Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

Описание обучение биоэпиляции у нас.

«Не Декабрь ли приближается?»

Статья под таким заголовком за подписью Юзефа Голонки была помещена в № 36 (163) журнала «Пшеглёнд вядомосьци агенцийных» (4.11.1988) и дает представление о накале страстей в Польше накануне все откладывавшихся переговоров властей с оппозицией. «Декабрь» для поляков — это и декабрь 1970 г., кровавое подавление рабочих волнений на Побережье, и декабрь 1981 г. Значительной долей пессимизма веет от этой публикации:

«Генерал В. Ярузельский потребовал от западных стран покончить с обвинениями в нарушении прав человека по адресу государств социалистического лагеря. Эти государства, заявил он на проходившем в Варшаве 26—28 ноября совещании председателей парламентов европейских стран, США и Канады, «достигли столь значительного прогресса в области прав человека, что самое время оставить критику по их адресу». И верно, прогресс, который познается только в сравнении с тем, что принято за исходную точку, такой, что западным критиканам и не снился: уже не убивают ни миллионами, ни даже тысячами, не грузят на баржи и не топят в Ледовитом океане, да и вообще почти не убивают, разве что изредка. На Западе, где 70 лет назад дела обстояли примерно так же, прогресс, конечно, не так «значителен»: соверши они (западные демократии) аналогичный скачок — и можно было бы уже производить всю их государственную судебную и тюремную администрацию в ангельский чин.

В Польше же «такой значительный прогресс» приводит на сей день к результатам, описанным в призыве Комиссии помощи и правозаконности при «Солидарности» (известной под названием «комиссия Ромашевского» — Збигнсв Ромашевский и подписал этот призыв от имени комиссии). Этот призыв от 14 ноября озаглавлен «Против насилия и произвола».

«Заявления властей, касающиеся замыслов национального соглашения, и ожидания, которые связывает общественность в стране и за границей с процессом нормализации, совершенно заслоняют опасность, связанную с крайним ужесточением действий милиции в последнее время. Среди 373 человек, задержанных между 16 августа и 7 ноября 1988 г., 49 были зверски избиты. В первую очередь это затрагивает молодежь. Из 149 задержанных студентов избиению подверглись 18, а из 40 школьников — 14, то есть каждый третий. Следует подчеркнуть, что избиения не имели ничего общего с действиями сил охраны порядка, ставящих себе целью разогнать демонстрацию, а являлись сознательным измывательством над задержанными. Унижения, битье по лицу, битье дубинками, битье ногами, а то и утонченное битье по пяткам, битье по почкам или половым органам — все это происходило в автомобилях и помещениях учреждений внутренних дел. Во многих случаях мучительством занимались пьяные офицеры ЗОЛЮ. Иногда, как, например, произошло с 19-летними Анджеем Гоштылой и Робертом Кшивуличем из Гданьска, эти избиения, закончившиеся многодневными больничными листами и госпитализацией, не имели ровно никакого основания, кроме разрядки накопившейся нервозности милицейских сотрудников.

Четыре жертвы избиений сейчас лежат в больнице.

Празднование Дня независимости 11 ноября привело к новым избиениям. В Катовицах после богослужения на людей, выходящих из костела, шли в атаку подразделения ЗОЛЮ, в толпу въезжали машины на полной скорости. В результате милицейских действий 63 человека получили травмы. В Познани после того, как демонстрация закончилась, были избиты девять человек, причем особенно измывались над попытавшимся вмешаться членом горсовета Михалом Довнаровичем, которого больше часа избивали в милицейской машине (он получил сотрясение мозга, перелом переносицы, трещину в нижней челюсти).

Таковы неполные итоги последнего периода.

Мы бьем тревогу!

Неужели только смертельные жертвы, такие, как Гжегож Пшемык или Мартин Антонович, в состоянии встревожить власти и общество, напомнив о существующей опасности?

Мы обращаемся к Епископату Польши, к комиссии сейма по делам юстиции, к членам Консультативного совета, к государственному защитнику гражданских прав, ко всему обществу с призывом оказать давление и остановить волну жестокости. Быть может, от вас зависит жизнь еще одного 18—20-летнего человека».

К этому поневоле сжатому документу мы можем прибавить данные, полученные нами из Вроцлава от Анны Коваль-Моравецкой. В Познани среди девяти избитых был активист «Борющейся «Солидарности» Мацей Франкевич. Милицейский автомобиль проехал у него по ногам, в участке его сбросили вниз головой с лестницы и дважды избивали в камере. Не до смерти. Не восхититься ли «таким значительным прогрессом»?

Известный экономист Рышард Бугай цитирует слова премьер-министра Раковского на сессии сейма: «Мы не поколеблемся сильной рукой обеспечить спокойствие государству и гражданам, порядок для реформ, безопасность социалистической ориентации Польши. Знаю, что в этом я могу рассчитывать на активность служб, призванных охранять спокойствие и правопорядок...» — и приходит к выводу: «Опасаюсь, что путь, выбранный Раковским, — это жесткая экономическая политика, подстрахованная аппаратом репрессии».

Вслед за упоминанием речи Раковского аналогичные цитаты можно было бы привести и из двух октябрьских выступлений генерала Ярузельского.

«Мне не кажется, что такого рода акцентами можно пренебречь и рассматривать их только как элемент пропагандистско-психологической кампании перед «круглым столом». Весьма возможно, что дело обстоит как раз наоборот: шум вокруг «круглого стола» сыграл роль дымовой завесы, отвлекающей внимание от приготовлений власти к приближающейся конфронтации, которой, по ее расчетам, и так не избежать, ибо не собирается же правительство капитулировать перед усиливающейся оппозицией и все более отчетливо вырисовывающейся перспективой массового бунта коллективов предприятий. Власть сознает, что альтернативой соглашения на продиктованных ею условиях (которое быстро отошло в область мечтаний) может быть только проба сил. Шансы в такой конфронтации дает неожиданность. Было бы совершенно удивительно, если бы после неудавшихся попыток перехитрить Валенсу команда Ярузельского — Раковского не взялась теперь за осуществление альтернативного варианта.

Похоже, что подготовка к варианту с применением силы уже началась. Достаточно бегло перелистать «Трибуна люду», чтобы увидеть те же заголовки и те же высказывания, что осенью 1981 года. «Улицы — не место для переговоров и диалога», — читаешь на первой странице. Снова записные «работницы физического труда» делятся гражданской тревогой: «...те же люди и опять они сеют беспокойство, грозят забастовками, организуют скандалы на улицах и в вузах. Эти люди мало что общего имеют с рабочими и крестьянами, платят же им, что давно уже не секрет, иностранные державы, и щедро» (Трибуна люду. 26 октября).

В последние недели две все чаще и чаще вводятся в действие крупные силы ЗОМО. Еще 13 октября во время большой демонстрации в Новой Гуте в шестую годовщину убийства Богдана Власика ЗОМО держалось в сторонке. Но уже 16 октября в Гданьске зомовцы спровоцировали уличные бои, которые продолжались несколько часов, подогревая атмосферу напряженности во всей стране. 20 октября на улицах Вроцлава СБ (служба безопасности, то есть ГБ) била участников совершенно невинного хэппенинга «Оранжевой Альтернативы», которая на этот раз выбрала себе тему, совершенно не ведущую к конфронтации: с юмором висельника она издевалась над перманентным жилищным кризисом. 19 октября крупные подразделения ЗОМО окружили костел Святого Станислава в Варшаве, где тысячи верующих собрались на литургию в четвертую годовщину зверского убийства священника Ежи Попелушко. На этот раз столкновений не произошло, но до этого было недалеко... 23 октября в Гданьске Главный и Старый город был совершенно запружен милицейскими машинами и зомовскими патрулями. 28 октября ЗОМО дважды шло в атаку на демонстрантов: в Варшаве — на студентов Политехнического института; в Катовицах — на шахтеров. Наконец 30 октября наступила невиданная концентрация зомовских подразделений в Гданьске, в Главном и Старом городе, по оценкам специалистов, на Побережье прибыла по меньшей мере целая дивизия. Людей не пропускали на литургию, проверяли документы у идущих в костел Святой Бригитты, со станции железной дороги заворачивали обратно молодых людей, не прописанных в центре Гданьска. Вновь были избиения и провокации.

Такая густота операций ЗОМО после долгого периода молчаливого перемирия не может быть случайной. Не случайно и то, что в последние недели пассажиры поездов, идущих с Варшавы-Западной в сторону Урсуса, наблюдают резкое увеличение количества всех видов полицейских машин возле базы ЗОМО, в то время как на ней спешно идут строительные работы по расширению. Это уже материальные доказательства того, что власть считается с таким сценарием развития ситуации, в который входит конфронтация, а не соглашение.

Оппозиция погрешила бы наивностью, если бы пренебрегла опасностью повторения какой-то версии декабря 81-го. Наступающая зима — не то время, которое может нам дать шансы на выигрыш в прямом столкновении: генерал Мороз — союзник генерала Ярузельского, в чем мы убедились в 1981 г.

Сейчас не время обсуждать, дал ли Валенса себя перехитрить и могли ли события пойти иначе, если бы в начале сентября он чуть-чуть подождал с призывом кончать забастовки. Не время рассуждать, что бы было, если бы... Здравый разум велит заняться самым неотложным — охраной субстанции и структур «Солидарности», а также выработкой ее гибкой тактики в обстоятельствах, когда грозит конфронтация с применением силы, провоцируемая властью, о чем свидетельствует хотя бы решение о закрытии Гданьской верфи. Совершенно ясно, что профсоюз не может позволить себе взвинченно-нервозного отклика: принять столкновение в то время и в том месте, какие выберет власть, — неизбежно кончится катастрофой.

Это вовсе не значит, что остается только капитуляция. Между преждевременным столкновением и пассивностью остается широкое поле маневра. Я считаю, что «Солидарность» теперь должна тянуть время, продолжая укреплять свое влияние на шахтах, металлургических комбинатах, а также в деревне.

Время — союзник «Солидарности»: каждый месяц затягивающегося пата (а именно этому должно служить уклонение от столкновения, которое власть торопит) может только ухудшить положение наследников декабря 81-го. Ибо никто, находясь в здравом уме, не поверит, что рассчитанные на эффект замыслы Раковского и зомо в демонстрации силы на улицах могут преодолеть все более углубляющийся кризис. Инфляция, расшатывающийся рынок, перспектива нового повышения цен и, наконец, обещаемая ликвидация ряда предприятий поставят правительство в еще более трудное положение, чем сейчас.

Похоже, что «Солидарность» проиграла раунд «круглого стола», но матч на этом раунде не кончается. Посмотрим, как будет держаться на ногах партнер после следующего удара гонга. Известно же, что наступление новой волны массового протеста — всего лишь вопрос времени».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты