Библиотека
Исследователям Катынского дела

Неонацизм в ФРГ

Первые неонацистские организации в Западной Германии возникли вскоре после окончания войны. В западных оккупационных зонах, где не выполнялись основные положения Потсдамского соглашения, в частности, о денацификации, создавались благоприятные возможности для возникновения различных неонацистских организаций. Часто эти организации: носили региональный характер, но иногда выходили за рамки той или иной западногерманской провинции.

Например, в 1945 г. возникла так называемая Нижнесаксонская земельная партия. В программных документах этой партии содержались националистические требования. С 1947 г. партия стала называться Немецкой партией. Во главе ее оказались бывшие эсэсовцы и нацисты. Партия в основном действовала на севере Западной Германии. Порой численность ее членов достигала 40 тыс. человек.

Играя на националистических настроениях части западногерманского населения, Немецкая партия сумела на выборах в бундестаг в 1949 и 1953 гг. набрать необходимое число голосов для получения нескольких депутатских мандатов. Но, несмотря на то, что к Немецкой партии примкнули различные мелкие националистические группки (Немецкая партия Баварии, Свободная народная партия), влияние ее к концу 50-х годов заметно упало. Руководители партии произвели перегруппировку сил: в апреле 1961 г. на федеральном съезде Немецкой партии принимается решение о ее слиянии с Общегерманским блоком — Союзом изгнанных и бесправных и о создании новой Общегерманской партии.

Откуда же взялся этот блок? Это партия переселенцев из восточных областей бывшего третьего рейха. До начала 50-х годов существовали лишь отдельные местные организации в Баварии, Нижней Саксонии, Шлезвиг-Гольштейне и других западногерманских провинциях. Требования их носили открыто реваншистский характер, и западные оккупационные державы до поры до времени не разрешали им объединиться в одну партию. В январе 1950 г. в Шлезвиг-Гольштейне возник Комитет действия, который добился от военных властей разрешения образовать Блок изгнанных и бесправных. В первые годы своего существования этот блок добивается некоторых успехов на выборах, что позволило ему в начале 1951 г. оформиться в общефедеральную партию: в сентябре 1952 г. в Госларе состоялся ее первый съезд.

Руководство партии начинает ориентироваться не только на переселенцев, но и на ту часть западногерманского населения, которая не сделала соответствующих выводов из недалекого прошлого. Один из основных лозунгов — призыв к немецкому народу «перейти к активному сопротивлению коммунизму». Лидеры партии в 1952 г. придумывают для своей организации новое название — Общегерманский блок — Союз изгнанных и бесправных. С помощью социальной демагогии, националистических лозунгов на выборах в бундестаг 1953 г. ей удалось набрать 5,9% голосов избирателей и получить ряд депутатских мест. Но это был первый и последний успех партии на федеральном уровне. Уже на следующих выборах она начала терять своих сторонников. Многие из них предпочли отдавать голоса крупной партии монополистического капитала — ХДС/ХСС. Часть членов блока в 1961 г. решила объединиться с Немецкой партией, другие — перешли в различные неонацистские и реваншистские организации.

Одной из первых крайне правых партий, появившихся в Западной Германии, была и Немецкая правая партия, созданная уже в 1946 г.1 Возглавили ее старые нацисты Дорлс и Рихтер. В первое время лидеры партии пытались как-то скрывать свою нацистскую сущность. В 1947 г. Немецкая правая партия слилась с Консервативной партией, действовавшей главным образом на территории Северного Рейна-Вестфалии. С 1949 г. ее председателем становится Адольф фон Тадден — будущий фюрер Национал-демократической партии.

Вскоре в партии происходит раскол. Один из ее руководителей — Дорлс вместе с бывшим генерал-майором гитлеровской армии Ремером и старым нацистом Крюгером в 1949 г. создает Социалистскую имперскую партию, программа действий которой носила открыто неонацистский характер2. Это была попытка перехода от выжидания к перегруппировке сил, к активным действиям.

Однако открыто неонацистский характер партии, выступившей в качестве «законной преемницы» НСДАП, пришелся не по вкусу правительству ФРГ. Это, в частности, подрывало авторитет нового государства на международной арене. Боннские власти обратились в федеральный конституционный суд с предложением запретить Социалистскую имперскую партию, и решение о ее запрете было вынесено в октябре 1952 г. Члены этой партии перешли в другие организации и партии, более хитроумно скрывавшие свой неонацистский характер.

Одной из таких партий была Немецкая имперская партия, созданная в 1950 г. В нее вошла часть членов Немецкой правой партии, не пожелавших вступить в Социалистскую имперскую партию. Объединившись с так называемой Национал-демократической партией Гессена, они образовали новую партию — Немецкую имперскую партию. Впоследствии к ней примкнули различные неонацистские группки. К середине 1956 г. она насчитывала в своих рядах около 12 тыс. членов. Программа ее, принятая в 1958 г. на съезде в Мюнхене, перепевала демагогические лозунги нацистов. В ней, в частности, говорилось: «Высший долг — это верность рейху... Немецкая имперская партия выступает за демократию свободы и порядка: каждому свое — все для Германии»3. Если внутриполитические требования Немецкой имперской партии мало чем отличались от политики правящих партий — ХДС/ХСС, то во внешнеполитических лозунгах неонацисты ратовали за открытый реваншизм и политику аннексий.

С 1961 г. партию возглавил Адольф фон Тадден, поставивший перед собой цель объединить в одной организации как можно больше сторонников «национального возрождения» — бывших эсэсовцев, военных преступников, нацистов. Однако добиться поддержки со стороны значительных слоев населения ФРГ не удалось: на выборах в бундестаг в 1961 г. за нее проголосовало всего 0,8% избирателей.

В начале 60-х годов неонацисты пошли на новую перегруппировку сил. Дело в том, что не смогла расширить своего влияния и другая неонацистская партия — Общегерманская партия, стремившаяся объединить силы, стоявшие справа от ХДС/ХСС. Часть ее членов высказалась за создание новой партии. Такая партия была создана в ноябре 1964 г. в Ганновере и названа Национал-демократической партией Германии. Инициаторами ее создания были представители в первую очередь Немецкой имперской партии, а также Немецкой партии и Общегерманской партии. Председателем новой партии был избран бывший член ХДС, а затем Немецкой партии Ф. Тилен. Одним из заместителей, фактическим руководителем партии и редактором еженедельной газеты «Дойче нахрихтен» стал бывший председатель Немецкой имперской партии А. фон Тадден (председателем НДП он стал позже).

Была предпринята попытка объединенными усилиями добиться политического влияния неонацизма на жизнь страны. О том, что эта партия носит откровенно неонацистский характер, говорил не только состав ее членов (бывшие нацисты, эсэсовцы, бывшие члены других неонацистских и реваншистских организаций ФРГ). Западногерманский юрист В. Смойдзин обращает внимание на явное совпадение многих программных требований гитлеровской партии и лозунгов «национал-демократов»4.

Неонацисты выступили за открытую реабилитацию преступлений фашистского режима. Они потребовали больше не преследовать военных преступников, снять с Германии ответственность за развязывание второй мировой войны. «Довольно лжи о вине одних только немцев, благодаря которой продолжается выжимание миллиардных сумм из нашего народа. Славное и мужественное поведение немецких солдат всех времен должно стать примером для бундесвера... До тех пор, пока отцы открыто и безнаказанно будут причисляться к преступникам, сыновья не смогут стать хорошими солдатами», — говорилось в манифесте, принятом на учредительном съезде5.

За первые месяцы своего существования НДП удалось создать организации во всех землях и в большинстве округов ФРГ. К апрелю 1965 г. в ее рядах насчитывалось 7,5 тыс. членов6. Неонацисты активно включились в предвыборную борьбу, не скрывая своих намерений заполучить места в бундестаге ФРГ.

Примечательно, как неонацисты начали предвыборную борьбу 1965 г. Главари совершили турне по ФРГ, избрав первым объектом своего посещения город Кобург, известный тем, что в нем в 1929 г. фашистская партия получила большинство голосов избирателей. Затем они посетили Ландсберг, где Гитлер писал «Майн Кампф» и где на тюремном кладбище похоронены военные преступники. Председатель баварской организации НДП Винтер заявил на предвыборном митинге в Ландсберге: «Мы здесь вспоминаем всех тех, кто безвинно погиб из-за произвола и жажды власти. В то время как о подобных жертвах в Дахау и Берген-Бельзене говорит весь мир, эти могилы не посещает никто».

Когда были подсчитаны голоса и объявлено, что за НДП проголосовало свыше 660 тыс. граждан ФРГ (2%), то многие считали этот результат случайным и предрекали новой партии такую же судьбу, какая постигла большинство неонацистских партий в недалеком прошлом: сокращение численности членов и резкое падение влияния. Однако события развивались иным образом. Стало расти число членов НДП, а также увеличилось число избирателей, голосовавших за неонацистскую партию на выборах в земельные парламенты (ландтаги). В декабре 1966 г. в НДП насчитывалось свыше 25 тыс. членов7, а к середине 1968 г. — 40 тыс.8 Анализ социального состава НДП показал, что хребет партии составляли представители средней буржуазии — около 50%. Однако постепенно росло и число рабочих. Если в 1966 г. их было 27%, то в 1967 г. — 32%. Средний возраст членов Партии к концу 1967 г. составлял 41—42 года. Половина членов партии — моложе 35 лет9.

В 1966—1968 гг. национал-демократы получили на выборах в ландтаги следующее число голосов: в Гамбурге — 3,9%, Шлезвиг-Гольштейне — 5,9, Рейнланд-Пфальце — 6,9, Нижней Саксонии — 7, Баварии — 7,4, Гессене — 7,9, Бремене — 8,8, Баден-Вюртемберге — 9,810. На очередных выборах в бундестаг в 1969 г. НДП набрала 4,3% голосов избирателей (свыше 1,42 млн.). В политической жизни ФРГ национал-демократы стали таким фактором, который нельзя было просто сбрасывать со счетов.

Чем же объяснить рост влияния неонацистской партии в эти годы? Налицо был кризис как внешней, так и внутренней политики ФРГ. В 1966—1967 гг. о ФРГ перестали говорить, как о государстве «экономического чуда». В Программном заявлении, принятом на Эссенском съезде в 1969 г., Германская коммунистическая партия следующим образом охарактеризовала НДП: «Задача этой партии, орудующей с помощью национальной и социальной демагогии, состоит в том, чтобы служить прибежищем для недовольных и политическим резервом монополий в борьбе против трудящихся. Ее влияние в аппарате носит, в особенности в бундесвере, угрожающие размеры. Питательную среду для НДП создают официальный национализм правительства и антикоммунизм»11. Западногерманские коммунисты указали также и на то, что неонацистская опасность исходит не только от национал-демократической партии. Эту опасность порождает сама государственно-монополистическая система и агрессивные цели правящих кругов.

Неонацисты выступили против внешнеполитических шагов правительства Брандта—Шееля, учитывавших реальную обстановку, сложившуюся в Европе. Они нападали на договоры, заключенные ФРГ с СССР и ПНР, обвиняя правительство Федеративной Республики в «предательстве немецкой нации». Здесь они все больше солидаризировались с христианскими демократами, выступавшими против разрядки напряженности на европейском континенте.

Постепенно влияние НДП начинает падать. Сказывалось улучшение экономической конъюнктуры, а также результаты той широкой антифашистской кампании, в которую включились различные отряды западногерманских трудящихся, в первую очередь профсоюзы. Значительный вклад в разоблачение неонацизма внесла Германская коммунистическая партия.

К началу 70-х годов в рядах Национал-демократической партии наметился раскол. Многие ее сторонники предпочитали отдавать свои голоса ХДС/ХСС. На выборах в бундестаг в 1972 г. НДП получила лишь 0,6% голосов избирателей (чуть больше 207 тыс. человек). Эта партия на данном этапе перестала играть роль организации, объединяющей вокруг себя большинство западногерманских неонацистов. В ноябре 1971 г. фон Тадден ушел в отставку. Председателем партии был избран адвокат М. Мусгнуг.

В конце 60 — начале 70-х годов в ФРГ возникают новые неонацистские организации. В 1969 г. создается так называемая «Акция сопротивления». Летом 1971 г. в Дюссельдорфе состоялся учредительный съезд Немецкого союза12. Создаются Немецкий народный союз, Немецкое сообщество граждан и др.

НДП и по сей день остается наиболее крупной и организованной неонацистской партией. Члены ее предприняли попытку как-то консолидировать свои силы в связи с седьмым федеральным съездом, состоявшимся в октябре 1973 г. в Дюссельдорфе. Его делегаты призывали организовать и поддержать «наступление справа». Председатель партии М. Мусгнуг сообщил делегатам, что в рядах НДП насчитывается 20 600 членов13. На седьмом съезде НДП главным объектом борьбы провозглашались договоры, заключенные правительством Брандта с СССР и Польшей. Проводя кампанию против договоров, на выборах в ландтаг земли Баден-Вюртемберг, состоявшихся весной 1972 г., НДП призвала своих избирателей голосовать за ХДС, как за наиболее сильного противника этих договоров. После вступления договоров в силу, НДП высказалась за то, чтобы воспрепятствовать их претворению в жизнь. Несмотря на попытки активизации, к 1975 г. НДП потеряла значительное число своих членов и стала насчитывать 11,5 тыс. человек14. Всего в 1975 г. в ФРГ действовало 113 неонацистских организаций15.

Одна часть из вновь появившихся правоэкстремистских движений группируется вокруг так называемых «новых правых», другая — вокруг «Национал-революционной организации возрождения за дело народа». В Федеративной Республике возникает новый вид правого экстремизма. В отличие от неонацизма первых послевоенных лет его нынешние сторонники все реже маскируют свои истинные цели и порой открыто возрождают даже символику гитлеровских времен. Так, в ноябре 1974 г. в Гамбурге на одном из очередных неонацистских сборищ зал был украшен свастикой, фашистскими знаменами старого образца, распевались старые нацистские песни. Участники встречи приветствовали друг друга «старым» способом — выбрасыванием вверх правой руки. В январе 1975 г. во Франкфурте-на-Майне, обращаясь к толпе неонацистов, главный оратор на этой уличной сходке открыто провозгласил: «Долой демократию! Да здравствует германский рейх!»16. В обоих случаях полиция не мешала проведению сборищ, никто не был привлечен к ответственности за открытую пропаганду нацизма.

Западногерманский книжный рынок буквально заполнен литературой о нацизме, о его руководителях. Большим тиражом издаются апологетические биографии Гитлера. Говоря о «теневых сторонах» нацистского периода, авторы этих «произведений» находят и «положительные черты», идеализируют личную жизнь фюрера и т. д.

Обращая внимание на эти явления, уместно привести слова одного из руководителей западногерманских коммунистов, М. Шефера: «Одно из опасных заблуждений состоит в том, будто предпосылкой для возникновения конкретной фашистской угрозы всегда служит наличие массовой фашистской партии. Таким заблуждением объясняется существующая в ФРГ недооценка ультраправой и неофашистской угрозы. Из факта сокращения числа голосов, отданных неонацистской Национал-демократической партии (НДП) на выборах в ноябре 1972 г., делают, например, ошибочный вывод, будто ФРГ обладает иммунитетом от правого экстремизма и неофашизма»17.

Примечания

1. Kühnl R. и. а. Die NPD. [West] Berlin, 1967, S. 10.

2. См.: Die westdeutschen Parteien 1945—1965. Berlin, 1966, S. 496—497.

3. Ibid., S. 256.

4. Smoydzin W. NPD. Geschichte und Umwelt einer Partei. Ilmgau, 1967, S. 260.

5. Die westdeutschen Parteien 1945—1965, S. 424.

6. Smoydzin W. Op. cit., S. 125.

7. Graubuch. Expansionspolitik und Neofaschismus in Westdeutschland. Berlin, 1967, S. 344.

8. «Neues Deutschland», 17.VII 1968.

9. «Das Parlament», 10.IV 1968.

10. «Die Welt», 25.IV 1972.

11. Эссенский (12—13 апреля 1969 г.) и Дюссельдорфский (25—28 ноября 1971 г.) съезды Германской коммунистической партии. М., 1973, с. 81.

12. Neofaschismus in der BRD. Frankfurt a. M., 1971, S. 5.

13. «Deutsche Nachrichten», 19.IX 1973.

14. «Der Spiegel», 1975, N 35, S. 28.

15. Современный фашизм: его обличье и борьба с ним, с. 190.

16. «Marxistische Blätter», 1975, N 3, S. 36.

17. Современный фашизм: его обличье и борьба с ним, с. 96.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты