Библиотека
Исследователям Катынского дела

Глава 6. Когда враг остается один

 

Героические черты характера польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность, которые в течение ряда веков причиняли ему неизмеримые страдания.

У. Черчилль. Вторая мировая война

Как известно, 1943 г. стал переломным на восточном фронте. Впрочем, гитлеровские «языковеды» предпочитали другую трактовку, называя сложившуюся к тому времени неблагоприятную для 3-го рейха военную обстановку «спрямлением линии фронта». Однако спрямление следовало за спрямлением, и фронт мало-помалу стал приближаться к Беларуси и Украине. А это не устраивало не только немцев, но и поляков, ибо противоречило официальной теории Армии Крайовой, в соответствии с которой враг № 1 и враг № 2 должны были истечь кровью в борьбе друг с другом, тем самым освободив для польских патриотов авансцену истории. Вот только, на беду стратегов из АК, их расчеты не оправдались: вместо того чтобы корчиться в предсмертных судорогах, один из ненавистных им исполинов продолжал упорно сопротивляться, а другой неотвратимо наращивал силы и активизировал действия своих вооруженных формирований на оккупированных территориях. Что в конце концов и заставило «глубоко идейных» аковских подпольщиков посмотреть на свои прежние выкладки под новым углом зрения, явно противоречащим самозабвенно отстаиваемому польской стороной тезису об уникальности Польши, в которой-де не было своих квислингов и коллаборантов.

На самом деле понять апологетов польского «чуда» не так уж и трудно: кому бы не хотелось чувствовать себя единственным и неповторимым. Кроме того, незапятнанность сотрудничеством с оккупантами — беспроигрышный козырь, который можно эффектно вытаскивать из колоды по случаю славных юбилеев, чтобы восточные соседи с их мелкой картой в полной мере осознали свою ничтожность. Дескать, пока безупречная во всех смыслах Польша отчаянно сражалась с фашистами, ее сначала подло оккупировали в 1939 г., а потом не давали ее гордым сынам за демократию сражаться, норовя их вместо этого в окопы спровадить, а на тех что не хотели идти на запад вместе с кровожадной Красной армией, так и вовсе головорезов из НКВД насылали!!!

В действительности же, как только перед отцами-командирами из АК высветилась весьма нежеланная перспектива того, что освобождение от гитлеровцев придет с Востока, в Варшаве и в Лондоне настолько обеспокоились, что начали кампанию по привлечению внимания общественности на Западе к факту своего существования. В 1943 г. в «Информационном бюллетене» впервые появляется термин «Польское подпольное государство», а в западных изданиях — англоязычных польских и стран антигитлеровской коалиции — публикации, достаточно подробно описывающие структуру подпольной администрации во главе с вице-премьером эмигрантского правительства, так называемым делегатом правительства в стране, и деятельность подпольной армии.

Помимо этого, 16 ноября 1943 г. эмигрантское правительство в Лондоне направило всем правительствам союзников обращение с просьбой помочь в возобновлении советско-польских отношений и возобновлении обсуждения территориальных вопросов с учетом того, что получение Польшей территории Пруссии и Силезии не может считаться возмещением ущерба за Львов, Вильно и «восточные территории». Образно выражаясь, поляки начали понимать, что на восточных окраинах для них запахло жареным.

В создавшихся угрожающих условиях не дремала и немецкая администрация на оккупированных бывших польских «восточных окраинах», в отличие от своей верхушки достаточно хорошо осведомленная в раскладах действовавших на подотчетной территории «бандформирований». С 1943 г. немцами предпринимаются усилия к тому, чтобы, используя противостояние между структурами АК и Советами, по крайней мере нейтрализовать действия советских партизан, а заодно направить активность польских «партызантов» в нужное им русло. А там, глядишь, и войну в тылу Красной армии организовать, благо опыт у поляков по этой части уже имелся. В воспоминаниях очевидцев тех событий с польской стороны даже приводится совершенно курьезный факт: после стычки одного из польских отрядов в браславском округе АК с крупным советским партизанским отрядом полякам пришлось в спешном порядке удирать через небольшое местечко. «Драп» проходил мимо немецкого поста. Так немцы не только не атаковали бегущих мимо вооруженных поляков, но даже и козыряли им. Что и неудивительно: ситуация, когда поляки и Советы уничтожали друг друга, была гитлеровцам на руку.

Кстати, основания к тому, чтобы при случае рассчитывать на поляков, у немцев были. Это и польские исследователи, освободившиеся от советского рабства, теперь признают. В частности, в одной из работ о национальных взаимоотношениях во время немецкой оккупации делается весьма ценное признание. Высказывается не лишенное основания предположение, что возникновению среди поляков надежд в отношении немцев содействовало то, что несмотря на все ужасы оккупации, поляки чувствовали, что их с немцами тем не менее сближает принадлежность к одной и той же цивилизации, в то время как Советы были в любом случае чужаками, ибо в глазах поляков они были представителями «азиатской» цивилизации. Так что гитлеровский оккупант был, грубо говоря, приемлемее1.

Другими словами, уже под немецкой оккупацией поляки поняли, что рано или поздно им придется жить с немцами в единой Европе, куда русских азиатов пускать никак нельзя. На то она и цивилизационная близость, чтобы обязывать даже перед разверстыми газовыми камерами. Тем более сам вождь тысячелетнего рейха А. Гитлер предупреждал поляков: «Поляки должны работать, а немецкий солдат будет защищать как их, так и всю Европу от большевизма». Да и немецкая пропаганда свое дело знала туго. Во Львове, к примеру, в 1944 г. даже плакаты на польском языке по городу вывешивали: «К оружию — за лопаты. Все на борьбу и на труд против общего врага». Однако, несмотря на то, что отцам-командирам из АК и хотелось внести свой вклад в дело борьбы с большевизмом, в особенности на «восточных окраинах», лопатами они брезговали: дескать, несподручно таким инвентарем с советскими партизанами воевать. И то верно, не на УПА же им было ориентироваться, которая, видимо, из экономии, тех же поляков как раз лопатами и убивала. Отсюда вывод: не знали в АК старую русскую пословицу — не рой яму другому, сам в нее попадешь. Тем более если польская яма роется гитлеровской лопатой.

Итак, первые попытки установить контакты и наладить сотрудничество с отрядами Армии Крайовой, по разным сообщениям, предпринимались немецкой стороной уже в 1943 г. Начальник СС и полиции в Белоруссии Готтберг осенью 1943 г. делал первые шаги в этом направлении. В отличие от наместника в Белоруссии Вильгельма Кубе, считавшего, что в Белоруссии необходимо создать национальные формирования, которые могли бы противостоять партизанам. Готтберг же рассуждал иначе: к чему новые структуры, если есть Армия Крайова, у которой имеются и люди, и желание бороться с Советами, разве что оружия не хватает. Как сообщает А. Литвин, «...генеральный комиссар Белоруссии фон Готтберг не разрешил проводить мобилизацию местного населения в Белорусскую Краевую Оборону (вооруженные силы из белорусских коллаборантов, созданные оккупантами) на территории Лидского округа, районов Узда, Ивенец, Воложин, Браслав, Мядель, Козловщина и части Деречинского района, где фактически проводилась мобилизация в АК. Особенно открытый характер мобилизация в АК, с позволения немцев, приняла на территории лидского округа, там даже людей повестками в АК призывали. А как же, все честь честью, — «подпольное государство ведь». Да и гитлеровцы по сравнению с Советами, так надо полагать, были истинными демократами, даже мобилизацию в якобы вражескую армию в зоне своей оккупации провести позволяли. Видимо, чувствовалось уже дыхание объединенной Европы, а потому цивилизационная близость начинала проявляться все больше. Чуть позже, в 1944 г., Советы тоже хотели мобилизацию среди поляков провести — только в свою армию, — история о том, что из этого получилось, еще впереди.

Пока же продолжим рассказ о непогрешимых польских героях-подпольщиках. Рассмотрим поподробнее первые попытки установления контактов между немецкими оккупантами и отдельными подразделениями АК в Белоруссии. Так вот, на них сразу же клюнули избежавшие разоружения подразделения Столбцовской группировки АК, в том числе небезызвестные нам А. Пильх и З. Нуркевич, К ним через старосту местечка Раков обратилась немецкая жандармерия с предложением заключить договор о том, чтобы избегать любых враждебных действий друг против друга. Кроме того, немцы предлагали помощь оружием и амуницией. 9 января 1943 г. капитан Адольф Пильх (псевдоним «Гура»), ставший командиром «Столбцовской группировки» в новогрудском округе АК, заключил с немцами такой договор и получал практически до самого конца оккупации оружие и боеприпасы из Минска. Интересен также и малоизвестный факт, что еще ранее поляки установили контакты с латышскими вспомогательными батальонами, использовавшимися гитлеровцами в Белоруссии. В частности, 24-й Талсинский батальон, базировавшийся в Столбцах, регулярно получал от польского подполья данные о расположении «красных террористов».

А теперь, похоже, подошел момент отдельно поговорить о Пильхе, поскольку уж очень часто его имя встречается в данном тексте. Так кто же он такой? Родился в Силезии, учился в гимназии и институте в Варшаве. Был направлен в училище подхорунжих запаса, однако в армию во время войны 1939 г. почему-то призван не был. Уехал на Запад, повоевал во Франции, после разгрома Франции переправился в Англию, где благополучно прошел разведывательно-диверсионную подготовку и был переброшен в оккупированную Польшу. Покомандовал партизанскими отрядами в белостокском округе АК, затем был переведен в Белоруссию. Его «Столбцовская группировка» располагалась на одной территории с советским партизанским отрядом в районе г. Ивенец. Между «соседями» часто возникали стычки, по большей части по вопросу снабжения продовольствием у местного населения. Как мы знаем, в конце концов в декабре 1943 г. «большевики», видимо, не могли уже больше с этим мириться и разоружили большую часть польских отрядов. Не обошлось без жертв. В результате потрепанная под Ивеньцом группировка Пильха вообще прекратила какие-либо столкновения с оккупантом вплоть до июня 1944 г.

Комендант округа, уже известный нам под псевдонимом «Правджиц», ничего не имел против того, чтобы немцы помогали пострадавшему отряду оружием, боеприпасами и медикаментами. Однако дело это попахивало плохо, так как 24 апреля 1943 г. СССР порвал дипотношения с правительством в Лондоне из-за катынской истории, а потому складывалось впечатление, что поляки начинают «брататься» с немцами в отместку. Кроме того, к этому времени польской стороне стало известно решение о разоружении польских отрядов и включении их в состав советских: после одной из стычек с советскими партизанами соответствующие документы были обнаружены при захваченном трупе одного из политработников. Ввиду такой перспективы на сотрудничество с оккупантами в г. Лида пошел и командир «Наднеманской группировки» АК поручик Юзеф Свида (псевдоним «Лех»). Ориентировочно в январе 1944 г. он установил контакты с немцами и заключил с ними договор о ненападении. Причем об этом им были официально извещены не только командиры, но и солдаты подчиненных ему формирований. В результате соглашения Наднеманская группировка в период января — марта 1944 г. пять раз получала вооружения от немцев. А оба командира — Пильх и Свида — впоследствии утверждали, что все это происходило с согласия командование новогрудского округа АК. При этом с комендантом округа подполковником «Правджицем» было условлено, что получаемыми от немцев оружием и боеприпасами самолично распоряжаться нельзя, распределением будет заниматься командование округа. Ну а поскольку в данном случае сотрудничество с немцами носило уж слишком явный и вызывающий характер, то для порядка — надо же было успокаивать начальство в Варшаве, — в марте 1944 г. «Леха» судили и даже приговорили к смерти. Впрочем, казнь так и не состоялась. М. Каленкевич (псевдоним «Котвич»), уполномоченный штаб-квартиры АК, отложил исполнение приговора до конца войны и предоставил «Леху» возможность оправдать себя на поле боя.

«Леха» отправили подальше, а возглавивший его формирование Каленкевич от стычек с советскими партизанами, к слову сказать, также не воздерживался.

Что касается поступавшего от немцев оружия, то, как оно распределялось и использовалось в деталях, не изучено, зато общеизвестно, что ряды бойцов АХ на Новогрудчине и Виленщине именно в конце 1943 — начале 1944 г. заметно расширились. Тогда же началось вытеснение советских партизан и борьба с безоружным населением, не сочувствующим польскому делу. Весной 1944 г. были даже созданы и продержались вплоть до прихода советских властей две «партизанские республики АХ» — Дзевенишская и Тургельская, названные так по двум местечкам — Дзевенишки и Тургели — на юге и юго-востоке от Вильно. На Новогрудчине отряды АХ полностью захватили два уезда — Юратишки и Ивье, — а также частично Щучинский и Лидский уезды, где под полным контролем оккупационной власти оставались только города Лида и Щучин. Хотя и тут не все шло гладко. Особенно когда полякам приходилось иметь дело не с литовскими полицейскими или же вспомогательной полицией, состоящей сплошь из «засланных аковских казачков». «В апреле 1944 г. 8-й батальон 77 пехотного полка АХ пытался штурмом овладеть местечком Вселюб в 15 километрах от Новогрудка. Небольшой местный гарнизон БХА (Белорусской Храевой Обороны) отбил нападение, в ходе которого белорусами был убит командир польского батальона»2. Что и говорить, трудно воевать с частями, которыми не командуют поляки. А еще следует добавить, что в данном случае речь идет о 8-м батальоне из бывшей группировки Ю. Свиды («Леха»), который за все время своего существования сподобился всего лишь на эту операцию, закончившуюся столь бесславно.

Местные полицейские силы, со своей стороны, 8 января 1944 г. заключили договор с насчитывающей в своем составе около 400 человек и действовавшей в регионе между Белостоком и Литвой 3-й польской партизанской бригадой АХ под командованием «Шчербца», в соответствии с которым вся эта группировка была полностью подчинена приказам немецкого командования и противостояла советскому партизанскому формированию Маркова. Хроме того, в обязанности отрядов «Шчербца» входило обеспечение охраны нескольких железнодорожных ли-ний для вермахта. Создание же так называемых «партизанских республик АК» означало одно: из данных районов были выбиты не только советские партизанские отряды, но и уничтожено все советское подполье и сочувствующее ему население. А установленный таким образом польский порядок вполне устраивал немецкие оккупационные власти.

Кстати, наводился этот порядок, что называется, железной рукой. Можно даже сказать, посредством репрессий. (Уж так и быть, употребим любимое словечко польских историков, подразумевающих под ним любое действие, не соответствующее интересам польского населения.) Так, в Заславльском и Дзержинском районах отряды АК уничтожили 11 белорусских деревушек, убив 200 мирных жителей. А в районе города Лида «аковцы», по их собственным признаниям, опубликованным в нынешней Польше, в 1944 г. убили и зверски замучили около 6 тысяч мирных жителей, которые, естественно, были объявлены коммунистами и коммунистическими прихвостнями. И это при том, что тогда во всей округе и сотни коммунистов не набралось бы. Уничтожая, а по возможности и предавая немцам партизан, аковцы высвободили для фронта — и не только Восточного, но и Западного — десятки немецких подразделений.

Видимо, в качестве поощрения и благодарности от немцев бравые партизаны из АК к лету 1944 г. получили в свое полное владение два местечка в Щучинском районе — Желудок и Василишки, где они заменили выведенные немецкие гарнизоны. И тут же приступили к очистке территории от большевистской заразы, да с таким рвением, какое и гитлеровцам не снилось. «Герои» из АК занимались грабежами подозреваемых в сочувствии к советским партизанам, сжигали их дома, не гнушались и убийствами. В марте 1944 г. аковцы сожгли 28 хуторов и одну деревню в Василишкском районе, расстреляли 30 крестьян. Имеются и другие примеры, в которых то и дело фигурирует г. Лида и ее окрестности. Что и не удивительно, ведь именно там орудовал знаменитый партизанский командир пан «Рагнер», само собою, ныне ставший в Польше легендарным. Вот уж где он всласть погулял!

По оценкам белорусской стороны, с февраля по середину апреля 1944 г. в районе Лиды от рук солдат АК погибло несколько тысяч человек, в том числе только в одном Белицком уезде — 480 человек. Особенно ожесточенный характер носили столкновения между польскими партизанскими бригадами и советскими партизанами в районе Новогрудка и в Юго-Восточной Литве. Начались расстрелы русских гражданских лиц, убивались выявленные местной сетью АХ родственники офицеров Красной армии и советские учителя, посланные в свое время на работу в эти районы. При этом в случае захвата в плен немецких солдат и офицеров, рыцари из АХ, обобрав врага до нитки, все же не лишали его последнего достояния — жизни, а отпускали, заявляя, что солдаты АХ — это «польские борцы за свободу, а не большевики». Известны даже случаи освобождения эсэсовцев.

Так что уже в марте 1944 г. генерал Готтберг на проводившемся совещании в Минске не без гордости мог отчитаться о том, что на сторону оккупантов перешли три польские банды и вовсю бьют красных — это и были банды А. Пильха, Ю. Свиды и Ч. Зайончковского.

Такие действия вызвали «неудовольствие» как командования АХ в Варшаве, так и лондонских властей. Был отдан приказ о прекращении сотрудничества с немцами и принятии мер к запятнавшим себя лицам. В итоге Свида был переведен с глаз долой из новогрудского округа. Но Пильх на приказ наплевал и от сотрудничества не отказался. Не иначе в соответствии со старой доброй традицией, заложенной еще генералом Желиговским: тот ведь тоже учинил бунт и в нарушение всех правил приличия, принятых в международном сообществе, взял да и завоевал Вильно! И, как потом оказалось, правильно сделал! Ну, пожурили Польшу чуток на международном уровне, ну, с Литвой поссорились (правда, в 1939 г. все, кто мог, драпанули в Литву, спасаясь от Красной армии), зато какое благо государству польскому! Вероятно, рассчитывая на что-то подобное, Пильх не угомонился и продолжил свою оплаченную войну с «красной заразой». По его же собственным сообщениям, с января 1943 по апрель 1944 г. бойцы возглавляемой им группировки ликвидировали около 6 тысяч «большевиков». Можно предположить, что жертвами этой «войны» в основном становилось белорусское население, которое подозревали в поддержке Советов. Поскольку, если бы это были партизаны, то в этом районе о них наверняка уже не было бы слышно.

Непосредственно же перед освобождением Вильно, в котором в рамках плана «Буря» должна была принимать участие и «Столбцовская группировка», пан Пильх решил прорываться в Польшу. Видимо, у него как «человека чести» не поднималась рука направить на «благодетелей» дареное ими же оружие, тем более, что оно еще против «большевиков» сгодится! А потому постоял он, постоял в боевой готовности со своими бойцами, а гонца-то от командования нет. Значит, надо отступать. А чтобы было легче, захватил с собой пленных немецких жандармов. А затем, дабы не испортить мундир, не стал форсировать Буг вплавь, а перешел его спокойно среди отступающих подразделений немецкой армии. Как прозрачно намекают остроумные польские исследователи, отважных бойцов польского Джеймса Бонда — Пильха, увешанных немецким оружием (офицеры АК Белостокского округа, встретившие затем соединение Пильха, с завистью отмечали необычно большое количество нового немецкого автоматического оружия), но непреклонно одетых в польские мундиры с бело-красными петлицами польских улан на воротничках да с польскими орлами на фуражках, отступавшие в панике немцы, сильно изнуренные боями с Советами и потерявшие остроту зрения, по-видимому, приняли за своих. Что, в общем-то, так и было. Ведь в кармане у Пильха на всякий случай лежала справочка, составленная в минском СД, что его отряд является противопартизанской частью. Хотя это и усиленно опровергается польскими историками как коммунистический навет, под тем предлогом, что командующий АК пан Комаровский (псевдоним «Бур») двукратно наградил Пильха высшей польской военной наградой. Сам же Пильх, незадолго до смерти посетивший Польшу, освободившуюся наконец от «большевиков», был приятно удивлен, что его встречали как легендарного партизанского вожака, а не как коллаборанта.

Но это сегодняшние игры демократов, а в далеком 1943 г. все было по-другому. Тогда терпящие Восточном фронте поражение за поражением и в связи с этим настроенные на сотрудничество с АК, немцы прекрасно понимали, что договариваться с каждым партизанским вожаком по отдельности — настоящая морока. Да и время поджимало — дело шло к широкомасштабному наступлению польского врага № 2. А потому гитлеровское руководство в Польше развивает бурную деятельность, весьма любопытная картина которой вырисовывается в исследованиях последнего времени, проведенных М. Федровицем, Б. Кьяри, а также рядом других. Так вот, согласно этим исследованиям, взять быка за рога решил абвер. Летом 1943 г. руководитель абвера в Литве доктор Юлиус Кристианзен пригласил руководство виленского округа АК на обед, чтобы поговорить о возможном сотрудничестве в связи с усилением действий советских партизан. Контакты продолжились и оказались успешными. Для полного ажура командующий Виленского округа АК Кшыжановский даже получил от немцев в целях сохранения тайны истинно миротворческий псевдоним для прикрытия — «Цветочек». Кстати, на переговорах, на которых помимо прочего было достигнуто соглашение о передаче польским отрядам оружия для борьбы с советскими партизанами, присутствовал и сотрудник британской разведывательной службы, имевший псевдоним «Роберт», поскольку англичане не меньше поляков были заинтересованы в том, чтобы задержать продвижение Красной армии на старой польско-советской границе. (Уже после войны за ним долго и, к сожалению, безуспешно, гонялись спецслужбы СССР.)

Так, уже с конца лета 1943 г., выполняя немецкий заказ, польские отряды начали операции против Советов. В итоге в том же году в Виленской области в столкновениях с отрядами АК советские партизаны потеряли 150 человек убитыми и ранеными, около 100 человек пропало без вести. Да и письма Кристианзена в январе 1944 г. подтверждают успех его миссии. Затем к этому делу попыталась подключиться также и служба безопасности рейха. 19 января 1944 г. сотрудник минского СД Зайдлер встретился с комендантом виленского округа АК полковником Александром Кшыжановским (псевдоним «Вильк» — волк). Однако Кшыжановский получил предложение о сотрудничестве от командования вермахта на территории Литвы и потому прервал контакты со службой безопасности. Да и чего бы ему не поторговаться, имея такой богатый выбор предложений, одно заманчивее другого?

Как нам уже известно, большинство польских партизан имело немецкое вооружение, частично доставшееся в качестве военной добычи, но в подавляющем количестве случаев конспиративно переданное им немецкими службами, чтобы бороться с Советами. Также в качестве встречной услуги из немецкого ареста освобождались и польские пленные. Примером здесь может служить партизанский батальон поручика Чеслава Зайончковского, псевдоним «Рагнер» (уже неоднократно поминаемый. — Прим. авт.), который договорился о перемирии в новогрудском округе АК. Трофейные немецкие документы также говорят о выгоде сотрудничества с АК. Так, оберштурмбанфюрер СС Штраух докладывал: «Отряд в 300 человек в Ракове и Ивенце оказался очень полезен. Переговоры с бандой "Рагнера" в одну тысячу человек закончены. Банда "Рагнера" усмиряет территорию между Неманом и железной дорогой Волковыск — Молодечно, между Мостами и Ивье. Установлена связь с другими польскими бандами». (Между прочим, очень правильное определение!) Что касается Зайончковского, то он погиб 8 декабря 1944 г. в бою с НКВД. Похоже, не помогло «народному мстителю» из АК немецкое оружие.

В начале февраля 1944 г. Кристианзен даже посетил штаб «Вилька», взаимопонимание было налицо, атмосфера хорошей, настроение оживленное. Даже СС поддерживало данный проект. Но «Вильк» выставил требования: 1. Признание Польши в границах 1939 г.; 2. Компенсация за военный ущерб в 1939 г.; 3. Освобождение всех польских пленных и вывезенных на принудительные работы; 4. Передача оружия на 30000 человек, в том числе танков и артиллерии руководителю виленского округа АК. Известный принцип — проси по максимуму, если в тебе нуждаются. В середине февраля «Вильк» снова встретился с Кристианзеном и получил от него теперь уже условия немецкой стороны: прекращение нападений поляков на части вермахта и немецкую администрацию, совместное очищение области от коммунистических банд, в том числе и при взаимодействии с частями вермахта. При этом в политическом плане ничего не должно было меняться. Таковы данные немецкого исследователя М. Федровица3.

По сведениям другого немецкого знатока предмета Б. Киари, Кшыжановский дал честное слово офицера, что нападения на немецких военнослужащих будут исключены, а немецкое оружие при неудаче согласованных военных акций возвращено. Кроме того, было согласовано официальное подчинение польских бригад немецкому командованию, а также выделение немецких инструкторов для обучения польских частей обращению с современным немецким вооружением. Помимо этого, оговаривалось, что поляки при задержании не расстреливаются и защищаются от «литовских элементов»(!), раненые поляки получают соответствующее лечение в немецких лазаретах.

Правда, «Вильк» не хотел иметь дело ни с гестапо, ни с СД, но поддерживать отношения с абвером он был не против — все ж свой брат, офицер-разведчик. СД же намеревалось предложить АК 120000 единиц патронов, 12—15 пулеметов и минометы. Бригада Пильха уже получила к тому времени 10000 единиц боеприпасов, а также пулеметы и минометы. К переговорам подключилась и Делегатура правительства. И хотя на сотрудничество с немцами согласились не все командиры АК, успех был налицо: значительная часть отрядов АК вышла из игры и против немцев не воевала, и даже более того, всячески противодействовала советским партизанам, что существенно облегчало для гитлеровцев ситуацию в оккупированных областях Виленщины. По некоторым данным, советская разведка имела своего агента в штабе Кристианзена и потому знала о польско-немецких переговорах. Уже это создавало весьма серьезную основу для недоверия к полякам и соответствующих выводов, которые и были сделаны в 1944 г. после освобождения Литвы Красной армией.

Но все же в результате проведенных в Вильно и в Каунасе немецко-польских переговоров взаимоотношения «Вилька» и гитлеровского командования приобрели весьма конкретные очертания:

— нападения на вермахт, немецкую полицию и подчиненные ей соединения прекращаются;

— устанавливается сотрудничество польской и немецкой разведки против агентуры НКВД;

— Кшыжановский положительно решает немецкие требования относительно поставок продовольствия и рабочей силы для выезда в Германию. Эти задачи должны выполнять польские командиры на местах (вывозились с польской помощью белорусы, так как полякам обеспечивались надлежащие документы, по которым они вывозу в Германию не подлежали);

— немецкая сторона обещает помощь в удалении с должностей наиболее ненавистных литовцев.

В качестве «пробной акции» по приказу немецкой стороны 25 февраля 1944 г. на основании немецких разведданных польскими формированиями проводится операция против советских партизан в Налибокском лесу4.

А вот какие комментарии на эту тему из журнала «Шпигель» приводит Станислав Куняев:

«Польская Армия Крайова временно сотрудничала во Второй мировой войне с частями СС и вермахта. Это подтверждают документы из московского архива, которые историк Бернхард Чиари (правильно — Киари. — Прим. авт.) опубликовал в журнале "Остойропа". Армия Крайова (АК) ...воевала вначале против немецких оккупантов за свободную Польшу. Однако в 1943 г. бойцы Армии Крайовой развязали на глазах у немецких оккупантов жестокую гражданскую войну против советских партизан в Восточной Польше, Белоруссии и Литве. Поляки были озлоблены тем, что Сталин приказал расстрелять в 1940 г. в Каты-ни тысячи польских офицеров. В начале 1944 г. АК в Вильно предложила немцам провести переговоры о сотрудничестве: "Ненависть к большевизму" у поляков так же "велика", как и у немцев. Армия Крайова, подчеркивал оберфюрер СС Вильгельм Фукс, — "единственная сила, способная подавлять большевистско-еврейские банды". 7 февраля 1944 г. полковник АК Александр Крыжановски (ошибка, Кшыжановски. — Прим. авт.) заключил с немцами сделку о сотрудничестве в регионе Вильно: немцы снабжали поляков оружием, медикаментами, лечили раненых, а поляки выразили готовность оказать в долговременном плане помощь Гитлеру в войне против Советов, выделив для этой цели 18 пехотных батальонов. За это они потребовали прекращения немецкого террора и признания польских границ по состоянию на 1939 г. Для "испытания на прочность немецко-польского сотрудничества" АК передала в подчинение немецкому командованию "3-ю польскую партизанскую бригаду". Получив от немцев карты и разведданные, бригада, по приказу немецкого командования, атаковала советских партизан. Однако до создания прочного союза не дошло. Лондонское правительство в эмиграции отклонило широкое сотрудничество с нацистами. Только небольшие соединения АК продолжали после этого взаимодействие с немцами. Когда в 1944 г. Сталин захватил Вильно, он приказал депортировать руководителей АХ. Многие бойцы АХ были арестованы»5.

Та же участь в 1944 г. постигла и Хшыжановского. И хотя ему удалось бежать из лагеря в Грязовце, позже он снова был арестован в Польше и во время допроса признал, что в январе 1944 г. в районе населенного пункта Микулишки действительно встречался с неким лейтенантом вермахта. Однако, по словам Кжыжановского, он отверг предложение о сотрудничестве. Что же касается контактов с немцами, то с их стороны предложение о сотрудничестве было вызвано тем, что за несколько недель до этого в районе Налибокской пущи в результате столкновения с советскими партизанами был разбит отряд АХ под командованием поручика с псевдонимом «Гура». После этого этот отряд АК пошел на сотрудничество с немцами. Далее Кшыжановский добавил, что отряды АК в то время (имелся в виду конец 1943 г.) были плохо вооружены и только создавались. Положение их усугубляло то, что с ними боролись как немецкие оккупационные власти, так и советские партизаны6.

Что бы там ни рассказывал Кшыжановский, а итогом «взаимопонимания» между Армией Крайовой и оккупантами в Западной Белоруссии и Южной Литве стало увеличение численности вооруженных партизанских формирований почти до 8 тысяч человек, так как у поляков появилось не только оружие, но и возможность проводить на контролируемых АХ территориях призыв мужского населения в ряды своих формирований. Тем не менее пойти до конца в своем сотрудничестве с гитлеровцами польская сторона не решилась, а потому последние предложили полякам «джентльменское соглашение», ударив по рукам и согласившись произвести довооружение польских отрядов. Причем довольно оригинальным способом. В частности, в зоне действия поляков появилось большое количество складов с оружием и снаряжением, которые охранялись очень слабо, и по согласованию с немцами легко становились добычей АК. Гебитскомиссар Вульф, управлявший Вильненским регионом, также снабжал польские отряды в своей зоне для «очистки» ее от большевиков. Однако генерал СС Хинце приказал судить его за это полевым судом, и Вульф был расстрелян. В вину ему вменялась передача оружия полякам, когда подразделения АК получили тайные инструкции о формах взаимодействия с частями Красной армии в рамках операции «Буря». Об этом свидетельствовал в свое время известный польский писатель Ю. Мацкевич, два раза приговаривавшийся АК к смерти.

Но если Вульфу не удалось уйти от ответственности, в том числе и исторической, то командующий Виленским округом АК A.A. Кшыжановский — «Вильк» — уже в наши дни оправдан в Польше по всем пунктам. И это при том, что в списке предъявленных ему в 1949 г. обвинений значились содействие немецкой оккупационной власти, организация контрразведывательной ячейки, которая разрабатывала и убивала коммунистических деятелей, информирование немцев о концентрациях и дислокации советских партизанских отрядов, ведение переговоров с представителями вермахта о довооружении бригад виленской АК для совместной борьбы с советскими партизанами. Из чего следует, что в современной Польше само понятие «коллаборационизм», по всей видимости, утратило свое истинное значение. И в самом деле, если назвать предателя героем, то вроде и предательства никакого не было. Другой вопрос, стоит ли этим так уж кичиться?

А то как-то нехорошо получается, когда миф о непогрешимости доблестных польских патриотов, может, и не желая того, между делом развенчивает немецкий историк Бернхард Киари, на которого мы не раз уже ссылались. Будучи специалистом по Армии Крайовой, он, судя по некоторым высказываниям, скорее уж симпатизирует польскому подполью, и все же в своей статье «Победа в поражении?», изящно избегая слова «коллаборационизм», проговаривается: «Советские органы вели переговоры с национальными силами на местах и от случая к случаю поддерживали их в их борьбе против немецких оккупационных властей. Однако одновременно НКВД, основываясь на опыте аннексии 1939 г., разрабатывал Армию Крайову, и притом с большим успехом, чем немецкий абвер. В последней фазе войны разведка и разложение вылились в более крупные военные столкновения между частями польского сопротивления и советским партизанским движением. Время от времени на фоне новой советизации Восточной Польши (автор так называет западные районы Белоруссии), которой польская сторона по праву опасалась, даже доходило до сближения между местными командирами Армии Крайовой и немецкими оккупационными войсками»7.

Примечания

1. S. Ciesielski. Kresy Wschodnie II Rzeczypospolitej i problemy identyfikacji narodowej., www.akademiaand.pl/druga%20wojna.pdf

2. С. Чуев. Проклятые солдаты, М.: Яуза, 2004.

3. М. Foedrowitz. Der Mythos der Reinheit. Die polnische Kollaboration während des Zweiten Weltkriegs., www.webarchiv-server.de/pin.archiv01/1301ob25.htm

4. B. Chari. Die polnische Heimatarmee. Geschichte und Mythos der Armia Krajowa seit dem Zweiten Weltkrieg. München, 2003.

5. С. Куняев. Кто расстреливал белорусских партизан? // Наш современник. № 12, 2004.

6. www. adwokatura. pl/aktualnosci_karty historiikrzyza-nowski_91001.htm

7. В. Chiari. Sieg in der Niederlage? www.buergerkomitee.org/hug/h45-dateien/ciari.html

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты