Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

• Для вас недорого автоматы вулкан на деньги без проблем.

Лицо оппозиции, весна 1989 г.

Рецензент. Последние годы в официальной прессе неоднократно появлялись утверждения, что решение о запрете «свободных профсоюзов» окончательное. Как бы вы объяснили это своим читателям? Ведь страницы вашей книги пестрят категоричными формулировками об антисоциалистическом характере деятельности руководства «Солидарности» и бесперспективности диалога между ПОРП и этим профобъединением.

Автор. Чтобы объяснить переориентацию на 180 градусов отношения властей к «Солидарности», надо проанализировать весь спектр политических событий в Польше после 13 декабря 1981 г.

Коснемся пока лишь одной стороны польского политического процесса — оппозиционных группировок. Сегодня они расцвели, пожалуй, еще более пышным цветом, чем в год рождения «Солидарности». Группировки эти стали полулегальными, а в большинстве случаев и совершенно открыто функционирующими организациями профессиональных политиков, чего прежде не наблюдалось. Дабы меня не обвинили в некорректности, воздержусь от ряда собственных оценок соотношения сил в ПНР и приведу выдержки из газеты «Трибуна люду» (10, 11, 24.11 и 1.12.1988), из материала Влодзимежа Ремисевича «Лицо оппозиции — осень 1988 г.»:

«Стремительные перемены общественно-политической и экономической ситуации в Польше способствовали тому, что на политической арене появились организации, о которых раньше никто не слышал. Реальным представляется дальнейшее образование различных обществ, клубов, экономических организаций, определенная часть которых наверняка будет связана с политической оппозицией. Следует добавить, что история прошлого страны учит, что в политической жизни постоянно присутствовала организованная оппозиция, однако это не означало легальности ее функционирования. Встает закономерный вопрос может ли и в какой мере оппозиция способна включиться в демократические преобразования социализма, а также в укрепление существующей системы, в какой степени может стать тормозом перемен, дестабилизатором общественного спокойствия?

Если рассматривать слово «оппозиция» в политическом плане, то можно говорить о существовании и деятельности в Польше групп, которые выступают против правительства и отождествляемой с ним социалистической системы. Однако в свете демократических перемен в стране не все действия, направленные против политики государства, рассчитаны на изменение строя в будущем. Оппозицию в Польше можно разделить на антигосударственную и конструктивную. Антигосударственная политическая оппозиция означает только те группировки, которые свою тайную или открытую нелегальную деятельность увязывают со свержением правительства и изменением государственного строя.

Легальная оппозиция в стране возможна только в том случае, если имеются на то юридические предпосылки, которые создают возможность вести диалог с правящей стороной на основе существующей в Польше конституции. Нельзя также исключить существования парламентской оппозиции, признающей социалистический строй в Польше.

В свете сказанного более выразительно виден антигосударственный характер организаций, составляющих как бы второй эшелон подпольной оппозиции в Польше. Для них характерен антисоветизм и антикоммунизм, политическая слепота, неспособность объективно оценивать происходящие в стране перемены, поддержка политики США и западных стран.

Начало организованной деятельности антигосударственной оппозиции в Польше датируется 1976 г.

Второй период — это 16-месячное легальное существование независимого самоуправляемого профессионального союза «Солидарность», который прикрыл своим «защитным зонтиком» почти все проявления антисоциалистической деятельности и в то же время поднимал профсоюзные проблемы.

Следующим периодом является период со времени введения военного положения до октября 1984 г. В эти годы политический противник действовал нелегально. То же продолжалось и после отмены военного положения в июле 1983 г. Вся его деятельность была направлена на восстановление структур «Солидарности» как всепольских, так и региональных, межрегиональных и заводских.

Образуется Всепольский комитет сопротивления, Временная координационная комиссия, Региональный исполнительный комитет «Мазовше», Региональный забастовочный комитет во Вроцлаве, из которого после разделения выходит К. Моравецкий и создает группу «Борющаяся «Солидарность». С другой стороны, были предприняты попытки создания политических партий и политических группировок. К ним следует причислить политическое движение «Освобождение», политические группировки «Воля», организацию «Свобода — справедливость — независимость», «Конгресс солидарности народа». Возобновляют деятельность «Конфедерация независимой Польши», «Движение молодой Польши», которое сосредоточивается вокруг журнала «Политика польска». Значительно активизируются разные подпольные издания.

Однако такой длинный список организаций и группировок не означает, что они объединили крупные общественные силы. Многие из них имели по несколько десятков человек, были внутренне разобщены.

С 1984 по 1987 г. активизируется нелегальная деятельность оппозиции. Несколько месяцев существовал «Комитет защиты правопорядка».

Ведь в эти годы происходила переоценка ценностей в лагере польской антигосударственной оппозиции, чему способствовал процесс демократизации общественно-политической жизни в Польше, перемены в международной обстановке, перестройка в Советском Союзе. В стратегии политического противника все выразительнее подчеркивается необходимость «интернационализации» оппозиционной деятельности. Выражением этого является обращение, направленное к представителям национальных меньшинств в Польше — литовцам, украинцам и белорусам, с предложением сотрудничать. Видимым становится также расслоение оппозиции.

С осени 1987 г. начинается новый этап деятельности оппозиции. Более выразительным становится процесс некоторой либерализации в отношении ряда организаций, укрепляются позиции сторонников компромисса, появляются симптомы явления, которое можно охарактеризовать как «оппозиция в оппозиции». Одновременно в мозаике оппозиции появляется целый ряд новых структур, часть которых стремится к легализации.

Наметившийся в сентябре 1986 г. раскол в оппозиции становится фактом во втором квартале 1988 г. и углубляется после августовских забастовок. Конструктивная оппозиция стремится к соглашению с властями, выражает свое согласие на участие во встрече за «круглым столом». Именно в этом контексте следует рассматривать призыв Л. Валенсы прекратить забастовку на Гданьской судоверфи и его переговоры с министром внутренних дел ПНР Ч. Кищаком. Представители же крайней оппозиции в этот период утверждают, что следует использовать в своих целях отход властей от политики репрессий, чтобы утвердить свои позиции и, применяя политику свершившихся фактов, в дальнейшем, выбрав благоприятный момент, поставить перед властями вопрос: «Хотят ли они сами уйти в отставку или каким-то образом пережить кризис?»

Вот как характеризуют внутриоппозиционное разделение сами представители оппозиции:

Я. Вуй, публицист подпольного печатного органа «Реплика», считает, что оппозиция всех ориентации выдвигает идею «независимости» Польши, а различается она только в методах и путях реализации намеченных целей.

А. Выхжицель квалифицирует оппозицию, используя идеологические критерии, а также ее отношение к «ликвидации коммунизма» и «восстановлению независимости». Он убежден, что оппозиция делится на социалистов, либералов и народников.

А. Груба выделяет три политических центра, в том числе «правительственный лагерь», который объединяет сторонников идеи государства, «профсоюзно-церковный комплекс» во главе с примасом католической церкви в Польше кардиналом Ю. Глемпом и Л. Валенсой, а также Временную всепольскую комиссию с так называемыми профсоюзными экспертами и католическими интеллектуалами, которых объединяет идея соглашения.

В оппозиции, возникшей после «Солидарности», следует прежде всего обратить внимание на Всепольскую исполнительную комиссию, которая функционирует сейчас вместо Временной координационной комиссии и Временного совета «Солидарности». Временная координационная комиссия была создана 22 апреля 1982 г. Ее программные документы тогда подписали З. Буяк, В. Фрасынюк, В. Хардек и Б. Лис. Она объединила шесть региональных органов: Мазовше, Гданьска, Нижней Силезии, Лодзи, Малопольши и Силезско-Домбровского региона. В своей деятельности комиссия опиралась на трудовые коллективы и выполняла соответствующие задания, главными из которых была поддержка постоянных контактов между ее членами, пересылка документов и отдельных материалов. Кроме того, были созданы отделы информации, по под-Держанию контактов, по контролю, печати и связи. Комиссия регулярно печатала обращения и заявления. Важнейшими программными документами ее были: «Подпольное общество» (опубликованное в июле 1982 г.), а также «Солидарность» сегодня» (январь 1983 г.).

Сильным шоком для активистов бывших профсоюзов было решение о запрещении «Солидарности». Они объявили бойкот новому «организованному режимом» профсоюзу. Однако этот маневр не удался, о чем свидетельствует многочисленность ВСПС (более 7 млн членов).

Образование Временного совета «Солидарности» датируется сентябрем 1986 г. Совет начал открытую, хотя по-прежнему нелегальную деятельность. Внутренние раздоры в этом течении углублялись личными спорами, взаимными обвинениями в уступках правительству, возрастающей критикой Временной координационной комиссии. Период двоевластия не принес ожидаемых результатов. Не оправдались надежды, возлагаемые на документ «Позиция «Солидарности», в котором давались оценки ситуации и направлений развития перестройки экономики, многие положения которого совпали с правительственной программой. Обращают на себя внимание следующие строки из него: «Никогда и нигде любые перемены, даже к лучшему, не проходят без определенных общественных издержек. Единственным эффективным и последовательным способом реализации реформы является сильный нажим общества, принятие правительством смелой и решительной программы, а также всенародная поддержка реформы. Чем позднее это наступит, тем издержки будут больше, а осуществление реформы труднее».

Этот документ был подготовлен в Варшаве и Гданьске в апреле 1987 г. Учитывая тот факт, что эти проблемы актуальны и сегодня, следует напомнить, что в проведенном в ноябре того же года общенациональном референдуме необходимо было ответить на вопрос, согласен ли избиратель с трехлетней радикальной экономической реформой. Как известно, Всепольская исполнительная комиссия объявила бойкот референдуму, хотя позднее отказалась от него. В свете референдума снова появилось требование о профсоюзном плюрализме и легализации «Солидарности».

10 сентября 1988 г. в Гданьске состоялось расширенное заседание руководства бывшей «Солидарности». В заключительном документе отмечается, что Комиссия исполнительного комитета в свете последних событий дала оценку возможности политического поворота в ПНР. В нем, в частности, говорится: «...мы принимаем решение приступить к переговорам и заявляем, что «Солидарность» готова на соглашение, в котором будет сохранено лицо организации. Ожидаем от властей ПНР решения о легализации «Солидарности». Только это позволит эффективно включиться профсоюзам в реализацию намеченных реформ».

Было выдвинуто требование не подвергать репрессиям участников забастовок, прекратить «раздражение» общества пропагандой. Эти и другие ранее сделанные заявления руководящих кругов «Солидарности» свидетельствуют о двойственности предпринимаемых действий. С одной стороны, отмечалось стремление к соглашению с правительством, достижению политического консенсуса и реалистические оценки польской экономики, с другой — нежелание замечать позитивные перемены как в политической области, так и в экономике. Выдвигаемым требованиям всегда сопутствуют угрозы забастовок, стремление нарушить законы.

Вместе с тем можно предположить, что в среде оппозиции преобладает голос разума, несмотря на подсказки некоторых советников, которые считают, что борьба продолжается и другого пути не дано. Оппозиция, которая собирается сесть за «круглый стол», считают они, должна знать, что «разговаривает с партнером, который слабеет. Общественный кризис расширяется и превращается в глубокий политический кризис в правящем лагере. Переговоры влиятельных лиц, оппозиция и церковь не предотвратят быстро приближающейся экономической катастрофы. Трудно не принять протянутую властями руку, когда страна действительно нуждается в общественном спокойствии, плюрализме и радикальных реформах. Однако кто поручится, что она не является рукой утопающего, который хочет спасающего утащить в омут?»

В лагере оппозиции, которая призывает к «независимости» Польши, обращает на себя внимание факт, что эти силы подразделяются на «позитивистов» и «радикалов». Их общим лозунгом является утверждение, что «Польша — это страна, лишенная независимости». В связи с этим обе фракции ратуют за восстановление «независимости». Однако они расходятся в методах достижения этой цели, а также в оценках отношения к Советскому Союзу.

Без сомнения, лидером «позитивистов» является журнал «Политика польска». В их радикальное крыло входят несколько организаций с близкими программными принципами. Ни одна из групп не играет главенствующей роли. Среди них следует назвать «Конфедерацию независимой Польши», политическое движение «Освобождение», организацию «Свобода — справедливость — независимость», либерально-демократическую партию «Независимость», «Борющуюся «Солидарность».

Политический противник не представил пока документов или материалов, которые можно было бы назвать программой, объединяющей все антигосударственные группировки этого направления или представляющей их политические цели, формы и методы действий, пропагандистские лозунги. Отсутствие цельной программы отдельные структуры стараются заменить единичными текстами программного характера. Все они повторяют одни и те же мысли об отсутствии в Польше независимости, о глубоких противоречиях между обществом и властями, декларируют антисоветизм и антикоммунизм.

В программе либерально-демократической партии «Независимость», например, записано, что «восстановление независимости должно стать главной целью, которая создаст условия восстановления суверенного, демократического государства. Только это может обеспечить свободу и уважение человеческого достоинства поляков. Коммунистический строй невозможно реформировать, и поэтому только его дискредитация может побудить людей приступить к независимым действиям». В документах «Конфедерации независимой Польши» также указывается, что «единственным путем, ведущим к независимости, является устранение доминирующей роли СССР и ликвидация ПОРП».

Программные концепции «Борющейся «Солидарности» среди других антигосударственных группировок отличаются крайностью требований и действий. Главным своим противником эта организация считает «коммунистический тоталитаризм». По ее оценке, «государство в Польше стоит над обществом, которое полностью подавлено». Утверждается, что «после второй мировой войны Польша не имела настоящей независимости». В этой ситуации главной задачей является «борьба за свободную и независимую Польшу». Характерной чертой такого рода программ является большое различие в оценках условий, необходимых для восстановления независимости, которая выдвигается в первый ряд предпосылок для осуществления дальнейших перемен в стране. В этой связи выделяются три основных условия, в результате которых могут быть достигнуты поставленные цели: распад коммунистического строя вследствие военного конфликта между Востоком и Западом (эта возможность считается менее реальной); разобщение системы в результате действий внутренней оппозиции в социалистических странах; самостоятельное освобождение стран путем внутренних перемен как формы мирной эволюции.

Однако программное единство антигосударственных группировок этой направленности значительно расходится при определении конкретных организационных форм существования будущей государственной системы в Польше. Политический противник предлагает следующие пути решения этих задач: путем организации однопалатного или двухпалатного парламента или федерального государства. В определении общественно-политической модели они отбрасывают такие понятия, как «коммунистический коллективизм» и «индивидуализм». Однако многие сходятся на том, что необходимо создать систему, в которой существовала бы индивидуальная или групповая собственность на средства производства.

Однако более или менее позиции этих группировок сходятся в определении тактики борьбы с властью. Они придерживаются методов организации повсеместного сопротивления и одновременно акцентируют необходимость создания организационных структур, политических партий, а также межорганизационных соглашений. Однако проблемы единства оппозиции и политического плюрализма вызывают в дальнейшем противоречия. Одним из них является подход к системе будущей Польши. Нет смысла добавлять, что каждая организация видит себя на первом месте. Подвергая критике однопартийность, они сами рвутся к власти.

Значительное расхождение в программных концепциях определяется большим количеством нелегальных организаций. Исходя из идеологических критериев, среди антигосударственных группировок можно выделить несколько течений:

• социал-демократическое (организация «Свобода — справедливость — независимость», общественное движение «Солидарность»);

• христианско-демократическое (редакции журналов «Вядомости» и «Глос», который выходит раз в два месяца);

• пацифистское (движение «Свобода и мир»);

• синдикалистское (часть группировок, которые образовались после «Солидарности»);

• социалистическое («Польская социалистическая партия»);

• движение пилсудчиков («Конфедерация независимой Польши»);

• либеральное (либерально-демократическая партия «Независимость», краковский журнал «13»);

• национал-демократическое («Польская политика»);

• консервативное («Движение реальной политики»).

Следует отмстить, что большинство из этих антигосударственных структур не известны польскому обществу.

Оппозиционные деятели 1976—1980 гг., а также 1984 г. утверждают, что «их деятельность является легальной и соответствует международным актам прав человека». Однако следует обратить внимание на два аспекта этой проблемы. Во-первых, всегда, независимо от общественно-политической ситуации в стране, функционирование нелегальных группировок проходило по двум направлениям. С одной стороны, существовали легальные формы деятельности, с другой — подпольной оставалась полиграфическая база, связные, каналы, связывающие с западными странами.

Во-вторых, оппозиция ссылается на те параграфы Всемирной декларации прав человека, формулировка которых соответствует ее интересам.

В связи с происходящими в Польше процессами социалистического обновления и демократизации общественно-политической жизни некоторые группировки оппозиции также более реалистически начинают смотреть на окружающий мир. К. Гродковский в издании «Тыгодник Мазовше» пишет: «У нас нельзя поступать так, как будто с 13 декабря 1981 г. ничего не произошло. Изменения произошли, и не следует быть слепыми».

Рецензент. Путь к национальному согласию и «круглому столу» открылся не только благодаря изменению позиции властей, но и благодаря лидерам «Солидарности», которые в начале 1989 г. выступают в качестве представителей конструктивной оппозиции. Произошли и другие приятные неожиданности, если не сказать метаморфозы. Изменилась международная обстановка. Обо всех этих факторах можно говорить долго и подробно. Ссылаясь на авторитетные источники, приведу отрывок из речи в сейме Первого секретаря ЦК ПОРП В. Ярузельского 28 сентября 1988 г., когда впервые в истории социалистических стран правительство Польши подало в отставку:

«Новое правительство приступит к исполнению своих обязанностей в чрезвычайно сложной ситуации. Мы никому не хотим внушать, что дела обстоят лучше, чем это есть на самом деле. По-прежнему ощущаются заметные трудности в снабжении, напряжены семейные бюджеты, кризисное положение сложилось в жилищном строительстве, тяжелой болезнью поражен злотый. Общество охвачено эмоциями и неуверенностью. Это бросает тень на исторический масштаб осуществляемых ныне преобразований. А ведь для миллионов трудящихся была бы просто оскорбительной мысль о том, что нам снова приходится начинать с нуля. Иногда необходимо гражданское мужество, чтобы сказать во весь голос, что мы создали нечто важное и ценное общими усилиями в течение последних исключительно трудных лет, что, идя по непроторенному, ухабистому пути, мы не отошли от линии реформ и социалистического обновления, напротив, мы хотим смелее, дальше и увереннее идти в этом направлении.

Необходимо, чтобы каждый гражданин осознал исключительность нынешнего момента. Своеобразный исторический парадокс состоит в том, что в течение очень короткого времени сконцентрировались одновременно опасности и перспективы.

Угрозы Польше мы сумеем, пожалуй, перечислить наизусть, но не только камнями вымощены польские дороги. Благополучная конъюнктура — это в нашей истории случай нечастый. Поэтому в минуту сомнения и опасений следует вспомнить о крупных козырях, которые именно сегодня мы имеем на руках.

Во-первых, развитие цивилизации за минувший сорокалетний период, который Польша прожила в безопасных границах, создало бесценный материальный и интеллектуальный потенциал. Это — солидный фундамент, на котором можно возвести здание.

Во-вторых, наше неизменное стремление и нерушимая воля к продолжению глубоких реформ создают особую ситуацию, которая появилась впервые в текущем столетии. До и после войны народ и власти были сильно разобщены в отношении целесообразности и масштабов реформ. На этот же раз противники реформ находятся в решительном меньшинстве.

В-третьих, ценным достижением является все то, чего удалось добиться прежде всего в течение нескольких последних лет. Трудности последнего периода не должны заслонять положительные объективно необратимые явления. Значительно повысился уровень экономического сознания народа. Все больше становится хозяйственных руководителей, которые умеют действовать в условиях реформы, беспрецедентно расширились рамки социалистической демократии. Окрепли новые институты общественной жизни.

В-четвертых, прогрессирующие процессы обновления приводят к тому, что каждый успех на пути десталинизации социализма является вкладом в историческое преобразование всей социалистической формации, а каждое поражение дает аргументы сторонникам отживших форм и идей.

В-пятых, после периодов напряженности и конфликтов складывается новая формула прочного конструктивного развития отношений между социалистическим государством и римско-католической церковью. Это равноценно уже значительно продвинувшейся вперед попытке достижения «исторического компромисса», значение которого выходит далеко за рамки Польши.

В-шестых, благоприятно, как никогда прежде, складываются польско-советские отношения. Это — вопрос огромного значения, это — возможность принципиального упрочения политических и экономических связей с великой дружественной социалистической державой на равноправной партнерской основе, постепенного преодоления бремени сложного прошлою.

В-седьмых, достигнутый уже процесс разрядки в отношениях между Востоком и Западом создает большие, чем когда-либо с 1918 г., возможности выражать интересы нашего народа, не идя при этом «против течения истории». Именно стабильная и безопасная социалистическая Польша, расположенная в центре Европы, может стать крепкой опорой «европейского дома», одним из мостов между Востоком и Западом.

Это — наш «основной капитал», огромная надежда, шанс.

Сумеем ли мы его полностью использовать? Все ли извлекли урок из горького опыта нашей истории? Сегодня есть основания ответить на этот вопрос утвердительно.

Одним из фундаментальных условий устранения опасностей и использования открывающихся перспектив является национальное согласие. Объявление о встрече за «круглым столом» было для многих неожиданностью, в первую очередь для тех, кто невнимательно слушал заявления о воле к согласию, которые делались начиная с 1980 г., или считал их громкими словами.

Глубокая реформа институтов государственной и общественной жизни — это неотложная и вместе с тем долгосрочная задача. Мы хотим смело, творчески, без догматического и сектантского противодействия идти вперед, но не вслепую, не «сломя голову», ибо уже обожглись и на одном, и на другом.

Ценной является сегодня каждая мысль и каждая инициатива, если они продиктованы патриотической заботой. Неважно, кто прав, важно, чья правда поможет решить ту или иную проблему. Создание новых форм согласия — это чрезвычайно сложная и деликатная задача. Предметом общей заботы должно стать то, чтобы безответственные действия, различные эксцессы и совершенные факты не нарушили, не затормозили, не свели к нулю только начинающийся диалог. Наша позиция ясна: правда — да, партнерство — да, критика — да, компромисс — да. Но подрыв конституционного порядка, получение помощи извне, демагогия, нажим — нет Обсуждать можно все, запретных тем нет. Однако каждая дискуссия должна иметь свои рациональные рамки, чтобы она не стала диалогом глухих или сварой. Эту грань определяют национальные интересы социалистического государства, спокойствие и благо его граждан. С государственного руководства этой обязанности никто не снимет. Независимо от числа участников за «круглым столом» будет еще один, главный участник — Польша».

Автор. У меня есть возможность сослаться на данные Центра по изучению общественного мнения при Комитете по делам телевидения и радиовещания ПНР. В октябре 1988 г. Центр провел анкету, касающуюся отношения общественности к новому правительству М. Раковского. В ней был поставлен следующий вопрос: «Будет ли правительство М. Раковского хорошим правительством?» 3% опрошенных ответили: «Наверняка да», 40% заявили: «Пожалуй, да», 12% — «Пожалуй, нет» и 2% — «Наверняка нет». 43% не имели собственного мнения на этот счет.

Почти половина анкетированных заявила, что доверяет правительству М. Раковского.

Центр поставил также в анкете вопрос о том, будет ли М. Раковский хорошим главой правительства. «Наверняка да», — ответили 10% анкетированных, «Пожалуй, да» — 43, «Пожалуй, нет» — 17, «Наверняка нет» — 5%. Каждый четвертый из опрошенных не имел собственного мнения по данному вопросу.

За две недели до этого опроса, в середине октября, М. Раковского положительно оценивали 37% анкетированных.

Те, кто положительно оценил М. Раковского, в качестве мотивировки своего выбора называли его личные качества, черты характера, способности, последовательность, решимость в достижении цели, опыт и политическую квалификацию.

Те, кто высказывался негативно, объясняли свое решение тем, что М. Раковский как политик, который уже в течение длительного времени входит в руководство страны, не может, как и другие его члены, продемонстрировать яркие достижения и поэтому он не вызывает доверия. Указывалось также на его недостаточную квалификацию для поста главы правительства, поскольку он не является экономистом и не занимался народнохозяйственными вопросами. Некоторые отмечали, что у М. Раковского отсутствуют также необходимые личные качества, а проблемы страны слишком трудно разрешить.

Результаты опроса показали также, что впервые в течение длительного времени улучшились общественные настроения. По мнению 29% опрошенных, в течение ближайших трех лет материальные условия жизни людей улучшатся. В предшествующие месяцы аналогичную точку зрения разделяли менее 20% анкетированных.

А ведь еще 20 мая 1988 г. в беседе с журналистами из социалистических стран уполномоченный правительства ПНР по печати Е. Урбан отмечал, что доверие населения к политическим и государственным властям падает: «71% опрошенных выразили доверие Сейму ПНР, что соответствует уровню прошлого года; 56% — правительству, что на 10% меньше, чем в прошлом году; 38% — ПОРП, что на 8% меньше по сравнению с декабрем 1987 г.

В обществе отмечаются большой пессимизм и разочарование. Только 13% опрошенных считают, что в ближайшие три года экономическое положение улучшится. 26% выражают мнение, что оно не изменится, 50% говорят, что оно ухудшится. Это выгодные для нас показатели. Было бы гораздо хуже, если бы все внешне были довольны нынешним экономическим положением, а потом произошел бы социальный взрыв».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты