Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

Как музыка влияет на человека

Немного истории

1 сентября 1939 г. немецкая армия вторглась на территорию Польши. Через месяц польские войска были полностью разбиты, покоренная страна лежала в руинах, правительство бежало за границу. Политика «Drang Nach Osten» сделала первый свой кровавый виток. Как это произошло? Почему армия, которой нельзя отказать в мужестве и стойкости, понесла столь сокрушительное поражение фактически уже в первые две недели боев? Можно назвать не одну причину случившегося, но для того, чтобы разобраться, давайте совершим небольшой экскурс в историю.

Ноябрь 1918 года. Первая мировая война закончилась поражением Германии. В Киле немецкие моряки поднимают восстание и вскоре в побежденной, голодной и озлобленной стране начинается революция. На политической карте мира исчезает империя, уступившая место республике. В городе Веймаре образуется новое либеральное буржуазное правительство. Германию поглотили хаос и анархия. В крупных городах происходили вооруженные столкновения между республиканцами и монархистами, между рабочими и солдатами. Бывшие фронтовики объединялись в военизированные организации, чтобы покончить с «социалистами и евреями, предавшими Германию».

На западных окраинах бывшей империи поляки подняли восстание, проходившее под знаменами реставрации Великой Польши от моря до моря. Повстанцы нападали на дезорганизованные немецкие гарнизоны, армейские части и полицию, захватывали оружие и боеприпасы. Весной 1919 г. в состав молодого Польского государства вошли обширные территории, лежащие к западу от Вислы, принадлежавшие прежде кайзеровской Германии. Веймарское правительство под нажимом стран Антанты и под угрозой новых репараций отказалось от этих немецких земель. Зерна будущей войны, давшие всходы через двадцать лет, были посажены. Поляки торжествовали, немцы затаив ненависть жаждали реванша. Между двумя народами возникла непреодолимая стена вражды и взаимного недоверия.

Нельзя согласиться с немецкими историками и генералами, утверждавшими, что дескать, поляки покусились на чужую собственность, нажив тем самым себе в лице Германии непримиримого врага и в сентябре 1939 г. поплатились за свою наглость. Это безусловно фальсификация и подтасовка фактов. Так называемые полабские земли никогда не принадлежали немцам и до конца XVIII в. входили в состав Речи Посполитой. Именно немцы (в лице Прусского . королевства) в результате известных событий 1772, 1793 и 1795 гг. (разделы Речи Посполитой) стали агрессорами, прибрав к рукам чужое добро. Польское население подвергалось репрессиям, немецкие власти стремились нивелировать чувство национального самосознания и самобытность поляков. Приобретенные земли активно заселялись немецкими колонистами. Запрещалось использовать польский язык в делопроизводстве и в государственных учреждениях. В школах все польские дети учились только на немецком языке.

Хотелось бы спросить у уважаемых господ генералов Манштейна, Гудериана, Меллентина, льющих слезы по поводу бедной отчизны и заявляющих в своих мемуарах, что они не хотели зла полякам, а просто восстановили справедливость и вернули под крыло Третьего рейха исконно арийские территории. Какая же это справедливость? Ведь не секрет, что на исконных арийских территориях большую часть проживавшего населения составляли славяне и евреи.

Но вернемся к истории. С приходом к власти Гитлера, заявившего о том, что он не признает грабительские условия мира, навязанного Германии странами западной демократии, ситуация коренным образом изменилась. Воспрявшие духом, немцы быстрыми темпами восстанавливали промышленный и военный потенциал своей страны. Германская армия стала перевооружаться, нарушив все ограничения Версальского договора. Инженеры-конструкторы немецких фирм разрабатывали новые виды боевой техники: танки, самолеты, артиллерийские орудия и подводные лодки. Причем явно прослеживалась тенденция — предпочтение отдавалось оружию наступательного характера. В воздухе запахло войной.

В 1938 г. Гитлер аннексировал Австрию. Через год с молчаливого согласия Англии и Франции была оккупирована Чехословакия. Запад явно заигрывал с фюрером, рассчитывая, что тот со временем умерит свой пыл, потешив свое самолюбие, и не станет раздувать новый глобальный конфликт. Перед воображением европейских политиков вставали ужасные картины Первой мировой войны и они, как разумные и трезво мыслящие люди, полагали, что немцы не станут ввергать свою страну в пучину новой жестокой бойни. Но они рассуждали с точки зрения рациональной политики и не пытались спрогнозировать другие варианты. Гитлер руководствовался прежде всего интуицией, подсказывавшей ему, что противники сейчас слабы и нерешительны. Причем слабость эта заключалась не в экономических или политических аспектах, а прежде всего в отсутствии силы духа, целеустремленности и последовательности. Страны Европы плыли по течению, несущему их к водовороту, из которого выплыть удалось немногим.

Весной 1939 г. Гитлер решил, что его час пробил. История должна повернуть вспять. Он неожиданно в резкой форме потребовал от польского правительства предоставить в распоряжение Германии восточное побережье Балтийского моря, т.н. «польский коридор». Польша отвергла все претензии, сочтя их оскорбительными и ведущими к вооруженной конфронтации. Немецкий Генеральный штаб приступил к разработке плана «Weiss», предусматривавшего полномасштабное вторжение и оккупацию польского государства. Польское руководство заручилось поддержкой Франции и Англии, заверившими его, что в случае немецкой агрессии западные союзники вступят в войну с Германией. Обстановка накалялась.

  К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты