Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

• Только для вас офисные перегородки с большими скидками.

Нью-Йорк Таймс» о Польше

Газета «Нью-Йорк таймс» (3.12.1989) опубликовала следующую статью Стивена Гринхауза:

«Варшава. Польше, первой приступившей к тем политическим преобразованиям, которые происходят сейчас в большинстве стран Восточной Европы, предстоит более трудное время, когда она будет прокладывать путь к замене рушащейся коммунистической экономической системы чем-то напоминающим промышленность, ориентирующуюся на рынок.

В самом деле, главный урок для Советского Союза, Венгрии и других стран, которые сейчас внимательно следят за Польшей, состоит в том, что восточноевропейским странам, по-видимому, предстоит гораздо более долгий и мучительный переход к свободной экономике, чем переход к более свободному обществу.

«Это не реформа, — сказал главный экономический советник премьера Вальдемар Кучиньский, имея в виду планируемые здесь перемены. — Мы пытаемся заменить один мотор совершенно другим.

То, что происходит в Польше, да и во всем блоке от Альп до Урала, — это процесс ликвидации коммунизма, — сказал он. — Мы сейчас находимся в процессе выхода из тупика».

Проблема отчасти состоит в том, что польские должностные лица все еще ищут тот новый экономический путь, которым они хотят следовать. Должны ли они подражать свободному рынку Маргарет Тэтчер, продвигаться к социал-демократии в стиле Швеции или выбрать нечто среднее?

В новом экономическом плане, представленном в Международный валютный фонд, Польша стремится отменить контроль над ценами, в результате которого цены на такие важные товары, как хлеб и бензин, были искусственно занижены. Это, в свою очередь, должно поощрить компании увеличить производство и положить конец нехваткам и очередям за этими товарами.

Но страна уже обнаруживает, что избавление от неэффективности, субсидируемой правительством в течение 40 лет, может в ближайшее время больше повредить, чем помочь, так как цены на дефицитные товары зачастую растут гораздо быстрее, чем заработная плата рабочих.

В результате здесь растут опасения, что быстрый слом старой системы может явиться слишком большим потрясением для страны, которая уже сталкивается с бедностью, нехваткой продовольствия и 500-процентной инфляцией.

Существует также беспокойство, что прекращение субсидий может подорвать множество компаний, вызывая сокращение производства. Некоторые экономисты предсказывают, что ударная экономическая программа приведет к 1000-процентной инфляции и спаду, прежде чем цены медленно стабилизируются и объем производства снова начнет расти. Когда 1 октября правительство отменило контроль над ценами на продовольствие, цена на хлеб увеличилась в 30 раз и это вызвало стремительный рост темпов инфляции в целом.

Польша вступает в неизведанные экономические годы в момент, когда новое правительство во главе с Тадеушем Мазовецким пытается найти самый эффективный и политически приемлемый путь передать в частные руки промышленность, находящуюся в руках государства. Оно также усиленно пытается решить, какие давно субсидируемые промышленные компании, угольные шахты и металлургические заводы настолько неэффективны, что они заслуживают того, чтобы позволить им разориться.

Сторонники экономической реформы, сформулированной министром финансов Лешеком Бальцеровичем, признают, что это может означать, что у некоторых людей окажется слишком мало денег, чтобы покупать многие товары.

«Это может заставить людей тратить свое время, чтобы пытаться увеличить свой заработок, чтобы купить то, что им нужно, вместо того, чтобы простаивать часами в очередях, чтобы опять-таки купить то, что им нужно, — сказал Кучиньский, — а это поможет экономике».

В стране, где нет официальной безработицы, еще один трудный вопрос заключается в том, не начнут ли бастовать осмелевшие рабочие, в том числе члены профсоюза «Солидарность», когда рыночные силы будут диктовать крупные увольнения.

«Меня беспокоит, что эта ударная программа, возможно, сопряжена со слишком большим риском, — сказал один известный экономист из «Солидарности». — Если мы примем эту программу, ее должны непременно гарантировать наши западные друзья, иначе мы можем столкнуться с катастрофой». Он сказал, что правительство должно обеспечить какие-то гарантии полякам, которые будут уволены или разорены из-за стремительного роста инфляции.

Несмотря на экономические проблемы, подавляющее большинство 37-миллионного населения Польши согласно с тем, что новые программы правительства необходимы, чтобы поставить экономику на прочную основу.

Создается впечатление, что фактически все здесь согласны с тем, что для успеха экономической программы Польши этой стране, которая так нуждается в капитале, нужны крупные иностранные капиталовложения. Конгресс одобрил недавно законопроект, предусматривающий ассигнование Польше 852 млн долларов.

Кроме того, четыре главных советника президента Буша и несколько представителей деловых кругов, профсоюзов и научного мира только что начали 4-дневную поездку в Польшу, чтобы поощрить создание экономики, основанной на свободном предпринимательстве. В эту группу входят министр труда Элизабет Доул, министр сельского хозяйства Клейтон Яйттер, министр торговли Роберт Мосбакер и председатель экономического совета при президенте Майкл Боскин.

«Без иностранной помощи мы не смогли бы этого сделать, — сказал министр строительства и территориального хозяйства Польши Александр Пашиньский. — Иностранные капиталовложения нужны нам как кислород».

Переход будет еще более трудным из-за тяжелого состояния экономики, в частности иностранного долга в размере 39 млрд долларов, стремительно растущей инфляции, сокращения выпуска продукции, нехватки хлеба и мяса и средней заработной платы в размере 70 долларов в месяц по официальному обменному курсу.

По словам польских должностных лиц, им нужно какое-то облегчение в погашении задолженности, чтобы страна получила передышку. Они утверждают, что именно из-за погашения долга и произошел недавно спад в экономике, потому что у многих польских компаний нет больше достаточного количества долларов или другой признаваемой многими странами валюты, чтобы импортировать необходимое им сырье.

Например, на металлургическом комбинате имени В. И Ленина, гигантском металлургическом комплексе в Польше, менеджеры жалуются, что производство в этом году сократится на 10%, так как у них нет достаточного количества твердой валюты, чтобы закупать высококачественную бразильскую железную руду.

Польские должностные лица сильно надеются на то, что Международный валютный фонд одобрит их экономическую программу и план облегчения выплаты долга, а также окажет новую финансовую помощь. МВФ предлагает займы странам, готовым принять жесткие меры для укрепления своей экономики.

Еще одна надежда — ликвидировать бюджетный дефицит, составляющий 30% государственных расходов, и помочь создать стабильную валюту, которую будут охотно принимать западные страны.

«Впервые польское правительство, вообще любое правительство Восточной Европы, проводит такую экономическую политику, хотя она и непопулярна, — сказала живущая в Лондоне Сусана Принкова, специалист по экономике с централизованным планированием из одной консультативной фирмы — Нельзя начинать с середины, начинать надо с начала, и именно это они и делают. Это очень позитивное явление».

И все же существуют опасения, что отмена контроля над ценами вызовет волнения среди рабочих, чья зарплата отстает от роста темпов инфляции. Такое уже происходило в 1956, 1970, 1976 и 1980 гг., когда коммунистическое правительство повышало цены.

Но многие поляки говорят, что на этот раз они готовы мириться с инфляцией, объясняя, что «мы», а не «они», имея в виду коммунистов, находимся у власти.

И самое главное, поляки, по-видимому, стремятся показать всему миру, что они готовы принять горькое лекарство ради выздоровления в конечном итоге.

Некоторые экономисты в Варшаве опасаются, что ударная программа правительства не поможет решению других проблем, с которыми сталкивается экономика. После периода коммунизма в Польше остались тысячи номенклатурных работников, менеджеров, оставленных старым режимом; одни из них некомпетентны, другие — эффективны, и они управляют промышленностью страны. Сейчас новое правительство не знает, кого увольнять и кого оставлять. Они не знают также, должны ли они их увольнять или нужно подождать, пока компании перейдут в частные руки, и тогда это сделают акционеры.

Дело осложняется еще и тем, что часто невозможно определить, являются ли польские компании прибыльными. Этому мешают контроль над ценами, субсидии, инфляция, иногда сомнительные правила бухгалтерского учета.

Многие поляки сомневаются в том, есть ли в стране класс альтернативных менеджеров, готовых взять на себя руководство компаниями, получившими свободу. 40 лет коммунизма не научили в общем-то поляков руководить предприятиями на конкурентной основе. Кроме того, даже до коммунистического правления Польша была в основном крестьянским обществом, где в отличие от Германии не было своего класса промышленников. Франция и Англия обещали помочь подготовить менеджеров.

«Повсюду такая неразбериха, что приходится начинать все с нуля», — сказал Вроблевский, редактор нового экономического журнала.

Все согласны с тем, что самая большая неразбериха царит, в частности, в банковском деле; годами польские государственные банки субсидировали неэффективные, убыточные предприятия. Сейчас многие задают вопрос, как Польша при отсутствии коммерческих банков и квалифицированных специалистов банковского дела сумеет направить свои небольшие капиталы предприятиям, обладающим потенциальными возможностями роста.

Многие экономисты творят, что можно получить деньги, создав фондовую биржу и продав компании их менеджерам. Правительственные должностные лица постоянно говорят о привлечении иностранного капитала через совместные предприятия. Но успех по-прежнему зависит от того, удастся ли найти людей, обладающих достаточно большим капиталом, который они могли бы вложить.

«Нельзя иметь капитализм без капиталистов, — сказал Алик Ноув, профессор экономики университета в Глазго и автор многочисленных книг о социализме. — В Польше нет большого числа капиталистов, имеющих большое состояние».

Когда правительственные должностные лица начинают говорить о приватизации или капитализме, чтобы помочь сделать экономику более эффективной, многие поляки не приходят от этого в восторг.

«Наши люди ненавидят коммунизм, но, когда вы начинаете говорить о приватизации, многие из них начинают вести себя как коммунисты», — заявил Вроблевский».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты