Библиотека
Исследователям Катынского дела

2. Двигатель войны набирает обороты

Итак, принципиальное решение о нападении на СССР было принято в июле 1940 г. С тех пор все усилия гитлеровской верхушки были направлены на всестороннее осуществление этого решения. Прежде всего усиленно разрабатывались и проводились в жизнь программы перевооружения вермахта.

Характерным моментом на подготовительном этапе агрессии против СССР, т. е. со второй половины 1940 г., была исключительная секретность предпринимаемых гитлеровцами мер, на что особо обращалось внимание в «Директиве по дезинформации противника» в феврале 1941 г. Ни одна война прошлого не готовилась так скрытно, как гитлеровская агрессия против Советского Союза. Если вторжению в Австрию, Чехословакию и Польшу предшествовали открытые подстрекательские кампании против намеченной жертвы, то война против СССР готовилась по-иному. В отношении советского народа Гитлер не рассчитывал на его моральное подавление еще до начала боевых действий. Поэтому надежда возлагалась на внезапность нападения и молниеносность дальнейшей вооруженной борьбы.

Важной составной частью подготовки агрессивной войны против Советского Союза была тщательно разработанная система дезинформации, которую гитлеровцы широко развернули с конца 1940 г. В этом отношении большое значение имели уже упоминавшееся приглашение В.М. Молотова в Берлин на переговоры о глобальном разделе сфер влияния, распространение мифа о «советско-германской дружбе», инспирирование слухов о возможности приезда в Берлин И.В. Сталина, демонстративное приглашение СССР в апреле 1941 г. на Лейпцигскую ярмарку и др.

С такой же дезинформационной целью верховное командование вермахта стремилось к тому, чтобы советская разведка рассматривала концентрацию войск на Востоке как якобы меру оборонительную, связанную с необходимостью их «обмена и отдыха».

Несмотря на эти и другие меры дезинформации, советские полпредства в Германии и в других странах, а также разведывательные органы СССР постоянно информировали об истинных намерениях гитлеровского руководства и даже определяли примерный срок агрессии. Небезынтересно отметить, что всего через 11 дней после принятия Гитлером «плана Барбаросса» (18 декабря 1940 г.) благодаря усилиям немецких антифашистов этот факт и основные замыслы плана стали известны советской разведке. Соответствующее предупреждение было получено даже от Шуленбурга. По некоторым данным, в Москву были переданы 84 предупреждения о намечавшейся агрессии Гитлера против Советского Союза1. Однако Сталин считал их провокационными.

Одни лишь Соединенные Штаты в первой половине 1941 г. по официальным каналам неоднократно предупреждали Москву о грозящем нападении Германии на Советский Союз. 1 марта 1941 г. госсекретарь США Уэллес сообщил об этом Лозовскому. 15 апреля это же повторил посол Штейнгардт. Тогда же он заявил, что в случае беды США помогут Советскому Союзу. 24 мая он же предупредил Вышинского, но тот отверг слухи о возможной войне. 5 июня Штейнгардт снова сообщил Лозовскому о сосредоточении немецких войск на границе с СССР и что в ближайшие две-три недели может произойти кризис.

Все эти предупреждения вызывали не только недоверие со стороны советского руководства, но и обвинения американцев в попытках спровоцировать советско-немецкий конфликт. Более того, в середине мая 1941 г. совершенно непонятно, по каким причинам, было введено ограничение для свободного передвижения американских дипломатов по Советскому Союзу. Сразу же последовали ответные меры и со стороны американских властей.

По поводу странных советских мер Штейнгардт 5 июня в беседе с Лозовским заявил, что его удивляет: в ближайшие две-три недели Советский Союз будет переживать величайший в своей истории кризис, а он не хочет укреплять своих отношений с Соединенными Штатами2.

При анализе международной обстановки накануне вторжения гитлеровцев в Советский Союз неизбежно возникает вопрос: как же гитлеровский генеральный штаб, зная, что германских генералов во все времена беспокоила опасность войны на два фронта, мог решиться пренебречь советами и Бисмарка, и Шлиффена, и Люддендорфа, и других германских стратегов? Да и сам Гитлер в книге «Майн кампф» также писал, что война на два фронта, против Востока и Запада одновременно, была бы фатальной ошибкой.

Представляется, что решающим фактором было то, что Советский Союз являлся самым серьезным препятствием на пути завоевания мирового господства фашистской Германией. Как свидетельствует бывший офицер генерального штаба сухопутных войск Г. Грейнер, 29 июля 1940 г. один из сотрудников штаба спросил генерала А. Йодля, не откладывается ли в связи с войной против Советского Союза вторжение в Англию, на что Йодль ответил, что с «падением России можно будет сделать Англию более податливой к миру»3. По утверждению других приближенных Гитлера, он неоднократно высказывал убеждение в том, что с разгромом Англии Россия будет продолжать борьбу, но с капитуляцией России Англия незамедлительно запросит мира4. Это означает, что война против СССР стала важнейшей составной частью планов гитлеровской Германии по установлению мирового господства.

Все эти факты свидетельствуют о том, что хотя в своей принципиальной основе стратегия Гитлера исходила из недооценки военного могущества Советского Союза, однако фашистская клика весьма тщательно готовилась к войне против СССР. Используя всю свою военную мощь, гитлеровские стратеги стремились добиться молниеносной победы в войне, ибо они знали, что затяжной борьбы германская экономика не выдержит.

Примечания

1. Whaley В. Codeword «Barbarossa». Z., 1973. P. 2.

2. АВП СССР, ф. Обзор, оп. 24б, п. 8, кор. 3, л. 156—162.

3. Greiner Н. Die Oberste Wehrmachtfuhrung. 1939—1945. Wiesbaden, 1951. S. 289.

4. Bucheil G. Hitler der Feldherr. Die Zerstorung einer Legende. Rastatt/Baden, 1958. S. 178.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты