Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

• Только у нас вывод из запоя в стационаре недорого и по выгодным ценам.

Взвешенное слово церкви

Рецензент. Польская римско-католическая церковь располагает мощным пропагандистским аппаратом, направленным не только и не столько на работу с верующими, сколько на распространение идей и информации в самых широких народных слоях. Польские епископы заявляют, что «церковь видит в средствах массовой информации прекрасное орудие проповедования Евангелия».

Все польские религиозные еженедельники опубликовали в конце 1988 г. письмо польских епископов, озаглавленное «О свободе выражения убеждений». В нем подчеркивается, что «средства массовой информации играют значительную роль в развитии солидарности и братства. Будучи общественными средствами коммуникации, они не должны стать собственностью одной группы людей, которые навязывают свою точку зрения, свою идеологию. Одним из основных критериев свободы является доступ к средствам массовой информации всех — независимо от политических, мировоззренческих и религиозных убеждений. В этой связи еще многое предстоит сделать в Польше. Верующие всего несколько лет назад получили возможность слушать по радио трансляцию воскресного богослужения. Эта передача стала проводиться только благодаря общественным соглашениям 1980 г. Телевидение хотя в последнее время и передает информацию из жизни костела, однако не готовит религиозные передачи с участием представителей церкви».

В настоящее время, говорится в письме, католическая церковь в стране издает 36 наименований газет и журналов, которые составляют только 1,1% всей периодической печати Польши. По статистическим данным, одноразовый тираж всей периодической печати в 1986 г. составлял 48,5 млн экземпляров, в то же время католической — всего только 1 млн 232 тыс., или около 2% всей продукции. Католическая печать использует только 1,5% всей бумаги, предназначенной на периодические издания. Она не имеет своих изданий для отдельных групп верующих — земледельцев и рабочих, семьи, детей и молодежи.

Последняя глава этого письма озаглавлена «Требование правды» В ней, в частности, указывается, что в распространяемой информации и комментариях должна доминировать правда — с уважением чужих взглядов, без оскорбления людей с другими политическими убеждениями.

Еженедельник «Недзеля» (26.09.1988) в продолжение темы письма епископов напечатал статью представителя польского епископата по печати ксендза А. Оршулика «Католическая печать в Польше», в которой выражается сожаление, что по сей день верующие не имеют своей ежедневной газеты. «Наши старания, — пишет автор, — добиться разрешения выпуска ранее закрытых изданий, а также выпуска новых, увеличения тиражей не приносит желаемых результатов. Эти вопросы необходимо решить в самое ближайшее время».

Автор. Вот в каких выражениях формулирует костел свои пожелания (требования) обществу. Польское католичество ежегодно отмечает День средств массовой информации 21 сентября. В связи с этой датой пресс-бюро епископата католической церкви в Польше распространило в 1986 г. текст очередного обращения к верующим «О христианском формировании общественного мнения».

В нем, в частности, говорится, что средства массовой информации должны служить добросовестному информированию и быть для всего общества, для его подлинных предводителей и лиц с большим моральным и научным авторитетом наиболее доступным средством выражения своего мнения.

Тем временем, отмечается далее, мы с беспокойством сознаем, что в нашей стране, где большинство — верующие, так называемая социалистическая атеизация продолжает оставаться официальной государственной программой. В школах и средствами массовой информации навязывается материалистическое видение человеческой личности и общества. При этом забывается предостережение примаса кардинала С. Вышиньского в знаменитой ясногурской проповеди 26 августа 1980 г. о том, что «определенных ценностей, на которые опирается народ, силой которых он живет, нарушать нельзя».

Человек и общество стали предметом многообразных манипуляций, пишут епископы. Мы неоднократно обращали внимание, что в нашей стране печать, программы радио и телевидения, как правило, таковы, будто в Польше нет верующих людей, будто наша история и культура не являются христианскими. Более того, эти программы часто направлены против христианского мировоззрения, против системы этических ценностей церкви. Католические родители должны это сознавать. церковь не может закупить должного количества бумаги. Поэтому католические периодические издания выходят в небольшом количестве и объеме, а иногда с опозданием. Та же проблема резкой нехватки бумаги и трудностей с печатью становится причиной того, что многие религиозные книги не могут дойти до читателя.

«Несмотря на трудности, с которыми мы встречаемся, становится велением времени формировать и выражать морально здоровое общественное мнение в вопросах, наиболее тесно связанных с благом человеческой личности и народа, охватывающих всю нашу общественную жизнь. Общественное мнение, пронизанное христианскими ценностями культуры, неоднократно было главным свидетельством нашей национальной суверенности. Это мнение, как и культура, может формироваться лишь в условиях духовной свободы. Мы должны создавать мнение при помощи критического мышления, получения необходимых знаний и опыта, а выражать его смело, в соответствии с собственной совестью и убеждениями».

Это критическое и независимое мышление, указывается далее, должно сопутствовать нам всегда, когда мы становимся адресатами программ средств массовой информации. Собственное суждение, обмен мнениями, личный выбор становятся самой лучшей защитой от манипуляций и служат нашему духовному развитию. Давайте не будем бескритично и пассивно поддаваться очарованию голубого экрана, бездумно проводить перед ним все свободное время. Давайте будем критическими читателями и зрителями. Давайте сохраним собственную индивидуальность.

Наш общий долг, указывают епископы, формировать должное общественное мнение, внедрять моральный порядок в общественную жизнь, ставить благо народа выше интересов отдельных групп или партий.

Одновременно епископы призвали:

— деятелей культуры — создавать произведения о величии человеческого духа;

— тех, кто распоряжается средствами массовой информации, — поддерживать людей в стремлении к добру, правде и красоте;

— тех, кто пользуется средствами массовой информации, — критически воспринимать их.

Наряду с этим высшие представители католического духовенства «горячо рекомендовали» создавать приходские библиотеки и читальни, вести обмен католической литературой, «благословляя» в заключение верующих на «евангелизацию культуры».

Рецензент. Польский костел любит лишний раз заявить о своих проблемах, но обычно не спешит рекламировать свои удачи.

Автор. Я предлагаю сделать небольшой обзор выступлений польской католической печати за 1987 — начало 1988 г. по вопросам, которые, безусловно, заинтересуют нашего читателя.

Советская тема всегда занимала заметное место на страницах польской религиозной печати. Но после XXVII съезда КПСС, с началом процесса перестройки, практически не бывает случая, чтобы хотя бы в одном из католических еженедельников не присутствовали материалы, в той или иной мере связанные с политической, экономической и культурной жизнью Советского Союза. Эти издания делятся на две группы. Одну составляют умеренные и даже дружественно относящиеся к СССР: журналы общества светских католиков и христианско-общественного союза — «Слово повшехне», «Тыгодник польски» и «Керунки». Остальные же настроены не всегда дружественно, они не только пристрастно следят за происходящими в СССР переменами, но и интерпретируют по-своему публикации из советской печати, как центральной, так и местной.

Религиозная печать, ранее не удостоившая своим вниманием происходящие в СССР перемены, стала перепечатывать отдельные материалы из советских газет без комментариев. Как правило, они отражали отдельные положительные моменты экономической и культурной жизни СССР.

Новый импульс к освещению советской тематики на страницах религиозной печати дало уже упоминавшееся выше интервью примаса католической церкви в Польше кардинала Ю. Глемпа корреспонденту «Литературной газеты» Л. Почивалову. Этот материал, в изложении или полностью, был опубликован во всех еженедельниках. Как писал «Тыгодник польски», «интервью имеет беспрецедентный характер. Еще никогда представитель руководства польского духовенства не выступал на страницах советских газет». Этот же еженедельник в редакционной статье «Наше мнение» дал положительную оценку высказываниям корреспондента «Литературной газеты» о Польше, роли католической церкви в жизни страны.

Статьей А. Якубовского «Годовщина, которая праздновалась по-иному» еженедельник «Тыгодник польски» отметил 42-ю годовщину подписания советско-польского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. В статье, в частности, подчеркивалось: «В числе множества добрых дел, которые связаны с Красной Армией и Советским Союзом, мы никогда не забудем поддержку при определении наших западных границ, огромную материальную и техническую помощь при восстановлении полностью разрушенного народного хозяйства».

В апреле 1987 г. группа журналистов католических изданий побывала в Вильнюсе. После их возвращения в «Керунки» и «Тыгодник польски» появились объективные путевые очерки, рассказывающие о советской Литве, ее столице, положении верующих и духовенства в этой советской прибалтийской республике. Однако через некоторое время в тех же еженедельниках появились материалы совершенно другого плана. Е. Савицкая в журнале «Тыгодник польски», например, сетовала, что нет достойного ухода за могилами павших при захвате Вильнюса в 1920 г. легионеров Пилсудского на кладбище «Расу», что некоторые католические церкви в Вильнюсе превращены в музеи. С. Стомма в «Тыгодник повшехны» привел слова польского генерала Желиговского, выразившего «сожаление» по поводу того, что «польская армия вместе с вильнюсским краем не заняла полностью всей Литвы». В новогоднем номере еженедельника «Тыгодник повшехны» была опубликована большая статья, которая начиналась словами: «Польский рай находится в Литве». Автор материала на примере творчества Е. Ожешко, А. Мицкевича, Ч. Милоша, Т. Конвицкого старался показать неразрывную связь польской культуры с Литвой.

«Недзеля» перепечатывает статью из органа ЦК КП Литвы газеты «Червоны штандар» (на польском языке) под заголовком «Поляки в СССР», автор которой, доцент Вильнюсского педагогического института Я. Цеханович, пишет: «Сотни тысяч поляков, которые после войны остались жить на земле своих предков, еще в сталинские времена были лишены не только родного языка, но и имени. В Белоруссии в их паспортах в графе «Национальность» записывалось «белорус» или «русский». Школьные учебники довоенного периода изобиловали антипольскими материалами, поляков показывали в кривом зеркале псевдоправды — «империалистами», «союзниками гитлеровских захватчиков». И хотя положение поляков в Литве сейчас значительно лучше, чем в других республиках, поляки отстранены от общественной жизни. Среди студенческой молодежи они составляют только 2%, их очень мало среди интеллигенции. Сейчас произносится много слов «о равноправии», однако в нынешнем году поступающие в вузы представители польского национального меньшинства подверглись «отсеиванию».

Еженедельник «Пшегленд католицки» поместил письмо епископов Польши в связи с 1000-летием крещения Руси под названием «Узы веры, соседства и культуры», в котором указывается, что «наше соседство не было легким. Однако оно существует, и этот факт не может заслонить любые трудности. Может, не всегда мы были друзьями, но всегда оставались братьями: как христиане и славяне. Вместе учились защищать, что наше, и уважать, что чужое. Имеем опыт, который является бесценным наследием на нашем совместном пути».

«Сентябрь 1939 г.» — заголовок статьи К. Вельгута в «Недзеля». Автор, в частности, пишет: «Ошибался Сталин в оценке внешней политики польского государства, считая его потенциальным противником. В действительности Варшава уже не строила никаких планов нового похода на Киев. Более того, несколько лет подряд Польша сдерживала агрессивные планы немцев в отношении СССР. Представители руководящих кругов гитлеровской Германии, приезжая в Варшаву, много раз предлагали совместный поход на Москву, к Черному морю. И каждый раз польское правительство эти предложения отклоняло. Словом, несмотря на холодные отношения с СССР, Польша оказывала бесценные услуги Москве, являлась оборонительным валом для немецкой агрессии на Востоке. Однако этого Сталин не понимал и сам прикладывал руку к тому, чтобы загубить польский шанс, охраняющий западные границы СССР».

Рецензент. В настоящее время модно выискивать в нашей истории «белые пятна» и предлагать различные способы их ликвидации. С точки зрения историографии только некоторые из них заслуживают всеобщего внимания. Многие важные моменты истории остаются еще вне поля зрения ученых. Это относится прежде всего к деятельности римско-католической церкви. В ее истории имеется много процессов и событий, оценка которых не может быть однозначно позитивной. Даже наоборот. Попытки критической оценки, заполнения имеющихся пустот и показа аспектов, выглядящих нелицеприятно, рассматриваются чаще всего как дурное поведение в приличном обществе.

Светские историки, атеисты уходят от изучения этих вопросов, оставляя их церковникам. Религиозная пресса склонна замалчивать некоторые проблемы, другие, напротив, — раздувать. В результате формируется ложное представление об истории.

Свежим примером такого рода является интерпретация биографии архиепископа Юргиса Матулайтиса, личность которого уже почти забыта. В связи с причислением его к лику блаженных он вновь оказался в сфере внимания общественного мнения. Матулайтис был литовцем, который управлял Вильнюсской епархией в сложные времена, в период обострения национальных и религиозных противоречий в 20-е годы нашего века. Знаменательным является тот факт, что в наибольшей оппозиции к нему находился польский клир, который составлял на этих территориях большинство верующих и занимал почти все высшие духовные посты. Поляки-священнослужители при помощи Ватикана пытались заставить епископа Матулайтиса отречься от управления Вильнюсской епархией. В 1925 г. Матулайтис ушел с этого поста. В то время церковники исказили факты, для того чтобы найти повод для устранения Матулайтиса.

В связи с причислением епископа-литовца к лику блаженных в католической прессе появился ряд статей, посвященных ему. Однако в них бесполезно искать следы внутрицерковных конфликтов, которые вызвали отставку Матулайтиса. Вместо подлинных причин событий указываются надуманные. Можно сделать вывод о том, что церковь не заинтересована, чтобы в ее собственной истории, где немало «белых пятен», эти факты преподносились в объективном освещении.

Разумеется, я согласен с тем, что в нашей католической прессе появляется немало умных публикаций, так необходимых всем нам.

Вот один из комментариев к визиту М.С. Горбачева в ПНР летом 1988 г. — статья Януша Рейтера «Открытые вопросы» в еженедельнике «Пшегленд католицки» (29.07.1988), отрывок из которой следует ниже:

«Польские участники встречи в Королевском замке задали несколько вопросов, которые не могут оставаться без ответа. Среди них — вопрос о принципах суверенитета и его практического применения в советско-польских отношениях, о так называемой доктрине Брежнева, военном вмешательстве в 1968 г. в Чехословакии. На повестке дня остается открытым и вопрос о Катыни.

В советско-польских отношениях прежде существовала декларативная дружба, мало что имеющая общего с настоящими чувствами людей и реальностью контактов между нашими странами. Та пропасть между реальностью и существующими нормами была очень четко подмечена, о чем свидетельствуют выступления М.С. Горбачева во время визита. Но, как обратил внимание в своем выступлении на встрече с интеллектуалами профессор Ян Щепаньский, нельзя путать уже решенные проблемы с вопросами, которые еще требуют решения. Такую ошибку часто совершают официальные толкователи перестройки. Некоторые из них просто из кожи вон лезут, чтобы разжечь неприязнь. И это не только глупость горстки людей. В этом кроется более серьезное — вопрос, должна ли быть перестройка критическим политическим методом или сборником догм, не подлежащих критике. Должен ли быть автор перестройки дружественным руководителем соседней страны или новым учителем; должно ли быть сходство интересов СССР и Польши предметом дискуссии и договоров или абсолютной истиной, не знающей противоречий.

Все это свидетельствует об эволюции советско-польских отношений, которая только началась, а не, как некоторые склонны считать, уже успешно завершилась. Целью такой эволюции должна быть такая модель отношений, основу которых составляют не общие идеологические цели, а, скорее, сходство политических интересов обоих народов, свободных в своем выборе, но которые пронизаны реализмом. Понятие «социализм» далеко не однозначно. Кто имеет право определять, каким должен быть социализм в той или другой стране? Что произойдет, если какая-нибудь страна или группа стран придет к выводу, что их союзник перешагнул «границы социализма»?

В последние годы в СССР образовался климат, способствующий реформам и экспериментам. Воспользуются ли этой ситуацией отдельные страны и их правительства? Многие годы они утверждали, что реформы блокирует Советский Союз, который не любит перемен. Сейчас такому объяснению никто не поверит. Москва в настоящее время, при всех идеологических оговорках, прежде всего заинтересована, чтобы ее союзники добились политической и экономической стабильности, при этом оставляя им выбор путей для достижения этих целей. Некогда Польша опережала в реформах другие социалистические страны, сейчас же может остаться позади, потому что те мелкие, неуверенные шаги, которые делает нынешнее руководство страны, не удовлетворяют никого — ни противников, ни сторонников реформ, ни польское общество, ни польских западных партнеров. Такое дозирование реформ создает скорее впечатление упадка. Радикальные, смелые реформы могли бы не только вызвать перелом во внутренних отношениях, но и сыграть положительную роль в европейской политике. Создается впечатление, что в политике стран — участниц Варшавского Договора опять на первом плане появляется Европа. Польша здесь может сыграть роль посредника, прокладывать новые пути на Запад, и в первую очередь экономические. Польша могла бы, например, стать движущей силой в развитии торговли Восток — Запад, создавать зоны, свободные от пошлины, открыть к себе дорогу западному капиталу и научно-техническому прогрессу.

Все, о чем здесь говорилось, можно вместить в формулу «много путей к социализму», и надо использовать все возможности, которые она создает. На что должна опираться особенная позиция Польши как самого близкого союзника СССР? Именно на опережение других в проводимых реформах, на более открытые отношения с Западом. Профессор А. Валицкий во время встречи в клубе политической мысли «Дзекания» выразил мнение, что Польша для Европы может быть более интересна, оставаясь членом восточного блока, чем становясь периферией Запада. Эта оценка остается в силе».

Автор. У церкви всегда есть, что сказать людям, и церковники знают, как это выразить публично. Слово церкви очень отличается от языка, которым пользуется большинство наших политиков.

Рецензент. В Польше носители и толкователи слова божьего требуют для себя, как мы уже говорили, неограниченной свободы печати.

Еженедельник «Недзеля» (29.02.1987) поместил статью «Католические агентства печати», подготовленную на основе выступления директора пресс-бюро епископата католической церкви в Польше А. Оршулика 27 сентября в Ольштыне. В ней рассказывается о существующих в мире католических информационных центрах. «Почему же в Польше нет католического агентства печати (КАП)? — ставит вопрос автор статьи. — Кстати, оно существовало перед второй мировой войной. В послесталинский период КАП тоже не возобновило свою работу. Только несколько католических печатных органов было открыто после 1956 г. Период руководства Гомулки и Герека также не внес значительных перемен. Функции католического агентства печати планировалось передать пресс-бюро польского епископата, которое начало свою деятельность в 1968 г. Еще позднее, в 1982 г., его сотрудники обратились в польский епископат с инициативой создания агентства религиозной информации епископата (АРИЕ). Этот проект был утвержден кардиналом Ю. Глемпом в 1983 г. Однако по политическим соображениям эту идею претворить в жизнь пока не удалось. Проект по сей день ждет своего осуществления».

Автор. Костел регулярно пользуется правом выхода в эфир, но он не имеет (пока!) собственных радио- и телестанций.

Вот отрывок из статьи в католической газете «Слово повшехне» (21.08.1988) под заголовком «Религиозная тематика на волне польского радио»:

«Четвертая программа польского радио транслирует мессы римско-католической церкви, а также религиозные обряды других одиннадцати церквей из 40 существующих в стране религиозных общин. Кроме еженедельных воскресных передач из костелов радио готовит передачи историко-религиозного характера, а также репортажи, связанные с религиозными праздниками.

В послевоенные годы религиозные передачи долго не могли найти себе места в эфире. Только после принятия августовских соглашений 1980 г. из костела Св. Креста была организована трансляция воскресного молебна. В 1981 г. был подписан новый договор о трансляции богослужений из других церквей в Польше, которые имеют право передавать 4—6 богослужений или передач в течение года. Каждая церковь, будь то православная или протестантская, подписавшая соглашение, может представлять на волне польского радио свою теологию, описание обрядов в духе терпимости к другим религиям. Пользуются популярностью также концерты церковной музыки».

«Тыгодник повшехны» (9.09.1988) поместил интервью М. Терлецкого, телевизионного журналиста, активного участника бывшей «Солидарности», автора документального фильма «Памятник», рассказывающего о событиях 1980 г. Он сообщил, что уже в сентябре 1988 г. начинается выпуск часового ежемесячного католического видеожурнала. «Думаю, — сказал Терлецкий, — настало время иметь независимую католическую телевизионную программу, католическую киностудию».

Двухнедельник гданьской епархии «Гвязда можа» (1201.1989) сообщил об образовании организационного комитета по созданию католической киностудии. Среди его членов — гданьский епископ Т. Гоцловский, Ян Юзеф Щепаньский, А. Вайда. Главной задачей комитета является финансирование кинофильмов религиозного характера и строительство павильонов киностудии.

А как обстоят дела с церковным книгоизданием? Можно было бы привести ряд статистических данных, но, думаю, лучше сослаться на фрагменты доклада заведующего отделом культуры ЦК ПОРП В. Навроцкого, которые опубликовал еженедельник «Жиче литерацке» (30.12.1988). Этот текст хорошо отражает идеологическую обстановку и стиль дискуссий того времени в Польше:

«Издательство «Искры» выпустило в свет 50-тысячным тиражом сборник песен В. Млынарского «Давайте делать свое», в которых автор убеждает нас в верности наглых требований «Солидарности», насмехается над процессом обновления.

Политика соглашения не должна вести к изданию книг, которые остаются в явном противоречии с целями системы образования. Характерным примером этого может быть книга ксендза К. Буковского «Библия и польская литература».

С другой стороны, писателей Братного, Сафьяна, Аудерскую не издают столь быстро и столь высокими тиражами, хотя все должно было бы быть как раз наоборот: эти писатели написали книги и лучшие, и более общественно пригодные с точки зрения интересов социалистической культуры. Надо признать, тут мы уступили противнику, соглашение было расценено как отказ от собственных интересов, правоты.

Если говорить об издании польских писателей-эмигрантов, то мы предлагаем поручить выпуск их книг специализированным издательским фирмам («Чительнику», Государственному издательскому институту, Литературному издательству), снабжать произведения критическими, ориентирующими польского читателя выступлениями, не избегая оценок и определения позиций писателя-эмигранта в восприятии нашей страны. С другой стороны, не поручать их выбор, а также подготовку комментариев к ним тем, кто связан с оппозиционной деятельностью; не организовывать издательские фестивали произведений Милоша, Петкевича, Винценса, ибо это представляет их в глазах польского читателя как слишком великих и слишком заслуженных; мы не должны публиковать произведения авторов, активно действующих в борьбе против народной Польши.

Большое значение имеет издание общественно-политической литературы. В этой области перед издателями стоят трудные задачи по отбору и выпуску массовой, популярной, хорошо написанной литературы, поднимающей актуальные проблемы современности.

Практика между тем иная. Книга Я. Ладоша «Социализм и коммунизм» лишь спустя четыре года была издана тиражом в 1800 экземпляров, причем ее запоздали выпустить к 100-летию польского рабочего движения. Тираж уменьшили якобы на основе заявок книжных магазинов. По нашему мнению, малым тиражом были изданы многие ценные позиции, в частности избранные произведения Маркса, Энгельса, Ленина. Книга В. Кочохи «Марксистские инспирации в философии культуры» вышла тиражом 1800 экземпляров. Сказались тут и недоброжелательное отношение издателей к этим книгам, и низкие заявки, поступившие от книжных магазинов. Мы убеждены в том, что эти барьеры должны быть устранены безотлагательно. В наших условиях особое значение приобретает проблема пропаганды материалистического мировоззрения, а также решительного противодействия волне политического клерикализма. Мы ощущаем большую нехватку именно в этой литературе. В то же время давайте посмотрим, как действуют религиозные издательства. «Ключ к Библии» В. Харриштона издан 10-тысячным тиражом, «Библия для молодежи» — 30-тысячным тиражом.

Удивительно то, что до сих пор не нашелся издатель, который бы быстро и массовым тиражом выпустил богатое собрание антиклерикальной публицистики, возникшей в последние годы. Нельзя все объяснять нехваткой новых текстов. Мы видим отчетливый натиск клерикальных сил на издательскую среду, которая в определенной степени поддается этому давлению. Подтверждением этого является выпуск школьным и педагогическим издательством книги ксендза Буковского «Библия и польская литература», разумеется, массовым тиражом. Трудно понять, почему государственное издательство выручило в данном случае церковных издателей в Польше. Имеются и другие примеры».

Рецензент. XX век заставил католическую церковь осознать, что мир идет вперед, руководствуясь своими законами. Желая присутствовать в мире, церковь не только должна принять это к сведению, но и изменить свое отношение ко многим фундаментальным проблемам, которыми живет человечество. Это требование заставило церковь пересмотреть прежний подход к культуре.

В настоящее время Ватикан реализует концепцию «евангелизации культуры», получившую в церковном языке название «инкультурации». Эта концепция обрела сегодняшний облик в период правления Иоанна Павла II, который впервые обозначил такой подход к проблеме в выступлении перед членами папской комиссии в апреле 1979 г. Эта концепция является реакцией на беспокоящий церковь процесс укрепления автономности и светского характера культуры. Наверное, она служит также ответом на все более широко распространяющееся в мире убеждение, что невозможно создать христианскую культуру в старых формах, а также отражает тоску по церковному культурному центризму в средние века. Главной целью этой концепции, которая отнюдь не скрывается, является завоевание культурной гегемонии во всемирном масштабе.

Эта стратегия католической церкви имеет два аспекта. Один из них относится к проблемам евангелизации на территориях, где церковь перманентно отсутствует, как, например, в большинстве стран Азии и Африки. Другой аспект связан с процессом новой христианизации районов, традиционно считающихся христианскими. Причем здесь существует разделение на капиталистический и социалистический мир, а социалистический мир, как кажется, является объектом особой заботы Иоанна Павла II, особенно в аспекте «евангелизации культуры».

Свидетельством этого, несомненно, является энциклика «Славорум апостоли». Эту энциклику, особенно ее главные идеи, можно интерпретировать как папскую директиву, велящую начать и усилить «инкультурацию» славянских стран, понимаемую как меры по созданию альтернативной и даже нацеленной на конфронтацию с существующей культурой. Ведь «инкультурация» должна обеспечить церкви культурную гегемонию в мире, в том числе и в социалистическом. Не имея возможности применять к нехристианским культурам санкции или нажим, церковь избрала путь внутреннего проникновения в культуру. Культурные преобразования, планируемые церковью, должны продолжаться до тех пор, пока культура как орудие не обеспечит католической церкви осуществления ее миссии — «возврата человека к богу».

Автор. Костелы уже перестали быть исключительно местом отправления религиозного культа Осенью и весной появляется на улицах множество афиш, извещающих о концертах, выставках, лекциях, представлениях, демонстрации кинофильмов и других подобного рода мероприятиях, организованных в костелах или их пристройках в рамках так называемых дней, недель или иных временных отрезков, посвященных христианской культуре.

Культура на службе церкви отнюдь не представляет собой нечто традиционное, веками устоявшееся. Это не только сакральное искусство, католическая литература или композиция из цветов на алтаре. Одни темы звучат академично и интересны специалистам — «Музыка в литургии кафедрального собора в Вавеле», «Библия и культура». На другие валом валят старшеклассники (джаз) или почтенного возраста прихожане (исторические сюжеты недавнего прошлого).

Ксендзы ориентируют молодежь совершенно иначе, чем это делает государственная школа.

Ксендзы желали бы участвовать в подготовке светских руководящих кадров любого, пусть даже самого малого уровня.

Ксендзы во время своих культурных мероприятий критикуют власти, атакуют «безбожный коммунизм», много говорят о «покоренных народах» и «особой культуре восточного соседа».

Ксендзы через приходские школы и другие формы общения проводят в жизнь главную задачу евхаристического движения — «пробудить в детях стремление воздавать господу должные почести, включать их в систематическую работу над собой, связать детей с церковью».

Ксендзы организуют на деньги благотворительных фондов специальные детские лагеря, популяризируют новые формы работы с детьми, молодежью и взрослыми, будь то паломничества, «религиозные лагеря», «каникулы с богом», «лагеря католических семей» и т. д.

Епископат и католическая пресса критикуют то, как преподают сегодня в польских государственных школах религиоведение.

Епископы признают огромную важность созданного в начале 1989 г. архиепископом Краковским кардиналом Ф. Махарским Центра информации, воспитания, встреч и молитв при новом монастыре сестер-кармелиток в Освенциме, который был местом мученичества сынов и дочерей многих народов.

Рецензент. Вы упомянули паломничества, но не сказали об их внушительных масштабах. Каждый год в августе десятки тысяч поляков идут в Ченстохову пешком из столицы и из всех воеводств. В колоннах паломников — множество школьников старших классов и студентов, представители католиков из большинства европейских стран. Как сказал примас кардинал Ю. Глемп, «паломничество — это школа христианской жизни, реализация божьих заповедей, олицетворение живой связи с церковью. Наше братство, укрепляющееся в ходе паломничества, необходимо трактовать буквально, внедрять в жизнь и после паломничества, чтобы оно приносило плоды в семейной, профессиональной и общественной жизни».

В августе 1988 г. примас католической церкви в Польше кардинал Ю. Глемп выступил с воскресной проповедью в костеле Св. Креста в Варшаве.

Ю. Глемп отметил, что август напоминает о героическом порыве к свободе, каким было Варшавское восстание. Август — это также месяц стихийного выражения любви к деве Марии через массовое участие в паломничестве к Ясногурскому монастырю в Ченстохове. Это также месяц поддержки многими верующими призыва польских епископов к трезвости всего народа. Много раз церковь разъясняла, почему для этого избирается именно август, когда взаимно проникают и дополняют друг друга религиозные и патриотические побуждения, вызывая ощущение озабоченности за народ и его будущее. Это месяц паломничеств к святым местам, период каникул и непосредственных контактов с природой. Все это как бы говорит: будьте трезвыми.

Речь идет не об алкогольном посте в августе, чтобы можно было это ограничение наверстать в сентябре, а о подлинном восстановлении моральных развалин, на которые обрек алкоголь тысячи поляков. Только трезвый народ может строить свое будущее в условиях свободы, справедливости и достоинства каждого человека. Необходимо предпринять реальные усилия по ограничению этого пагубного пристрастия, отдавая себе отчет в том, что молодежь в своем большинстве остается и хочет оставаться трезвой.

Касаясь атмосферы и настроений, которые сопутствуют ежегодному паломничеству в Ясногурский монастырь, Ю. Глемп обратился к его участникам с призывом по возвращении к повседневной жизни сохранить радость, открытость, любовь к ближнему, трезвость и дисциплинированность, чтобы тем самым содействовать моральному возрождению народа.

В 1988 г., как обычно, римско-католическая церковь 15 август отметила праздник успения Богородицы. По этому случаю на Ясной Горе в Ченстохове состоялась торжественная месса, в которой приняли участие члены польского епископата. Как пишет католическая газета «Слово повшехне», в Ченстохову прибыло свыше 160 тыс. паломников, в том числе гости из многих стран Европы. Верующие Люблинской епархии принесли на Ясную Гору семиметровый дубовый крест весом 600 килограммов и установили его на площади Молитв, около Дома паломника им. Иоанна Павла II.

Автор. Пешие колонны, сопровождаемые церковниками, растягиваются по улицам Варшавы и других городов на многие километры. Среди призывов, выкрикиваемых в колонне, варшавяне, к примеру, могут слышать такие: «Молиться за братьев в славянских странах, чтобы был открыт им доступ к святой католической вере», «Да здравствует «Солидарность» и др. Эмблемы «Солидарности» — на плакатах, транспарантах, знаменах, на одежде паломников. Эти шествия превратились в ежегодные массовые мероприятия, демонстрирующие набожность современных поляков, прежде всего молодежи. Ясно и то, что политика и религия в Польше — близкие понятия.

Рецензент. Отношения между государством и церковью принадлежат в Польше к числу самых сложных политических проблем.

Автор. Причины такого положения могут быть самого различного свойства. Но общий язык между правительством и костелом в ПНР имеется, и он развивается.

Взять хотя бы постоянные встречи В. Ярузельского и Ю. Глемпа, подтверждающие непрерывность диалога польских институтов, которые они представляют.

Диалог на высшем уровне касается важных для народа, государства и церкви проблем. Имея постоянный, непрерывный характер, он тем не менее не является единственным в отношениях между государством и церковью. В стране действует смешанная комиссия представителей правительства и епископата. С 5 сентября 1980 г. по январь 1987 г. состоялось 36 ее заседаний. Ежегодно проходят встречи воевод, президентов городов с епископами епархий, в ходе которых обсуждаются общественные, государственные и церковные проблемы.

Как сообщало агентство ПАП (15.07.1988), религиозная политика в Польше была темой встречи начальника Управления по делам вероисповедания В. Лоранца с журналистами в пресс-центре визита Генерального секретаря ЦК КПСС в ПНР.

Комментируя по просьбе одного из журналистов высказывание В. Ярузельского о возможности исторического компромисса, В. Лоранц охарактеризовал три периода в отношениях между государством и церковью, а также ПНР и Ватиканом. В первый период — 1944—1948 гг. — правые силы считали, что «социализм можно переждать», а левые силы недооценивали значение потребностей верующих. В 1949—1955 гг. возникли серьезные осложнения в отношениях на линии государство — церковь. С 1956 г., несмотря на некоторые столкновения интересов, отношения начали складываться все лучше. В настоящее время политическая практика этих отношений является лучше, чем их правовое выражение. Итак, пришло время, сказал В. Лоранц, чтобы нормализовать дипломатические отношения между ПНР и Ватиканом и урегулировать правовой статус римско-католической церкви в Польше в форме закона в соответствии с конституцией, которого до сих пор еще нет.

Объединения светских католиков сыграли огромную, коструктивную роль, которую трудно переоценить, как в строительстве социализма в католической стране, какой является Польша, так и в сближении римско-католической церкви с православной, евангелической церквами и другими вероисповеданиями в стране и во всем мире, сказал В. Лоранц. С некоторого времени выдвигаются новые инициативы по организации светских католиков, в частности развитие клубов католической интеллигенции, группы «Дзекания», группы и журнала «Республика», что может обогатить общественную жизнь.

Рецензент. На заседании от 18 января 1989 г. Общественно-политического комитета Совета Министров Польши был рассмотрен проект конвенции между ПНР и Ватиканом, которую подготовила редакционная группа, назначенная государственным руководством и епископатом католической церкви. Совместно подготовленный проект этого документа передан Ватикану, сообщило агентство ПАП.

По словам начальника Управления по делам вероисповедания В. Лоранца, этот правовой акт будет регулировать общие вопросы отношений между Польшей и Ватиканом. Конвенция будет также регулировать образование епархий, назначение управляющих ими, осуществление свободы совести и вероисповедания, права о свободе обрядов, а также другие вопросы, например пастырство в армии. В конце января в Польшу прибудет делегация Ватикана, и тогда, по всей вероятности, будут определены вопросы дальнейших переговоров.

Дипломатические отношения между ПНР и Ватиканом после 30-летнего перерыва были восстановлены в 1974 г. Они существуют, однако, только в особом виде постоянных групп по рабочим контактам и гораздо уже, чем действительные связи между польским правительством и Святым престолом. Поднятие этих отношений до полного уровня, то есть до ранга посла ПНР в Ватикане и нунция или пронунция при польском правительстве, является политической целью обеих сторон.

Работа над законопроектами «Об отношении государства к католической церкви» и «О гарантиях свободы совести и вероисповедания» находится в завершающей стадии. Разработки этих законов требует повседневная практика, ибо в действительности отношения эти гораздо лучше, чем их правовое выражение. Это касается как католической церкви, так и других церквей и религиозных общин.

Как подчеркнул В. Лоранц в интервью агентству ПАП, этими хорошими отношениями нередко злоупотребляют в чисто политических целях безответственные лица или политические силы. Они явно не руководствуются национальными интересами Польши и используют такие отношения в целях, не имеющих ничего общего ни с религией, ни с совестью, ни с верой. Чтобы воспрепятствовать подобным злоупотреблениям, необходимо правовое урегулирование.

Минувший год, отметил В. Лоранц, принес оживление в светские религиозные круги. Образовано несколько религиозных объединений. Здесь можно отметить, например, «Дзеканию», «Объединение по распространению католической общественной науки», вузовские союзы «Молодая Польша» и «Вербуй», несколько клубов католической интеллигенции. Что касается клубов католической интеллигенции, то их существует уже 53 в 41 воеводстве. Образование религиозных объединений подтверждает, что для плюрализма созданы соответствующие возможности. Но здесь, сказал он, выделяется иная тенденция — попытка противопоставить левым силам объединенный блок антисоциалистических сил, что означало бы злоупотребление моделью плюрализма для раскола общества на две антагонистические части.

Рецензент. Еженедельник «Пшегленд католицки» (23.07.1988) опубликовал рецензию Александра Халла на книгу бывшего члена общественного совета примаса католической церкви в Польше, бывшего общественного советника примаса, а в последнее время главного редактора религиозно-общественного журнала «Знаки часу» Анджея Мичевского «Католическая церковь и ее отношение к «Солидарности» и военному положению» (Париж, 1988), в которой говорится:

«В этой книге ее автор, будучи очень близким к руководящим кругам польского духовенства и имеющим доступ к важным документам, посвящает всего 40 страниц событиям между августом 1980 и декабрем 1981 г. Значительно подробнее он останавливается на периоде военного положения вплоть до его отмены в июле 1983 г. Мичевский, пишет рецензент, написал книгу об исторической правде, которую мы все пережили как будто вчера. Слишком короткий промежуток времени и отсутствие существенной информации о том, какими возможностями для маневра обладало правительство поздней осенью 1981 г., какие подлинные причины заставили принять решение о введении военного положения, сейчас затрудняют дать правильную и окончательную оценку прошедшим событиям. Но книга написана о делах, которые еще не имеют своего завершения. Эта страница истории еще не закрыта.

Автор книги в своей работе защищает национальную стратегию действий польского епископата в период легального существования «Солидарности» и во время военного положения. «Позиция католической церкви в Польше была четкая и недвузначная, она соответствовала сокровенным желаниям и чувствам общества, — пишет Мичевский. — Эта линия характерна и для военного положения. В каждом из этих периодов голос церкви был созвучен со стремлением народа». Как известно, отмечает рецензент, суть вопроса состоит в том, что часть людей как в стране, так и в эмиграции хотели католическую церковь втянуть в политическую игру и сделать ее инструментом в своей политической стратегии. Нежелание церкви принять на себя такую роль вызвало бурную критику определенных политических кругов. Однако сама «Солидарность» никогда не задавала себе вопроса, идет ли церковь с народом.

Сильной стороной книги, отмечает рецензент, является раскрытие правильной, подтвержденной многими документами позиции польского епископата, особенно обоих его руководителей — С. Вышиньского и Ю. Глемпа, — по отношению к событиям в период с сентября 1980 г. до отмены военного положения. Примас католической церкви в Польше С. Вышиньский оказал большую моральную помощь «Солидарности», признал ее выразителем и защитником национальных, гражданских и производственных интересов поляков. Одновременно он прекрасно понимал, какая опасность грозит стране при попытке раздавить «Солидарность» силой, и отдавал себе отчет в том, что это может превратиться во всенародную трагедию. Мичевский подчеркивает, что польский епископат делал все от него зависящее, чтобы уменьшить напряжение конфронтации с правительством, становился посредником, а иногда благодаря своей моральной позиции и арбитром в великом национальном споре. А именно делал все, чтобы избежать кровопролития.

«Если сегодня можно утверждать, что исторический период, начавшийся августовскими забастовками 1980 г., еще не завершен и можно писать новые его разделы, это прежде всего потому, что мы не разделили судьбу венгров в 1956 г.», — пишет Мичевский.

Более противоречива та часть книги, отмечает Халл, которая дает оценку стратегии «Солидарности». Автор прав, когда утверждает, что ее катастрофу вначале никто не предвидел и что руководство движения сделало немало ошибок.

Некоторые считают, что еще не настало время давать оценку политической деятельности «Солидарности», пишет рецензент. Однако с этим нельзя согласиться. «Солидарность» возникла прежде всего как движение протеста против политической и социальной действительности Польши на пороге 80-х годов и вскоре стала всенародной организацией, которая выражала стремление вернуть утраченные гражданские, национальные и социальные права, изменить характер государства, улучшить материальное положение общества. «Солидарность» зародилась после десятилетий торможения возможности участвовать гражданам в общественной жизни страны. Вполне понятно поэтому, что многие лидеры движения не имели необходимого опыта политической деятельности и только диву даешься, как им удалось в этих сложных условиях найти реальную почву под ногами, принимать необходимые решения. Конечно, была и другая сторона медали: вера в собственные силы, недооценка действий другой стороны, неправильная оценка создавшейся ситуации осенью 1981 г. Слишком снисходительным является Мичевский в оценке решения ввести военное положение, утверждая, что это было меньшее зло, позволившее избежать кровавых столкновений демонстрантов с силами общественного порядка. Однако, пишет Халл, это является скорее областью предположений, а не фактов. Независимо от того, какими выглядели кулисы введения военного положения, нельзя это решение рассматривать только с перспективы создавшейся осенью 1981 г. ситуации. В течение многих месяцев власти не смогли предложить никаких действенных реформ, а также открыто сказать обществу, чего можно добиться в существующей ситуации, не искали партнера в лице «Солидарности».

Книга Н. Мичевского, пишет в заключение рецензент, является первым значительным голосом необходимой для всех нас дискуссии, и будет очень обидно, если он останется единственным».

Автор. И в первом издании моей книги, и в ходе нашего диалога неоднократно отмечалась осторожность ксендзов, пекущихся превыше всего о репутации и об авторитете церкви.

О, если бы компартии в СССР и в ПНР могли утверждать, что их власть в обществе не подпирают армейские штыки и диктат десятка других охранительных органов! Для КПСС и ПОРП вопрос власти стоит так — чтобы удержать власть, надо отказаться от большей ее части. Как у Руставели: «Что ты отдал — то твое, что ты спрятал — то пропало».

Парадокс этот может быть проиллюстрирован существующей практикой раздела власти в буржуазном демократическом государстве. Реконструкцию Лувра и Эйфелевой башни финансирует французское правительство, точно так же как и армию, полицию, суд, воздушный и железнодорожный транспорт, аппарат государственного управления. В Париже нет Госплана или отраслевых министерств, нет дефицита товаров. Там правительство намеренно играет роль арбитра, посредника или даже советчика, стороннего наблюдателя — и при малейшем скандале министры уходят в отставку. Вопросы, затрагивающие интересы всех граждан, то есть налогоплательщиков, решает дееспособный парламент. Кандидатуру министра обороны обсуждали весной 1989 г. в конгрессе США две недели, а у нас полсотни министров утвердили за несколько дней дебатов в комиссиях Верховного Совета СССР.

У «них» власть имущие (истеблишмент, или правящая элита) всегда следуют принципу — не класть все яйца в одну корзину. Для этого у буржуазии и существует набор политических партий, которые сменяют, по мере необходимости, друг друга у кормила власти.

Желая не потерять лицо, церковь в XX в. сторонится политических авантюр. Но чтобы активно участвовать в политике, она заводит себе собственные политические партии, ассоциации и клубы.

Польское телевидение (14.09.1988) передало интервью профессора А. Райкевича, сотрудника Института социальной политики Варшавского университета, в котором он остановился на ряде аспектов нынешней общественно-политической обстановки в ПНР.

Касаясь вопроса о возможности организации в Польше христианско-демократической партии, он заявил, что недавно на эту тему высказался профессор А. Стельмаховский в интервью радиостанции «Голос Америки». Стельмаховский не исключал возможности возникновения такой партии, но при этом отметил, что не видит шансов на это в ближайшее время. Стельмаховский ссылался также на точку зрения покойного примаса католической церкви в Польше Хлонда, который выступал против образования такого типа партии.

А. Райкевич подчеркнул, что в странах, где также доминирует римско-католическая церковь, существуют христианско-демократические партии. С их представителями недавно встретился папа римский. Однако я считаю, продолжал ученый, что прикрытие церковью нелегальной оппозиции при помощи легального института в виде политической партии станет для нее тяжким бременем, которое в определенной мере сузит сферу традиционных и принципиальных задач клира.

Я также полагаю, сказал А. Райкевич, что предприятия, организации не должны быть политическими клубами, они прежде всего призваны выполнять свои производственные функции. Каждый должен заниматься своим делом. Перед церковью в ее традиционной сфере влияния открывается в Польше широкое поле деятельности, это касается также благотворительности, помощи людям и пр.

Клубы политической мысли могут приблизить нас к политическим партиям. Сегодня создание какой-либо политической партии вновь было бы воспринято оппозицией как некая форма уступки. Должен пройти весь процесс созревания условий, в том числе чувства ответственности за судьбы страны. Об этом недавно говорил в выступлении по Польскому телевидению В. Сила-Новицкий. Он сказал, что речь идет не о той Польше, какая была до августа 1980 г., речь идет не о Польше с добавлением определения «народная», но прежде всего речь идет о Польше. Это — главный критерий возможного возникновения политических клубов, а позднее даже политических партий, отметил А. Райкевич.

Рецензент. Я согласен и с вами, и с Райкевичем. 19 марта в Варшаве состоялось общее собрание членов-учредителей Христианско-демократического клуба (ХДК) всепольского характера, который был зарегистрирован 1 марта в городском управлении польской столицы (местном органе государственной администрации).

Во время собрания был избран главный совет клуба в составе 40 человек, а также образованы ревизионная комиссия и товарищеский суд, приняты идейно-программные принципы и определены основные пути деятельности.

Католический еженедельник «Лад» (10.10.1988) поместил заявление ряда деятелей ХДК.

В документе говорится, что польское общество по своему характеру является чрезвычайно разнородным и поэтому основным условием успеха проводимых реформ должно быть внедрение в общественную жизнь мировоззренческого, политического, экономического и профсоюзного плюрализма. Это означает, что все общественные группы в своих идеологических ориентациях должны руководствоваться только своими воззрениями и убеждениями. Они не должны иметь препятствий для объединения в различные организации, союзы и клубы, а также, если это будет необходимо, в политические партии. Этот путь является единственным, который ведет к созданию демократического государства.

Клуб, будучи независимым и полностью отвечая за свою деятельность, будет работать в контакте с епископатом и примасом Польши. Главным источником его деятельности является христианское мировоззрение, человек. Клуб будет руководствоваться духом католической общественной науки и тех идей, которые провозглашал покойный примас С. Вышиньский и ныне проповедует папа римский Иоанн Павел II.

Члены этой новой общественной организации, действуя на основе конституции и в рамках правовых норм, будут стремиться к изменению ее содержания в духе католических знаний, направлять усилия для поиска путей сотрудничества и взаимопонимания всех сил, ратующих за общественное благосостояние.

К основным своим целям клуб относит создание условий, гарантирующих мировоззренческую нейтральность государства, в том числе в системе просвещения, воспитания и действительного равенства между верующими и неверующими во всех областях жизни, особенно в области доступа к средствам массовой информации.

Кроме того, будут предприниматься усилия к проведению глубоких реформ в политической системе на демократических принципах, соблюдению правопорядка в процессе расширения гражданских и политических прав всех поляков. Клуб будет стремиться к поиску путей в достижении общественного и профсоюзного плюрализма, в том числе и определении места «Солидарности» в существующих структурах, а также к воплощению в жизнь рыночной экономической реформы, в условиях которой государство не должно ограничивать творческой инициативы предприятий, одинаково расценивать все секторы экономики, гарантировать развитие территориального и хозяйственного самоуправления на основе демократических принципов. Декларацию подписали ряд известных польских общественных деятелей, в том числе депутаты Сейма ПНР Р. Бендер, Я. Заблоцкий, В. Аулейтнер.

Автор. Политическое обновление 1989 г., как половодье на горной реке, понеслось со скоростью курьерского поезда.

12 февраля в польской столице члены ХДК, а также члены бывшего руководства Христианско-демократической партии труда (ХДПТ), образовали временное главное правление Партии труда во главе с адвокатом В. Сила-Новицким.

Об этом сообщил в своем выступлении в сейме 15 февраля депутат Р. Бендер. Напомнив о том, что правительство народной Польши с первых дней ее существования всегда одобряло широкий политический плюрализм как выражение решения союзнических держав, принятых в Тегеране и Ялте, он констатировал присутствие на современной политической арене страны всего лишь трех партий, что явно обедняет общественную и государственную жизнь. При этом было сообщено о деятельности в ПНР Христианско-демократической партии труда во главе с К. Попелем, которая была вынуждена самораспуститься 18 июля 1946 г. перед угрозой репрессий со стороны правительства Б. Берута. Тем не менее многие ее деятели были заключены в тюрьму, некоторые эмигрировали. Далее Р. Бендер зачитал текст программного заявления Христианско-демократической партии труда, который приводится полностью:

«Питаем надежду, что за этой декларацией последуют конкретные действия. Отношение к Партии труда считаем одним из принципиальных проявлений истинной воли к осуществлению политических реформ. Партия труда возобновила свою деятельность в момент, когда кажется уже предопределенной легализация «Солидарности». ПТ поддерживает стремление Л. Валенсы к тому, чтобы «Солидарность» была профсоюзом, избавленным от несвойственного исполнения политических функций. Поэтому мы обращаемся к тем членам «Солидарности», которые стремятся вести политическую деятельность в опоре на христианско-демократические ценности, с призывом, чтобы они осуществили это в рамках Партии труда. Выражаем надежду, что поворот к политическому плюрализму позволит также и сторонникам других политических ориентации в «Солидарности» осуществлять эту деятельность за ее пределами.

Партия труда, ставя своей целью введение полной политической демократии в Польше, намеревается реализовать эту задачу по пути эволюции посредством формирования общественного мнения и участия в творческом процессе соглашения между оппозицией, к которой себя причисляет, и правящими силами, стоя на платформе действующей в стране конституции, будет стремиться к введению в нее изменений, вытекающих из учения католической общественной науки. Свободная, суверенная, демократическая и справедливая Польша — такова цель устремлений ХДПТ».

В очередном выступлении на заседании сейма 24 февраля Р. Бендер сказал, что для обеих сторон «круглого стола» присутствие в политической жизни Польши небольшой, центристского характера ХДПТ может оказаться только лишь полезным.

«Пусть же христианская демократия в стране оживет, свидетельствуя тем самым, что мы возвращаемся к своим наилучшим традициям. Это скверно, что возобновление нашей деятельности окружено молчанием. Цензура не допустила на страницы печати материалы, информирующие о возобновлении существования Партии труда. Цензура или политические круги, от которых она зависит, отменили воскресную телевизионную программу Д. Пассента за 19 февраля, в которой я вместе с профессором Ягеллонского университета Я. Майхровским рассказал об истории христианской демократии в Польше. Передачу перенесли на более поздние сроки. Да и появится ли она вообще. Даже в телевизионном отчете с пресс-конференции министра Е. Урбана, который мастерски умеет поставить проблему с ног на голову, отсутствовало сообщение о Партии труда.

К чему это все? Давайте говорить, дискутировать. Молчание хуже всего. Большинству народов «общего европейского дома» Польша без христианской демократии покажется странной. В их сознании это не будет Польша во всей полноте политического плюрализма, какой она должна быть. Только таким путем она может завоевать престиж и в Европе, и в мире».

Напомнив о том, что даже до войны, когда в Партии труда насчитывалось до 20% населения, она не стремилась к захвату власти, а лишь подсказывала, суфлировала правящей партии, Р. Бендер отметил, что такого рода легальная партия может принести много пользы ПОРП и «примелькавшимся» союзническим партиям. В ее ряды войдут те, кто хочет действовать на основе христианского философско-общественного и религиозного учения. Таких людей в стране немало среди представителей разных политических взглядов, возрастов и профессий. По словам Р. Бендера, новая программа ПТ базируется на довоенном и послевоенном наследии, которое во многом было даже более радикальным, чем наследие Польской рабочей партии, например в области сельского хозяйства, а также общественных и политических реформ. В программе и уставе найдут отражение также все реалии польской и международной жизни, стремление религиозных кругов к светской деятельности.

Рецензент. Депутат Рышард Бендер является профессором Католического университета в Люблине, где заведует кафедрой современной истории. Он — один из основателей и президент Клуба католической интеллигенции в Люблине.

Автор. ККИ — очень интересное учреждение, которое сейчас обретает вторую молодость.

Орган общества светских католиков «ПАКС» газета «Слово повшехне» (10.08.1986) писала о Доме христианской культуры, действующем в городе Эльблонге: «Здесь под одной крышей разместился ряд учреждений католической церкви. В частности, действуют католическая семейная консультация для молодежи, «телефон доверия» для молодых матерей-одиночек. В здании Дома христианской культуры находится активно работающий местный «Клуб католической интеллигенции», силами которого организуются недели христианской культуры и проводятся циклы лекций и семинаров для массового зрителя. Дом располагает библиотекой, кафе, зрительным залом и выставочными помещениями. При учреждении создан католический театр, давший уже несколько представлений на религиозные темы. Одновременно здесь же работает Епархиальный институт христианской культуры им. Иоанна Павла II, в котором действуют курсы теологии для гражданских лиц. Это необычное для Польши учреждение не забросило также и работу с молодежью, регулярно организуя разнообразные курсы, паломничества, уроки закона божьего для разных школ города. В доме функционирует также ряд кружков».

Рецензент. Интеллигенции, каких бы политических направлений она ни придерживалась, принадлежит ведущая роль в управлении обществом, формировании общественного мнения. Не надо, конечно, путать представителей интеллигенции с католиками родовой аристократии или с остатками эксплуататорских классов. Полуграмотный матрос-большевик — во главе национального банка. Этот этап мы уже все прошли в Петрограде и в послевоенной Варшаве, и возврата к такому прошлому уже быть не должно. В то же время бригадир слесарей-судостроителей или мастер участка на компьютерной сборке может вполне быть человеком широких взглядов, иметь высшее образование и быть не только трибуном на митингах, но и настоящим общественным деятелем.

Я доволен, что у нас есть такие, как Л. Валенса, и такие, как Р. Бендер. Последний дал интервью польскому журналу «Конфронтацье» (сентябрь, 1988), в котором остановился на ключевых социально-политических проблемах современной Польши и высказал ряд предложений по их решению.

Как католик, указал Р. Бендер, я не являюсь сторонником марксистских схем, скажу даже, что совсем наоборот. Поскольку нам грозит революция, настало время, чтобы радикальным образом модифицировать нынешнюю систему. Власти должны в конце концов заметить, что терпение общества исчерпывается. Обнищание значительной части населения достигает зенита, а трудности повседневной жизни, кажется, уже перерастают то, с чем мы прежде имели дело. Кризис продолжается в течение ряда лет и даже усиливается вопреки раздражающим людей заверениям представителя правительства по печати, объявившего о его конце. Снабжение магазинов сахаром и сыром, не говоря уже о мясе, напоминает жизнь в стране, пережившей страшную бомбежку. Медленно, но систематически мы приближаемся к трехзначной инфляции. Часть молодежи, кто наиболее оборотист и образован, бежит из страны, а оставшиеся скрипят зубами. Разве это не симптомы опасности, чреватой серьезными проявлениями, от которых защитить Польшу способно только радикальное изменение существующей системы управления и хозяйствования? В противном случае революция неизбежна. Надо лишь молиться, чтобы она не была кровавой.

Выходом из создавшегося положения может служить возвращение к июльскому Манифесту Польского комитета национального освобождения, который в течение всей прежней истории ПНР являлся декорацией системы и не стал реализованной политической программой. В Манифесте говорится о равенстве трех секторов — государственного, частного и кооперативного. Как обстоят дела в этой области, знают все. Манифест декларировал равенство секторов в сельском хозяйстве и ставку на крепкие крестьянские единоличные хозяйства с земельными наделами до 50 гектаров, а на воссоединенных землях до 100 гектаров, что также не было выполнено. А где мелкая и средняя промышленность, которая в соответствии с Манифестом призвана была заполнить опустошенный после войны рынок? Не нужно искать выхода в сложных, теоретических механизмах, следует вернуться к самым простым вещам — к инициативе граждан, успех которых является предварительным условием успеха государства.

Может показаться, что такое направление мышления стало уже основополагающим, однако дела обстоят иначе, в противном случае кризис не продолжался бы семь с половиной лет, заявил Р. Бендер. В истории бывали разные кризисы в разных странах, однако они продолжались в течение нескольких месяцев, года, двух лет. А в Польше и спустя семь лет не видно конца кризису, потому что мы все время имеем дело с административными директивами, экономическим теоретизированием и созданием новых налоговых намордников, которые сдерживают индивидуальную предприимчивость и хозяйственные инициативы.

Больше всего людей раздражает то, что для оздоровления экономики не используется благоприятный климат. В качестве программы мог бы служить Манифест Польского комитета национального освобождения, к которому следует отнестись серьезно. Традиции мы имеем собственные и зарубежные (взять хотя бы нэп), а климат перестройки дает великие шансы превратить «лунную» плановую экономику в нормальную рыночную.

В сейме я говорил о том, продолжал Р. Бендер, что в реформу в Польше уже никто не верит. Можно объявить третий и последующие этапы. Разумеется, при условии, что у общества хватит терпения. Все более доминирующую роль играет мнение, что выход страны из нищеты невозможен без политических перемен, по крайней мере без реформы управления. Смена правительства и Председателя Совета Министров — это уже кое-что, но еще не все.

В ПОРП, помимо отчетливо реформаторского течения, которое слишком слабо себя проявляет, по-прежнему существуют постсталинские силы, состоящие из целого отряда товарищей, которые лучше чувствовали себя в условиях обостряющейся классовой борьбы и тоскуют еще сегодня по тем добрым (разумеется, исключительно для них) временам. Решение данной проблемы — внутреннее дело ПОРП, и не мне давать свои рецепты. Однако эта внутрипартийная проблема накладывает отпечаток на положение всего народа. Сталинские круги в ПОРП сдерживают, а нередко и вовсе перечеркивают реформаторские начинания партии, которая, хотим мы того или нет, практически имеет власть в государстве.

Нынешняя власть имеет в своем распоряжении армию, милицию, средства принуждения или переговоров, и никто ответственно мыслящий не захочет ее лишить этих подлинных атрибутов власти. Ныне речь идет о том, чтобы власть, которая не умеет по разным причинам обеспечить материальный достаток государству и его гражданам, власть, которая вынуждена сорок с лишним лет после войны регламентировать мясо и бензин, согласилась бы на взаимодействие с другими политическими кругами.

Альтернативную хозяйственную программу должна представить оппозиция, если этого не делают власти. А власти должны одобрить эту программу и провести ее в жизнь, для того чтобы спасти народ и государство от нищеты.

Нельзя допустить, чтобы создание нормальной политической жизни было заменено ее эрзацем. Наряду с возникновением таких обществ, каких хотят граждане, например «Солидарность», которая призвана занять надлежащее ей место в плюралистическом профсоюзном движении и наконец начать действовать официально, нужны не только функционирующие в настоящее время, но и новые политические партии, прежде всего имеющие богатые предвоенные традиции. Я здесь имею в виду национальную и христианско-демократическую партии. В буржуазной Польше они представляли то направление политического мышления, которое содержало в себе ценности необычайно важные и ныне необходимые. Это — политический реализм, уважение к государству и гражданский долг государственной работы. Политические программы Партии труда, которая, между прочим, существовала во времена народной Польши и которая пала жертвой сталинско-берутовского политического террора, базировались на реализме, с одной стороны, и принципах общего блага — с другой.

В польских условиях реальный, а не созданный на базе уступок политический плюрализм вызовет незамедлительно позитивную программу. Пока политические устремления общества выталкиваются за границы легальной и официальной деятельности, по-прежнему будет доминировать мышление в категориях деструкции. С момента, когда эти устремления получат официальную возможность публичного воплощения, они либо будут иметь конструктивную направленность, либо исчезнут. Так происходит с Независимым союзом студентов. Студенческую молодежь, которая в настоящее время весьма возбуждена, следует быстрее привлекать к гражданской работе на благо государства. Можно ли добиться этого, блокируя регистрацию НСС и обрекая тем самым большую часть молодежи, борющейся за свою собственную организацию, на постоянные столкновения с государством? Ректор Варшавского университета Г. Бялковский прав на сто процентов, заявляя, что только незарегистрированный НСС вынужденно представляет негативную программу. Если он будет зарегистрирован, то НСС выдвинет положительную программу либо вскоре умрет естественной смертью.

Зародышем положительной общественной программы может служить «круглый стол». Он должен действовать перманентно. Думаю, что из состава «круглого стола» должен вычлениться немногочисленный, но представительный Комитет улучшения экономики и финансов. Имеет смысл воспользоваться уроками истории. В 1923 г. такой комитет возник, и следствием этого факта были реформы В. Грабского. Они были быстрыми, что следует подчеркнуть особо. Такой комитет должен быть снабжен подлинно чрезвычайными полномочиями.

Мы обречены на консенсус. Несколько недель назад в интервью одной из французских католических газет я сказал, что забастовки начнутся вновь с удвоенной силой, если не будет заключен политический компромисс и консенсус, который не обеспечит здорового рыночного хозяйства, свободного от политического главенства обеих сторон.

Я выдвинул в сейме, сказал Р. Бендер, предложение о встрече Председателя Государственного совета ПНР с первым в польской истории лауреатом Нобелевской премии за укрепление мира Л. Валенсой, что может подвигнуть народ на великие усилия. Как гражданин Польши, депутат сейма, историк по профессии, я имею право судить, что подобная встреча привела бы к усилению Польши, удивила бы других и открыла бы великие надежды перед поляками. Она стала бы началом нового эпохального перелома, который необходимо в конце концов совершить. Общественное бездействие, стояние на месте гораздо более опасны, чем опережение хода событий при помощи мудрых, отважных политических и экономических решений, отметил Р. Бендер.

Автор. Мы уже говорили о том, что читать католиков или православных — одно удовольствие. «Знак качества» гарантирован. В церковной среде, в отличие от партийной, нет стремления выдвигать на руководящие должности малообразованных или морально нечистоплотных деятелей. Система клерикальной «номенклатуры» и круговой поруки хорошо отлажена, иначе в цивилизованных странах она давно изжила бы себя.

Рецензент. Вы вот поругиваете в своей книге епископа И. Токарчука. А мне всегда любопытно читать его статьи в католической прессе.

Автор. Все мы учимся сегодня терпимости к чужим мнениям, учимся слушать, учимся инакомыслию, наконец.

Церковный журнал «Недзеля», выпускаемый Ченстоховской курией католической церкви в Польше, опубликовал статью епископа И. Токарчука «Перспективы единства Европы — в плюрализме», в которой, в частности, говорится:

«Европа, этот феномен среди всех континентов мира, представляет собой самую малую часть света, но с точки зрения географической и демографической структуры принадлежит к самым богатым. Если неправильно подойти к этому богатству, то оно может быть, как свидетельствует история, источником многих конфликтов и страданий. Однако, когда люди приходят к взаимопониманию, оно может стать источником творческого взаимного воздействия. Благо Европы, даже всего мира, заключено в том, чтобы она во все большей степени объединялась в положительном и творческом, служила тем самым всему миру. Проблема Европы в определенном смысле является проблемой глобальной.

Отдельной проблемой для Европы является ее разделение на две зоны — восточную и западную, которые очень сильно и во многом отличаются друг от друга. Причиной этому — две традиции христианства, вытекающие из двух истоков — Рима и Византии, а также различное историческое прошлое. Эти различия настолько глубоки, что надлежало бы говорить о двух самостоятельных, полностью отличающихся друг от друга жизненных основах».

Я не сторонник столь крайнего подхода во взгляде на прошлое, указывает епископ. Сегодня, когда, несмотря на политические различия, происходит сближение позиций между широкими слоями народов Восточной и Западной Европы (хотя бы ввиду только общей атмосферы и тенденций, вытекающих из факта одинаковой урбанизации и индустриализации), целесообразнее было бы подчеркнуть общие основы и факторы развития Восточной и Западной Европы.

«Европу в ходе ее развития формировали, как считают специалисты, следующие факторы: христианство, Рим, Греция и научно-технический гений.

Христианская религия повлияла на Европу двояко: как религия в узком смысле этого слова и как фактор, формирующий культуру.

В новейшие времена, особенно в наши дни, европейская культура переживает глубокий кризис, что отрицательно отражается не только на самой Европе, но и на всем мире. Первым условием действий во имя единства Европы является всестороннее стремление к преодолению этого кризиса. Необходимо вновь вернуться к истокам величия и роли Европы. Подробный анализ кризиса европейской культуры показывает, что очень запущены три первых (из вышеупомянутых) фактора ее развития, то есть христианство и римско-греческий опыт. Кризис на первом участке является наиболее трагическим и губительным в своих последствиях. Многое началось в эпоху Возрождения, когда в системе человеческих ценностей акценты были перенесены с теоцентризма на антропоцентризм ради всесторонней свободы человека. Последствия и метания той эпохи переживает наше поколение. Люди хотели религиозной, социальной, общественной, хозяйственной, политической свободы, так как средневековые структуры, по их мнению, слишком тяготели над их жизнью. Когда два пути расходятся, они сначала близки, но со временем отдаляются все больше и больше друг от друга. Так было и с эволюцией идеи свободы, которая в наши дни привела к глубокому рабству во всех областях жизни.

Сегодня необходимо вернуться к теоцентризму. Это должно быть первым требованием при стремлении к объединению Европы. Необходимо вновь открыть ее глубокий фундамент. Речь идет, конечно, не о средневековом варианте теоцентризма. Следует создать его современную модель, приспособленную к условиям, интеллектуальному и моральному уровню нынешнего европейца. На этом фоне опыт людей из Центрально-Восточной Европы имеет особую ценность. Хотел бы подчеркнуть три интересных явления, которые выступают во всей этой части континента. Причем они происходят независимо от официальных вывесок и отчетов — прежде всего среди простых граждан. Чтобы их увидеть, надо перешагнуть через официальный барьер и прислушаться к биению сердца отдельных народов. То, что происходит в этих сердцах и умах, рано или поздно будет иметь решающее значение.

1. Мы знаем из истории разную религиозную борьбу или преследования. Однако никогда не было столь тотального отрицательного отношения к проявлениям религиозности, как в настоящее время.

Древний Рим преследовал христианство во имя своих ценностей, но у него не было ни радио, ни телевидения, ни других столь богатых административных средств, которыми располагает современное тоталитарное государство. Этот продолжающийся уже ряд десятилетий эксперимент впервые в истории ярко показал, что религия и потребность в ней в человеческой жизни неистребимы. Этот опыт имеет для всего мира глобальное значение. Без выводов из него невозможно найти реальный путь к подлинному духовному объединению.

2. Происходит интеграция мира труда с религией. Рабочий, у которого самый глубокий контакт с жизнью, быстрее всех пришел к реалистическому выводу, что религия не только не его враг, а, наоборот, самый лучший союзник как в личном, так и в общественном плане. Доказательство этому — нынешнее положение в Польше. Этот факт интеграции иногда удивляет Западную Европу. Между тем, несмотря на еще существующие многие предубеждения, это — единственно правильный путь к объединению Европы.

3. Мы наблюдаем сближение, а во многих случаях интеграцию между интеллигенцией и религией, являемся свидетелями новых интересных процессов. Сегодня не только сомневающиеся все более активны в области религии, но даже и те, кто были настроены антирелигиозно.

Мы должны отдавать себе отчет в том, что будущее не только Европы, но и всего мира зависит от того, сделаем ли мы выводы из того факта, что все человечество — одна семья. Поэтому преодоление национального или политического эгоизма является исторической необходимостью, а этого нельзя сделать иначе как через возврат к главным религиозным ценностям.

Необычайно важным фактором на пути к объединению является экуменическое движение, все более проявляющее себя во всем христианстве. Только благодаря ему можно ускорить эволюцию в направлении экономического и политического объединения, которое является необходимостью текущего периода. Сегодня уже можно сказать, что климат в этой области изменился в очень положительном направлении: все больше доброжелательности, взаимопонимания и объективного подхода друг к другу. В такой атмосфере даже преувеличиваемые различия, которые, кажется, невозможно преодолеть, предстают совсем в ином свете. Этот процесс мог бы продвинуться еще больше вперед, если бы не вмешательство определенных политических факторов, не имеющих ничего общего с религией и действующих в своих целях.

Другим эффектом подлинного экуменизма является очищение веры. Углубление духа веры покажет, что многие различия между ними носят не противоречивый, исключающий друг друга характер, а, наоборот, взаимно дополняющий. Третьим плодом настоящего экуменизма является создание основ для любого сотрудничества людей, для любого объединения. Поддержка подлинного экуменизма — условие всех стремлений к объединению в Европе.

Чтобы перспективы общих действий во имя единства Европы основывались на реализме, необходимо создать какое-нибудь широкое общественное движение вне-политического и внерелигиозного характера; даже с некоторыми свободными организационно-институционными формами Политические или экономические попытки объединения Западной Европы уже имеют место. Но они охватывают лишь часть континента. А речь идет о выработке пути к такому культурному и духовному объединению всех европейских народов, которое создаст в будущем лучшие условия для интеграции в других областях. Сегодня в целой Европе нет нехватки в людях, которые не только живут этой идеей, но являются ее горячими поборниками. Причем этому не препятствуют ни политические разделы, ни религиозные или культурные различия. Я убежден, подчеркивает епископ, что такое движение не только возможно, но и подает добрые надежды С одной стороны, оно отвечает мечтам и устремлениям людей, с другой — соответствует объективным направлениям развития современной Европы.

Идея единства Европы глубоко запала в сердце Иоанна Павла II. Доказательством тому является его напоминание всем европейцам, что у них есть великие святые покровители Кирилл и Мефодий, которые своим поведением, трудом, разнородностью интересов представляли великолепное единство. Связывающим звеном этого единства было их глубоко понятое христианство, наиболее благородная, уходящая корнями в древний мир принадлежность к европейскому кругу и богатейший универсализм их учения и деятельности. Хотя их отделяют от нашей эпохи целые столетия, они сияют все более ярким путеводным знаком для наших усилий и стремления к единству во множественности».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты