Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

• Для вас недорого хрустальные шторы по смешным ценам.

§ 2. Организация пропаганды в Германии

Характеризуя систему государственных органов нацистской, Германии в целом, петербургский: историк О.Ю. Пленков отмечает, что «в сфере властных отношений в Третьем Рейхе царило не однообразие и унификация власти, не её централизация, а — невиданная для Германии с её легендарной прусской иерархией и порядком в сфере властных отношений — анархия компетенций различных органов власти»1. Этот вывод как нельзя лучше иллюстрирует и ситуацию в системе органов пропаганды в Третьем Рейхе.

Еще до прихода к власти у нацистской партии имелся департамент пропаганды, руководителем которого был П.Й. Геббельс. В 1933 г., сразу после прихода нацистов к власти, было создано Министерство народного просвещения и пропаганды, и возглавил его снова Геббельс. Была проведена решительная чистка немецких газет, увольнению подверглись политически неблагонадёжные сотрудники, «расово неполноценные» и те, кто состоял в браке с евреями. На протяжении всего правления нацистов было закрыто немало газет, например, по подсчетам А. Гогуна, по сравнению с Веймарской республикой, количество газет в Германии сократилось впятеро2.

Структура Министерства пропаганды определялась департаментами. Первый из них ведал административными проблемами. Второй занимался продвижением партийной политики, активно трудился во времена предвыборных кампаний, организовывал представления и выставки. Во втором департаменте также подготавливались пропагандистские кампании, которые затем проводили в жизнь другие министерства.

Существовал такой орган как Управление культуры, числившееся при правительстве. Формально к Министерству пропаганды оно не относилось, но руководителем его также был Геббельс. Вся выходившая в Германии кинопродукция проходила через него, он лично решал, какие фильмы будут показаны в стране, а какие нет. Он же отбирал иностранные фильмы для проката внутри Германии. Геббельс формировал государственный заказ на кинокартины, а часто вмешивался в работу над ними. Сам, лично вносил правки в сценарии и уже в готовые ленты (то есть необходимо было вырезать эпизоды из фильмов). Геббельс также курировал работу над еженедельником «Дойче вохеншау» («Немецкое еженедельное обозрение»). Пятый департамент Министерства пропаганды осуществлял художественное, техническое и экономическое руководство германским кинопроизводством. Национализация всех кинокомпаний в Германии была завершена к 1937 году3.

Шестой департамент занимался вопросами театра. Еще в годы Веймарской республики немецкие театры полностью финансировались государством, поэтому поставить их на идеологический контроль нацистам оказалось очень просто.

Восьмой департамент руководил немецкой литературой. В этот период многие немецкие литераторы покинули страну. Немецкий филолог В. Клемперер на основе личных наблюдений оставил замечательное исследование языка нацистской Германии. Косвенно в своей книге он касается и положения дел в современной ему германской литературе4.

Государственное руководство живописью, графикой и скульптурой (т.е. изобразительным искусством) осуществлял девятый департамент.

В десятом департаменте занимались вопросами музыки. Последние два департамента до 1937 г. были единым департаментом музыки и искусства, но затем подверглись разделению.

Нацисты очень хорошо поняли значение радио. А. Гитлер заявлял, что «важнее террора систематическое воздействие на миропонимание и мироощущение масс. Необходимо подчинить себе мысли и чувства людей. Ныне, в эпоху радио, мы достигнем здесь гораздо более прочных результатов, чем это было возможно в прошлом»5.

В Министерстве пропаганды вопросами радио занимался Третий департамент. В 1940 г. нем было четыре отдела: 1) по делам культуры и вещания на зарубежные страны; 2) по особой тематике; 3) по юридическому обеспечению; 4) по техническим вопросам6.

Ежедневно в министерстве пропаганды проводились совещания, на которых Геббельс лично давал директивы чиновникам своего министерства7. В годы войны расширился диапазон обсуждаемых на этих совещаниях вопросов и стали приглашаться представители других министерств. Утренние совещания проводились, как правило, в 10—11 ч., большую часть времени говорил Геббельс. Кроме него, на каждом совещании обязательно выступал офицер ОКВ, дававший краткий отчет о развитии событий на фронтах. Остальные присутствовавшие очень редко задавали вопросы или пытались возразить, или внести какое-либо предложение. Если Геббельс не мог присутствовать на совещании, он посылал стенограммы своих инструкций статс-секретарю и Гансу Фриче, и те передавали их участникам совещания8.

С помощью этих совещаний Геббельсу удалось установить полный контроль над немецкими средствами массовой информации.

Отдел пропаганды был главнейшим отделом министерства, он занимался средствами пропаганды, распространением среди народа нацистского мировоззрения, вопросами проведения съездов. В этом отделе был даже сотрудник, считавшийся экспертом по чуждому мировоззрению (большевизм, иудаизм, демократия, церкви, масонство).

Внутри отделов имелись сектора, занимавшиеся съездами, выставками, связью с партийной канцелярией, с местными управлениями пропаганды, культурной и политической пропагандой, пропагандой среди этнических немцев за пределами Германии и другими направлениями. Специалисты, которые отвечали за эти сектора, отвечали за поддержание контактов с соответствующими министерствами и за расширение работы в них через пропаганду.

Министерство держало под контролем свой пропагандистский аппарат посредством управлений имперской пропаганды (RPA: Reichspropagandaamt), расположенных во всех партийных округах (гау) Германии. Они являлись представителями министерства на местах. Все отделы министерства обязаны были информировать RPA относительно их работы. RPA, в свою очередь, составляли для министерства отчеты о моральном состоянии и лояльности гражданского населения. Эти отчеты являлись для министерства основным источником информации. На своих министерских совещаниях Геббельс нередко распоряжался о проведении тех или иных мероприятий на основе выводов, сделанных из одного или нескольких таких отчетов.

Германское информационное бюро (Deutsche Nachrichtenbüro — DNB) было центральным информационным агентством в Третьем Рейхе. Возникло оно на рубеже 1933 и 1934 гг. в результате слияния двух существовавших до этого телеграфных компаний (ВТБ и Телеграфного союза).

Руководителем ДНБ в годы войны был Густав Альбрехт. Формально ДНБ считалось независимым предприятием, но де-факто оно подчинялось отделу печати правительства Рейха, а отдел печати в свою очередь находился под властью 4 отдела министерства пропаганды. Немаловажным является факт, что членов правления ДНБ назначал Геббельс.

Во время войны ДНБ посылало большую часть своих сообщений не в прессу, а определенному кругу лиц в партии и государстве. Для различения отправляемые новости помещались на установленной цветной бумаге. Эти секретные службы назывались «голубыми», «красными» или «белыми»9. Так, например, большинство материалов весны 1943 г., касающихся Катынского дела, были отправлены ДНБ на голубой бумаге.

Министерство пропаганды было не единственным источником пропаганды в нацистской Германии. В нацистской Германии шла «борьба компетенций» между Министерством пропаганды, Министерством иностранных дел, Вермахтом, а также некоторыми другими структурами.

Так, например, в Министерстве иностранных дел имелось свое Управление прессы и пропаганды, где проводились собственные пресс-конференции, издавал пропагандистскую литературу. Геббельс пытался поставить пропаганду Министерства иностранных дел под свой контроль, но ему это так и не удалось.

Летом 1941 г. в министерстве иностранных дел был основан комитет пропаганды. Руководители этого комитета часто посещали министерские собрания у Геббельса и получали информацию о происходящем в министерстве пропаганды из первых рук.

Осенью 1943 г. именно Министерство иностранных дел выпустило в свет сборник документов "Amtliches Material zum Massenmord von Katyn", хотя разработкой Катынской акции, ее проведением занимался Геббельс.

Также Геббельс пытался взять под свой контроль пропаганду, например, в СС. Но Гиммлер, видевший в Геббельсе конкурента в борьбе за власть, не позволял осуществиться этим замыслам министра пропаганды. Поэтому идеологическое влияние Геббельса в GG было довольно слабым.

На восточных оккупированных территориях единства пропагандистской линии не прослеживалось вследствие уже названной выше борьбы компетенций.

В вермахте существовали так называемые «войска пропаганды». Их основой являлись «роты пропаганды». В таких подразделениях обычно служили люди, которые хорошо умели обращаться с боевым оружием (т.е. собственно воевать) и одновременно с этим обладали развитыми журналистскими навыками (имели литературные умения, знали фото- или кинотехнику). В каждой армии была своя «рота пропаганды»10. Эти войска не только обслуживали средства массовой информации, но и вели агитацию в действующей армии и занимались психологической обработкой противника.

К 22 июня имелось в общей сложности 19 рот пропаганды (12 — в сухопутных войсках, 4 — в ВВС, 3 роты во флоте и 6 взводов военных корреспондентов в Войсках СС). Помимо этого, каждая из трех групп армий («Север», «Центр», «Юг») имела по батальону пропаганды, которые занимались изданием газет, ведением радиопропаганды, показом кинофильмов11...

Министерство оккупированных восточных территорий занималось пропагандой на Востоке. В составе министерства Розенберга было Управление прессы и пропаганды. Летом 1942 г. был создан так называемый «Русский комитет», который относился к Министерству иностранных дел и также занимался пропагандой на оккупированных территориях. Так что Геббельс здесь не был монополистом, и это не могло не сказаться на эффективности пропаганды на местах. Не раз уже упоминавшаяся борьба компетенций приводила к неравномерности, неравнозначности пропаганды в тех или иных местностях. Как отмечает А. Гогун, «наибольшей «аляповатостью» и наименьшей избирательностью отличалась пропаганда вермахта, а ведь именно ей придавалось решающее значение, т.к. ее продукция попадала в руки населения и противника быстрее умело изготовленных образчиков деятельности Розенберга и Геббельса»12.

В 1943 г. «роты пропаганды» были выделены в особый род войск. Исследователи признают, что это явилось их наивысшей точкой развития. Общая численность этих войск составляла в это время примерно 15 тыс. человек, тогда как средний контингент «роты пропаганды» — 115 человек13.

Коллаборационистская пресса в оккупированной части СССР также была частью нацистского пропагандистского механизма. Известно немало названий таких газет, но трудно определить их точное количество, так как они возникали во многих населенных пунктах, очень часто, многие быстро заканчивали свое существование. Выходили они не только на русском языке, но и на языках народов СССР14. Выпускались и «боевые листки» для солдат «восточных формирований». Как писал А. Гогун, «степень зависимости всей этой печати от «генеральной линии» НСДАП, а также достоверность появляющейся там информации зависела от местных условий — часто от того, насколько коллаборанты могли успешно лавировать и разбираться в дебрях нацистского бюрократизма»15.

А. Гогун приводит пример: на территории Генерального комиссариата Белоруссия (ГКБ) пропагандистская работа была в ведении главного отдела политики, в состав которого входил отдел пропаганды. Отдел пропаганды, в свою очередь, состоял из 8 рефератов: пропаганды, радиопропаганды, прессы, кино, зарубежных связей, экономической вербовки, ярмарок и выставок, обслуживания войск.

25 апреля 1942 года был создан «пропагандистский круг», в который были включены представители отделов Генерального комиссариата, пропагандистских служб, Минской радиостанции, редакции газеты «Minsker Zeitung», шефа СС и полиции, ряд других лиц. По мнению исследователя А. Гогуна, данный орган должен был обеспечивать сотрудничество в области пропаганды всех важнейших служб.

В январе 1944 г. в ГКБ вместо отдела пропаганды появилось управление пропаганды, которое являлось отделом министерства. После согласования кандидатуры с Розенбергом, руководить данной организацией Геббельс поручил бывшему начальнику провинциального отдела пропаганды Нижней Силезии Г.В. Фишеру.

В марте 1944 г., согласно приказу Розенберга, Главный отдел политики был преобразован в «Руководящий штаб политики». Посредством изменения различных структурных подразделений «гитлеровцы стремились повысить эффективность проводимой работы, найти наиболее действенный механизм пропагандистского воздействия на население республики, где шла масштабная и ожесточенная партизанская война»16.

В Восточной Пруссии (Вустрау) по указанию Министерства восточных территорий был организован лагерь, где из групп советских военнопленных подготавливались агитационные работники в соответствующих регионах. Во многих белорусских городах функционировали специальные курсы для подготовки пропагандистов. Поначалу «все личные и служебные расходы пропагандистов, включая деньги на экипировку, оплачивались из средств Министерства по делам оккупированных восточных областей, однако с мая» 1943 года они были отнесены на счет Генерального комиссариата»17.

Необходимо еще отметить, что генеральный комиссар Белоруссии Вильгельм Кубе и рейхскомиссар Украины Эрих Кох находились в подчинении не у Розенберга, а непосредственно у фюрера. Местные пропагандисты финансировались и снабжались местными нацистскими управленцами, поэтому зависели и от них тоже, а не только от Розенберга или Геббельса.

Таким образом, сравнивая две модели организации пропагандистской деятельности в двух тоталитарных государствах, мы видим, насколько они были разными, но в то же время находим и много общего. И в СССР, и в Германии существовал центральный орган управления пропагандой. В Германии это было министерство, в СССР — Управление пропаганды и агитации ЦК партии. То есть в Советском Союзе подчёркивалась именно партийность пропаганды (не случайно многие советские монографии, посвященные истории советской пропаганды, имели в своих названиях фразу «идеологическая работа Коммунистической партии»). В нацистской Германии пропаганда тоже была тесно связана с партией: и сам Геббельс был членом НСДАП, и находились во взаимодействии с министерством так называемые управления имперской пропаганды (RPA), которые имелись во всех партийных округах. Тем не менее, министерство — это государственный орган, а УПА — партийный.

Развитие успешности пропаганды советской и немецкой происходило на протяжении войны с точностью до наоборот: при первых неудачах Красной Армии успеха не имела советская пропаганда, а уже примерно к 1943 году она стала более успешной, более разнообразной. Германская же пропаганда была удачна в период первых успехов, сохраняла свою оптимистичность едва ли не до конца войны, из-за чего к 1945 году даже собственный народ не верил Геббельсу. Катынское дело пришлось как раз на переломный для обеих пропагандистских механизмов момент — весну 1943 г.

В обеих системах все средства массовой информации находились под контролем государства и отражали государственную точку зрения на события.

И в СССР, и в Германии существовали формально независимые, но на деле также подконтрольные государству информационные агентства (ТАСС и Совинформбюро в СССР, ДНБ и Трансоцеан в Германии).

В систему управления пропагандой в обоих государствах входил широкий круг органов: культурные, информационные, цензурные, военные. Во многих случаях наблюдалась так называемая «борьба компетенций» — пересечение функций различных органов, путаница в них и борьба между ними.

Главным действующим лицом информационной борьбы вокруг Катынского дела стал германский министр пропаганды. Именно он начал эту борьбу, он контролировал её ход и, хоть и ссылался на необходимость ждать указаний фюрера, делал это скорее чтобы подчеркнуть свою роль в этой кампании и исключительную важность затеянного мероприятия. По сути же Геббельс обладал полной свободой и сам разрабатывал новые шаги по направлению к цели.

УПА не имело такой свободы, как Геббельс, и действовало в соответствии с распоряжениями сверху. Поэтому советская пропаганда была гораздо менее изобретательной и разнообразной в Катынском деле, чем немецкая.

Примечания

1. Пленков О.Ю. Третий Рейх. Нацистское государство. СПб, 2004. С. 13.

2. Гогун А. Черный PR Адольфа Гитлера: Документы и материалы. М., 2004. С. 33.

3. Подробнее о кинематографе см.: Васильченко А.В. Прожектор доктора Геббельса: Кинематограф Третьего Рейха. М., 2010.

4. Клемперер В. Язык Третьего рейха: Записная книжка филолога. М., 1998.

5. Цит. по: Острогорский В.М. Правда против лжи: Московское радио в немецком эфире (1917—1980 гг.). М., 1972. С. 56.

6. Гогун А. Черный PR Адольфа Гитлера: Документы и материалы. М., 2004. С. 34.

7. РГВА. Ф. 1363к. Оп. 4, 7.

8. Подробнее см.: Герцштейн Р.Э. Война, которую выиграл Гитлер. Смоленск, 1996.

9. См., например: Benz W., Graml H., Weiß H. Enzyklopädie des Nazionalsozialismus. München: DTV, 1988.

10. Подробнее см.: Орлов Ю.Я. Крах немецко-фашистской пропаганды в период войны против СССР. М., 1985.

11. Орлов Ю.Я. Крах немецко-фашистской пропаганды в период войны против СССР. М.: Издательство Московского университета, 1985. С. 131.

12. Гогун А. Черный PR Адольфа Гитлера: Документы и материалы. М., 2004. С. 38.

13. Орлов Ю.Я. Указ. соч. С. 131.

14. Грибков И.В. Коллаборационистская пресса на оккупированных территориях СССР (1941—1945 гг.) // Отечественные архивы. 2007. № 6. С. 60—71; Комаров Д.Е. Пресса германских властей на оккупированной территории СССР. // Отечественные архивы. 2005. № 2. С. 44—52.

15. Гогун А. Черный PR Адольфа Гитлера: Документы и материалы. М., 2004. С. 40.

16. Там же.

17. Там же.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты