Библиотека
Исследователям Катынского дела

Взоры агрессоров обращены на Восток

  ...Всякая, сколько-нибудь значительная война подготовляется заранее.

В.И. Ленин

1

Разбойничий германский империализм длительное время готовил вооруженное нападение на СССР. Политический замысел подготовлявшейся войны созрел в умах руководителей фашистской Германии давно. Он нашел свое выражение и в лозунге «Drang nach Osten», и в нацистской пропаганде борьбы с «коммунистической угрозой», и в программных выступлениях Гитлера.

Гитлеризм был не одинок в своих агрессивных устремлениях. Его поддерживала и подбадривала мировая реакция, ослепленная ненавистью к первой в мире стране социализма. Известный американский дипломат Буллит вскоре после мюнхенского сговора заявил: «Демократические государства желают, чтобы на Востоке дело дошло до военных столкновений между Германией и Россией».

Не трудно догадаться, какие «демократические государства» имел в виду Буллит. Речь, разумеется, шла об империалистах США, Англии и Франции, о тех реакционных силах, которые ненавидели Советский Союз и стремились любыми средствами задушить его. Германский фашизм, провозгласивший на своих знаменах реваншистский призыв к борьбе за «жизненное пространство» и связывавший достижение этой цели с походом на Восток, как нельзя лучше устраивал врагов первого в мире социалистического государства. Именно здесь смыкались их классовые интересы.

Однако у империалистических стран были и свои внутренние противоречия, острые и неразрешимые, которые в конце концов привели их к вооруженной схватке, к длительной и кровопролитной войне.

Любая война есть следствие политики. Нельзя правильно понять сущность войны, определить ее характер, не разобравшись в той политике, которая проводилась длительное время перед войной. В.И. Ленин неоднократно указывал, что для того, чтобы разобраться в причинах войны, понять ее смысл, «надо изучить политику перед войной, политику, ведущую и приведшую к войне»1.

Какова была политика правительств западноевропейских стран, и прежде всего Германии, Англии и Франции, которая привела к возникновению второй мировой войны? Чтобы ее уяснить, необходимо хотя бы кратко ознакомиться с общей внешнеполитической обстановкой, сложившейся в Европе в предвоенный период.

После первой мировой войны победившие страны — Англия, Франция и США — овладели политической и экономической гегемонией на Европейском континенте, Ближнем Востоке и в колониальной Африке. Германия же в результате поражения в войне была экономически серьезно ослаблена. Она лишилась таких важных промышленных и сельскохозяйственных районов, как Эльзас и Лотарингия, Верхняя Силезия, Данцигский коридор и Мемель. Эта территория общей площадью около 70 тыс. кв. км с населением 7 млн. человек располагала значительными ресурсами, столь необходимыми для Германии, особенно запасами железной руды и каменного угля, высокоразвитой металлургической и цинковой промышленностью.

Однако социально-экономическая база германского милитаризма осталась нетронутой. Как в политике, так и в экономике по-прежнему господствовал монополистический капитал. Германия сохранила также основу своих вооруженных сил. По Версальскому договору ей разрешалось иметь сухопутную армию (рейхсвер) численностью в 100 тыс. человек и морской флот в количестве шести броненосцев, шести легких крейсеров, 12 контрминоносцев и 12 миноносцев.

Вскрывая сущность Версальского Договора, В.И. Ленин подчеркивал, что он таит в себе неизбежность новой войны, так как порядок, установленный Версальским миром, держится на вулкане. «Германия побеждена, — говорил В.И. Ленин, — подавлена Версальским договором, но она обладает гигантскими экономическими возможностями. Германия — вторая в мире страна по степени экономического развития, если первой считать Америку... И вот такой стране навязан Версальский договор, с которым она жить не может. Германия одна из самых сильных, передовых капиталистических стран, она Версальского договора не может вынести, и Германия должна искать союзника против всемирного империализма, будучи сама империалистической, но будучи задавленной»2.

События, развивавшиеся вплоть до начала второй мировой войны, служат ярчайшим подтверждением правильности ленинского анализа и вывода. Неравномерность развития капиталистических стран, существовавшие между ними экономические и политические противоречия вскоре привели к созданию двух противостоявших друг другу империалистических группировок. В одну из них входили Германия, Япония и Италия, а в другую — Англия, Франция и США.

Наиболее острые противоречия в Европе возникали и разгорались между Германией, Италией, с одной стороны, и Англией, Францией — с другой. Они проявлялись в конкуренции, в борьбе за рынки сбыта и источники сырья, а также в сфере политического и экономического влияния на другие страны. Империалистические противоречия особенно обострились, когда в Германии пришли к власти фашисты, которые поставили своей целью распространение фашистского режима на весь мир, завоевание мирового господства.

Агрессивная политика германского фашизма затрагивала интересы других капиталистических государств, угрожала их позициям. Империалисты Англии, Франции и США, естественно, не намерены были уступать захваченные ими владения другому хищнику и принимали все меры, чтобы отвести от себя опасность. С этой целью они стремились, во-первых, с помощью политики «умиротворения» всемерно ограничить притязания фашистской Германии и, во-вторых, направить фашистскую агрессию на Восток, против СССР.

Борьба против социалистического государства объединяла монополистический капитал Англии, Франции и США с буржуазией Германии, Италии и Японии. Реакционные круги империалистических стран рассчитывали использовать германский фашизм в качестве ударной силы, с помощью которой они надеялись разделаться с Советским Союзом. Таким образом, кроме причин, которые разъединяли два империалистических блока, соперничавших в сфере экономики и рынка, был фактор, который их объединял. В этом состояла особенность отношений между капиталистическими странами.

Стремясь направить фашистскую агрессию против Советского Союза, империалисты США, Англии и Франции затратили немало сил и средств на восстановление и развитие германской экономики, на создание мощной военной промышленности. Они щедро финансировали германских монополистов, помогали им вскормить гитлеризм и создать мощный вермахт.

План Дауэса, принятый странами-победительницами в 1924 г., еще до прихода к власти гитлеровцев, создавал огромные возможности для усиленного притока в Германию иностранного, прежде всего американского, капитала. Локарнская конференция (1925 г.) еще больше развязала руки Германии и расчистила ей путь на Восток. Участники локарнского сговора — США, Англия и Франция, заключая Рейнский гарантийный пакт, добились неприкосновенности германо-французских и германо-бельгийских границ, не гарантируя при этом границ Германии с Чехословакией и Польшей. План Дауэса и Локарно явились важнейшими вехами на пути милитаризации Германии и ее подготовки ко второй мировой войне.

Авангардную роль в милитаризации Германии играли американские монополии. К середине 1930 г. в германскую промышленность в форме долгосрочных и краткосрочных займов было вложено 27 млрд. марок иностранного капитала, 70% которого принадлежало американским фирмам3.

Монополии США не только широко предоставляли Германии кредиты, но и обеспечивали ее стратегическим сырьем, военной техникой и военной информацией. Германия ввозила из Соединенных Штатов нефть, каучук, алюминий, никель, бензин, сотни первоклассных авиационных моторов. Американские фирмы предоставили в распоряжение гитлеровцев патенты, лицензии на производство дефицитного стратегического сырья, в том числе синтетического каучука, смазочных масел и авиационного бензина. Они знакомили представителей немецких фирм с технологией производства самолетов, моторов, зенитных орудий, оптических приборов военного значения.

Оказывая германским монополистам щедрую помощь, американские империалисты были глубоко уверены в том, что фашистская Германия вооружается для борьбы с большевизмом. Являясь ярыми врагами коммунизма, они видели в германском фашизме своего классового союзника в борьбе против СССР. Но американский империализм преследовал не только классовые, но и экономические цели, так как советско-германская война неизбежно подорвала бы экономику фашистской Германии и устранила бы ее как основного противника в борьбе за мировое господство.

Огромные кредиты, крупные капиталовложения американских монополистов в германскую экономику, ввоз из США стратегического сырья, получение важной технической и военной информации позволили фашистской Германии в короткие сроки возродить тяжелую и военную промышленность. А. Норден в книге «Уроки германской истории» привел любопытное свидетельство американского капитана Джильберта, посетившего Шахта в нюрнбергской тюрьме. Шахт заявил: «Если вы хотите предать суду промышленников, способствовавших вооружению Германии, то вы должны судить собственных своих промышленников».

Ничего не скажешь, справедливые слова. Без пушек Круппа, без самолетов Юнкерса и Хейнкеля, построенных на американские доллары и английские фунты стерлингов, Германия не смогла бы за такое короткое время создать мощную военную промышленность, снабдить огромную армию современной военной техникой и оружием.

В самом деле, разве могла бы Германия, потерпевшая жесточайшее поражение в первой мировой войне, в течение каких-нибудь пяти-шести лет без помощи западных держав занять одно из первых мест в Европе по уровню промышленного производства и стать одной из наиболее сильных стран капиталистического мира? Конечно, нет.

Важным фактором, активизировавшим агрессивную политику империалистических государств, явился тяжелейший экономический кризис 1929—1933 гг., охвативший все капиталистические страны. За годы кризиса промышленное производство уменьшилось: в Англии — на 16,2%, во Франции — на 30,9, в США — на 46,2%. Почти на 60% сократилась мировая торговля. Огромные размеры приняла безработица. В Соединенных Штатах Америки количество безработных достигло почти 14 млн. человек, в Германии — 6 млн., в Англии — 2,6 млн. человек. Всего в капиталистических странах к 1933 г. насчитывалось 30 млн. безработных.

Особенно острый и глубокий характер принял экономический кризис в Германии. Поражение страны в первой мировой войне, закрепленное Версальским диктатом, поставило германскую промышленность в зависимость от западного капитала. Это отразилось на экономике, и прежде всего на промышленном производстве. Так, промышленное производство в Германии сократилось с 1929 по 1933 г. на 20,6%, производство средств производства — на 53%, а предметов потребления — на 25%. В 1933 г. производственная мощность германской промышленности использовалась всего лишь на 36%. Таким образом, две трети производственной мощности страны не были использованы. Мировой экономический кризис крайне осложнил международную обстановку.

2

Капиталистические страны постепенно вступали в войну. Первый ее очаг образовался на Дальнем Востоке. Империалистическая Япония в сентябре 1931 г. вероломно вторглась в Северо-Восточный Китай и захватила важнейшие районы страны. В начале 1933 г. японские войска заняли одну из провинций Внутренней Монголии — Жэхэ, а в 1935 г. гоминдановское правительство, заключив капитулянтское соглашение с Японией, отдало ей провинции Хэбэй и Чахар.

С установлением фашистской диктатуры в Германии и Италии в центре Европы образовался второй очаг войны. В октябре 1935 г. фашистская Италия напала на Абиссинию (Эфиопию) и оккупировала ее. Вслед за этим (1936 г.) Германия и Италия начали военную интервенцию против Испанской республики с целью удушения революционного движения в Испании, политического и экономического подчинения страны своим захватническим интересам.

Захватнические действия Германии и Италии проходили при активной помощи правящих кругов США, Англии и Франции. Правительства этих стран, с которыми Испанская республика поддерживала дипломатические отношения, отказали ей в покупке оружия для защиты от агрессии, в то же время Германия и Италия свободно и в достаточном количестве приобретали его в США. Германо-итальянские интервенты задушили Испанскую республику и установили в стране фашистскую диктатуру.

В то же время все больше разгоралось пламя военного пожара и на Дальнем Востоке. Расширяя агрессию, японские войска в июле 1937 г. вторглись в центральные провинции Китая, захватив огромную территорию с богатейшими природными ресурсами и большим населением. Японские империалисты рассматривали вторжение в северо-восточные районы и центральные провинции Китая не только как очередной шаг к захвату всей страны, но и как подготовку нападения на Советский Союз. Они хотели прощупать силы и боеспособность Красной Армии.

С целью расширения плацдарма для вторжения на территорию СССР японская военщина в июле — августе 1938 г. предприняла наступление у озера Хасан, а через год, в мае — июне 1939 г., развязала новый конфликт — в районе реки Халхин-Гола. Но обе эти антисоветские авантюры, как известно, закончились полным провалом. Японские войска получили достойный отпор со стороны Советских Вооруженных Сил.

В 1937—1939 гг. разразился новый мировой экономический кризис, который еще больше обострил международную обстановку и ускорил начало второй мировой войны. Особенность этого кризиса состояла в том, что он поразил прежде всего такие крупные капиталистические страны, как США, Англия и Франция. В 1938 г. уровень промышленного производства в США снизился по сравнению с 1937 г. на 23%, выпуск стали уменьшился на 44, производство чугуна — на 50, добыча угля — на 22, выпуск машин и оборудования — на 36%. За тот же период в Англии уровень промышленного производства снизился на 6%, а во Франции — на 7,5%. Выплавка стали в Англии сократилась на 20%, во Франции — на 22%, производство чугуна в Англии уменьшилось на 21% и во Франции — на 24%.

Германии, Японии и Италии удалось в те годы избежать экономического потрясения. Переведенная на военный лад экономика, быстро развивавшаяся военная промышленность дали возможность этим странам не только сохранить общий уровень промышленного производства, но и по некоторым отраслям промышленности повысить его. Это позволило Германии, в обилии получавшей займы и кредиты, стать перед второй мировой войной одним из наиболее сильных государств в капиталистическом мире. По объему промышленного производства она к 1938 г. заняла второе место после США. Объем промышленной продукции в Германии с 1936 по 1939 г. увеличился на 27%. В 1939 г. здесь выплавлялось 19,7 млн. т чугуна, 22,3 млн. т стали, добывалось 233,7 млн. т каменного угля4. Продукция германской промышленности составляла 12% от всей продукции капиталистических стран. Германия давала 22% мировой выплавки чугуна, 24% стали, 17% мировой добычи каменного угля. По производству ряда синтетических продуктов (горючее, каучук) и металлообрабатывающих станков она вышла на первое место в мире.

Серьезным конкурентом становилась Германия на мировом, и особенно на европейском, рынке. Она заняла первое место по снабжению европейских стран углем. Германский экспорт черных металлов в 4 раза превысил американский.

Германия вторгалась на рынки Латинской Америки и в британские колонии. Добиваясь передела мира и сфер влияния, германские империалисты теснили своих конкурентов на мировых рынках, стремились захватить основные экономические позиции в Европе и в колониях.

Экономическая экспансия германских империалистов сопровождалась усиленной милитаризацией страны. Уже давно были отброшены ограничения, установленные Версальским договором. К осени 1934 г. численный состав сухопутных войск рейхсвера был увеличен втрое. 16 марта 1935 г. в Германии была введена всеобщая воинская повинность, давшая возможность к концу года довести армию до 31 дивизии.

Первый акт вероломного нарушения гарантий был осуществлен в отношении неприкосновенности западных границ Германии, которые были предусмотрены Локарнским соглашением. В марте 1936 г. германские войска были введены в Рейнскую зону. Ремилитаризованная Рейнская область стала важнейшим военно-экономическим центром Германии по производству военной техники.

В это же время Гитлер приступил к разработке большой программы переключения экономики на производство военной техники и вооружения. В составленном им в сентябре 1936 г. меморандуме была изложена программа экономической подготовки Германии к войне. В нем подчеркивалась необходимость подчинения всей экономики страны, ее финансов главной цели — обеспечению ведения захватнических войн, так как «мы, — указывалось в меморандуме, — испытываем перенаселение и не можем себя прокормить, опираясь лишь на свою территорию».

Но что для этого было необходимо? Как решить эту «жизненно важную» проблему? В меморандуме даются ответы на эти вопросы. Они представляют несомненный интерес, так как позволяют глубже понять сущность и характер того пресловутого «экономического чуда», которого якобы добился Гитлер в короткие сроки.

Высший закон экономической политики должен состоять в том, подчеркивалось в меморандуме, чтобы путем вовлечения всех немцев в производственный процесс обеспечить их всем необходимым. Но внутренние экономические ресурсы Германии не в состоянии разрешить эту проблему. Отсюда делался вывод: «Окончательное решение проблемы состоит в расширении жизненного пространства, а также в расширении сырьевой и продовольственной базы нашего народа. Задача политического руководства состоит в том, чтобы в будущем добиться решения этой проблемы».

В меморандуме подчеркивалось, что только войной могут быть решены экономические проблемы Германии. В нем говорилось: «Национал-социалистическое государственное руководство будет иметь волю, а также решимость и непреклонность, достаточную, чтобы решить эти проблемы в случае войны. Но значительно более важным является подготовка к войне в мирное время... не должно быть никакого накопления запасов сырья на случай войны. Ни одно государство не в состоянии заранее заготовить запасы сырья на случай войны, если эта война будет длиться дольше, нежели, скажем, один год. Если же в действительности какой-либо нации удалось бы создать заранее запасы сырья на один год, то ее политическое, экономическое и военное руководство заслуживает того, чтобы его повесили. Ибо оно создает запасы меди и железа на случай войны, вместо того чтобы производить для войны снаряды».

Изложив в меморандуме основное «теоретическое кредо» относительно решения экономических проблем Германии, Гитлер выдвинул следующую программу: одновременно с военной и политической подготовкой к войне следует вести экономическую подготовку такими же темпами, с такой же решительностью и, если потребуется, с такой же беспощадностью. Германию политически и экономически необходимо подготовить к тому, чтобы она была в состоянии утвердить свои права, т. е. решить проблему завоевания «жизненного пространства».

Гитлер поставил задачу добиться экономической независимости. С этой целью он требовал, чтобы военная промышленность использовала те вещества, которые в случае войны придется применять вместо благородных металлов. «Короче говоря: я считаю необходимым, — писал Гитлер, — чтобы отныне с железной решимостью осуществлялось стопроцентное самоснабжение во всех областях, в которых это возможно, и чтобы тем самым не только собственное снабжение этими важными видами сырья стало независимым от импорта, но и оказались бы сэкономленными те валютные фонды, которые нам нужны в мирное время для ввоза продовольствия. Я хотел бы подчеркнуть, что именно в этих задачах я вижу единственную существующую возможность мобилизации хозяйства, а не в сокращении военного производства в мирное время с целью экономии и создания запасов сырья на случай войны.

Выполнение этих задач в рамках многолетнего плана, имеющего целью добиться, чтобы наша национальная экономика стала независимой от заграницы, даст также возможность потребовать от немецкого народа в области экономики и в отношении продовольствия определенных жертв, ибо иначе народ вправе потребовать от своего руководства, которому оказывает слепое повиновение, чтобы оно и в этой области со всей решимостью и настойчивостью предприняло действия к решению проблем, а не занималось бы просто их обсуждением, чтобы оно их решило, а не просто регистрировало».

Меморандум заканчивался требованием: «1) Через 4 года мы должны иметь боеспособную армию. 2) Через 4 года экономика Германии должна быть готова к войне».

Таковы были основные принципиальные положения, изложенные Гитлером в его меморандуме 1936 г.5 Они свидетельствовали о том, что военно-экономическая подготовка рассматривалась Гитлером как главнейшая составная часть милитаризации Германии, направленной на подготовку к захватническим войнам. Эта программа настойчиво проводилась как перед второй мировой войной, так и в ходе ее.

«Пушки вместо масла» — вот лозунг, которому была подчинена вся внутренняя политика фашистской Германии.

Провозглашенный гитлеровским правительством в сентябре 1936 г. «четырехлетний план» позволил полностью милитаризировать страну, переключить ее экономику на обеспечение значительно возросших вооруженных сил. С этого времени развертывание военной промышленности в Германии получило огромный размах. Сооружались новые военные заводы. Большое количество гражданских предприятий переключалось на производство вооружения. За короткий срок было построено 300 новых военных заводов, реконструирована и расширена авиационная промышленность. В 1933 г. в Германии насчитывалось 30 самолетостроительных, 15 авиамоторных и 110 вспомогательных авиационных заводов. На полную мощность работали крупнейшие самолетостроительные предприятия Юнкерса, Хейнкеля, Дорнье, Фокке-Вульфа. На заводах Даймлера-Бенца, Бюссинга, Вандерера развернулось производство танков, на предприятиях Круппа в Эссене и их филиалах — орудий. На заводах Леве, Вальтера, Маузера изготовлялись винтовки и пулеметы. Предприятия общества Гира, заводы Вернера в большом количестве производили боеприпасы.

Германская военная промышленность была сосредоточена в руках небольшой кучки реакционных, милитаристски настроенных империалистов. Наиболее могущественными среди них были военно-промышленные концерны Круппа, Тиссена, монополии «Герман Геринг верке», «ИГ Фарбениндустри», «Ферейнигте штальверке».

О подготовке Германии к большой захватнической войне наглядно свидетельствовали масштабы и темпы производства военной техники. Если в 1932 г. в Германии не имелось ни одного военного самолета, то в 1934 г. их было построено 840, в 1936 г. — 2530, в 1938 г. — 3350, а в 1939 г. — уже 47336. В целом же военное производство с 1934 по 1940 г. увеличилось в 22 раза7.

Чрезвычайно быстро росли и вооруженные силы Германии. Об этом наглядно свидетельствует таблица, приведенная на стр. 248.

Из таблицы видно, что с 1932 по 1939 г. количество дивизий в Германии увеличилось более чем в 10 раз. А если учесть, что с осени 1937 г. в германской армии имелось 8 резервных дивизий и 21 дивизия ландвера, то их количественный рост окажется еще большим. Общая же численность армии за этот период возросла с 104 218 до 3 754 104 человек, т. е. увеличилась более чем в 35 раз9.

Имелось Годы
1932 1935 1936 1937 1938 1939
Корпусных управлений 11 13 14 21 23
Дивизий:
пехотных 7 24 36 32 35 86
моторизованных 5 8 8
горнострелковых 1 1 1 3 3
танковых 3 3 3 5 5
кавалерийских 3 3 1 1 1 1
Итого дивизий 10 31 41 42 52 103

Перевод хозяйства Германии на военные рельсы, огромный размах строительства вооруженных сил потребовали колоссальных средств. Военные расходы возрастали с каждым годом и ложились тяжелым бременем на плечи трудящихся. В 1939 г. они увеличились по сравнению с 1934 г. почти в 10 раз (с 1,9 млрд. до 18,4 млрд. марок). Общие же расходы на военные нужды за предвоенные шесть лет, с 1933 по 1939 г., составили колоссальную сумму — 90 млрд. марок10.

Следует отметить, что западногерманские экономисты пытаются опровергнуть эти данные. Они стремятся «доказать», что в военно-экономическом отношении Германия будто бы не была в достаточной мере подготовлена к войне.

Авторы книги «Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг.», изданной Институтом экономических исследований (ФРГ), заявляют: «Представления общественности об объеме германского военного производства в узком смысле этого понятия, а именно о производстве боеприпасов, вооружения, самолетов и т. д., в последние предвоенные годы были значительно преувеличенными. Правительство Германии того времени ничего не делало для того, чтобы опровергнуть эти преувеличенные представления, и даже, наоборот, считало их, по-видимому, желательными с пропагандистской точки зрения, так как тем самым военная мощь Германии казалась большей, чем на самом деле. Ничто в такой мере не характеризует эту позицию правительства, как официальное заявление Гитлера в начале сентября 1939 года о том, что Германия за шесть предвоенных лет израсходовала на вооружение 90 млрд. рейхсмарок. Простой расчет показывает, что эта сумма была завышена или что под выпуском «вооружения» в данном случае подразумевалось значительно большее, чем производство собственно военной продукции»11.

Не располагая достаточными данными, как указывают сами авторы, для определения уровня военного производства в годы, предшествовавшие началу войны, они, исходя из необоснованных предположений, делают вывод, что за 1933—1939 гг. стоимость непосредственно военной продукции немногим превысила 14 млрд. рейхсмарок, т. е. составляла не 38%, а только 6—7% общей стоимости промышленной продукции Германии12.

Несостоятельность этих утверждений западногерманских экономистов, преднамеренное извращение ими действительного положения опровергаются многочисленными фактами и документами.

Развязывание агрессии германским фашизмом в значительной степени облегчалось пагубной политикой попустительства агрессору, политикой «невмешательства», проводившейся правительствами Англии и Франции. В конце октября 1936 г. Германия и Италия заключили соглашение о совместной внешней политике, образовав «ось Берлин — Рим». Через месяц Германия и Япония заключили «Антикоминтерновский пакт», к которому 6 ноября 1937 г. присоединилась Италия. И хотя по своему агрессивному характеру образовавшийся блок был направлен также и против интересов Англии, Франции и США, правительства этих стран отнеслись к нему с одобрением, а Англия и Франция даже имели серьезные намерения присоединиться к блоку фашистских государств.

Взоры фашистских агрессоров все больше и больше обращались на Восток. С ведома и согласия Англии и Франции 11 марта 1938 г. 200-тысячное немецко-фашистское войско вторглось в Австрию, а 13 марта 1938 г. было провозглашено ее «присоединение» к Германии.

Вслед за этим актом германской агрессии последовали расчленение и оккупация Чехословакии, осуществленные также при прямой поддержке Англии и Франции. Совещание Гитлера, Чемберлена, Муссолини и Даладье, состоявшееся 29—30 сентября 1938 г. в Мюнхене, решило судьбу Чехословакии. 1 октября 1938 г. немецко-фашистские войска вторглись на территорию Чехословакии и оккупировали Судетскую область.

Весной 1939 г. Гитлер усилил нажим на правительство Чехословакии. 13 марта в Берлин был вызван премьер-министр Чехословакии Тиссо, а на другой день — бывший президент Гаха, подписавший акт, по которому он «отдает доверчиво судьбы чешского народа в руки рейхсканцлера». В марте 1939 г. немецко-фашистские войска оккупировали остальную часть Чехословакии. Гитлер объявил германским протекторатом Чехию и Моравию, а из Словакии сделал «самостоятельное государство». Захват Чехословакии был завершен.

Продвижение фашистской Германии на Восток полностью отвечало декларациям и соглашениям о взаимном ненападении, подписанным между Гитлером и Чемберленом 30 сентября и между Риббентропом и Бонна 6 декабря 1938 г.

Оккупировав Австрию и Чехословакию, Германия использовала экономику этих стран для своих агрессивных целей. Становилось все более очевидным, что именно в Восточной Европе Германия искала удовлетворения своих экономических и территориальных претензий. Это стало особенно наглядным, когда в марте 1939 г. она осуществила три крупные акции, имевшие для нее важное экономическое и военное значение. 22 марта Германия заставила правительство буржуазной Литвы подписать соглашение о передаче немцам Мемельской области с портом Мемель (Клайпеда). 23 марта она заключила кабальное соглашение с Румынией, превращавшее последнюю в вассала фашистской Германии. В это же время германское правительство потребовало от Польши передачи Данцига (Гданьска) и предоставления немецкому населению права свободного передвижения по дорогам Польского коридора.

Таким образом, к весне 1939 г. в Европе создалась напряженная военно-политическая обстановка. Фашистская Германия овладела важными экономическими и военными позициями в центре Европы. В то же время западные государства, и прежде всего Англия и Франция, стремясь смягчить свои противоречия с гитлеровской Германией и не доводить их до вооруженного конфликта, поощряли и направляли ее агрессию против Советского Союза.

Примечания

1. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 82.

2. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 68.

3. В.В. Постников. США и дауэсизация Германии. Изд. 1957, стр. 121.

4. «Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг.». Изд. 1956, стр. 30, 246.

5. Текст меморандума опубликован в «Военно-историческом журнале», 1964, № 12, стр. 75—79.

6. «Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг.», стр. 106, 270.

7. Там же, стр. 33.

8. Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии 1933—1945 гг., т. I. Изд. 1956, стр. 27, 81.

9. Там же, стр. 73, 79.

10. «Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг.», стр. 23, 31.

11. «Промышленность Германии в период войны 1939—1945 гг.», стр. 31.

12. Там же, стр. 32.

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты