Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

http://pedant-chelyabinsk.ru/remont-iphone-7-7plus

Неофашизм в других западноевропейских странах

Из всех европейских стран откровенно фашистский режим дольше всех существовал в Португалии — с 1926 г. Фашизм в этой стране сумел выжить после второй мировой войны и укрепиться. Салазар, фашистский диктатор Португалии с 1932 по 1968 г., во время гражданской войны испанского народа 1936— 1939 гг. оказывал всестороннюю помощь франкистским мятежникам, а также итало-германским интервентам. В стране с 1932 г. имелась единственная легальная партия, фашистская, — Национальный союз. Во второй мировой войне Португалия формально сохраняла нейтралитет, хотя фактически поддерживала политику фашистских правительств Германии и Италии. И если она открыто не вступила в войну на стороне фашистской «оси», то причиной явились разгром немецко-фашистских войск на советско-германском фронте, а также антифашистское движение в самой Португалии1.

После 1945 г. Салазар и его клика не могли не считаться с новой обстановкой. Гитлеровская коалиция, на которую они делали ставку, потерпела поражение. Мировая демократическая общественность требовала завершения ликвидации фашистских очагов и наказания соучастников гитлеровского разбоя. Португалии угрожала международная изоляция, а внутри страны антифашистские силы требовали восстановления демократических свобод. Однако салазаровцы мобилизовали все силы и средства, чтобы сохранить свое господство, прибегнув при этом к помощи международного империализма, еще более широко распахнув двери Португалии и ее колоний для иностранного капитала. Все это способствовало сохранению фашистской диктатуры. Следует также учитывать и то обстоятельство, что португальские фашисты накопили большой опыт политического лавирования и обмана масс, прибегая как к прямому насилию, так и к социальной демагогии.

Генеральный секретарь Португальской компартии А. Куньял так оценивал политику правительства Каэтану, последнего фашистского диктатора: «Не считая небольших изменений фасада, в политике правительства не изменилось ничего существенного. Продолжают попираться самые элементарные свободы, сохраняется режим одной фашистской партии и унифицированных фашистских профсоюзов. Продолжается политика полицейского террора. Продолжается колониальная война и политика подчинения империализму. Салазаризм властвует без Салазара»2.

В этих условиях Португальская коммунистическая партия основное направление своей деятельности видела в укреплении единства рабочего класса в повседневной борьбе против фашистской политики, расширении рядов и укреплении единства всех демократов, антифашистов и патриотов в борьбе за свержение фашистской диктатуры, за завоевание политических свобод, прекращение колониальной войны и предоставление независимости португальским колониям3. На международном Совещании коммунистических и рабочих партий, состоявшемся в Москве в 1969 г., правительства Португалии и Испании были охарактеризованы как очаги реакции и фашизма.

25 апреля 1974 г. Португалия вступила на путь свободы и демократии. В этот день Движение вооруженных сил нанесло решительный удар по фашистскому правительству Каэтану. Это был кульминационный момент длительного процесса, развитие которого определялось такими факторами, как кризис фашистского режима, экономические и политические последствия долгой колониальной войны, международное осуждение и изоляция португальского фашизма и колониализма, широкий размах борьбы португальского народа против эксплуатации, дороговизны, против репрессий и колониальных авантюр, а также успехи освободительного движения в Гвинее-Бисау, Анголе и Мозамбике4.

Неофашизм существует и в других европейских странах с традиционной буржуазно-демократической системой, что доказывает хотя бы пример Австрии. Здесь с 1967 г. имеется неофашистская Национал-демократическая партия, которую возглавляет южнотирольский террорист Н. Бургер. Она тесно связана с западногерманской НДП. На выборах в 1970 г. партия собрала всего лишь 2,4 тыс. голосов избирателей5. Но, несмотря на незначительную поддержку населения, неофашисты продолжают активную деятельность; они ориентируются на националистические объединения, солдатские и спортивные союзы. В 1973 г. был создан национал-демократический союз студентов. В марте 1973 г. в Вене состоялся слет неофашистов, в мае в Граце проводились «дни штирийской весны», в которых участвовали как австрийские, так и западногерманские нацисты.

Но НДП — не единственная неофашистская организация в Австрии.

Австрийский неофашизм тесно связан с западногерманским неонацизмом. Ратуя за торжество «великогерманского духа», австрийские неофашисты по существу стали пропагандистами неонацистских идей в своей стране. Первые неонацистские организации возникли здесь в конце 40-х годов. В феврале 1948 г. в Зальцбурге был создан так называемый Институт изучения общественного мнения, куда в основном вошли члены подпольного неонацистского Добровольческого корпуса черных охотников, бывшие нацисты. В стране стал распространяться профашистский журнал «Хайматруф» («Зов родины»). В сентябре 1948 г. образовалось Австрийское объединение, вскоре властями запрещенное, так как оно оказалось замаскированной неонацистской организацией. В 1949 г. в Граце была раскрыта еще одна экстремистская группа — Добровольческий корпус Шарнхорст, где объединились бывшие эсэсовцы и члены гитлеровской молодежной организации6.

В феврале 1949 г. в Австрии появилась первая легальная неофашистская организация — Союз независимых. Она стала издавать газету «Альпенлэндишер хайматруф» («Альпийский зов родины»), которую затем переименовали в «Фрайе штиммен» («Свободные голоса»), а позже — в «Альпенруф» («Альпийский зов»). Все эти «партии» не имели массовой базы, они возникали, исчезали, появлялись вновь под другими названиями. Работа некоторых из них проводилась при строгом соблюдении правил конспирации. Так например, в конце 40-х годов возникла тайная организация «Шпинне» («Паук»), в задачу которой входило оказание помощи разыскиваемым нацистским преступникам. Через Австрию их переправляли в Италию, а оттуда — в Латинскую Америку. Одним из создателей «Шпинне» был Эрих Керн, бывший руководитель нацистского ведомства печати в Вене.

Большие надежды австрийские неофашисты возлагают на организации бывших военнослужащих. Самые крупные из них — Австрийский товарищеский союз и Австрийский солдатский союз. Если в первом из них ярко выраженные неонацистские тенденции с годами постепенно ослабли, то Австрийский солдатский союз, где объединена часть бывших эсэсовцев, поддерживает контакты с неонацистскими организациями как в своей стране, так и с подобными организациями в ФРГ. Феликс Риннер, руководитель одной из секций этого союза, Товарищества IV, куда входят главным образом эсэсовцы, в свое время вместе с Керном являлся основателем «Шпинне».

В 1956 г. вместо Союза независимых возникла новая партия — Австрийская партия свободы. В ней объединилась часть мелкой и средней буржуазии, ориентирующейся на Западную Германию. В партии много бывших нацистов, судетских немцев.

Было бы неверным недооценивать роль австрийских неофашистов, несмотря на малочисленность и раздробленность их организаций. Их апелляции к «великогерманскому духу», призывы рассматривать Австрию в качестве третьего германского государства находят поддержку среди определенных слоев населения страны.

Отсутствие массовой базы — одна из характерных черт большинства неофашистских движений в послевоенной Европе. Однако факты говорят о том, что фашисты настойчиво добиваются своих целей. Примером тому служат события во Франции конца 50 — начала 60-х годов, когда фашизм стал реальной угрозой.

Прежде всего стоит остановиться на «пужадистском движении», получившем это название по имени его лидера — лавочника Пьера Пужада. Созданная им организация Союз защиты торговцев и ремесленников стала убежищем для французских фашистов. Сначала в нее вошли мелкие предприниматели, ремесленники, торговцы, недовольные налоговой политикой правительства Четвертой республики. Однако вскоре эта организация вышла за рамки борьбы против налогов. На съезде союза, состоявшемся в июле 1955 г. в Париже, Пужад выдвинул требования пересмотреть существующую конституцию, сохранить колониальную империю «единой и неделимой», передать частному капиталу национализированные предприятия, ограничить социальное страхование, установить контроль над профсоюзами. «Характер этого движения... правый, антипарламентский, вообще говоря, фашистский. Его нужно, однако, ассоциировать, по крайней мере по происхождению, с определенным социальным классом — классом ремесленников, мелких и средних торговцев. Это Франция с ее ремесленными и индивидуалистическими традициями восстала против продвижения механизации, которая грозила ее затопить», — пишет известный французский историк А. Зигфрид7. На парламентских выборах 2 января 1956 г. за пужадистов проголосовали почти 2,5 млн. избирателей (11,5%). Пропагандируя национализм, шовинизм, антипарламентаризм, они способствовали падению Четвертой республики. Само пужадистское движение, однако, не получив широкой поддержки, вскоре распалось.

В начале 60-х годов фашизм нашел сторонников среди офицерского и сержантского состава французской армии, а также полиции, среди некоторых категорий чиновничества и деклассированных городских элементов. В Алжире за ним пошла немалая часть европейского населения. Это объяснялось тем, что основная масса проживавших в Алжире лиц европейского происхождения любыми средствами стремилась «сохранить свои привилегии, то есть режим социально-экономического и политического угнетения коренного населения, так как это обеспечивает многим из них гораздо более высокий жизненный уровень, чем средний уровень жизни в Западной Европе»8.

После военного мятежа в 1958 г. в Алжире возникают различные ультраколониалистские организации. Среди них — «Фронт борьбы за французский Алжир», «Молодая нация», «Национальная перегруппировка», «Движение Алжир — Сахара», «Возрождение Франции» и др. Французские фашисты получали поддержка со стороны международного неофашизма. С его помощью в феврале 1961 г. в Мадриде была создана фашистско-террористическая Секретная вооруженная организация — ОАС. Требования, которые выдвигала эта организация, выходили за локальные рамки алжирской проблемы. В «Предварительной программе, которая может послужить основой программы национальной реконструкции», говорилось, что «парламент, который не может претендовать на то, что он представляет что-либо, кроме трусости, будет распущен, будут распущены также все партии, которые разъединяют и служат интересам финансовых групп или иностранных держав». Далее авторы программы выражались еще яснее. «Как внутренние враги нации, подлежат роспуску коммунистическая партия и «прогрессивные» организации, поддерживающие с нею непосредственные или косвенные связи. Коммунисты, занимающие выборные посты или другие официальные должности, подлежат смещению»9.

Глава ОАС генерал Салан нашел поддержку у правоэкстремистских организаций ФРГ, Швейцарии. В Испании была создана специальная школа ОАС, которой руководил бывший эсэсовский полковник Отто Скорцени.

Оасовская организация быстро нашла общий язык с бельгийскими неофашистами, которые также боялись потерять свои заморские колонии и трубили о «разбазаривании ценностей бельгийской нации». В Бельгии существовал ряд организаций неофашистского толка, такие как «Национальная молодежь», «Ударные отряды молодой Европы». В начале 60-х годов все они слились с Движением гражданского действия, которое выпускает газету «Насьон Бельжик».

Французский народ сорвал планы оасовцев и помешал распространению коричневой чумы. Главари ОАС были арестованы. Но социальные корни французского неофашизма остались. В последнее время активизировала свою деятельность неофашистская организация «Новый порядок», которая считает себя «форпостом антикоммунизма». Во главе ее — бывшие оасовцы. Существуют и другие группировки фашистской и ультраправой окраски.

Хотя в ряде европейских стран неофашистские организаций официально запрещены, они продолжают существовать нелегально или маскируются под националистической личиной.

В Англии в последние годы активизировал свою деятельность профашистский «Национальный фронт», пропагандирующий махровый расизм, натравливающий местных рабочих на выходцев из бывших афро-азиатских колоний Великобритании. Он возник в конце 60-х годов путем слияния различных правоэкстремистских группировок. Позже от него откололась другая организация неофашистов — Национальная партия. Обе партии ставят перед собой задачу пробиться в британский парламент.

В послевоенные годы в некоторые высокоразвитые капиталистические страны хлынул огромный поток иностранных рабочих. Часть их работает в Швейцарии. Шовинистическую, расистскую травлю против этих рабочих ведут три организации — Республиканское движение (называется еще Движение Шварценбаха — по имени его главаря), Национальное действие и так называемые «Бдительные!» Все три «партии» призывают население «охранять швейцарский дух» от посягательств со стороны иноземцев. Если учесть, что Движение Шварценбаха на последних выборах в Национальное собрание получило семь депутатских мандатов, а Национальное действие — четыре, становится очевидным далеко не «беспочвенный» характер националистических лозунгов. Подобные явления встречаются и в других странах, где работают иностранные рабочие.

Неофашистские организации имеются и в скандинавских странах. В Норвегии действует партия Андерса Ланге. На парламентских выборах в 1973 г. за нее проголосовали 5% избирателей, и она получила четыре депутатских места в парламенте. Председатель партии в 30-х годах являлся активным членом фашистской организации Отечественный союз. Среди неофашистских организаций — Национальный молодежный союз, Антикоммунистический альянс, Партия прогресса. Несколько неофашистских группировок действуют и в Швеции. Одна из них — Северная имперская партия (Нордиска Рикспартиет) ставит своей целью свержение правительства и замену шведской демократии национал-социалистской диктатурой. Полагают, что партия имеет сторонников не только в Швеции, но и в Дании и Норвегии. Наиболее сильные оплоты партии — университетские города.

* * *

Неофашистские партии и организации существуют в разнообразных формах во многих странах капитала. И несмотря на их национальную окраску, у них можно проследить общую характерную черту — стремление установить открытую террористическую диктатуру наиболее правых кругов монополистической буржуазии. Эта общность целей порождает и стремление к совместным действиям в международном масштабе.

Еще в середине 60-х годов в Австрии возникло так называемое социальное движение порядка Европы со штаб-квартирой в Зальцбурге. Эта организация примкнула к Движению Мальме. Последнее известно также под названием Европейского социального движения, являющегося не чем иным, как международным эсэсовским штабом, созданным в начале 50-х годов в Швеции по инициативе неофашистов ряда европейских стран. Создатель Социального движения Теодор Соучек в 1948 г. за нацистские преступления был приговорен к смертной казни, которую ему заменили пожизненным заключением. Однако через три года его выпустили на свободу. Социальное движение порядка Европы как организация просуществовало недолго, однако неонацистский дух, породивший эту организацию, продолжает жить.

И в последующие годы время от времени в печать проскальзывали сообщения о международных сборищах неофашистов. Так, например, осенью 1972 г. в местечке Планег под Мюнхеном состоялся первый «национал-европейский молодежный конгресс», в котором приняли участие делегаты от неофашистских организаций ФРГ, Австрии, Швейцарии, Италии, Испании, Португалии, Франции, Бельгии, Нидерландов, Англии, Дании, Норвегии и Швеции. В качестве гостей присутствовали представители румынских и украинских антикоммунистических эмигрантских организаций, а также правых организаций Соединенных Штатов Америки и Южной Африки.

Хотя конгресс проходил при закрытых дверях, стали известны проблемы, которые волновали европейских неофашистов. Главный лозунг конгресса— борьба против коммунизма. На конгрессе был создан так называемый генеральный секретариат.

В декларации, принятой на этом сборище, говорилось, что европейские расы являются «творцами и носителями технической цивилизации». В этом документе подчеркивается, что «только путем изменения статус-кво 1945 г. Европа может стать тем, чем она может и должна быть для мира». Участники конгресса поклялись «победить марксизм в решающей битве», высказались против договоров, заключенных ФРГ с СССР и ПНР, против созыва конференции по европейской безопасности.

В конце декабря 1947 г. в Лионе, по сведениям французской газеты «Фигаро», фашистский интернационал, объединяющий в своих рядах все неонацистские и неофашистские движения Европы, а также Южной Африки и Соединенных Штатов, провел «совещание на высшем уровне»10. Ядром этой организации является движение «Новый европейский порядок», лидер которого Гастон Арман Амодрюз проживает в Лозанне. Программа этого «движения» ставит своей первоначальной задачей «очищение европейской расы», для чего необходимо отправить на родину африканцев и азиатов, запретить браки между черными, желтыми и белыми. Амодрюз заявляет: «Следует также проводить правильную биологическую политику с тем, чтобы улучшить наследственные особенности народов, которые страдают от слишком высокого процента «биологически неполноценных особей». Кроме того, разрешение на брак следует давать лишь тем, кто обладает определенным интеллектуальным коэффициентом...»11

Одно из последних событий в деятельности неофашистов — так называемый конгресс национальных сил Европы, состоявшийся летом 1976 г. в Гамбурге. На нем представители западноевропейских неофашистских организаций согласовывали свою политику в связи с намеченными на 1978 г. выборами в европейский парламент. Лозунги, под которыми проходил неофашистский конгресс, мало чем отличались от тех, что провозглашались фашистами 40—50 лет назад: борьба против «большевистской угрозы» в международном плане и внутри своих стран с целью предотвратить превращение Европы в континент народного фронта «под коммунистическим господством». Эти примеры показывают, что неофашизм, уходя своими корнями в прошлое, в нынешних условиях проявляется прежде всего как реакция на успехи в борьбе за мир и разрядку напряженности. И хотя соотношение сил в послевоенной Европе резко изменилось в пользу социализма, любая недооценка опасности неофашизма была бы ошибкой.

Анализ неофашизма как политического движения и как идеологии дает возможность определить его общие черты как фашизма, который приспосабливается к условиям современного этапа общего кризиса капитализма, к новой расстановке сил внутри капиталистического мира и на международной арене. По мнению участников Эссенского международного симпозиума представителей европейских компартий, неофашизм — «это проявление стремлений наиболее реакционных элементов монополистического капитала задержать необратимый процесс распада старого строя не просто путем попрания демократических прав и свобод, жестоких полицейских репрессий и преследований, антирабочего законодательства, но и посредством установления открыто террористической, контрреволюционной диктатуры...»12.

Современные фашисты ищут различные пути для установления своей диктатуры: с помощью военного путча, завоевания изнутри буржуазной государственной машины, через реакционную правительственную бюрократию, проникая в буржуазно-демократический партийный аппарат. На европейском континенте немало буржуазных партий, где осели бывшие фашисты и выращиваются новые. Иногда они скрывают свои профашистские взгляды, всячески маскируя их.

Ныне в мире открыто неофашистские партии и группы действуют примерно в 60 капиталистических странах. Они объединены в международные организации и располагают крупными финансовыми средствами. Источники поступления этих средств тщательно скрываются, но, безусловно, часть средств черпается из фондов, созданных немецкими и итальянскими фашистами в тот период, когда их разгром во второй мировой войне стал очевиден. Кроме того, их продолжает финансировать крупный капитал, рассчитывая на неофашизм как на последний резерв для спасения своей власти.

Тактика неофашистов, которые зачастую прикидываются «друзьями народа», не останавливаясь перед критикой политики буржуазных правительств и монополий, не может не тревожить прогрессивную общественность. Ведь в относительно недавнем прошлом с помощью социальной демагогии фашистам удалось обмануть подпавшие под их влияние массы, ввергнуть миллионы людей в страшную катастрофу. Нельзя допустить, чтобы история повторилась.

Участники Берлинского совещания коммунистических и рабочих партий Европы, обеспокоенные растущей активностью старых и новых «наци», подчеркнули в итоговом документе, что для демократии и социального прогресса, для сохранения мира и международных отношений, основывающихся на взаимном доверии и дружественном сотрудничестве, «необходимо искоренить фашизм, предотвратить его возрождение в открытой или завуалированной форме, бороться против организации и деятельности фашистских и неофашистских террористических организаций и групп...»13

Борьба против неофашизма во всех формах его проявления — важнейшая задача как пролетариата отдельно взятой страны, так и международного пролетариата.

За мир, безопасность, сотрудничество и социальный прогресс в Европе, К итогам Конференции коммунистических и рабочих партий Европы. Берлин, 29—30 июня 1976 г.

Примечания

1. См.: Коломиец Г. Н. Очерки новейшей истории Португалии. M., l965, с. 47—48.

2. Международное Совещание коммунистических и рабочих партий, с. 506.

3. См.: «Проблемы мира и социализма», 1973, № 5, с. 29—30.

4. См.: Современный фашизм: его обличье и борьба с ним, с. 29.

5. Oesterreich. Die zweite Republik. Graz, 1972, S. 226.

6. «Volksstimme», 12—13.IV 1974.

7. Цит. во: История Франции, т. III, M., 1973, с. 382,

8. Фенью Б. ОАС. М., 1962, с. 4.

9. Ibid., р. 41-42.

10. «Figaro», 17.IV 1975.

11. «Проблемы мира и социализма», 1973, № 4, 5.

12. См.: «Проблемы мира и социализма», 1973, № 5, с. 42.

13. За мир, безопасность, сотрудничество й социальный прогресс в Европе, К итогам Конференции коммунистических и рабочих партий Европы. Берлин, 29—30 июня 1976 г.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты