Библиотека
Исследователям Катынского дела

Английские планы антисоветского сговора с Турцией

Еще в августе 1942 г. турецкие деятели заявляли гитлеровцам, что Турция «в высшей степени заинтересована в уничтожении русского колосса», «в возможно более полном поражении большевистской России»1. Турецкие правящие круги ожидали краха Советского Союза, чтобы поживиться за счет его земель. На советско-турецкой границе было сосредоточено 26 турецких дивизий2. Несмотря на поражение немецко-фашистских войск под Сталинградом и на Кавказе, общая позиция турецких политических и военных деятелей серьезно не изменилась. Они по-прежнему лелеяли надежду на то, что СССР все же не выстоит. Так, в середине марта 1943 г. помощник начальника турецкого генштаба заявил в беседе с болгарским посланником в Турции С. Кировым, что «Анкара искренне желает победы Германии на Востоке и Турция не сделает ничего такого, что ослабило бы усилия немцев по разгрому большевизма»3.

Но если в то время, когда вермахт продолжал наступать, были серьезные основания опасаться, что Турция (как и в первой мировой войне) может оказаться прямым союзником германского империализма в агрессии против СССР, то к концу 1942 г. эта опасность ослабла.

Антисоветские настроения правящих кругов Турции планировал использовать теперь Черчилль. В случае дальнейшего отступления немецких войск он хотел побудить Турцию вторгнуться своими войсками в Болгарию и Румынию, в частности для того, чтобы преградить туда путь советским войскам.

В конце января 1943 г. Черчилль предпринял поездку в Турцию. 30—31 января в г. Адане (близ турецко-сирийской границы) состоялась встреча Черчилля с президентом Турции И. Иненю, премьер-министром Ш. Сараджоглу и министром иностранных дел Н. Менеменджиоглу. Сразу же по ее окончании британский премьер в послании главе Советского правительства писал, что в ходе переговоров с турками он выражал надежду, что они со временем путем «широкого толкования нейтралитета» разрешат воспользоваться их аэродромами для заправки британских и американских самолетов, с тем чтобы они могли осуществлять налеты на румынские нефтепромыслы в Плоешти4.

Это послание было, однако, очередным обманом Черчиллем Советского правительства. Протокол встречи в Адане свидетельствует о том, что там речь шла совсем о другом. Черчилль заявил, что Германия может потерпеть поражение или в ней могут произойти перемены. В таком случае «на Балканах может возникнуть анархия», то есть произойти революция. Турция должна быть сильной и готовой к тому, чтобы «вмешаться своими силами, когда наступит этот момент».

Далее Черчилль говорил, что Россия «будет в конце концов очень сильной» и она может иметь, мол, даже империалистические цели. В связи с этим провокационным антисоветским заявлением Менеменджиоглу отметил, что «вся Европа полна славян и коммунистов. Все побежденные страны окажутся большевистскими...». Он задал вопрос, какую позицию займет британское правительство, в случае если взаимодействие Турции с Великобританией «было бы затронуто какой-либо акцией Советов?». Черчилль ответил, что в случае конфликта с Россией «мы создадим максимально возможную комбинацию против нее».

Излагая позицию Турции, Иненю заявил, что она пока останется нейтральной, но «всегда возможна турецкая интервенция, например в случае анархии на Балканах»5.

Именно это было главным вопросом, обсуждавшимся на конференции. Суть его заключалась, таким образом, в стремлении Черчилля побудить Турцию в случае отступления германских войск с Балкан ввести в Балканские страны турецкие войска с целью подавления революции и предотвращения вступления туда советских войск. Турецкие правящие круги выразили принципиальное согласие. При этом участники переговоров не исключали возможности того, что между советскими войсками, громившими врага, и турецкими частями, осуществляющими интервенцию в Балканские страны, мог возникнуть конфликт. Черчилль заверил, что в таком случае Турции будет оказана помощь против СССР.

Черчилль обещал увеличить поставки Турции военных материалов. Из сказанного вытекает, что они были предназначены, однако, не для скорейшего разгрома Германии, а для других целей, в том числе для использования их против СССР.

Правда, британский премьер сделал во время встречи в Адане и несколько объективных заявлений о СССР. Так, он сказал, что «очень благодарен» России за то, что она сделала в ходе войны. Он подчеркнул доброжелательное отношение России к Турции, а также ее стремление к сотрудничеству с Англией и США. Британский премьер упомянул об англо-советском договоре, заключенном на 20-летний срок, и выразил уверенность, что русские будут соблюдать свои обязательства. «До сих пор, — сказал он, — они ни разу не нарушили ни одного соглашения».

Иненю высказал просьбу, чтобы состоявшаяся дискуссия о России «сохранялась в тайне и никогда не упоминалась вне пределов помещения этой конференции»6.

Участникам встречи, действительно, было что скрывать. Если раньше правящие круги Турции сотрудничали против СССР с Германией, то теперь их укреплявшееся сотрудничество с Англией и США снова оказалось направленным против Советского Союза.

В аданских переговорах Черчилль грубо нарушил свои союзнические обязательства по отношению к СССР. В отличие от Советского Союза, который строго выполнял заключенные им соглашения, он уже начал сколачивать союз против него.

Что же касается сохранения в тайне содержания аданских переговоров, то этого их участникам обеспечить не удалось, Как видно из германских и болгарских архивов, правительства этих стран были обстоятельно информированы об их содержании.

Так, болгарский посланник в Анкаре С. Киров сообщал своему правительству, что, согласно сведениям, полученным им из турецких источников, целью приезда Черчилля «было заручиться сотрудничеством Турции на период, который наступит в конце войны и после нее, чтобы предохранить Балканы от анархии», «большевистской заразы». В переговорах шла речь о формировании Турцией при помощи Англии и США 50 дивизий, из которых 30 были предназначены для борьбы против большевиков на Балканах7.

Аналогичные сведения о встрече в Адане получило и германское правительство. Кроме того, как оно узнало, было решено, что, когда Турция вступит в войну, она «разрешит английскому флоту проход через проливы, чтобы дать ему возможность войти в Черное море. Английские войска высадятся тогда на черноморском побережье Румынии и Болгарии, чтобы опередить Советы...»8.

Разумеется, все это вряд ли было известно Советскому правительству, когда 6 февраля Сталин отвечал Черчиллю на его сообщение о переговорах в Адане. Он писал, что международное положение Турции остается «довольно щекотливым», так как она связана с Германией договором о дружбе, заключенным за три дня до нападения Германии на СССР. Но если турки хотят улучшить отношения с СССР, то «пусть заявят об этом. Советский Союз в этом случае готов пойти навстречу туркам». Что касается информации об аданской встрече, полученной от Черчилля, то Сталин отмечал, что ее нельзя называть полной9.

Состоявшиеся в Адане переговоры отнюдь не означали, что Турция отказалась от сотрудничества с Германией. Германский генеральный консул в Стамбуле сообщал в Берлин, что в интересы Турции «ни в коем случае не входит разгром Германии» советско-англо-американской коалицией10. Иненю даже спросил Черчилля, не желает ли он обсудить с германским послом в Турции фон Папеном возможность заключения мира между Великобританией и Германией11.

Таким образом, турецкие правящие круги даже после Сталинградской битвы продолжали питать симпатии к фашистской Германии и придерживаться враждебной Советскому Союзу позиции. Они вынуждены были отказаться от планов захвата советских земель, но вместе с англичанами начали готовиться к вторжению на Балканы.

Примечания

1. Документы министерства иностранных дел Германии. Вып. 2, с. 58, 92, 98.

2. См.: Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М., 1981, кн. 1, с. 115.

3. Историко-дипломатический архив, фонд микрофильмов, письмо С. Кирова в МИД Болгарии от 23 марта 1943 г.

4. См.: Переписка Председателя Совета Министров СССР, т. 1, с. 109—110. Черчилль дает искаженную картину аданских переговоров и в своих мемуарах о второй мировой войне.

5. Public Record Office, Cab. 66/34, записи переговоров в Адане 30—31 января 1943 г. (курсив мой. — В.С.).

6. Ibidem.

7. Историко-дипломатический архив, фонд микрофильмов, письмо С. Кирова в МИД Болгарии от 16 марта 1943 г.

8. Историко-дипломатический архив, сообщение «Бюро Шварц ван Берк» министерству иностранных дел Германии от 26 февраля 1943 г. «О переговорах в Адане».

9. См.: Переписка Председателя Совета Министров СССР, т. 1, с. 111—112.

10. См.: Документы министерства иностранных дел Германии. Вып. 2, с. 133.

11. Papen F. Memoirs. London, 1952, p. 494—495.

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты