Библиотека
Исследователям Катынского дела

Кто стрелял в папу?

Ни на одного западного политического руководителя империализм не возлагал таких огромных надежд, как на нового папу из социалистической страны.

Реакционные круги даже готовы были допустить, что папа должен в конце концов лично возглавить польскую контрреволюцию и, таким образом, гарантировать начало гражданской войны в Польше. Подобная идея не преувеличение: американская телекомпания Эн-би-си (21.09.1982) уверяла, что папа якобы грозил еще в 1980 г. сложить с себя высочайшие полномочия, вернуться в Польшу и примкнуть к оппозиционерам. Иоанн Павел II имеет, как известно, собственные, совершенно определенные — и не совпадающие с вашингтонскими — взгляды на польские события.

Но кому-то на Западе очень надо было взбодрить массы верующих в ПНР, которые уже устали от нестабильности, забастовок и нужды, — любой ценой, даже с помощью из ряда вон выходящей преступной акции воспламенить фанатизм в Польше и ввергнуть ее в пучину войны.

Такая акция в принципе существовала — убийство папы. Ее видели, предугадывали многие. Израильский писатель Мишель Бар Зохар подробно изобразил эту драму в своем романе «Двойной крест». Книга на английском языке вышла из типографии в мае 1981 г. и сразу получила известность: автор днями предвосхитил реальные события. Ошибся он лишь местом действия, которое разворачивается на страницах его романа не в Риме, а в Иерусалиме, во время папского визита.

Покушение на папу, главу римско-католической церкви Иоанна Павла II, было действительно совершено — 13 мая, в Ватикане, на глазах у 20 тыс. верующих и туристов, собравшихся на залитой весенним солнцем площади перед собором Св. Петра, где папа должен был произнести традиционную проповедь.

Приветственно размахивая рукой и улыбаясь, папа проезжал перед ними в открытой машине белого цвета. Неожиданно из толпы выскочил смуглый молодой мужчина и четыре раза выстрелил из браунинга. Стрелявшего тут же схватили, а машина с тяжелораненым Иоанном Павлом II на полной скорости помчалась в римский госпиталь «Джемелли». Кроме папы были также ранены две туристки. После продолжавшейся пять часов операции хирурги извлекли из тела пострадавшего, которому на днях исполнился 61 год, три пули. Ранения были тяжелые, но ни один из важных органов не был затронут, и к осени папа оправился совершенно.

После первых допросов полиции удалось установить, что стрелявший — турецкий подданный Мехмед Али Агджа — член неофашистской турецкой группировки. В 1979 г. он бежал из стамбульской тюрьмы, после того как был приговорен к смертной казни за участие в убийстве главного редактора газеты «Миллиет».

Следователи располагали материалами, свидетельствующими о том, что речь идет не о преступлении террориста-одиночки. Как заявил заместитель государственного прокурора Италии Л. Инфилизи, можно документально доказать, что Мехмед Али Агджа действовал не один.

Установлено, что Мехмед Али Агджа в течение шести месяцев числился в списках разыскиваемых Интерполом особо опасных преступников. Однако он мог беспрепятственно разъезжать по Западной Европе, пользуясь «безупречными документами». В Италии Агджа встречался с представителями местных террористических организаций правых.

Обращает на себя внимание, что Мехмед Али Агджа, как сообщили иностранные информационные агентства, пытался сначала выдать себя за. «палестинца». Как здесь не предположить, что речь шла о провокации с далеко идущими целями!

Страницы западной печати наполнились пространными умозаключениями, гаданиями о том, не замешана ли здесь «рука Москвы». Не имея никаких доказательств и оснований, империалистическая пропаганда, как обычно, распустила клеветнический и провокационный слух, а затем, отталкиваясь от него, стала распространять всякие домыслы.

Правда, на этот раз смолчать было нельзя. И политический обозреватель агентства печати Новости Владимир Катин опубликовал статью в официальном бюллетене советского посольства в Италии. Говоря об абсурдности всей антисоветской и антипольской клеветы по поводу случившегося 13 мая в Ватикане, В. Катин писал, что с таким же успехом в этом вопросе можно бросить тень на Соединенные Штаты Америки.

Действительно, посланец президента Р. Рейгана был принят в марте Иоанном Павлом II и услышал из уст святого отца немало упреков: папа, в частности, сказал ему, что мир можно гарантировать соглашениями, а не наращиванием вооружений; что положение в Сальвадоре должно быть урегулировано мирным путем, а не развязыванием там гражданской войны с помощью американского оружия и американских военных советников; что на Ближнем Востоке нужно учитывать интересы палестинского народа и т. д. Замечания папы вызвали приступ ярости в Вашингтоне. Тем более что Иоанн Павел II незадолго до беседы с американским посланником принимал президента Демократического и революционного фронта Сальвадора, имел контакты с Организацией освобождения Палестины, высказывался против аннексии Иерусалима Израилем и направил на Ближний Восток монсеньора Капуччи, бывшего архиепископа Иерусалима, приговоренного Израилем к 12 годам тюрьмы за поддержку дела палестинского движения. Статья АПН была замечена, и, по словам журнала «Фигаро-магазин» (5. 09. 1981), президент Рейган очень негодовал. Дело здесь, разумеется, не в публикации агентства печати Новости. Подводимые западной прессой итоги пребывания Войтылы на папском престоле были подчас малоутешительны для американской администрации. Рейган еще только готовился услышать весть о своем назначении президентом США, когда итальянский журнал «Панорама» (27. 10. 1980) опубликовал статью о политике Ватикана, в которой говорилось, что первые два года правления папы Иоанна Павла II потрясли католическую церковь: это были дни, полные сюрпризов, эмоций, противоречий, в том числе глубоких.

«Папа Войтыла сразу же дал понять, что есть одна область, в которой он оставит свой след, а именно внешняя политика. Он начал с того, что Ватикан с большим успехом стал играть деликатную роль посредника между Аргентиной и Чили, отчаянно враждовавшими друг с другом из-за островов в проливе Бигл. Это вызвало недовольство многих католиков, которые не одобряли попытку папы участвовать в урегулировании внутренней проблемы в отношениях между двумя военными диктаторскими режимами. Еще не перестали высказывать недовольство по этому поводу, как на первых полосах газет, совершенно поразив общественность, появилось сообщение о том, что Ватикан восстановил дружественные отношения с Китаем, то есть достиг той цели, которой папа Павел VI добивался в течение всех пятнадцати лет своего пребывания на папском престоле, терпя одну неудачу за другой.

Шесть недель спустя поездка Войтылы в Соединенные Штаты вызвала недовольство прогрессивно настроенных католиков. Но едва он появился на трибуне Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, как у представителей многих стран волосы на голове встали дыбом: он начал яростную обвинительную речь против капитализма, потребительства и несправедливого распределения материальных благ. «Не следует забывать о том, что человек, хотя ему и необходимы для жизни ресурсы материального мира, не может быть его рабом; он должен быть его господином», — сказал он, и эти слова вызвали бурные аплодисменты у представителей стран третьего мира. Никакой другой папа никогда не произносил публично подобных слов, к тому же с такой горячностью и в стране, где капитализм почти превратился в религию.

Еще один удар американцам Иоанн Павел II нанес в декабре 1979 г.: во время полемики между США и СССР по вопросу о размещении крылатых ракет и ракет «Першинг» в странах — членах НАТО нунциатуры (то есть ватиканские дипломатические представительства) развернули лихорадочную деятельность, оказывая нажим на правительства половины Европы, стараясь воспрепятствовать созданию новых ракетных баз, вызывающих недовольство русских, и способствовать началу переговоров.

Цель была очевидной: спасти диалог между Востоком и Западом во что бы то ни стало везде, где только возможно, чтобы воспрепятствовать возобновлению «холодной войны», которая может отрицательно сказаться на странах Восточной Европы. Вот почему даже тогда, когда США развернули грубую кампанию за бойкот летних Олимпийских игр в Москве, Войтыла не испытал ни малейших сомнений в отношении необходимости вести борьбу против экстремистских позиций.

С этой минуты папа думал только об одном: если США трудно продолжать диалог с СССР, значит, нужно найти кого-либо другого, кто бы это делал. И ватиканская дипломатия, тщательно проинструктированная государственным секретарем Казаролли, решительно двинулась на Париж и Бонн.

И вот тут правые круги католической церкви задрожали. Позиции и политика Ватикана, по их мнению, характеризуются слишком большой готовностью к сближению с коммунистическим миром. Но это только видимость. «В действительности папа Иоанн Павел II лишь разрушил ледяную стену между двумя блоками, которые противостоят друг другу в Европе», — разъясняет дон Вирджилио Леви, заместитель директора газеты «Оссерваторе романо», точно выражающий политические взгляды папы.

Это первая серьезная атака на раздел мира на две сферы влияния, санкционированный союзниками, одержавшими победу в 1945 г. И Иоанн Павел II продолжает эту атаку убежденно, без недомолвок, делая ставку на новую концепцию Европы, стоящей над государствами и над идеологическими расхождениями Европы, сплоченной не столько экономическими или политическими интересами, сколько общими христианскими принципами. Несмотря на давнишнее деление Европы на режимы, идеологии, экономическо-политические системы, она не может перестать добиваться своего главного единства: она должна обратиться к христианству, заявил папа, выступая 5 июня в Ченстохове перед польскими епископами».

Иоанн Павел II еще не раз давал империалистическим кругам поводы для беспокойства. В январе 1982 г. Ватикан опроверг заявление Рейгана о том, что папа римский одобряет его экономические санкции против ПНР. Во время июньской 1982 г. встречи с папой в Ватикане президент США настойчиво призвал главу католической церкви занять в отношении Польши более жесткую позицию, усилить давление на руководство страны, используя возможности клира и его контакты с различными антиправительственными группами. Он рекомендовал папе нанести визит в ПНР в августе 1982 г. под предлогом участия в религиозном празднике в Ченстохове и официально поставить соответствующий вопрос перед польскими властями, несмотря на очевидные в тот период сложности для реализации планов визита, а также обратился к Иоанну Павлу II с просьбой оказать сдерживающее влияние на католических священников, участвующих в антивоенных движениях на Западе.

Видимо, по прямому указанию Рейгана американская пропаганда продолжает эксплуатировать тему мнимой причастности коммунистических и прогрессивных сил к «международному терроризму», отвлекая внимание от непосредственных «героев» всех этих грязных дел — ЦРУ. Уже говорилось выше, что дестабилизация положения в иностранных государствах, в том числе и в Западной Европе, — главная цель ЦРУ.

Вечером 21 сентября 1982 г. десятки миллионов американских телезрителей смотрели фильм службы новостей телекомпании Эн-би-си «Человек, который стрелял в папу». Фильм предложили ряду западноевропейских телекомпаний, а его авторы опубликовали обширнейшие выдержки из сценария в крупных западных изданиях. Никаких новых фактов о действительных покровителях покушавшегося на папу 23-летнего выходца из турецкой деревушки они не представили, хотя исколесили 15 стран, рыская по следам Агджи. Показали и его самого, приговоренного к пожизненному тюремному заключению за совершение «самого чудовищного преступления века». Однако фильм не отвечал на некоторые вопросы, а именно: каким способом Агджа бежал из стамбульской военной тюрьмы, где он находился в ожидании смертной казни за убийство известного публициста, редактора газеты «Миллиет» А. Ипекчи в феврале 1979 г.?

Как писала стамбульская газета «Джумхуриет» (см.: За рубежом. № 33. 1982), побег был устроен ныне арестованным в Турции Абузером Угурлу, торговцем крупными партиями оружия и наркотиков, который много лет разыскивался Интерполом. Угурлу помог Агдже нелегально, по фальшивому паспорту, выехать в Западную Европу, затем через посредника передал Агдже оружие, которое террорист использовал в Риме.

Были и другие вдохновители, покровители, сообщники. Имена некоторых известны, однако о большинстве из них итальянское правосудие предпочитает молчать. Что дает основание для продолжения антисоциалистической кампании, которая получила дополнительный импульс с арестом в конце ноября 1982 г. в Италии заместителя представителя болгарской гражданской авиации «Балкан» в Риме С. Антонова.

Как сообщало болгарское агентство БТА (28.11.1982), Антонову приписывалось «соучастие» в покушении на папу римского в мае 1981 г.

«Полная несостоятельность обвинения, приписываемого болгарскому гражданину, опровергается логикой. Каждый может задать себе вопрос, мог ли Антонов оставаться на протяжении полутора лет в Риме, если бы он хоть в какой-то мере был причастен к покушению на папу?

Незаконно арестованный болгарский гражданин не имеет и не может иметь какой бы то ни было связи с этим преступным актом. Нет никаких оснований применять по отношению к нему подобные меры, поскольку он абсолютно ничем не нарушил итальянские законы».

Болгарская сторона, заключало БТА, выражает самый решительный протест против полностью необоснованного ареста болгарского гражданина Сергея Антонова и настаивает на его немедленном освобождении.

Жизнь святого отца вновь подверглась опасности в мае 1982 г., во время поездки в португальское селение Фатима. Визит совпадал с двумя датами — покушением на Иоанна Павла II 13 мая 1981 г. в Риме и с сошествием на землю 13 мая 1917 г. святой мадонны, явившей себя перед тремя пастушками из селения Фатима (старшей из которых, Лючии, было тогда 10 лет) и открывшей им три страшных стиха-секрета. Два из них были обнародованы в 1942 г. папой Пием XII. Первый грозил людям карами и адом, если они не перестанут грешить. В другом живо описывалась вторая мировая война, в развязывании которой обвинялись русские, и предсказывалась новая, еще более ужасная война, если Россия не станет на путь «истинной веры». Третий «прогноз» хранится якобы 65 лет в архивах Ватикана и ждет своего часа. Антисоветские откровения «Лючии из Фатимы» муссируются империалистической и церковной пропагандой десятилетиями и весьма интенсивно. Но в мае 1982 г. в португальском селении Фатима, в присутствии сотен тысяч паломников, произошло еще одно событие.

В Фатиме в четырех шагах от папы Иоанна Павла II был арестован кюре Хуан Фернандес Крон, прорывавшийся к нему с армейским штыком под полой и криками: «Смерть собору! Смерть коммунизму! Долой пап!» Священнослужитель, как выяснилось, принадлежал к так называемым традиционалистам. Эта группа католиков яростно воспротивилась решениям Второго Ватиканского собора, высказавшегося за диалог Запада и Востока, за терпимость и сотрудничество церквей. Лишь себя традиционалисты объявляют последовательными католиками. Особый размах это движение набрало во Франции, где его возглавляет «черный епископ» Марсель Лефевр, прозванный так за открыто профашистские взгляды. 32-летний священник Хуан Крон, уже год имевший приход во Франции, рукоположен в сан лично Лефевром.

Обнаружились и другие любопытные детали. Крон осенью 1981 г. ездил в Гданьск на съезд профсоюза «Солидарность». Чьим он был гостем? Кого представлял? Да и что было делать фашисту в сутане на съезде профсоюза, руководители которого еще так недавно отрицали всякую связь с подрывными организациями на Западе? Польские власти сочли необходимым начать расследование этих обстоятельств, так или иначе причастных к делу о неудавшемся покушении в Фатиме. Выяснилось, что Крон вращался в кругах экстремистских деятелей и «советников» «Солидарности», долго беседовал с Л. Валенсой. По словам французской газеты «Котидьен де Пари», «прошел всю Польшу», встречаясь с другими «важными людьми». 3 июля 1982 г. агентство ПАП передавало:

«Как информирует главная комендатура гражданской милиции, в результате дальнейшего расследования обстоятельств пребывания в Польше священника Хуана Фернандеса Крона, пытавшегося совершить покушение на жизнь папы римского Иоанна Павла II, установлено, что в конце июля и начале августа 1981 г. Хуан Фернандес находился несколько дней в Кракове.

В ходе своего пребывания в Кракове священник установил контакты со студентами, прежде всего активистами бывшего «Независимого союза студентов». Он пытался также встретиться с представителями католической церкви в Кракове для того, чтобы, как он говорил, обсудить разницу во взглядах, возникшую после Второго Ватиканского собора Крон в ходе бесед не скрывал крайне ортодоксальных, правых взглядов по внутренним вопросам церкви, упоминая при этом, что он воспитывался в духе антикоммунизма и что его отец был испанским фашистом.

После выезда из Польши Крон установил в Париже тесные контакты с находящейся там с июня 1981 г. Кристиной Ц. — в прошлом активисткой студенческого комитета «Солидарности» и одного из соорганизаторов бывшего «Независимого союза студентов» в Ягеллонском университете. С Кристиной Ц. и другими находящимися во Франции лицами, активно занимающимися антипольской деятельностью, Крон встречался до времени, непосредственно предшествовавшего его выезду в Португалию, где он пытался совершить покушение».

Церковь столетиями служила эксплуататорским классам орудием упрочения их привилегий. Но и у реакционного по своей исторической природе католичества могут быть политические интересы, которые сегодня во многом разнятся от целей империализма. Католическая церковь во главе с Ватиканом вынуждена — для сохранения влияния среди верующих — отмежевываться от тех, кто слишком открыто упорствует в проведении политики «холодной войны» со странами реального социализма. Определенным реакционным кругам умеренный курс руководства римско-католической церкви оказался не по душе.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты