшегося левым социалистом Ф. Ларго Кабальеро. «Вопросом вопросов» антифашистской борьбы в Испании в то время была проблема армии, ее строительства и укрепления. На преодоление разногласий в этой сфере ушло немало времени, но победила идея регулярной армии15. Создание новой армии дало возможность республике противопоставить наступлению генерала Франко и итало-германских интервентов организованную военную мощь, поднять народ на вооруженную борьбу. Это был один из кульминационных моментов борьбы против фашизма в масштабах всей Европы.

В самой армии рабочий класс Испании являлся главной социальной силой, своей стойкостью и героизмом увлекавшей на борьбу союзников. И в первых рядах сражавшихся находились коммунисты. Компартия последовательно добивалась укрепления и сплочения армии как военного орудия правительства Народного фронта. Благодаря героизму и энергичной работе компартия имела под своим влиянием значительные и хорошо вооруженные военные силы. Антикоммунистические подголоски пытались распространять слухи, будто КПИ тем самым готовится к захвату власти. В действительности же компартия ставила в центр своей работы укрепление Народного фронта, видя в этом главную предпосылку победы. Она выступала против любых действий, ослаблявших единство сил республики, особенно единство армии. Американский буржуазный историк Д. Кэтэл признавал, что «ближайшая задача — выиграть войну — была самой главной целью для коммунистов»16.

Добиваясь сплочения всех сил Народного фронта против фашистских мятежников и интервентов, компартия выступала за проведение такой политики, которая отвечала бы этой задаче. Особенно трудной оказалась проблема взаимоотношений с анархистами. КПИ, энергично поддерживаемая Коминтерном, выступила против безответственных действий анархистов, против перегибов в национализации промышленности и конфискации средней и мелкой собственности17 и особенно против насилий, творимых бесконтрольными анархистскими отрядами. Однако то была лишь одна сторона взаимоотношений коммунистов с анархистами. Другая, не менее важная и в перспективе выходившая на первый план, заключалась в укреплении сотрудничества с анархистами, в постоянном и кропотливом воздействии на них с тем, чтобы они извлекали уроки из событий и отказывались от своих пагубных установок, экстремистских замашек и антикоммунистических предубеждений. Генеральный секретарь ЦК КПИ Хосе Диас говорил, что компартия стремится сотрудничать постоянно с товарищами анархистами не только в ходе войны, но и после того, как она будет выиграна18. Эту линию компартия проводила весьма гибко и последовательно, способствуя превращению анархистских отрядов в настоящие боевые части, воюющие против фашистов.

В вооруженной борьбе против фашизма происходило сближение коммунистов и социалистов, быстро рос авторитет КПИ. Несмотря на то, что многие лидеры ИСРП, защищая узкопартийные интересы, стремились ограничить влияние компартии, обвиняли ее в интригах и стремлении к власти, КПИ вела последовательную линию на укрепление братских отношений с ИСРП. Был поставлен вопрос об объединении двух рабочих партий. Сначала объединились профсоюзы, находившиеся под влиянием коммунистов и социалистов, затем молодежные организации. В Каталонии путем слияния рабочих партий возникла Социалистическая единая партия. В 1937 г. компартия и социалисты Испании образовали Национальный комитет связи и выработали совместную программу. Коммунистический Интернационал внимательно следил за этим процессом, подчеркивая, что на данном этапе главное — «единое действие обеих партий в правительстве, во всех органах власти, в профсоюзах, в армии, в руководстве промышленностью, равно как и совместное выступление на парламентских и муниципальных выборах»19.

Политика Народного фронта, единства действий всех пролетарских и демократических республиканских организаций сыграла решающую роль в мобилизации миллионов людей против мятежников и интервентов на фронте и в тылу. В течение нескольких лет они оказывали героическое вооруженное сопротивление наступающему фашизму, срывая сроки осуществления его планов в других районах Европы и побуждая антифашистов всего мира к активности.

Международный резонанс борьбы в Испании был чрезвычайно велик. Коминтерн и компартии организовали международную антифашистскую кампанию солидарности с Испанской республикой против итало-германской интервенции, за оказание испанскому народу всевозможной помощи. В сентябре 1936 г. Коминтерн начал всемирную кампанию со следующими целями: разоблачить нарушение нейтралитета фашистскими правительствами Германии, Италии и Португалии; бороться за недопущение поставок оружия мятежникам; организовать кампанию в защиту испанского народа; требовать свободы перевозок любых грузов для Испанской республики и «повести среди рабочих разных стран вербовку добровольцев, имеющих военную подготовку, чтобы послать их в Испанию»20.

ИККИ считал необходимым добиться согласия Социалистического рабочего Интернационала на проведение международной конференции рабочих организаций для обсуждения вопроса об оказании совместной практической помощи Испанской республике. Он рекомендовал организовать давление трудящихся на правительства ряда стран и Лигу наций, чтобы заставить фашистские державы прекратить поставку оружия мятежникам и обеспечить законное правительство Испании необходимыми средствами обороны.

По призыву коммунистов в Испанию стали прибывать добровольцы-антифашисты, из которых там формировались интернациональные бригады. И хотя в организации интернациональных бригад, в руководстве их боевыми действиями главную роль играли коммунисты (среди них П. Тольятти, Л. Лонго, Дж. ди Витторио, В. Кодовилья, М. Залка, Г. Баймлер, Ф. Далем, К. Сверчевский и др.), эти бригады объединяли антифашистов различных политических направлений. Президиум ИККИ в решении от 28 декабря 1936 г. подчеркивал, что интернациональные бригады являются «составной частью единой народной армии Испании, целиком подчиненной правительству и военному командованию Испанской республики»21, и не имеют каких-либо своих целей, отличных от целей правительства Народного фронта. В интернациональных бригадах боролись свыше 42 тыс. добровольцев из разных стран. В военном отношении они не могли идти в сравнение с огромной итало-германской армией интервентов. Но они олицетворяли дух солидарности всех трудящихся мира с борющимся испанским народом. На полях сражений в Испании реально возник международный антифашистский фронт, здесь была настоящая школа антифашистской войны и политики; ее прошли многие партии, политические и государственные деятели.

Активно выступал на стороне испанских трудящихся Советский Союз, рассматривавший их борьбу как часть общей борьбы с международным фашизмом. СССР оказал Испанской республике значительную помощь, отправил в Испанию десятки пароходов с продовольствием, медикаментами, танками, самолетами, артиллерийскими орудиями. На фронтах Испании воевали советские летчики, танкисты, артиллеристы, моряки, инженерно-технические работники. И хотя их было не очень много, они сыграли огромную роль и как бойцы, и как помощники республиканского командования.

«В ходе войны испанского народа против фашистского мятежа и против сил, объединившихся с фашизмом и международной реакцией, — писала Д. Ибаррури, — солидарность народов Советского Союза с испанским народом, его эффективная материальная помощь республиканскому правительству и испанским бойцам играли исключительно важную роль. Испанские трудящиеся во время своей освободительной борьбы узнали на собственном опыте, что такое пролетарский интернационализм, поняли, какое значение для освободительной борьбы рабочего класса и всех народов имеет существование Советского Союза»22.

Кампания международной солидарности с Испанской республикой охватила большинство стран мира. В августе 1936 г. в Париже состоялась европейская конференция в защиту Испанской республики, демократии и мира, созванная Всемирным комитетом борьбы против войны и фашизма. В воззвании конференции говорилось, что Испанская республика защищает дело мира и демократии в Европе, что путь фашистов на Париж идет через Мадрид. Конференция создала Международный комитет координации помощи Испании23. Под его руководством во многих странах развернулся сбор средств, продовольствия и медикаментов в помощь Испанской республике, проходили митинги и демонстрации солидарности. Возникшие в ряде стран комитеты защиты Испанской республики и комитеты бдительности следили за тем, чтобы не допускать погрузки военных материалов для мятежников и интервентов. Вторая международная конференция в защиту Испанской республики (октябрь 1936 г.) заклеймила политику «невмешательства» как инструмент блокады Испанской республики и потребовала обеспечения законному испанскому правительству возможности покупать все необходимое для защиты республики.

Коминтерн и компартии стремились придать движению солидарности самые широкие рамки, вовлекая в него всех антифашистов, всех демократов. Но еще более важным они считали создание международного единства рабочего класса против фашизма, совместные действия с Социалистическим рабочим Интернационалом. В сентябре—декабре 1936 г. ИККИ неоднократно обращался к лидерам последнего с предложениями наладить совместную помощь испанскому народу24. Но реформистские вожди не приняли этих предложений. Они ограничились сбором средств и общей моральной поддержкой Испанской республики, не сделав ничего практически, чтобы добиться снятия блокады с республиканской Испании.

Антифашизм большинства реформистских вождей не шел дальше признания буржуазно-парламентского строя альтернативой фашизму. Эти вожди боялись новой демократии, возникающей в борьбе масс против фашизма, страшились того, что она пойдет по пути, о котором говорили коммунисты. Отвергая из-за своего антикоммунизма единство действий в помощь республике, лидеры социал-демократии наносили тем самым удар и по всей антифашистской политике.

В странах тотальной фашистской диктатуры (Германия, Италия, Португалия) и в странах, где господствовали режимы фашистского типа (Греция, Австрия, Венгрия, Болгария, Югославия и др.), рабочее движение вело борьбу за создание Народного фронта в невероятно трудных условиях. Германскому и итальянскому фашизму путем социальной демагогии, внешнеполитических успехов, непрестанной идеологической обработки населения удалось одурманить значительные массы, а недовольных подавить жесточайшим террором. Но и в этой, казавшейся беспросветной, ночи фашистского господства компартии не прекращали борьбы -за объединение усилий антифашистов.

Состоявшаяся в октябре 1935 г. под Москвой IV конференция Коммунистической партии Германии (названная в целях конспирации Брюссельской), конкретизируя новую стратегию Коминтерна в соответствии с условиями своей страны, указывала: «Мы, коммунисты, хотим... создать антифашистский Народный фронт всех трудящихся, мы хотим создать этот боевой союз всех слоев и всех организаций трудящегося народа для свержения фашистской диктатуры, мы хотим далее, чтобы антифашистский Народный фронт согласовал свою борьбу с активностью оппозиционных групп буржуазии (в рядах немецких националистов, вермахта и т. д.). Все силы, враждебные гитлеровской диктатуре, должны быть использованы для ее свержения»25. При этом германские коммунисты придавали особое значение объединению действий КПГ и социал-демократии.

. Представитель Итальянской коммунистической партии Р. Гриеко на конгрессе итальянских антифашистов-эмигрантов в октябре 1935 г. в Брюсселе заявил, что коммунисты считают необходимым объединить для свержения режима Муссолини не только революционные антифашистские силы, но и всех, кто находится в оппозиции фашизму26. ИКП удалось убедить социалистов в необходимости расширения рядов Народного фронта, вовлечения в него трудящихся-католиков и антифашистов из буржуазных кругов. Летом 1936 г. в эмиграции был создан Итальянский народный союз, объединивший около 50 тыс. антифашистов.

Уже первые шаги борьбы за сплочение всех антифашистов показали, что лозунг свержения фашистской диктатуры недостаточен, что необходима позитивная программа, отвечающая на вопрос, что будет после устранения фашистов от власти. Некоторые коммунисты полагали, что в странах фашистской диктатуры, особенно в тех, где пролетариат стал большинством самодеятельного населения, противоречия в ходе борьбы будут настолько острыми, что победа трудящихся произойдет под лозунгами пролетарской власти или рабоче-крестьянского правительства. Такие мнения выражали и некоторые левые социал-демократы. Поэтому антифашисты из мелкобуржуазных и левобуржуазных группировок с известной настороженностью относились к лозунгам единого фронта с коммунистами и левыми социалистами.

Вопрос о будущем послефашистском режиме стал одной из основных политических проблем, от решения которой зависела консолидация антифашистских сил. Коминтерн и компартии стран фашистской диктатуры в мае—июне 1936 г. ясно определили главную цель борьбы в этих странах — установление антифашистских демократических республик. При решении этого вопроса Г. Димитров говорил в мае 1936 г., что если некоторые товарищи и социал-демократическая левая «очень радикально настроены и не хотят лозунга борьбы за демократическую республику, то это значит, что люди не понимают самых элементарных вещей и не хотят их понимать». Только выдвигая требование демократической республики, коммунисты сумеют завоевать широкий круг союзников и сплотить антифашистов27.

ЦК КПГ предложил в июне Директивы для выработки политической платформы немецкого Народного фронта, в которых выдвигался лозунг «создания и обеспечения демократической республики». КПГ призывала партии и группы Народного фронта заявить, что «новое государство будет демократической республикой, в которой народ будет свободно решать все вопросы хозяйства, внутренней и внешней политики, а правительство будет создано решением трудящегося народа на основе всеобщего, равного, тайного и прямого голосования... Новое государство должно быть сильной и могущественной демократией, опирающейся на волю народных масс, завоеванной в победоносной борьбе с фашистской реакцией»28.

Политбюро ЦК Компартии Австрии подчеркнуло, что лозунг демократической республики не является маневром или пропагандой, а определяет всю стратегическую ориентировку партии29.

В Италии вопрос о характере режима, который должен был быть установлен после свержения Муссолини, вызывал значительные дискуссии между коммунистами и социалистами. Если многие социалисты и группа «Справедливость и свобода» считали, что нужно создать такую политическую демократию, которая обеспечит переход к социализму, т. е. забегали вперед в постановке задач, то компартия в первое время после VII конгресса Коминтерна рассматривала Народный фронт несколько узко, лишь как оборонительный союз. Р. Гриеко в переписке с ИСП по поводу обновления пакта о единстве действий настаивал в феврале 1936 г., чтобы в общей платформе были определены задачи свержения фашизма и не ставились проблемы последующего развития, по которым между партиями существовали расхождения. Однако жизнь требовала решения вопроса о будущем режиме. Опыт борьбы во Франции и Испании заставил взглянуть на эти проблемы глубже, увидеть взаимосвязь демократической республики с перспективами создания народной демократии и движения к социализму. В возобновленном в июне 1937 г. пакте единства действий ИКП и ИСП говорилось, что в современной фазе классовой борьбы обе партии ставят своей целью завоевание демократической республики, которая уничтожит экономические основы фашизма: осуществит национализацию промышленного и банковского капитала, ликвидирует феодальные пережитки в деревне и тем самым откроет путь продвижения к социализму30.

В ряде стран, где установилась фашистская диктатура, компартии считали необходимым поставить в качестве ближайшей политической цели задачу восстановления буржуазно-демократических свобод, возвращения к парламентско-конституционному режиму. Вокруг такой цели могли объединиться все силы, оппозиционные фашизму, вплоть до отдельных буржуазных групп, католических кругов и т. д. Естественно, что борьба за восстановление буржуазно-демократических свобод в случае успеха означала бы крушение фашизма, что открыло бы путь к широким действиям масс.

В европейских странах буржуазно-демократического строя в 1936—193J гг. рабочий класс усилил борьбу против угрозы фашизма, дал отпор поднимавшим голову фашистским организациям, развернул широкое движение солидарности с народами, страдавшими под гнетом фашизма, с героической борьбой Испанской республики.

Важное значение имело развитие антифашистского движения в Англии; ведь действовавшая здесь сильная лейбористская партия задавала тон всему реформистскому Интернационалу. Массовое движение английских рабочих, отпор населения Лондона в октябре 1936 г. походу отрядов Мосли остановили наступление фашистов в этой стране.

В Англии образование Народного фронта больше, чем в любой стране, зависело от установления единства действий компартии с лейбористской партией. В конце 1936 г. было достигнуто соглашение Коммунистической партии Великобритании с Независимой рабочей партией и Социалистической лигой о единстве действий31. Вскоре Компартия Великобритании повела борьбу за вступление в лейбористскую партию в качестве коллективного члена. Коммунисты были уверены, что осуществление единства рабочего движения приведет к большим прогрессивным изменениям и в самой лейбористской партии, а это дало бы возможность повести успешное наступление против реакционной внутренней и внешней политики правительства Чемберлена.

Антифашистская борьба, кампания помощи Испанской республике вызвали определенный сдвиг влево в тред-юнионах и лейбористской партии. Под давлением низов весной и летом 1937 г. конференции английских тред-юнионов высказались за поддержку и помощь Испании32. В такой ситуации конференция лейбористской партии в октябре 1937 г. вынуждена была отказаться от своего прежнего решения в поддержку политики «невмешательства» и принять решение развернуть кампанию в защиту Испании. Однако в то же время лидеры лейбористов отвергали единство действий с коммунистами и тем самым ослабляли общие усилия антифашистов.

Политика Народного фронта в Чехословакии, Бельгии, Дании, Голландии имела ту особенность, что здесь она должна была объединить силы народа не только против внутренней реакции и фашизма, но и главным образом против угрозы гитлеровской агрессии. Все более реальной была угроза нападения фашистской Германии на Чехословакию. Коминтерн и КПЧ разоблачали планы Гитлера, призывали народ Чехословакии к бдительности, к антифашистскому единению. VII съезд КПЧ, состоявшийся 11 — 14 апреля 1936 г., т. е. сразу после известных решений Президиума ИККИ от 1 апреля, выработал такую программу Народного фронта, которая могла сплотить рабочий класс, крестьянство, мелкую буржуазию, интеллигенцию, все демократические и патриотические слои нации для спасения от внешней и внутренней угрозы фашизма33. КПЧ выдвигала лозунг создания правительства Народного фронта, организующего действенную защиту республики от фашистского порабощения.

Коммунисты призывали: «Ударить по рукам каждого, кто хочет связать Чехословакию с Гитлером!»

Борьба трудящихся Чехословакии привела к тому, что в 1937 г. фашистские и профашистские силы были в определенной мере оттеснены34. Однако отсутствие прочного единства действий рабочего класса, чему была виной политика лидеров социал-демократии, помешало развить этот успех.

Коммунисты неразрывно связывали борьбу против фашизма с борьбой против угрозы войны. Они ясно видели, что фашизм — это главный поджигатель войны; создание единого фронта защиты мира означало бы громадный успех в борьбе против агрессивных планов фашистских поработителей. Возможности воздействия миролюбивых сил на международные события зависели от сплоченности этих сил с СССР, от международного единства рабочего класса, от того, насколько широкие демократические массы встанут на путь активной борьбы за мир, от влияния масс на политику буржуазных правительств. Коммунисты добивались активизации действий Всемирного комитета борьбы против войны и фашизма.

В 1936 г. возникает новая, более широкая организация движения сторонников мира, которая окончательно оформляется на международном конгрессе мира в Брюсселе (3—6 сентября 1936 г.). Это — Всемирное объединение за мир35. Оно вобрало в себя широкие круги трудящихся, интеллигенции, либеральной буржуазии, пацифистов, членов обществ друзей Лиги наций и т. д. Платформа, принятая конгрессом в Брюсселе, была минимумом того, что следовало сделать против, войны. Многие члены движения ВОМ еще не поднялись до понимания взаимосвязи между фашизмом и войной, поэтому, несмотря на существование ВОМ, коммунисты считали необходимым сохранить Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма. Он должен был выступать и в рамках ВОМ как наиболее сознательная и целеустремленная сила и способствовать тому, чтобы Всемирное объединение за мир заняло более определенную позицию в отношении фашизма. Благодаря активному участию рабочего класса, особенно коммунистов, движение сторонников мира все больше поддерживало советскую идею коллективного отпора фашистским агрессорам.

Примечания

1. См.: Braunthal J. Op. cit., S. 500—502; «Zeitschrift für Sozialismus», 1935, H. 26/27, S. 832-836.

2. См.: Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк, с. 431—432.

3. См.: Кравченко Е. А. Народный фронт во Франции. М., 1972, с. 115.

4. «L'Humanité», 11.I 1936.

5. Торез М. Современная Франция и Народный фронт. М., 1937, с. 111.

6. См.: Из истории Коминтерна. М., 1970, с. 149—151.

7. Lachapelle G. Elections legislatives de 1936. Paris, 1936, p. X.

8. См.: «Cahiers du communisme», 1966, N 9, p. 70.

9. Bulletin du Ministère du Travail, t. 43. Paris. 1937, p. 354—357. Стачечное движение в июне 1936 г. подробно анализируется в кн.: Егоров Ю. В. Народный фронт во Франции. Л., 1972, с. 121—127.

10. Название кагуляры происходит от французского слова «кагуль» — балахон.

11. «L'Humanité», 17.IX 1937.

12. ЦПА НМЛ, ф. 495, оп. 18, д. 1092, л. 6.

13. Там же, лл. 7-12.

14. Война и революция в Испании 1936—1939, т. I. M., 1968, с. 91, 97.

15. См.: Пожарская С. П. Социалистическая рабочая партия Испании. М., 1971, с. 148.

16. Cattel D. Communism and the Spanish Civil War. New York, 1965, p. 59.

17. См.: «Коммунистический Интернационал», 1937, № 1, с. 61.

18. Diaz J. Tres años de lucha. Paris, 1970, p. 382.

19. ЦПА ИМЛ, ф. 495, оп. 2, д. 257, л. 77.

20. ЦПА ИМЛ, ф. 495, оп. 18, д. 1135, л. 2.

21. «Коммунистический Интернационал», 1937, № 1, с. 62.

22. Международное значение Октябрьской революции. М., 1957, с. 10.

23. «Rundschau», 1936, N 37, S. 1504.

24. «Коммунистический Интернационал», 1937, N° 1, с. 62.

25. Revolutionäre deutsche Parteiprogramme. Vom Kommunistischen Manifest zum Programm des Sozialismus. Berlin, 1964, S. 150.

26. Spriano P. Storia del Partito comunista italiano, v. III. Torino, 1970, p. 48.

27. ЦПА ИМЛ, ф. 495, оп. 18, д. 1086, л. 12.

28. «Die Internationale» (Prag), 1937, N 1, S. 80.

29. См.: Георгий Димитров — выдающийся деятель коммунистического движения, с. 247.

30. Тридцать лет жизни и борьбы Итальянской коммунистической партии, с. 363.

31. «Коммунистический Интернационал», 1937, № 1, с. 112—113.

32. Гурович П. В. Английское рабочее движение накануне второй мировой войны. М., 1967, с. 235.

33. Готвальд К. Избранные произведения, т. 1. М., 1959, с. 447—449.

34. Gottwald R. Spisy, v. VIII, s. 70.

35. Движение получило название RUP — «Rassemblement universel pour la Paix» (русское сокращение — ВОМ).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты