Библиотека
Исследователям Катынского дела

Выступление Дж. Буша

Ниже следует текст выступления президента США Дж. Буша в Вашингтоне по случаю награждения Л. Валенсы 13 ноября 1989 г.:

«Перед самым рождеством в 1981 г. Польша в третий раз в этом столетии погрузилась во мрак. Год, который поначалу обещал стать годом надежды и свободы, стал годом насилия и репрессий.

На заснеженных перекрестках и городских площадях по всей Польше с грохотом остановились железные танки. Лех Валенса перекрестил своих спящих детей и был уведен в темноту ночи. «Солидарность», движение, охватившее польскую нацию, было запрещено. Связь с внешним миром оборвалась. И Польша, проснувшись, увидела снег, металл и молчание, целая нация оказалась за решеткой.

Но нельзя посадить под замок мечту. И вот тогда в окнах домов в городах и деревнях Польши одна за другой загорелись свечи, молчаливые маяки жажды свободы, по-прежнему горевшей в сердцах мужественного и древнего народа. Тогда, в канун рождества, недалеко от того места, где мы сейчас стоим, в Белом доме, как и в других домах по всей Америке, всю ночь горели свечи, зажженные в знак солидарности с польским народом.

Когда наступила весна, время обновления и возрождения, судьба Леха Валенсы все еще была не известна. В тот момент, когда в колледжах и университетах заканчивался учебный год и приближался выпуск, снова и снова звучали одни и те же слова: «Лех Валенса», «Солидарность». Конечно же, Лех Валенса не мог тогда приехать, чтобы получить эти почетные степени. Поэтому в переполненных актовых залах и на сценах по всей Америке, которые были заполнены любящими семьями, которые гордились своими детьми, одно место оставалось пустым, пустой стул со знаменем «Солидарности», в ожидании освобождения Леха Валенсы и освобождения польского народа.

Мы видели такие пустые кресла в штатах Мэн и Пенсильвания, Род-Айленд и Иллинойс. В университете Нотр-Дам собравшиеся стоя в течение трех минут приветствовали пустое кресло и человека, которого там не было в тот момент. В Холи-Кроссе Лейн Керклэнд принял награду от имени Леха Валенсы. А в Польше в скромной деревянной церкви на окраине Гданьска пустой стул был поставлен возле алтаря, где крестили крошечную Марию-Викторию, седьмого ребенка Леха, маленькую девочку, которую он еще не видел.

Восемь лет эти пустые стулья и американский народ ждали вас. Мы ждали, потому что мы верили в свободу. Мы ждали, потому что мы верили в Польшу. Мы ждали, потому что мы верили в вас.

Сегодня это ожидание закончилось. Сегодня Лех Валенса, человек свободы, находится в Белом доме, доме свободы.

Лех Валенса, от имени народа Соединенных Штатов я с гордостью могу сказать вам сегодня: «Займите свое место в этом доме свободы, займите свое место на этом пустом стуле».

Через несколько дней вы станете вторым частным гражданином-иностранцем за всю нашу историю, который будет выступать на объединенном заседании обеих палат конгресса, — после маркиза Лафайетта, который выступал там в 1824 г.

Как и он, вы помогли одержать победу в исторической борьбе. Как и он, вы представляете не только народ, но и идею, идею, чье время настало. Ничего не может остановить идею, чье время пришло. Эта идея — свобода, а се время пришло сейчас.

Вас называли «никто». Но Ленин и Сталин были опровергнуты не президентами или князьями, а такими людьми, как электрик из Гданьска и его коллеги — рабочие, члены смелого профсоюза, который носит название «Солидарность».

«Железный занавес» быстро становится ржавой, никому не нужной реликвией, символизирующей потерянную эру и несостоятельную идеологию. Изменения происходят повсюду. Польша. Венгрия. Чехословакия. И, дамы и господа, в ту неделю, когда Лех Валенса приехал в Америку, газеты писали: «Стена рушится».

То, что происходит в Берлине и на экранах наших телевизоров, поразительно. Вторая мировая война, которую вели во имя свободы, по иронии судьбы, оставила мир разделенным на свободный и несвободный. Большинство из нас, живущих сегодня людей, родились в этом разделенном мире.

Прошло почти 50 лет. Все эти годы некоторые удивлялись, зачем мы остаемся в Берлине. Позвольте мне сказать вам, почему мы это делаем. Мы оставались там, потому что мы знали, знали, что этот день наступит.

И вот теперь столетие, которое родилось в условиях войны и революции, может быть, завещает миру наследие, которое казалось невероятным всего несколько лет назад.

История нашего времени — это история мужественных людей, мужчин и женщин, которые воспользовались моментом, которые заняли определенную позицию. Лех Валенса показал нам, как один человек может внушать другим такую сильную веру, что она изменила ход истории целой страны. Может быть, история и делает людей, но Лех Валенса делает историю.

Я считаю, что историю продолжают творить ежедневно своими небольшими мужественными актами люди, которые стремятся изменить мир. Такие люди, говорит Валенса, «есть повсюду, на каждой фабрике, на каждом металлургическом заводе, в каждой шахте и на каждой верфи — словом, повсюду». И мы, безусловно, видели таких людей в американском профсоюзном движении, где все — от руководства во главе с Лейном Керклэндом до рядовых членов — по всей стране, ведут борьбу с авангарде свободного профсоюзного движения всего мира.

Наш скромный электрик Бен Франклин объявил, что «дело, за которое мы боремся, — это дело всего человечества, ибо, защищая свою свободу, мы боремся за их свободу». И как Франклин, который схватил молнию с неба и принес ее на землю, Лех Валенса завладел идеей, могущественной идеей, и с ее помощью наэлектризовал весь мир. Эта идея — свобода. И сейчас настало ее время.

В одной стране за другой, в одном народе за другим год от года звучат смелые новые голоса на сотнях разных языков: испанском, немецком, китайском и русском. Но с губ этих разных людей срывается слово, которое понятно всем. Это слово — «свобода». Как будто это голос людей всего мира. Свобода. В Америке это наше величайшее естественное достояние, секрет нашего успеха. Свобода принесет успех и Польше тоже. Америка начала оказывать помощь и будет продолжать ее оказывать. От Вашингтона до Варшавы, от Канзас-Сити до Кракова, от Грин-Бея до Гданьска американцы духовно связаны с польским народом в его мужественной борьбе за благоприятные возможности, процветание и свободу.

Лех Валенса! Своей незыблемой верой и благодаря чуду — новому рождению демократии в вашем отечестве — вы олицетворяете собой тот новый ветер, дуновение которого проносится по Востоку и Западу, вы — духовный крестный отец нового поколения демократии.

И хотя «Солидарность» была запрещена, ваш пример и пример польского народа нашли отражение по всей Азии, когда слова «народная власть» стали лозунгом вначале на Филиппинах, затем в Пакистане и в Южной Корее и даже на площади Тяньаньмэнь.

Весь мир следит за вами. И весь мир с вами.

Спасибо тебе, Польша, за то, что ты показала нам, что эта мечта жива.

Спасибо тебе, Польша, за то, что ты показала нам, что мечту во плоти невозможно убить, воздвигнув железные стены. Спасибо тебе, Польша, и спасибо вам, Лех Валенса.

А теперь с чувством огромной гордости я вручаю вам медаль, которой до вас были награждены такие люди, как Мартин Лютер Кинг, Джон Кеннеди, Анвар Садат и мать Тереза. Это наша высшая гражданская награда. Позвольте мне прочитать надпись:

«Леху Валенсе, Гданьск, Польша — президентская медаль Свободы».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты