Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

На сайте www.psngroup.ru/ продажа квартир в районе Марьино от агентства недвижимости.

Какова же стоимость услуг клининговой компании? в Москве

Движение Сопротивления после начала Великой Отечественной войны Советского Союза

Переломным моментом, открывшим второй период в истории движения Сопротивления, явилось начало Великой Отечественной войны Советского Союза. Этот период, продолжавшийся с 22 июня 1941 г. по конец 1942 г., отмечен рядом существенных сдвигов в ходе войны и, соответственно, в освободительной антифашистской борьбе европейских народов. Важнейшими вехами, обозначившими эти сдвиги, были срыв планов «молниеносной войны», вынашиваемых немецко-фашистским командованием, и наступление Красной Армии под Москвой в декабре 1941 г., показавшее, что в мире есть сила, способная остановить фашистскую агрессию.

Важную стимулирующую роль в развитии движения Сопротивления сыграло образование антигитлеровской коалиции. Оно явилось одной из важнейших причин, побудивших многие буржуазные организации Сопротивления пересмотреть свое отрицательное отношение к сотрудничеству с коммунистами. Возникновение антигитлеровской коалиции увеличило надежды на победу над фашизмом среди антифашистов Италии и Германии, в самых различных слоях населения оккупированных стран, вызвало приток новых сил в ряды антифашистских борцов.

Участие в войне столь могучей силы, как Советский Союз, который в ходе сопротивления фашистским захватчикам провозгласил своей целью не только их изгнание с советской земли, но и освобождение народов Европы от фашистского ига, прояснило перспективу борьбы за восстановление национальной независимости, демократических прав и свобод, попранных фашизмом. Война против фашистских агрессоров окончательно приобрела справедливый, освободительный характер.

Влияние Отечественной войны советского народа на развитие европейского Сопротивления проявлялось различными путями. С первых же дней войны советско-германский фронт оттягивал на себя бóльшую часть гитлеровских вооруженных сил, вынуждал фашистское командование перебрасывать туда войска из оккупированных стран. Тем самым ослаблялись позиции фашистских захватчиков в европейском тылу, что в свою очередь облегчало задачу Сопротивления.

Трудно переоценить громадное моральное воздействие Отечественной войны Советского Союза на антифашистскую борьбу в Европе. С момента вероломного нападения фашистской Германии на СССР взгляды порабощенных народов были прикованы к советско-германскому фронту. В глазах людей самых различных политических убеждений СССР был опорой и надеждой, единственной силой, активно противостоявшей фашизму и способной его разгромить1.

После 22 июня 1941 г. Сопротивление во всех оккупированных гитлеровцами странах пережило бурный подъем. С этим очевидным фактом было вынуждено считаться и немецко-фашистское командование. Уже в середине сентября 1941 г. начальник штаба верховного командования вооруженных сил Германии Кейтель издал директиву, в которой подчеркивалась тесная связь между началом Великой Отечественной войны Советского Союза и усилением освободительного движения: «С начала войны против Советской России на оккупированных Германией территориях повсеместно вспыхнуло коммунистическое повстанческое движение. Формы действий варьируются от пропагандистских мероприятий и нападений на отдельных служащих вермахта до открытых восстаний и широкой войны силами банд»2.

Эта характеристика в большей мере относилась к странам Восточной и Юго-Восточной Европы — Югославии, Польше, Гредни. Но она в достаточной степени отражала и положение в Западной Европе, прежде всего во Франции.

Французская коммунистическая партия использовала изменившуюся международную обстановку для усиления борьбы против фашистских захватчиков во всех ее формах. В первые же дни после нападения гитлеровских армий на Советский Союз компартия обратилась к трудящимся с призывом всеми силами и средствами вредить врагу, чтобы приблизить час освобождения. ФКП указывала, что для максимальной действенности борьбы патриоты должны выступать единым фронтом. «Французская коммунистическая партия, выражая сокровенные мысли трудящихся масс нашей родины, — писала «Юманите» — призывает всех французов, всех француженок создать Национальный фронт борьбы за независимость Франции»3. В июле на состоявшемся в Париже учредительном собрании Национального фронта был создан организационный комитет, который разработал программу действий против германского ц отечественного фашизма. На местах создавались комитеты Национального фронта, объединявшие людей по признаку профессии и развернувшие активную антифашистскую деятельность4.

Коммунистическая партия поставила своей ближайшей задачей развертывание вооруженной борьбы с врагом. Лето 1941 г. ознаменовалось массовым возникновением партизанских групп и отрядов, образовавших затем под названием Французских франтиреров и партизан военную организацию Национального фронта5.

Другой тактики придерживались буржуазные группы и организации Сопротивления, считавшие вооруженную борьбу преждевременной. Они также создавали свои отряды, которые, однако, в этот период почти не участвовали в партизанской борьбе. Главные усилия буржуазных организаций, как и прежде, направлялись на пропаганду и сбор разведывательных данных. В 1941 г. эти организации были еще разрозненными и из-за отсутствия опыта нелегальной деятельности часто терпели провал. Все же в конце 1941 — начале 1942 г. число их заметно возросло. Наметилась тенденция к слиянию отдельных групп.

Сплочение основных буржуазных организаций Сопротивления происходило под эгидой комитета «Свободная Франция», влияние которого в стране усилилось. В немалой степени это объяснялось укреплением международных позиций комитета, в особенности установлением отношений между ним и союзными державами — СССР и Англией, которые признали де Голля руководителем свободных французов.

В конце 1941 г. «Свободная Франция» завязала отношения с рядом крупнейших буржуазных организаций Сопротивления. В 1942 г. по инициативе комитета произошло слияние трех основных организаций южной зоны Франции — «Комба», «Либерасьон» и «Франтирер».

Коммунистическая партия, неизменно следуя линии на единство патриотических сил в борьбе с фашистским врагом, заявила о своей готовности сотрудничать с деголлевским движением. В ноябре 1942 г. между ФКП и комитетом «Сражающаяся Франция»6 была достигнута договоренность, предусматривавшая «тесное сотрудничество между компартией и силами «Сражающейся Франции» с целью подготовки всенародного восстания»7.

Соглашение явилось несомненным успехом антифашистских сил. Оно свидетельствовало о признании буржуазным Сопротивлением растущего влияния компартии. Решение о подготовке национального восстания также говорило об определенном преодолении аттантистской тактики. В нем нашло выражение усиление тяги к сплочению патриотических сил и к активизации борьбы, проявлявшееся и среди участников буржуазных организаций.

Так был сделан первый важный шаг по пути координации действий левого и правого крыла движения Сопротивления. При всех разногласиях между ними в вопросах тактики антифашистской борьбы это создало условия для последующего более тесного взаимодействия, которое было осуществлено в 1943 г.

Подъем антифашистского движения отмечался и в других оккупированных странах. Так, в Норвегии, по свидетельству оккупационных властей, «враждебность... населения приняла нетерпимые формы»8. Наиболее ярким проявлением этой враждебности был рост партизанского движения, охватившего в течение 1942 г. значительную часть территории страны9.

Аналогичные процессы наблюдались в Бельгии, где существовали два вида антифашистских вооруженных формирований: Бельгийская армия партизан, созданная по инициативе компартии, и «Тайная армия», подчинявшаяся эмигрантскому правительству и придерживавшаяся в основном аттантистской тактики. К началу 1942 г. относится возникновение в Бельгии, по почину коммунистов, Фронта независимости, главными задачами которого были всемерная активизация Сопротивления, объединение «различных партий и организаций, намеревающихся бороться за освобождение страны»10.

В развертывании вооруженной борьбы и создании национальных фронтов проявился рост активности трудящихся слоев населения, в первую очередь пролетариата, составлявшего костяк массовых демократических организаций Сопротивления и их вооруженных сил. Воодушевленные примером героического советского рабочего класса, пролетарии оккупированных стран все решительнее высказывали свою непримиримую ненависть к фашистским угнетателям. Мысли и чувства, владевшие большинством рабочих в захваченных фашистами странах, хорошо выразила датская подпольная газета «Кампен», издаваемая группой антифашистов. 1 января 1942 г. она писала: «Датский народ, рабочие, эксплуатируемые всех стран уже давно осознали, что несет им фашизм. Но ни штыки, ни зверства фашистов более не страшат нас. Союз народов угнетенных стран становится все теснее. А могучий русский народ и его героическая Красная Армия, советские рабочие и работницы сейчас служат примером пролетариям всего мира»11.

В оккупированных странах Европы второй период Сопротивления прошел под знаком неуклонного количественного и качественного роста антифашистской борьбы. Были достигнуты существенные успехи в области сплочения национальных сил. Почти повсеместно развернулось партизанское движение. В первых рядах этой борьбы шли коммунисты. «Коммунистические партии в самых широких масштабах стали осуществлять стратегические и тактические установки, выработанные VII конгрессом Коммунистического Интернационала»12.

Сопротивление в фашистских странах в этот период еще не вступило в стадию массовых выступлений и открытой борьбы с фашизмом. Тем не менее и здесь движение значительно активизировалось.

В Италии усилия коммунистической партии по сплочению антифашистских сил принесли первый зримый результат. В октябре 1941 г. был образован Комитет действия по объединению итальянского народа, разъяснивший свои цели в так называемой Тулузской декларации (по месту подписания). В декларации, подписанной ИКП, ИСП и мелкобуржуазной антифашистской организацией «Справедливость и свобода», говорилось, что антифашисты готовы объединиться для совместных действий «со всеми социальными, политическими, религиозными и культурными движениями», стремящимися по той или другой причине покончить с войной, которую фашизм развязал в интересах Гитлера и хищнической муссолиниевской плутократии13. Выдвигая на первый план лозунг борьбы с войной, антифашисты исходили из реальной ситуации. Это была почва, на которой легче всего было мобилизовать недовольство масс, направить его против виновника войны — фашизма.

Восстановление единства левого крыла антифашистского движения значительно подняло авторитет коммунистической партии, влияние которой стало быстро расти. В крупнейших промышленных центрах страны организации ИКП развернули работу по дальнейшему сплочению антифашистской оппозиции. Первым результатом этого явилось образование в Турине в ноябре 1942 г. Комитета национального фронта, куда, наряду с коммунистами, социалистами и представителями группы «Справедливость и свобода», вошли члены некоторых антифашистских католических групп. Это был прообраз многих других аналогичных органов руководства антифашистской борьбой, которые начали возникать по всей Италии. Внутри этих комитетов сохранялись существенные противоречия в отношении методов, средств и даже целей борьбы. Представители буржуазных группировок возражали против превращения комитетов Национального фронта в центры, возглавляющие антифашистское движение масс. Они предпочли бы ограничиться подготовкой верхушечного государственного переворота для замены режима Муссолини буржуазно-демократическим строем, возможно и при сохранении монархии. Однако и эти организации начинали отдавать себе отчет в невозможности отстранить массы от непосредственного участия в борьбе. Правые (христианские демократы) шли на союз с компартией из опасения, что развитие движения Сопротивления оставит их в конечном счете за бортом.

К концу 1942 г. в Италии отмечался быстрый рост радикализации населения. Атмосфера в стране настолько накалилась, что достаточно было искры, чтобы вызвать пожар антифашистской войны.

С гневом и болью встретили весть о нападении Германии на Советский Союз немецкие антифашисты. Свою позицию коммунистическая партия изложила в воззвании ЦК КПГ от 24 июня 1941 г., в котором подчеркивалось, что «совместная победа Красной Армии и борющихся за свою свободу угнетенных народов будет также победой немецкого народа»14. Партия призвала немецких трудящихся, всех честных немцев любыми средствами саботировать преступную войну, развязанную нацистами. 6 октября 1941 г. ЦК КПГ обратился к народу и армии с разъяснением антинационального характера гитлеровского режима и его новой военной авантюры. «У немецкого народа иной, свой собственный путь, — говорилось в обращении. — Это путь освобождения немецкого народа от гитлеровских угнетателей...»15

Свои решения и другие материалы ЦК КПГ доводил до сведения партийных организаций через уполномоченных, посылаемых в Германию, а с сентября 1941 г. и при помощи регулярных радиопередач. Как и прежде, в центре политико-организационной работы заграничного руководства компартии стояла помощь нелегальным коммунистическим организациям, продолжавшим свою мужественную борьбу в условиях неслыханного фашистского террора.

В 1941—1942 гг. были достигнуты серьезные успехи в области централизации руководства деятельностью коммунистического подполья. В Берлине, Южной Германии, Саксонии и Тюрингии возникли партийные центры. КПГ упорно шла к образованию единого общегерманского руководства.

В течение всего второго периода войны деятельность Коминтерна была направлена на всемерную теоретическую и практическую помощь коммунистическим партиям европейских стран в организации антифашистской борьбы. 24 июня 1941 г. Секретариат ИККИ разослал компартиям директивные письма, в которых указывалось, что «вероломное нападение гитлеровской Германии на СССР является ударом не только против страны социализма, но и против свободы и независимости всех народов»16. ИККИ подчеркивал важность развертывания массового движения солидарности с советским народом, противодействия антисоветским планам реакции в различных странах.

Коминтерн организовал регулярные радиопередачи, из которых компартии оккупированных стран и государств фашистского блока черпали информацию о положении на фронтах и в тылу гитлеровских армий, советы и директивные указания. Коминтерн всячески поддерживал курс коммунистических партий на объединение всех сил, способных и готовых вести борьбу за освобождение своих стран, восстановление демократии и суверенных прав народа.

Однако по мере развития войны становилось все очевиднее, что централизованное руководство коммунистическим движением практически изжило себя, что компартии больше чем когда-либо нуждались в самостоятельности. К тому же в условиях войны, когда главной стратегической целью являлось национальное освобождение, создалось положение, при котором дальнейшее существование Коминтерна задерживало сплочение разнородных сил Сопротивления. Это объяснялось тем, что не все слои населения, стремившиеся участвовать в антифашистском движении, одобрительно относились к международным обязательствам и связям компартий. «В интересах достижения победы над фашизмом необходимо было устранить все преграды на пути к объединению и активизации антифашистских и патриотических сил»17. На этих основаниях было принято решение о роспуске Коминтерна, осуществленное в мае 1943 г. Но его опыт, выработанные им за четверть века стратегические и тактические принципы сыграли величайшую роль в успешном развитии движения Сопротивления в годы второй мировой войны.

Примечания

1. Примечательна характеристика настроений французов в связи с нападением Германии на Советский Союз, данная в донесении полицейского чиновника префекту департамента Эр 29 июня 1941 г. У большинства населения, указывается в документе, «весть о вступлении в войну России вызвала огромные надежды, и приходится констатировать, как это ни удивительно, что в стране далеко не одни только коммунисты верят в Москву и связывают с ней надежды на освобождение» (Baudot M. L'opinion publique sous l'occupation. Paris, 1960, p. 224).

2. Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы, т. II. М., 1973, с. 431.

3. «L'Humanité», 1941, N 119, édition spéciale.

4. Как указывалось в одном из донесений гестапо весной 1942 г., «исключительно возросшей агитации Национального фронта следует приписать тот факт, что акты саботажа и нападения на германских военнослужащих принимают все более опасные формы» (цит. по: Георгий Димитров —выдающийся деятель коммунистического движения, с. 396; см. также: Зильберфарб И. И. Идеи и традиции Великой французской революции в борьбе сил демократии и фашизма. М., 1971, с. 119—145).

5. Первые вооруженные отряды, так называемые группы «специальной организации», создавались еще летом 1940 г., но в то время вооруженная борьба еще не носила массового характера.

6. Комитет «Свободная Франция» был переименован в комитет «Сражающаяся Франция» в июле 1942 г.

7. Цит. по: Торез М. Указ. соч., с. 173.

8. Trial of Major German War Criminals. IMT, v. XXV. New York, p. 530.

9. Носков А. М. Норвегия во второй мировой войне. M., 1973, с. 159—168.

10. Цит. по: Антифашистское движение Сопротивления. М., 1962, с. 487.

11. Den illegale presse 1940—1945. En antologi. København, 1965.

12. Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк, с. 516.

13. Цит. по: «Critica marxista», 1971, N 5—6, p. 302.

14. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd. 5, S. 547.

15. Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd. 5, S. 552—553.

16. Цит. по: Георгий Димитров — выдающийся деятель коммунистического движения, с. 394.

17. Коммунистический Интернационал. Краткий исторический очерк, с. 543.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты