Библиотека
Исследователям Катынского дела

Заключение

В 1943 г. советская пропаганда показала свою слабость. Немецкая акция застала советскую пропаганду врасплох, это видно по первым советским сообщениям на данную тему. Они сбивчивы, противоречивы, в них встречаются фантастические догадки (например, что немцы выдают за могилы польских офицеров археологические раскопки в Гнёздово; или что немцы давно расстреляли часть польских пленных, а остальных «попридержали» и расстреляли совсем недавно — и т.п.). К 20-м. числам апреля советские пропагандисты собрались и стали более уверенно выстраивать свою версию, приводить различные примеры нацистской лжи и провокаций, призывая честных людей не верить немцам и в случае с Катынью. В эти же дни начинается кампания против польского эмигрантского правительства, отношения с которым были разорваны 25 апреля, и с темы Катыни советская пропаганда постепенно переходит на тему польского правительства. В немецкой пропаганде акция продолжалась и летом, пока шли раскопки. Советская акция сошла на нет после разрыва отношений с польским правительством в изгнании, то есть уже к маю.

Отвечая на вопрос «кто вышел победителем из информационной борьбы?», автор приходит к выводу, что победителя здесь не было. Обе стороны достигли поставленных целей лишь отчасти: Германии не удалось внести раскол в антигитлеровскую коалицию, но удалось создать негативный образ большевиков, а также удалось посеять в союзниках зёрна сомнения, которые взошли во время «холодной войны». Потому что несмотря на недоверие к немецкой пропаганде, многие и польские, и английские, и американские газеты писали, что факты требуют проверки. Советскому Союзу, в свою очередь, удалось, хоть и не сразу, создать более-менее стройную версию событий, ответить на предъявленные обвинения. В то же время понятно, что в высокой степени помогли получить поддержку мировой общественности в Катынском деле успехи Красной Армии, скомпрометированность немецкой пропаганды как источника информации, а также то, что с сентября 1943 г. все источники знаний о Катыни находились под контролем Советского Союза.

С другой стороны, живучесть обеих версий и то, что они обе существуют и борются по сей день, говорит об их несомненном успехе.

Выяснение истины не интересовало ни одну, ни другую сторону. Изначально Катынский вопрос не мог быть решен объективно. Каждая из спорящих сторон привносила в Катынское дело ту информацию, которая была ей выгодна, тем самым усложняя и запутывая дело. Поэтому к источникам обеих сторон необходимо подходить с пониманием вышеизложенного.

В результате данного исследования автором предложена следующая периодизация информационного противостояния СССР и Германии вокруг Катынского дела:

1) Первый этап (февраль — сентябрь 1943 г.): Начало информационной борьбы.

Этот этап отличается более активной деятельностью германской пропаганды по сравнению с советской. Условно можно сказать, что на этом этапе немецкая пропаганда вела наступление, а советская пропаганда оборонялась, вынужденная отводить от себя обвинения.

Первый этап делится на несколько более мелких периодов:

— Февраль — 13 апреля 1943 г. Подготовительный период: от первого пробного вскрытия могил до сенсационного заявления Берлинского радио; первая публикация в прессе появилась еще 11 апреля, но именно после сообщения Берлинского радио начался масштабный информационный поток в германской прессе, а затем и в мировой. Ещё до первый публичных заявлений о находке в Катыни начались подготовительные мероприятия к приезду международных комиссий.

— 13—25 апреля 1943 г. Период наибольшего успеха немецкой пропаганды и одновременно самый активный период для советских пропагандистов. Завершается он разрывом дипломатических отношений между СССР и Польшей, что было воспринято современниками как «триумф Геббельса», но на самом деле получилось скорее наоборот. СССР получил больше всех выгоды от разрыва отношений с польским правительством. Между тем антигитлеровская коалиция продолжала существовать, ей не было нанесено никакого вреда, как надеялся Геббельс.

— 25 апреля — начало мая 1943 г. Накал страстей постепенно снижается. Советский Союз своей цели достиг и потерял интерес к Катынскому делу. Активность германской пропаганды тоже спадает, но не так быстро, как советской.

— Май — сентябрь 1943 г. Из-за жары становится невозможным продолжать раскопки в Катыни, поэтому и немецкая кампания в этот период прекращается.

2) Второй этап (25 сентября 1943 г. — 1945 г.) характеризуется большей активностью теперь уже советской пропагандой и почти полным равнодушием немецкой. На втором этапе противостояния произошла смена целей сторон. Точнее, немецкая пропаганда цель утратила, не достигнув её, а советская пропаганда приобрела новую цель: закрепить свою версию, добиться международного признания этой версии. Для этого была создана комиссия, приглашены иностранные корреспонденты в Катынь, подготовлено официальное заключение.

Второй этап также можно разделить на несколько небольших периодов:

— 25 сентября 1943 г. — январь 1944 г. Переход инициативы в информационной борьбе к Советскому Союзу. Сразу после освобождения Смоленска в Катынь была направлена комиссия НКВД-НКГБ для подготовки к прибытию другой комиссии. В средствах массовой информации в это время — затишье. В Берлине выходит сборник документов «Официальные материалы к массовому убийству в Катыни», в него входят списки найденных останков, фотографии с места захоронения, выводы международных комиссий, отчёты о работе полевой полиции и т.д.

— 12 января 1944 г. — начало февраля 1944 г. Работа Специальной комиссии под руководством академика Н.Н. Бурденко продолжается всего лишь несколько дней и свёртывается сразу после отъезда из Катыни иностранных корреспондентов. Самый активный период информационной борьбы на всём втором этапе. В международной прессе прокатывается волна откликов на выводы комиссии Бурденко. Немецкая пресса тоже отвечает, но вяло, газеты ограничиваются одной небольшой статьёй на эту тему.

Этот период — самый успешный для советской пропаганды. С этого периода у Советского Союза есть документально обоснованное обвинение, которое в любой момент можно предъявить нацистам.

— Февраль 1944 г. — май 1945 г. В СССР и освобождённой им Польшей продолжаются мероприятия по закреплению в общественном сознании советской версии Катынского расстрела. Снят, смонтирован и демонстрируется советский документальный фильм о Катыни, готовятся и выходят в свет книги и брошюры по мотивам «Сообщения Специальной комиссии...». Информационная борьба оканчивается с прекращением существования нацистского государства. Начинается информационная борьба уже между СССР и союзниками за признание советской версии.

Популярным тезисом у многих авторов, поддерживающих советскую версию Катынских событий, является то, что до приезда международной комиссии на месте велись какие-то «подготовительные работы», и это, по мнению данных авторов, означает, что немцы спешно уничтожали в Катыни улики собственного злодеяния и фабриковали доказательства вины НКВД Но речь идет, скорее всего, не об этом. Геббельс не знал заранее, какие «сюрпризы» могут оказаться в массовых захоронениях польских офицеров которые могут повернуться против него. Так вышло чуть позже, в частности, с немецкими патронами, обнаруженными в могилах.

Главным действующим лицом информационной борьбы вокруг Катынского дела стал германский министр пропаганды. Именно он начал эту борьбу, он контролировал её ход и, хоть и ссылался на необходимость ждать указаний фюрера, делал это скорее чтобы подчеркнуть свою роль в этой кампании и исключительную важность затеянного мероприятия. По сути же Геббельс обладал полной свободой и сам разрабатывал новые шаги по направлению к цели.

УПА не имело, такой свободы, как Геббельс, и действовало в соответствии с распоряжениями сверху. Поэтому советская пропаганда была гораздо менее изобретательной и разнообразной в Катынском деле, чем немецкая.

Развитие успешности пропаганды советской и немецкой происходило на протяжении войны с точностью до наоборот: при первых неудачах Красной Армии успеха не имела советская пропаганда, а уже примерно к 1943 году она стала более успешной, более разнообразной. Германская же пропаганда была удачна в период первых успехов, сохраняла свою оптимистичность едва ли не до конца войны, из-за чего к 1945 году даже собственный народа не верил Геббельсу. Катынское дело пришлось как раз на переломный для обеих пропагандистских механизмов момент — весну 1943 г.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты