Библиотека
Исследователям Катынского дела

Перспективы социальный политики

Рецензент. В Варшаве тоже есть центральный институт аналогичного профиля. А в 1988 г. в Лодзи была открыта «Мемориальная больница — Центр здоровья Матери-Польки» на 1060 мест, построенная за 5 лет на пожертвования сотен тысяч польских организаций и граждан. Газета «Правда» (3.10.1988) в конце обширного репортажа из этого роскошного комплекса из 30 объектов (3 тыс. человек персонала, в том числе 370 врачей), начиненных первоклассной техникой, писала: «А не взять ли и нам на вооружение этот опыт и для начала возвести вместо монумента Победы на Поклонной горе медицинский центр для ветеранов войны?».

Автор. Перестройка ориентирует нас на внимание к людским нуждам, мы начинаем учиться перенимать зарубежный опыт. Объективный взгляд на вещи многого стоит.

Одной из самых лучших публикаций собкора «Правды» в Варшаве А. Старухина можно считать его материал (23.12.1988) о жилищном строительстве в ПНР. В течение года половина всех польских очередников в стране обеспечивается квартирами, покупаемыми в рассрочку. Партийные и хозяйственные руководители всех рангов даром от государства квартир не получают. Вступительные взносы уменьшают лишь молодым семьям и малоимущим (многодетным). Значит, нет проблем? Как бы не так.

После 1980 г. на стройках жилья в Польше наступил спад. В 1987 г., например, было сооружено на 32,2% меньше жилья, чем в наилучшем по хозяйственным итогам 1978 г. Названный процент достиг 46,1 в крупных промышленных регионах страны, то есть в варшавской, Гданьском, краковской, лодзинской, познаньской, щецинской, вроцлавской агломерациях. В Силезии этот показатель был еще более высоким — 54,2%.

Рецензент. Жилищное строительство всегда проигрывало у нас по сравнению с другими областями народного хозяйства. Это видно даже невооруженным глазом при анализе перспективной программы, принятой на 1971—1990 гг. Было запланировано за этот период построить 7,29 млн квартир. Из них в первом десятилетии — 2,79 млн, остальные — во втором. Для выполнения первой части программы в 1980 г. не хватило 386 тыс. квартир. Значительно хуже обстоит дело во втором десятилетии. Предвидится, что не будет построено 1,3 млн запланированных квартир.

Автор. У нас обещают отдельную квартиру всем желающим к 2000 г. Польские власти объявили летом 1987 г., что до 1991 г. основная масса нуждающихся будет обеспечена «крышей». Коммуналок в Польше нет, и при всех вариантах позиции поляков в жилищном вопросе лучше, чем у советских людей. Вы считаете квартиры. Наши плановики ориентируются на вал, на квадратные метры. Государство у нас, как правило, не дает одиноким (если это не ответственный чиновник, писатель, ученый, артист, инвалид, военный и т. д.) малогабаритных квартир, а подселяет их в трехкомнатные, в которых две комнаты занимает другая семья из 3—4 человек. У нас так: если хочешь иметь гарантию всегда жить отдельно, то покупай кооперативную квартиру.

Каковы прочие достижения поляков в социальной политике? Есть у них активно действующая с 1987 г. национальная Федерация потребителей, с десятком клубов по всей стране, десятками тысяч членов федерации и собственным председателем, которого избрали депутатом сейма.

Во всех крупных городах страны действует круглосуточная служба «Телефон доверия» — неотъемлемая часть польского здравоохранения. В Варшаве у телефона 28—36—36 вот уже 20 лет всегда несут дежурство врачи и психологи, учителя и психиатры, юристы и социологи, готовые, не жалея времени, поговорить, помочь советом любому человеку, попавшему в беду.

Польское общество по борьбе с увечьем заключило с варшавской проектной организацией «Метропроект» необычное соглашение. Оно предусматривает обеспечение того, чтобы метрополитеном, ускоренно сооружаемым в столице ПНР, могли пользоваться — полностью и без традиционных проблем — люди, имеющие в силу разного рода причин ограниченные возможности в движении.

Доступность к наиболее удобному транспортному средству намечено обеспечить за счет целого комплекса мер. Во-первых, планируется смонтировать гидравлические с уклоном к выходу лифты, а на входе — низко установленные турникеты, чтобы к ним можно было легко дотянуться с инвалидной коляски. Для плохо видящих предусматривается соответствующая визуальная информация, например ощутимая стопой ног полуметровая шероховатость края перрона, заканчивающаяся яркой лентой-линией. На станциях, в вагонах разместятся пластичные планы-схемы города. Помощь тем, кто вообще не видит, окажут специальные рифленые перила, сигнализирующие о том, что спуск, переход заканчиваются, либо другие знаки, утопленные в пол.

Значимость усилий метростроевцев, подчеркивает газета «Трибуна роботнича» (7.04.1988), трудно переоценить. Поучительный опыт достоин подражания и на других видах городского транспорта. А если уж брать проблему шире, то он достоин подражания не только на транспорте.

Чтобы вникнуть в положение человека, подвергнувшегося увечью, необходимо попробовать имитировать его намерения и способ их выполнения. Иначе говоря, нужен эксперимент, в ходе которого выяснится: в современную ванну современного дома на инвалидной коляске не въедешь. Но если даже сделаешь это, то как перебраться с коляски в ванну? Нужна помощь. Без нее не обойтись и на кухне. У тех, кто пытается покинуть дом, возникает еще больше проблем В лифт еще можно въехать и выехать из него, но как спуститься вниз по ступенькам? Правда, кое-где сейчас предусматривают съезды для детских колясок, но воспользоваться ими инвалид вряд ли рискнет. Ему снова нужна помощь, причем уже не одного, а двух человек. На улицах, тротуарах инвалиду не легче. Там все предусмотрено для молодых, здоровых людей, равно как и в большинстве магазинов, на почте, в театрах, разного рода других учреждениях. Все это изолирует человека, подвергнувшегося увечью, от участия в общественной, культурной жизни. Он предпочитает больше сидеть дома, чем просить, портить настроение только своим видом иным людям. В результате, шагая по улице, мы их не видим, не знаем масштабов их проблем, равно как и того, что такие люди составляют сегодня 14% всего населения Польши. Причем их число непрерывно растет: человечество платит кровавую дань за развитие цивилизации, техники, автомобилизации. При этом мы совершенно забываем, что вроде бы отдаленный, наполненный множеством проблем мир инвалидности в любую минуту — давайте постучим по столу — может коснуться нас, и тогда мгновенно изменится точка зрения на беду.

Дело не только в архитектурно-урбанистических преградах непредусмотрительности. По-прежнему не хватает инвалидных колясок, другого оборудования. Ортопедическая промышленность, как и раньше, — нерентабельная. Инвалиды подолгу ждут соответствующие обувь, протезы рук и ног, корсеты. И чем дольше длится это ожидание, тем труднее их восстановление. Еще проблемы: полуфабрикаты можно производить промышленным методом, но подгонка протеза должна делаться индивидуально, с большой точностью, тщательностью. Это требует мастерства, а мастеров становится все меньше, так как их зарплата невысокая.

Поскольку не хватает обычных средств передвижения, то вряд ли стоит говорить о том, что в ряде стран производятся моторизованные, электрические коляски, способные подниматься даже по ступенькам.

Кстати, о домах. Известный архитектор Халина Скибневская пыталась предложить жилища, приспособленные для проживания в них инвалидов, однако ценный опыт не получил широкого распространения.

Нам, указывает «Трибуна роботнича», следует пристальнее изучать опыт зарубежных стран. В Стокгольме, например, действует специализированная фирма, которой удалось многое изменить в образе мышления шведских архитекторов, урбанистов. В Дании существует принцип свободного доступа инвалидов на колясках в магазины, культурные учреждения, раздевалки, даже на пляж, что, разумеется, облегчает и обогащает их непростую жизнь.

В Швеции комитет по планированию урбанизации утвердил для строителей нормы, которые требуют, чтобы открытые для публики помещения были также доступны для тех, чья физическая подвижность является ограниченной как в результате болезней, несчастных случаев, так и преклонного возраста. Речь идет прежде всего об обустройстве дорог, тротуаров, о входах в помещения (широкие двери, коридоры, наклонные ступеньки и т. д.) и даже низко размещенных, на уровне протянутой руки, автоматах-телефонах, помеченных специальным символом.

Особенно много хлопот доставляет транспорт. Если инвалид не обладает специально приспособленным автомобилем, он обречен, в сущности, на жизнь без движения. Поэтому начинание варшавских метростроевцев требует всяческого одобрения и такой же поддержки.

В Польше нет повсеместно обязывающих показателей занятости инвалидов, которые существуют, например, в Англии, ФРГ. Это ведет к потерям как моральным, так и экономическим. В Польше инвалиду легче добиться пенсии, чем работы, подчеркивает газета. В этой связи напрашивается вопрос, имеем ли мы право разбазаривать труд, вложенный в реабилитацию и обучение инвалидов.

Известный врач-гуманист В. Дега писал: «Если так много вложено усилий в то, чтобы больного вырвать из недвижения, в которое ввергли, его болезнь либо несчастный случай, то необходимо с огромным вниманием следить за тем, чтобы не были уничтожены эти достижения. Современная медицина была бы жестокостью, если бы она силилась единственно спасти жизнь, а общество не хотело бы заняться увечьем, от которого не сумело уберечь человека».

Недавно, напоминает «Трибуна роботнича», был показан телесериал «Опасный залив», посвященный спасению животных в одном из заповедников. Наравне со всеми в этом фильме выступал актер-инвалид. С помощью специального подъемника он свободно перемещался из коляски в автомобиль. Работал профессионально. Окружающие воспринимали его нормально, без тени намека на то, что он — калека. Этим актером был Рик Хансен, неоднократный чемпион инвалидных олимпиад, человек, который на инвалидной коляске объехал весь мир.

Рецензент. Что еще было бы интересно узнать о нас советскому читателю? Нерабочим днем объявлен у нас День поминовения усопших — 1 ноября. В течение столетий поляки ходят на кладбище в день всех святых. Приятно, что впервые советская пресса очень тепло отозвалась об этом событии, опубликовав в 1988 г. в «Комсомольской правде» и в «Труде» обширные материалы своих собкоров В. Шуткевича («Свеча на ветру») и Ю. Скворцова («День белых хризантем»).

Автор. В ПНР была введена заменная служба в армии и изменен текст военной присяги.

Вступлению в силу с 1 сентября 1988 г. дополнения к Закону о всеобщей воинской обязанности была посвящена пресс-конференция в Министерстве национальной обороны ПНР. Открывая ее, представитель МНО по печати бригадный генерал Л. Войтасик, в частности, сказал:

«Главный смысл изменений, связанных с выполнением гражданского долга, заключается в введении заменной службы для части призывников, которым религиозные или моральные убеждения не позволяют нести воинскую повинность в обычной ее форме. Хотел бы подчеркнуть, что содержание дополнения полностью соответствует резолюции, принятой Комиссией по правам человека ООН, в которой содержится призыв ко всем государствам — членам этой организации о рассмотрении возможности введения различных форм заменной службы для лиц, которым конфликт с собственной совестью мешает реализовать традиционно понимаемые обязанности воинской службы. Это совпадает также с положениями Конституции ПНР и подписанным Польшей Международным пактом о гражданских и политических правах, а также другими международными договорами и конвенциями. Заменная служба вне вооруженных сил заключается в выполнении в мирное время трудовых обязанностей на одном из указанных предприятий, специализированных на охране окружающей среды, коммунального или водного хозяйства, социального обеспечения. С учетом более легкого, чем действительная воинская служба, характера заменной службы законодательством принят 36-месячный срок ее прохождения для призывников, подлежащих двухгодичной службе в вооруженных силах или частях гражданской обороны, и 24 месяца — для выпускников вузов, обязанных пройти годичную воинскую подготовку.

В связи с тем, что заменная служба будет состоять в исполнении определенных видов работ невоенного профиля, контроль за ними возложен на министра труда и социальной политики. Он же устанавливает перечень предприятий, где эти работы будут осуществляться. Следует подчеркнуть, что призывники, отбывающие заменные формы службы, не будут состоять в трудовых отношениях с данным предприятием. Однако их касаются некоторые предписания трудового кодекса, как, например, об обязанностях рабочего, времени работы, технике безопасности, трудовой гигиене. По тем же соображениям они не будут получать заработную плату, как рабочие, а лишь ассигнования предприятия в размере стоимости содержания солдата срочной службы. Сюда будут входить: равнозначная сумма бесплатного питания, денежный эквивалент на приобретение одежды и обуви, а также наличные в объеме положенных рядовому.

Помимо того, руководитель предприятия имеет право выделить денежную премию в размере 25% денежного вознаграждения рабочего, занятого на аналогичной или сходной операции, что будет являться поощрением за примерную дисциплину и хорошие трудовые показатели. В случае отбывания заменной службы за пределами места жительства и при отсутствии возможности ежедневного приезда к месту работы предприятие предоставляет всем нуждающимся призывникам этого рода бесплатное жилье. В целях создания им возможностей для отдыха и восстановления сил будут предоставляться также периодические отпуска длительностью 7 дней в первый год службы, 10 дней — во второй и 14 дней — в третий. Однако руководитель предприятия в порядке поощрения может увеличить ежегодный отпуск от 2 до 5 дней.

Польское законодательство гласит, что граждане мужского пола по достижении в календарном году полных 19 лет подлежат призыву, проводимому в апреле — июне. Если, по оценке призывной комиссии, они не пользуются ни одним из видов отсрочки, но желают войти с письменным ходатайством о разрешении несения заменной службы по религиозным или моральным мотивам, то должны обратиться в районную призывную комиссию и соответствующим образом обосновать свое желание, причем не позднее дня вручения призывной повестки.

В соответствии с принятой государством процедурой рассмотрения ходатайств для этого рода просьб определены также две инстанции: районная призывная комиссия и воеводская призывная комиссия. Для обеспечения объективности их деятельности в составы введены представители общественности в лице депутатов народных советов и активистов Патриотического движения национального возрождения. Призывники, отбывшие заменную службу, увольняются в запас. Следует подчеркнуть, что как направление, так и увольнение с заменной службы будет проходить без участия воинских органов. За уклонение от этого рода службы, как и действительной воинской, предусматривается уголовная ответственность».

В связи с принятыми Сеймом ПНР в июле 1988 г. изменениями в Законе о всеобщей обязанности обороны ПНР, согласно которым призывники имеют возможность заменить ее альтернативными формами воинской службы вне вооруженных сил, заместитель генерального прокурора ПНР обратился в Государственный совет ПНР с ходатайством о помиловании 8 человек, которые были осуждены за отказ несения военной службы в силу убеждений. С учетом того, что заключенные обязались заменить службу в армии другими формами, они были освобождены.

С такими же ходатайствами выступили военные прокуроры об условном досрочном освобождении 86 осужденных, которые ранее отказались нести воинскую службу по религиозным убеждениям.

Только один заключенный категорически отверг предложение о замене военной службы другими формами воинской обязанности.

Общественно-политические реформы в ПНР коснулись и армии. Западная пресса, как всегда, желала бы видеть в подобных новациях антисоветскую подоплеку.

Корреспондент агентства ЮПИ (23.05.1988) передал из Варшавы:

«Правительство сообщило во вторник, что оно утвердило новый текст военной присяги, в котором устранена ссылка на верность Советской Армии, формулировка, которая побудила десятки призывников отказаться от службы в армии.

Представитель пацифистской организации «Свобода и мир» назвал это изменение текста «замечательной» и «символической» победой оппозиции.

«Проект текста присяги был утвержден вчера правительством, и новый текст представлен парламенту», — заявил на пресс-конференции представитель правительства Ежи Урбан.

Урбан сообщил, что не может представить точный текст, пока он не будет утвержден парламентом. Вместе с тем он сказал, что проект текста содержит обязательство присягающих «служить родине и государству, служить конституционным принципам, защищать независимость, суверенитет и границы Польши, быть на страже мира и братства по оружию с союзными армиями и исполнять солдатский долг, другие военные обязанности, такие, как сохранение секретов».

Нынешний текст присяги требует от поляков, чтобы они «неустанно были на страже мира в братском союзе с Советской Армией и другими союзными армиями...». Эта формулировка побудила по меньшей мере сто поляков отказаться принимать присягу. Около 30 из них были подвергнуты за свою позицию тюремному заключению, согласно представленным статистическим данным, 14 человек находятся сейчас в тюрьме или под арестом в ожидании суда.

Организация «Свобода и мир», основанная в 1985 г., неоднократно просила правительство изменить эту формулировку текста присяги и предоставить полякам альтернативные возможности для службы родине, если они отказываются нести военную службу из-за своих убеждений».

Рецензент. У нас уже давно функционирует Всепольское управление национальных парков. Культурное обустройство зеленых зон (с отелями, кафе, туристскими бюро, общественным транспортом, охотой и т. д.) способно приносить доход и облегчить населению тяготы экологической обстановки в городах. Многих поляков отдых в национальных парках в конце недели устраивает больше, чем летние отпускные поездки к морю. Отдых на Побережье оказался сегодня не по карману большинству поляков, так как профсоюзная система баз отдыха под натиском цен сдает позиции в пользу коммерческого туризма частных фирм.

Автор. В Польше есть теперь и частные отели, и частные сыскные бюро.

Следует ожидать, что реализация второго этапа экономической реформы будет способствовать дальнейшему развитию частной предпринимательской деятельности в республике. Вот результаты опроса, проведенного в январе 1987 г. Центром по изучению общественного мнения на тему частного сектора как среди владельцев предприятий, так и среди населения.

Подавляющее большинство опрошенных среди населения считает целесообразным создание частному предпринимательству условий свободной деятельности в ремесленничестве (более 90%), а также в розничной торговле (около 83%). Меньшее одобрение вызывает частная деятельность в мелком производстве (63%). В пользу же создания частных предприятий средней величины высказалось около 34% и за денационализацию крупных промышленных предприятий — только 21% опрошенных. Следовательно, подавляющее большинство высказывается против денационализации промышленности.

Рецензент. Хорошо работает профессор Станислав Квятковский, директор правительственного Центра исследований общественного мнения. Он регулярно выступает по телевидению в программе «Панорама дня». По итогам 1988 г. он занял четвертое место в «табели» ежегодного конкурса «Люди телевидения», а газета «Жиче Варшавы» присулила ему специальную награду как самому интересному внештатному телевизионному публицисту.

Автор. Наших социологов на телевидение зовут реже, дождь призов и наград обходит их стороной. В 1987 г. одного из самых популярных социологов в СССР, профессора И.В. Бестужева-Ладу, обсуждали на партийном бюро Института социологии по личному распоряжению тогдашнего вице-президента АН СССР академика П.Н. Федосеева. Секретарь партбюро, преисполненный верноподданнических чувств, требовал применения партийных санкций за то, что Игорь Васильевич в институтском ротапринтном сборнике с грифом «Для служебного пользования», направленном секретарям обкомов и в центральные московские учреждения, поместил статью с данными об эпидемиях голода (30—50-е годы) и о нынешних масштабах алкоголизма в СССР. Мне, как редактору того сборника, грозило еще более строгое наказание — нас обоих спасло заступничество ЦК партии и аргументы Бестужева-Лады о том, что все свои данные он взял из уже опубликованных ранее источников, из открытой печати и обобщил их.

Мы чуть отвлеклись от темы «положительных польских новостей». Кавычки здесь особенно пригодятся, так как речь пойдет о проблемах западной валюты на внутреннем рынке Польши.

Рецензент. В последний период в Польше много говорится и пишется о необходимости изменения законодательства, регулирующего право граждан и предприятий располагать и пользоваться денежными средствами в иностранной, и прежде всего свободно конвертируемой, валюте. В течение последних двух лет был принят ряд исполнительных актов, в значительной степени либерализирующих политику государства в данной области. Так, ликвидированы валютные счета, на которые не начислялись проценты. Средства в иностранной валюте, которые граждане вносят на счета в государственных банковских учреждениях, с некоторых пор не нуждаются в «документальном подтверждении источника их получения». Отменены также обязательные банковские справки при вывозе за рубеж суммы, не превышающей 500 долларов, а Государственный банк ПКО начал продавать долларовые боны для покупки товаров в валютных магазинах за польские злотые по курсу, приближающемуся к курсу «черного рынка». Одновременно преданы гласности данные экспертов Национального банка ПНР, согласно которым объем нелегальных сделок между гражданами страны в свободно конвертируемой валюте достигает в последнее время суммы 3—4 млрд долларов в год. По мнению печати, в стране, где фактически на рынке и так ходят две валюты, такое положение надлежит урегулировать.

В этой связи внимание средств массовой информации страны привлек проект «валютного закона», который на днях правительство ПНР представило на рассмотрение польского сейма. Особо важным специалисты считают то положение законопроекта, которое подтверждает право граждан «покупать и продавать иностранную валюту в валютных банках или обменных пунктах, работа которых осуществляется польскими юридическими или физическими лицами по полномочиям, полученным от Национального банка ПНР».

Разъясняя это положение, еженедельник «Политика» (9.02.1989), в частности, указывает, что речь идет о возможности открывать частные или государственные конторы по обмену валюты, сделки в которых осуществлялись бы по «ценам текущею дня», то есть по ценам свободного рынка. Иначе говоря, пишет этот журнал, это фактическая легализация деятельности валютчиков, которые теперь могут обратиться к государству за разрешением и открыть частные обменные пункты, конкурирующие с государственными.

Одновременно законопроект не разрешает государственным предприятиям и хозяйственным организациям продавать имеющуюся у них валюту через эти обменные пункты. Они могут это делать путем заключения договоров с другими предприятиями или путем продажи валюты на специальных аукционах В частности, в 1989 г. запланированы в двух банках аукционы для предприятии, где без ограничения будет продано им 600 млн долларов, а с различными ограничениями (например, только на комплектующие закупки) еще 1,6 млрд долларов. Важным считается также пункт законопроекта, разрешающий предприятиям впредь распоряжаться всей суммой располагаемой или заработанной валюты, а не, как прежде, незначительным «валютным отчислением». Теперь на них налагается лишь обязанность «продать» государству часть заработанных валютных средств за польские злотые.

По мнению экономических публицистов «Политики», новое законодательство, если оно будет принято, вводит внутри страны «частичную конвертируемость польского злотого в обороте между гражданами», хотя и в этом обороте планируются некоторые ограничения. Так, нельзя вывозить за рубеж суммы свыше разрешенных министерством финансов. Кроме того, запрещен оборот валюты между польскими гражданами и иностранцами, исключая дарение и наследство. Гражданам также планируется запретить рассчитываться валютой в торговых сделках с зарубежными партнерами или предоставлять им кредиты в валюте.

В итоге, как подчеркивает та же «Политика», в Польше создается «валютный рынок населения». Что касается оборота между предприятиями, то в его рамках валюта становится нормальным товаром, имеющим свою цену в злотых. Кроме того, считает еженедельник, разрешение гражданам легально продавать и покупать валюту означает укрепление позиции польского злотого.

Автор. Католический еженедельник «Тыгодник польски» (11.04.1988) опубликовал интервью генерального директора предприятия внутреннею экспорта («Певекс») Т. Вельского.

Еще раз подчеркну: речь в еженедельнике идет о событиях весны 1988 г. Как сейчас помню, у нас тогда закрылись чековые «Березки», — государство понесло огромные убытки, резко подскочили цены на черном рынке на импорт, спекулянты, рэкетиры, ломщики и прочее ворье устремились в другие сферы, и я уверен, что никто из них не пошел честно трудиться за «голую зарплату».

Вот мнение Т. Вельского о польских «Певексах»:

«В польских банках граждане ПНР держат около двух миллиардов долларов; предполагается, что столько же находится в бумажниках или в обороте. Поэтому наши магазины работают в полную нагрузку. Особым спросом в «Певексах» пользуются радиотовары и электроника. Если в 1985 г. населению было продано этих товаров на сумму 16 млн долларов, в 1986-м — на 45 млн, то в прошлом году эта цифра превысила 100 млн долларов. Продажа алкогольных напитков составила 20,5% всего товарооборота.

Товарооборот в «Певексах» с каждым годом растет. Если в 1984 г. было продано товаров на 246 млн долларов, в 1985-м — на 292 млн, то в 1986 г. — уже на 369 млн, а в прошлом году эта сумма увеличилась почти на 100 млн. В этом году надеемся, что товарооборот превысит полмиллиарда долларов.

Часто задается вопрос: нужны ли «Певексы»? Мы считаем, что — да. В прошлом году 55% вырученной суммы было передано двум ведомствам: 20%, или 88 млн, — министерству финансов ПНР для покрытия государственного платежного баланса, а 55%, или 155 млн долларов, — министерству внутреннего рынка ПНР, что позволило укрепить внутренний рынок конвертируемой валютой, закупить необходимые машины и дефицитные товары. Поэтому я считаю, что, пока у людей имеется так необходимая государству конвертируемая валюта, нужно добиваться, чтобы она оставалась в стране. «Певексы» — один из путей решения этой задачи».

Рецензент. Внимательный читатель может заметить нам, что, судя по сообщениям прессы, экономическое положение в ПНР не улучшается, несмотря ни на частный или иностранный капитал, даже несмотря на экономические реформы или успехи за «круглым Столом». Но все сразу ведь не бывает. Пока есть надежды — и вполне обоснованные — на достижение национального согласия поляков. А ретивые максималисты могут принести только вред. Такова мораль беседы с Председателем Совета Министров ПНР М. Раковским и лидером «Солидарности» Л. Валенсой, которую передало венгерское телевидение (6.02.1989) в связи с предстоявшими в Польше переговорами за «круглым столом».

В начале беседы Раковский констатировал, что эти переговоры означают начало создания в Польше новых политических структур, расширение диалога между польскими гражданами, придерживающимися различных взглядов.

Отвечая на вопрос, в чем состоит важнейшая задача участников переговоров, Валенса сказал: «Прежде всего надо изучить возможности и достичь договоренности относительно необходимости реформ, основанных на плюрализме и свободе». Говоря о проблеме единства «Солидарности», он отметил: «По моим подсчетам, около одного процента членов «Солидарности» удовлетворены тем, как она действует сегодня. Часть членов считает, что необходимы коренные изменения, причем немедленно. Эта группа не слишком многочисленна, зато весьма громогласна. Большинство же, то есть более 90 процентов членов, полны решимости покончить со сталинским периодом и желают жить в условиях свободы. Однако этого они намерены добиваться осторожно, обдуманно, мирными путями при минимальных потерях. Себя я причисляю к этой группе. У нас и в странах, подобных нашей, в настоящее время нет такой партии или политической силы, которая бы с полной ответственностью могла взять на себя власть. Вместе с тем уже сегодня мы способны заменить слабых людей сильными. Плюрализм в будущем способен создать возможности для того, чтобы воспитать способных, умных людей, которые организованно смогут изменить политические отношения. Но сегодня мы можем бороться исключительно только за такие возможности, которые принесут свои плоды лишь в будущем».

М. Раковский добавил к сказанному: «Наиболее широкий плюрализм сегодня — это прежде всего создание различных ассоциаций, объединений, политических клубов, поскольку на данном этапе развития социализма образование новых партий мы не считаем необходимым. Хотя весьма возможно, что на базе этих ассоциаций и объединений когда-нибудь и родятся такие партии. Недавно я слышал интересное высказывание одного западного политика, утверждавшего, что в любой момент следует знать, сколь быстро можно двигаться вперед. В этом и заключаются суть вопроса и главное предупреждение».

Автор. Если то, о чем мы говорили выше, имеет положительный аспект, что же тогда представляют собой плохие новости? Обычный набор явлений, в той или иной степени характерных для любой страны.

Газета «Экспресс вечорны» (5.04.1988) опубликовала статью, в которой анализирует деятельность черного рынка труда, то есть нелегальной трудовой деятельности, которая нигде не регистрируется и никем не облагается налогами. К предприятиям такого рода польские экономисты относят все фирмы и отдельных лиц, действующих незаконно с точки зрения существующих правовых норм. Однако эти оценки имеют свои слабые места. Часто случается даже так, что деятельность, вчера считавшаяся незаконной, сегодня обретает полное право на существование. В качестве примера приводится факт, что в 50-е годы наличие валюты на руках у частного лица считалось преступлением, а сегодня любой может завести себе счет в банке и хранить там любую западную валюту.

В статье говорится, что имеются серьезные сложности в определении нелегальной трудовой деятельности. Она носит всеобщий характер, обусловлена неравновесием внутреннего рынка и предлагаемых населению услуг. Это приводит к незаконному обогащению большого количества людей. По имеющимся данным, обороты этого рынка составляют от 10 до 21% денежных доходов населения.

Наиболее ярко деятельность этого рынка проявляется в ремесленничестве, в таких отраслях, как строительство, ремонт радио- и телетехники, автомобилей, транспортные услуги и т. п. В одном только строительстве в Калишском воеводстве нелегально работает около 20% всех зарегистрированных здесь ремесленников, в Катовицком — 30, а в Вельском — от 25 до 35%.

По данным Института экономики сельского хозяйства ПНР, количество неофициальных услуг в деревне достигает 25% всех выплат, производимых крестьянами. Это касается прежде всего услуг, которые соседи предоставляют друг другу. Кроме того, речь идет о нелегальном производстве самогона, которое дает большую прибавку в доходах достаточно большой группе населения.

К такого рода деятельности также относится предоставление услуг за твердую валюту иностранцам, таких, как ночлег, транспорт, вплоть до проституции. Впервые в послевоенной истории количество вкладов в твердой валюте в пересчете по курсу черного рынка на злотые превысило вклады в сберегательных кассах.

По мере улучшения экономического положения страны черный рынок, видимо, будет приобретать более цивилизованные формы. Однако даже далеко идущие меры по упорядочению этого рынка не приведут к полному его исчезновению. По мнению автора статьи, в борьбе с этими негативными явлениями упор должен быть сделан прежде всего на средства экономического воздействия, а не на репрессивные меры. Надо помнить, что неформальная экономика существует не только в Польше. Она есть во всем мире, и, видимо, надо научиться с ней сосуществовать, а в дальнейшем, может быть, даже и кооперироваться.

Государство в Польше несет огромный ущерб от забастовок на шахтах, верфях, металлургических комбинатах, оборонных заводах и т. д. Срываются экспортные поставки, а западным партнерам приходится еще и неустойку выплачивать. Бастует, к примеру, Щецинский порт (август 1988 г.) — приходится направлять суда в порты ГДР и ФРГ. Кончается забастовка в Щецине, но судовладельцы по привычке продолжают обходить порт стороной.

Как заявил уполномоченный правительства ПНР Е. Урбан, в результате подобных действий «Солидарности» в 1981 г. Польша прочно, просто безвозвратно утратила свое значение как страна, через территорию которой осуществляются транзитные перевозки. Были созданы минующие Польшу морские паромные переправы. Международный газопровод, по которому осуществляются поставки советского газа, был проведен по маршруту в обход территории ПНР. Польша потеряла из-за этого более 10% стоимости транспортируемого газа.

В газете «Вашингтон пост» (12.02.1989) была опубликована следующая статья Джексона Дила:

«Варшава. Даже несмотря на то, что между коммунистическим руководством Польши и запрещенным профсоюзом «Солидарность» начались переговоры по широкому кругу вопросов, страну охватила новая волна трудовых конфликтов, которая грозит разрушить последние опоры экономики, балансирующей на грани краха.

Как сообщил представитель правительства Ежи Урбан, только в январе на польских предприятиях имели место 173 конфликта из-за заработной платы и 39 «забастовочных ситуаций», в то время как рабочие требовали повышения заработной платы, чтобы свести концы с концами в условиях растущей инфляции. Во многих случаях, заявляют должностные лица, руководители государственных предприятий уступали этому нажиму и шли на повышения заработной платы рабочим, значительно превышающие те, что предусмотрены новыми установками правительства.

Например, в городе Белхатуве около 5 тыс. горняков, снабжающих колоссальную электростанцию, продолжали сегодня забастовку, несмотря на попытки двух видных деятелей «Солидарности», направленных ее председателем Лехом Валенсой, положить конец этому выступлению протеста. Горняки, которые требуют повышения заработной платы в размерах, эквивалентных 30% нынешней средней заработной платы, заявили, что они не хотят срывать переговоры за «круглым столом» между правительством и оппозицией, однако будут продолжать забастовку до тех пор, пока не удовлетворят их требования.

Должностные лица правительства и ведущие экономисты оппозиции отмечают, что новые требования о повышении заработной платы могут привести к новому неконтролируемому росту инфляции и грозят довести до краха и без того ухудшившееся положение на рынке потребительских товаров. Хотя уровень инфляции в прошлом году достиг 70%, в связи с чем рабочие по всей стране стали требовать повышения заработной платы, прирост доходов достиг в декабре ежегодного уровня в 135% и, судя «по всему, продолжает расти. В результате поляки имеют для расходов гораздо больше злотых, чем товаров в магазинах, и инфляция, по всей вероятности, приближается к 100%.

«Польская экономика находится на грани хаоса», — предупредил премьер-министр Мечислав Раковский в одном из недавних выступлений. Он добавил. «Наиболее серьезная угроза для польской экономики, а также для существования Польши как национального государства — это колоссальный нажим с целью добиться повышения заработной платы. Если этот нажим будет оказываться еще несколько месяцев, то нас всех ждет катастрофа».

Выработка договоренности о совместных усилиях «Солидарности» и правительства, направленных на прекращение роста инфляции, как ожидают, будет одной из главных целей переговоров за «круглым столом», в ходе которых будут обсуждаться экономические и политические преобразования, включая легализацию «Солидарности». Однако экономисты с обеих сторон заявляют, что прекращение принявшей анархические формы борьбы за повышение заработной платы и заполнение товарами пустых прилавков магазинов будет медленным и трудным процессом, подверженным срывам.

«Нам следует продвигаться эволюционным путем, — подчеркнул Анджей Всловейский, один из ведущих экономистов, участвующий в этих переговорах. — Это означает необходимость убеждать людей проявлять терпение. Нам следует говорить им, что мы сохраним их нынешний уровень жизни, однако мы не можем устранить несправедливости, которые уже существуют из-за неравенства доходов и различия цен».

Приобретение товаров в магазинах стало весьма трудным делом для многих потребителей. Хотя основные продукты питания по-прежнему имеются в широкой продаже, приобрести такие потребительские товары длительного пользования, как мебель, одежда и бытовые электроприборы, почти невозможно. Лихорадочное приобретение товаров потребителями, которые изо всех сил стараются избавиться от своих злотых, кампания на экспорт, которую проводит правительство, и недостаточное производство продукции принадлежат к числу причин, по которым выбор в универмагах стал сейчас практически хуже, чем когда бы то ни было, и по которым обычными стали длинные очереди покупателей, ожидающих поступления товаров.

В ежедневных газетах появляется множество сообщений об ужасах приобретения товаров в магазинах. Один из магазинов по продаже телевизоров в Варшаве предложил недавно программу предварительной оплаты, позволяющую потребителям заранее вносить плату за телевизоры и таким образом закреплять за собой место в списке покупателей, ожидающих будущих поставок. В результате очередь из 1500 покупателей появилась перед магазином за четыре дня до того, как должно было начаться проведение в жизнь этого предложения.

Одним из методов борьбы с колоссальным притоком средств к лицам, получающим заработную плату, могло бы стать значительное повышение цен на продукты питания. Однако правительство Раковского, признавая, что оно не располагает достаточно сильными в политическом отношении позициями, чтобы пойти на такую меру, планирует в этом году повысить цены на продукты всего на 15%, даже если для этого потребуется увеличить субсидии по меньшей мере на 60%. В то же время оно планирует ряд нетрадиционных мер для поглощения избыточных злотых.

В прошлом месяце, например, Государственный сберегательный банк уговорил поляков делать вклады на 6 месяцев в размере по меньшей мере 50 тыс. злотых, или около 95 долларов, предлагая выигрыш в лотерее в размере 50 млн злотых, или 95 тыс. долларов. Ловушка состоит в том. что процентная ставка такого вклада — всего 12%, а это значит, что тысячи людей, которые приняли предложение банка, неизбежно потеряют 80% стоимости своих денег за 6 месяцев.

Власти также явно стараются продавать немногочисленные автомобили польского производства покупателям, предлагающим наивысшую цену на публичных аукционах, и импортируют такие предметы роскоши, как драгоценности, чтобы продавать их по бешеным ценам в злотых. На рассмотрение сейма был направлен законопроект, предусматривающий преимущественную отмену контроля над сделками в иностранной валюте, с тем чтобы поляки могли свободно вкладывать свои обесцененные злотые в доллары и расходовать их в магазинах, где товары продаются за твердую валюту, число которых быстро растет.

Тем не менее экономисты «Солидарности» указывают на то, что правительство свело на нет эти ограниченные меры, уступив требованиям перекачивать новые миллиарды злотых в карманы потребителей. Например, на прошлой неделе сейм принял законопроект, предусматривающий значительное повышение заработной платы всем государственным служащим, труд которых оплачивается из центрального бюджета, в попытке прекратить выступления протеста медицинских работников.

«Это ставит нас в весьма трудное положение, — заявил один экономист из «Солидарности», участвующий в переговорах между оппозицией и правительством. — С одной стороны, с экономической точки зрения это повышение заработной платы было полностью безответственной мерой, с другой стороны, как профсоюз мы должны представлять интересы рабочих. Таким образом, как мы можем стать той силой, которая заявит правительству, что оно слишком много платит нашим людям?».

Экономисты из «Солидарности» заявляют, что единственный путь к ограничению роста инфляции — это создание системы «коллективных договоров», регулирующих повышение заработной платы рабочим. В соответствии с этой программой рабочие в каждом секторе экономики будут вырабатывать вместе с правительством основополагающие правила повышения заработной платы, которыми затем будут руководствоваться все предприятия. Теоретически это предотвратит такое широко распространенное сейчас явление, как успешное проведение забастовок с требованием повышения заработной платы на одном предприятии, которое провоцирует забастовки на многих других предприятиях, поскольку рабочие хотят получить такую же прибавку.

В то же время эксперты оппозиции признают, что многим полякам придется согласиться на жертвы, чтобы остановить инфляционную спираль. «Необходимо, чтобы кто-то откровенно сказал народу, что стоимость денег, которые у него есть, придется уменьшить, — подчеркнул Ришард Бугай, член группы экономистов «Солидарности» на переговорах, — в противном случае нас ожидает реальная опасность безудержного роста инфляции».

Рецензент. Польская печать выражает обеспокоенность и тем, что в последние два года падает показатель раскрываемости преступлений. В 1988 г. органам охраны общественного порядка удалось задержать виновных лишь в 66,3% уголовных преступлений.

Что касается такого рода преступлений, как, например, кража со взломом, то арестован лишь каждый второй преступник. Общий объем потерь 1988 г., понесенных в результате всех видов преступлений, увеличился по сравнению с 1987 г. почти вдвое и достиг суммы 52 млрд злотых.

На 11% возросло в Польше в 1988 г. количество квартирных краж. Отмечен также количественный рост таких преступлении, как угоны автомобилей и карманные кражи. Об этом сообщил журналистам заместитель генерального прокурора ПНР Г. Старшак. Общее число зарегистрированных в 1988 г. уголовных преступлений превысило 475 тыс., что на 6,5% меньше, чем в 1987 г. Одновременно почти на 10% снизилось количество хозяйственных преступлений, хотя объем понесенных от этого рода преступности потерь возрос до уровня 9,5 млрд злотых.

Автор. Чуть более оптимистические данные о прогнозах общественного развития Польши содержит интересный обзор профессора А. Райкевича «Социальная политика и демография», появившийся в варшавской газете «Речь Посполита» (18.08.1988):

«Польша принадлежит к тем европейским странам, в которых наблюдается динамичный прирост населения, что, в свою очередь, требует соответствующих мер в социальной политике.

К началу 1988 г. численность населения Польши достигла 37,8 млн человек. В период с 1946 по 1987 г. в стране родилось 27,8 млн детей, а естественный прирост населения составил 15,8 млн. Это был самый большой прирост в Европе, за исключением СССР. Одной из характерных особенностей этого периода был значительный рост населения городов. Если к началу 1946 г. их было 7,6 млн, то в конце 1987 г. это число возросло до 23 млн. В то же время сельское население сократилось всего на 1,5 млн и в 80-х годах сохраняется на уровне 14,8 млн. Следует добавить, что детей, родившихся в городах, было больше, чем на селе (соответственно 324 и 320 тыс.).

В послевоенные годы в Польше были два значительных подъема рождаемости — в 1955 г. родилось 795 тыс. детей, а в 1983 г. — 721 тыс. С этого момента рождаемость в стране падает, а в минувшем году родилось всего 602 тыс. детей. В этой связи в статье обращается внимание на факторы, которые тесно увязываются между демографическим положением и социальной политикой: это рождение внебрачных детей, увеличение числа детей разведенных родителей, сокращение продолжительности жизни мужчин, эмиграция поляков.

В Польше ежегодно рождаются около 32 тыс. внебрачных детей, 70 тыс. детей становятся сиротами. В целом около 150 тыс. детей ежегодно причисляются к неполным семьям.

По данным Главного статистического управления ПНР, растет в Польше и число инвалидов. Если в 1978 г. их было 2,5 млн, то в 1984 г. насчитывалось свыше 3,6 млн, в том числе 800 тыс. в возрасте до 50 лет. На это отрицательно влияют и плохие условия труда По данным ГСУ, в таких условиях трудится около 1,5 млн человек.

В 1986 г. продолжительность жизни женщин была на 8,3 года больше, чем у мужчин, и соответственно составляла 75,1 и 66,8 года.

Польша является страной «повышенной эмиграции». В послевоенные годы из нее выехало 1,7 млн человек, в том числе в 1981—1987 гг. — около 170 тыс. В тот же период около 600 тыс. польских граждан остались жить на Западе, а 115 тыс. получили право на выезд. Около 70% новых эмигрантов — люди до 35 лет. Среди эмигрантов — 20 тыс. инженеров, около 3 тыс. врачей, 1,5 тыс. научных работников, 1,5 тыс. архитекторов. Предполагается, что до 2000 г. из страны выедет еще около полумиллиона человек. Наибольшее число польских эмигрантов проживает в ФРГ, США и Швеции.

По прогнозам ученых Польской академии наук, подготовивших программу «Польша в 2000 г.», к началу нового века численность населения страны должна достигнуть 40 млн человек. Возрастет число людей пенсионного возраста с 4,5 млн в 1985 г. до 8 млн в 2025 [.

В связи с этим необходимо развивать строительство объектов социального назначения и услуг, больше внимания уделять социальным завоеваниям, семье как основной ячейке общества».

Рецензент. У нас что не статистическая выкладка или социологический опрос, то аномалия. Кто-то из наших экономистов, кажется профессор Кадета, констатировал, что в Польше каждый занятый на производстве должен содержать десятерых работников непроизводственной сферы. Низкая оплата труда в стране делает этот труд непрестижным. Тот же польский рабочий или профессор получит за свой труд в Нигерии, Ливии или США намного больше, чем у себя на родине.

Ну чем не «польская аномалия»: студенческая стипендия бывает зачастую выше, чем заработок инженера — молодого специалиста. Последний, разумеется, стремится работать не по специальности, а найти выгодное место в любой другой сфере.

Вы верно отметили в вашей книге (с. 279) начало новой волны легальной и нелегальной эмиграции польской молодежи за границу в поисках заработка. Однако зачем приписывать все это влиянию зарубежной пропаганды или деятельности центров политической диверсии? Большинство из тех, кто уехал, хотели бы иметь достойное существование у себя дома и никуда не уезжать. Не следует также забывать, что подобному «исходу» способствовали акции... нашего собственного правительства. Так, один из вице-премьеров, ответственный в конце 70-х годов за польские трудовые ресурсы, публично заявлял о том, что наше хозяйство в 80-е годы не справится, мол, с последствиями так называемого демографического пика и работа станет дефицитом.

Сегодня выпускники вузов уезжают на Запад, а в стране есть миллион свободных рабочих мест. Так что вовсе не во всем виновата «Солидарность». И не только многомиллиардные (в долларах) потери понесла наша экономика, но и огромный урон был нанесен морали и психике народа. Винить в этом Запад? Делать упор, как у вас получилось в книге, на исключительный успех подстрекательской политики зарубежных идеологических центров? Сегодня вы уже это не повторите. Вы будете говорить, и будете правы, что легиону агентов ЦРУ и лучшим его «мозговым центрам» не по силам сделать то, что свершили со своими народами вожди сталинизма и герои застоя.

Автор. Вы хотите сказать, что, как бы ни зубоскалила западная пропаганда по поводу польской эмиграции, негоже приписывать этой пропаганде чужие грехи? Согласен, не стоит преувеличивать чужие возможности. Но очень уж красочно, с нескрываемым удовлетворением живописуют американские, к примеру, газеты польские проблемы.

Газета «Вашингтон пост» (7.04.1988) опубликовала следующую статью Джексона Дила:

«Варшава. 27 лет спустя после строительства Берлинской стены цена, которой приходится расплачиваться за то, чтобы иметь возможность попасть по ту сторону этой стены и бежать на Запад, определена в столице этой страны восточного блока и, надо сказать, значительно обесценена-101 доллар США.

Хотя эта стена и граница между Востоком и Западом по-прежнему представляют собой серьезное препятствие для восточных немцев, которые хотят бежать на Запад, любому поляку, уставшему от коммунизма, достаточно лишь зайти в государственное туристическое агентство «Пегротур» и записаться на одну из ежедневных автобусных поездок в Западный Берлин.

Цена, 101 американский доллар, включает в себя не только оплату поездки, но и плату за получение паспорта и разрешение на выезд, всем этим занимается агентство. Обычно проходит не больше двух недель с того момента, когда будущий эмигрант входит в здание агентства, и до того момента, когда он на комфортабельном автобусе въезжает в Западный Берлин, минуя Берлинскую стену.

Сотрудники туристического агентства говорят, что, когда автобусы отправляются в ту сторону, почти все места, а каждую неделю это составляет почти 300 мест, заняты, между тем большинство автобусов возвращается по крайней мере наполовину пустыми. «Примерно половина людей в конце концов возвращается, поработав какое-то время на Западе, — говорит директор агентства — Но приблизительно десять процентов уже больше не возвращаются».

«Отправка поляков за границу, — говорит он далее, — это неплохое дело».

И действительно, поездки на Запад стали таким легким и простым делом в Польше, что на смену старым проблемам, связанным с доступом к паспортам и воссоединению семей здесь, пришли вопросы, связанные с массовой эмиграцией и «утечкой мозгов».

Благодаря неуклонной либерализации паспортных и других правил, касающихся поездок за границу с 1983 г., свыше 175 тыс. поляков эмигрировали на Запад, 383 тыс. других просрочили свои визы во время пребывания там — таковы правительственные данные. Римская католическая церковь считает, что свыше 500 тыс. поляков навсегда покинули страну с 1980 г.

Правительству генерала Войцеха Ярузельского приходится все чаще сталкиваться с жалобами Западной Германии и Австрии по поводу десятков тысяч поляков, которые незаконно приезжают в эти страны каждое лето, наводняя лагеря для беженцев и эмигрантов, и ему вовсе не приходится спорить со своими западными соседями из-за разрешений на эмиграцию.

Представитель правительства Ежи Урбан недавно задал тон официальной пропагандистской кампании, подчеркивая приток на Запад из Польши квалифицированных инженеров, врачей и других молодых профессионалов. Западные страны, утверждал он, «выкачивают» из Польши некоторые достижения социализма».

Между тем Урбан подчеркнул, что Польша будет продолжать и впредь проводить свою политику либерализации ограничений на поездки, которые она рассматривает как один из ключевых элементов общей программы экономической и политической реформы.

«Мы не думаем о том, чтобы отказываться от своей политики открытых дверей и открытых границ, в равной мере мы не занимаемся своего рода торговлей людьми, — сказал Урбан. — Правительство рассматривает тот факт, что столь многие поляки совершают поездки за границу, как весьма положительную тенденцию и собирается еще больше облегчить их».

Подход Польши разделяет Венгрия, которая в январе стала первой страной восточного блока, выдавшей своим гражданам паспорта, которые можно держать дома и использовать для неоднократных поездок за границу без всякого предварительного разрешения.

Венгры, которые хотят поехать за границу, могут получить паспорт, это очень просто сделать в местном полицейском участке, и могут обменять в одном из государственных банков 3 тыс. форинтов, то есть примерно 65 долларов, на западную валюту.

Вместе взятые, эти две страны представляют собой коммунистический образец открытых границ, который может оказать серьезное влияние на другие страны восточного блока в период общей политической либерализации. Под нажимом в своих странах и на форумах, на которых встречаются представители Востока и Запада с целью добиться ослабления ограничений на поездки за границу, Советский Союз, Восточная Германия и другие восточноевропейские страны взвешивают потенциальные политические выгоды открытых границ на фоне потерь в плане эмиграции, отмечают специалисты по анализу.

Эта проблема является также испытанием для Запада, который, хотя он и настаивает на том, чтобы страны советского блока открыли свои границы, отнюдь не проявляет такого же желания принять поток эмигрантов. Италия и Австрия уже отправляют обратно многих восточных европейцев, которые хотят получить убежище в этих странах, а Западная Германия предприняла первые шаги для высылки некоторых из 30 тыс. поляков, которые ежегодно прибывают туда.

Австрийские должностные лица заявили в прошлом месяце, что, по их подсчетам, число представителей стран восточного блока, которые хотят получить убежище в Австрии, увеличится в этом году в 3 раза и достигнет 30 тыс. человек из-за ослабления ограничений на заграничные поездки в Венгрии и Польше. Но хотя Австрия стала недавно вторым местом эмиграции на Запад — после Западного Берлина, — отменившим требование о выдаче виз полякам, она отказалась предоставить право на жительство большинству эмигрантов из Польши и Венгрии.

В Будапеште популярность новой политики в области зарубежного туризма была продемонстрирована огромными очередями длиной в целые кварталы у полицейских участков, куда жители устремились, чтобы получить новые паспорта.

Еще до того, как была принята на вооружение новая политика, рекордное число венгров — 7,2 млн человек — из населения, численность которого незначительно превышает 10 млн человек, ездили за границу в 1987 г., в 1986 г. эта цифра составляла 6 млн. В соответствии с новой системой валютные правила, по существу, ограничивают число поездок венгров за границу шестью поездками на Запад в течение трех лет, впрочем, они могут ездить туда чаще, если запишутся в поездки туристических групп в официальных туристических агентствах.

Венгрия и Польша продолжают проводить дискриминацию лишь в отношении некоторых видных диссидентов, которым они отказываются предоставлять документы, необходимые для поездки за границу. Так, Леху Валенсе, руководителю запрещенного независимого профсоюза «Солидарность», было отказано в разрешении поехать в Австралию на профсоюзную конференцию, что привело к дипломатическому конфликту между Польшей и Австралией.

Самые важные дебаты в Польше в области политики в отношении туризма касались массового потока эмигрантов в западные страны в последние годы. В то время как Урбан и другие официальные представители возлагали на индустриальные западные страны вину за то, что они соблазняют молодых профессионалов в Польше более высоким жалованьем, католическая церковь возложила вину целиком и полностью на неудачи коммунистического правления.

«Молодые, динамичные люди не видят для себя места и области деятельности в рамках существующей ныне системы», — говорится в докладе об эмиграции, опубликованном в прошлом месяце социальным советом примаса.

Несмотря на разные публичные оценки, проблема эмиграции становится одной из областей молчаливого сотрудничества церкви и государства. Руководители церкви, в том числе папа Иоанн Павел II, присоединились к обращенному к молодежи призыву правительства не уезжать из страны.

В то же время церковь поддерживает проводимую правительством открытую политику в вопросе поездок за границу.

«Право самому выбирать местожительство, а также на свободное передвижение принадлежит к числу важных и признанных прав человека, поэтому абсолютно правильно то, что польские граждане могут осуществить это право, — говорится в докладе церкви. — Мы отдаем себе отчет в том, что деятельность, направленная на сокращение эмиграции может лишь ограничить, но не полностью затормозить это явление, масштабы которого растут».

Газета «Нью-Йорк таймс» (16.02.1988) опубликовала статью под заголовком «Поток эмигрантов из Польши беспокоит режим и церковь». В ней, в частности, говорится:

«Поток молодых поляков, которые уезжают из страны — некоторые в стремлении заработать за границей, а затем вернуться, другие — чтобы остаться там навсегда, — не ослабевает, вызывая все большую обеспокоенность руководителей правительства и католической церкви.

Согласно неофициальным данным, ежегодно страну с населением 37 млн человек навсегда покидает около 100 тыс. человек, возраст большинства из них — от 23 до 35 лет. Эмигрируют приблизительно 10% всех выпускников университетов.

По результатам опросов, проведенных недавно Институтом по исследованию проблем молодежи, почти 12% молодых поляков в возрасте от 15 до 19 лет выразили желание эмигрировать на Запад — в основном ввиду экономических причин.

Однако власти, возможно, больше обеспокоены тем, что почти 69% опрошенных сказали, что они не думают, что желание эмигрировать из страны говорит об отсутствии патриотизма.

Генерал Ярузельский, польский руководитель, пытающийся осуществить программу политических и экономических перемен, обратился в своем новогоднем послании с призывом к молодым полякам остаться на родине и поддержать перемены. Папа Иоанн Павел II обратился с аналогичным призывом, принимая в Риме польских паломников, а также во время своей поездки в Польшу в июне прошлого года.

Проблема эмиграции является постоянной темой на переговорах между руководителями правительства и церкви.

Некоторые официальные представители утверждают, что массовый выезд из страны приносит пользу, так как это своего рода предохранительный клапан, который избавит страну от людей, деятельность которых приводит к беспорядкам.

«Разумеется, их отсутствие является большой потерей для политической и экономической жизни, — сказал Станислав Квятковский, директор правительственной организации по проведению опросов общественного мнения и один из ближайших помощников генерала Ярузельского. — С другой стороны, их присутствие в стране также является причиной брожения. Брожение может быть одним из важных факторов прогресса. Однако не всякое брожение приносит плодотворные результаты».

Более того, подчеркнул он, многие молодые люди, выезжающие из Польши, в конечном итоге возвращаются, привозя с собой капитал и ценные навыки.

Тем не менее другие специалисты утверждают, что эта утечка наносит долговременный ущерб, так как большинство молодых людей, уезжающих из Польши, являются самыми образованными и способными представителями своего поколения. Кроме того, они обычно остаются за границей в свои самые продуктивные годы.

«Они не только самые образованные, но и самые способные, — сказал профессор Михал Козакевич, социолог из Варшавского университета и специалист по проблемам молодежи. — Коллеги часто сокрушаются, что самые способные ассистенты уезжают в Западную Германию, Соединенные Штаты и Францию. Это превращается в небольшую «утечку умов».

Рецензент. Польское правительство, конструктивная оппозиция и церковь практически едины сегодня в своих призывах к польской молодежи не покидать страну отцов.

Автор. «Нельзя обижаться на родину» — под таким заголовком «Тыгодник польски» (13.10.1988) печатает интервью члена Консультативного совета при Председателе Государственного совета ПНР, советника бывшей «Солидарности» В. Сила-Новицкого. Он сказал:

«Трудная политическая, социальная и экономическая ситуация страны требует активности от каждого любящего свою страну гражданина. Я являюсь ярым противником эмиграции из Польши. Считаю, что поколение наших дедов и прадедов переживало более тяжелые времена, чем сейчас. Почему мы должны быть более плохими, чем те, которые жили на этой земле до нас? Никому нельзя обижаться на родину.

Эмиграция поляков — это явление, которое существует уже более двухсот лет с момента утраты Польшей национальной независимости. Поляки продолжали эмигрировать из страны и после восстановления ее национальной независимости. Сегодня на Востоке и Западе постоянно проживает 13 млн человек польского происхождения, то есть практически каждый четвертый поляк живет за рубежом. Если во время утраты Польшей независимости и в межвоенный период выезжали за рубеж в основном люди простые, неграмотные, то ныне эмигрируют чаще всего обеспеченные люди с целью улучшить свое материальное положение. Власти ПНР заявляют, что такая позиция не имеет ничего общего с гражданственностью и, более того, наносит ущерб всем полякам.

После завершения второй мировой войны из Польши эмигрировали полтора миллиона человек. Вместе же с военными беженцами, людьми, вывезенными гитлеровцами на работу в Германию или концлагеря, эта цифра достигает двух миллионов человек и имеет по-прежнему тенденцию к росту. В 1945—1955 гг. из Польши эмигрировали 500—600 тыс. человек, в 1955—1979 гг. — еще 800 тыс., в 80-е годы — около 300 тыс. человек.

СССР является второй после США страной по количеству проживающих там поляков, о чем до недавнего времени стыдливо умалчивалось. В СССР проживает 1151 тыс. граждан польского происхождения. Эта проблема не затрагивалась в партийных и правительственных документах. Сотрудничество с гражданами других социалистических стран польского происхождения не учитывалось в межправительственных соглашениях о научных и культурных связях. Все указывает на то, что положение меняется. После встреч В. Ярузельского и М.С. Горбачева, подписания Декларации о советско-польском сотрудничестве в области идеологии, науки и культуры 21 апреля 1987 г. можно наблюдать в Советском Союзе волю к нормализации контактов ПНР с поляками, проживающими в СССР. Благодаря перестройке рождается новая ситуация, начинают появляться возможности урегулирования многих проблем, которые в течение десятилетий считались «белыми пятнами». Сложившаяся годами ситуация использовалась в пропаганде Запада против Польши, а также враждебными ПНР эмигрантскими группировками и оппозиционными центрами внутри страны.

Принятые обществом «Полония» меры, направленные на оживление сотрудничества с более чем миллионом лиц польского происхождения в СССР, наверняка будут с признательностью восприняты польской эмиграцией во всем мире, будут также служить укреплению дружбы между поляками и народами СССР».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты