Библиотека
Исследователям Катынского дела

Крессы всходние

Особо следует высказаться по поводу «дорогих сердцу каждого поляка Восточных землях», так называемых «крессов всходних». Профессор Вечеркович считает, что в сентябре 1939 г. «на этих землях необходимы были польские Фермопилы, чтобы продемонстрировать всему миру наши права на эти территории». Удивительная для профессора истории логика. Хотя это извечная логика польских политиков и историков — подтверждать право на захваченные территории не историческими основаниями, а силой оружия.

Уважаемый профессор не видит разницы между греческими воинами царя Леонида, защищавшими родную землю, и польскими легионерами, вынужденными оборонять земли, захваченные в 1920 г. Более того, в своем интервью «Новой газете» (№ 32, 5 мая 2005 г.) П. Вечоркевич утверждает, что «восточные земли издавна принадлежали Польше». Однако многочисленные исторические документы свидетельствуют, что так называемые польские «восточные земли» никогда не являлись исконно польскими.

Исторически сложилось так, что «восточные земли» на протяжении последних 400 лет несколько раз входили в состав польского государства. Поэтому с этими землями у значительной части поляков связаны личные воспоминания. Не случайно сердце «начальника польского государства» маршала Пилсудского, родившегося на «крессах всходних», захоронено в могиле матери на Вильнюсском кладбище Расу. На этой могиле мне довелось не раз бывать. Известный польский поэт и прозаик, лауреат Нобелевской премии Чеслав Милош — также уроженец восточных земель. Немало других известных людей тоже родилось там. Однако это не основание считать восточные земли исконно польскими. Вместе с тем следует признать, что достаточно спорным является вопрос о Львове. Но эта тема для украинских историков.

Немного истории. В XIII и XIV веках, в период междоусобицы русских князей и тяжелых поражений, понесенных ими от монголов, «восточные земли», являющиеся частью древнерусских западных княжеств, были включены в состав Великого княжества Литовского. Так, после завоевания в 1262 г. великим князем Литовским Миндаугасом (Миндовг) Полоцкого княжества в название Литовского княжества было добавлено и «Русское».

В 1321 г. великий князь Литовский Гедиминас (Гедимин) взял Киев. В 1322 г. Гедиминас стал официально именовать себя великим князем Литовским и Русским. В 1351-1352 гг. великий князь Литовский и Русский Альгирдас (Ольгерд) захватил Волынь. В 1362 г. Альгирдас завоевал Киевское княжество, княжить которым стал его сына Владимир. В 1363 г. в состав Великого княжества Литовского и Русского вошли земли Черниговского княжества и т. д. (Хроноскоп, с. 120— 121, 128, 130).

Надо иметь в виду, что преобладающим этническим компонентом Великого княжества Литовского, Жемайтского и Русского был славяно-русский, а сама государственность в определенной мере являлась продолжением древнерусской. «Статут Вялікаго княства Літоускага 1588 г.» был написан на старорусском языке, традиции которого более всего сохранились в современном белорусском языке. В период татаро-монгольского нашествия на Русь Великое княжество Литовское стало вторым центром собрания земель бывшей Киевской Руси.

Женой великого князя Литовского и Русского Альгирдаса (Ольгерда) была тверская княжна Ульяна. В «Послании Спиридона-Саввы» говорится, что в ответ на просьбу Ольгерда о помощи к тверскому великому князю Михаилу Александровичу тот «возлюбил его и и вдаде за него сестру свою великую княжну Ульяну». Основатель известной польской королевской династии Ягеллонов Йогайла (Ягайло) был сыном Ольгерда и Ульяны.

По Люблинской унии в 1596 г. земли древнерусских княжеств, ставшие частью Великого княжества Литовского, Жемайтского и Русского (наследниками которого являются Украина, Белоруссия и Литва, а не Польша) были принесены на алтарь совместного государства Речи Посполитой. Второй раз, восточные земли были включены в состав Польши по итогам договора о «Вечном мире» 1686 г. Третий — после поражения Советской России в войне 1920 г. Если на этом основании восточные земли считать польскими, то Варшаву следует считать русским городом, каковым она и являлась на протяжении более ста лет.

По поводу принадлежности Вильнюсского края к Польше также отсутствуют какие-либо исторические свидетельства. Основатель Вильнюса Великий князь Гедиминас правил в 1316—1340 гг. Согласно историческим документам Вильнюс уже в 1323 г. считался столицей Великого княжества Литовского. В 30 км от вильнюсского замка Гедиминас построил тракайский, который считался второй по значению резиденцией литовского князя. Никаких свидетельств о наличии в тех краях польских поселений нет.

Нельзя же серьезно полагать, что, данная территория была «приданым» великого князя литовского Йогайлы (Ягайло) при вступлении на польский трон в 1386 г.

Вильнюс во время существования польско-литовской федерации Речи Посполитой и позднее, в период нахождения Литвы в составе Российской Империи, подвергся этнической и культурной экспансии поляков. В результате к Первой мировой войне Вильнюс, исторически являясь государственным и культурным центром Литвы, стал городом с преимущественно польским населением. По переписи 1931 г. литовское население Вильнюса составляло всего 1,8%. Лишь немногим больше литовцы составляли в 1920 г. Но является ли это основанием считать Вильнюс польским городом?

В таком случае прародину сербов Косово следует считать албанской. В 1945 г. Б. Тито разрешил поселиться в древнейшей сербской провинции Косово 70.000 албанцам. В результате многолетней «ползучей» экспансии албанское население сербского края Косово к 2000 г. перевалило за миллион и составило большинство в Косово. После «свободных» выборов в 2005 г. албанцы заявили о своем намерении выйти из состава Сербии.

В качестве серьезного аргумента также нельзя рассматривать, созданное в результате «неподвластного» Варшаве, «бунта» частей польского генерала Люциана Желиговского, некое государственное образование с центром в городе Вильнюсе (Зарока. Lienuvos istorija. С. 561—562.). Об этом мистифицированном «бунте» польских воинских частей генерала Л. Желиговского следует сказать особо.

Известно, что в октябре 1920 г. воинские части генерала Желиговского, состоящие в основном из уроженцев Виленского края, якобы, игнорируя прямые указания властей Польши, захватили часть южной и восточной Литвы и город Вильнюс, создав там формально независимую псевдореспублику «Центральная, или Срединная Литва». Основанием для создания этого полугосударства явилось польское большинство населения этого региона.

В феврале 1921 г. это марионеточное полугосударство, после «убедительной» победы сторонников Л. Желиговского на плебисците, заявило о полной интеграции с Польшей. Далее польский Сейм принимает Виленский край в состав Польши. Потом это решение подтверждает парижская конференция стран Антанты.

Но от этого «восточные земли» не стали польскими. Не случайно патриарх польских историков З. Залусский об этом писал так: «...созданный генералом Желиговским сейм Центральной Литвы отверг все концепции самостоятельности или автономии литовско-белорусских земель и потребовал полной интеграции Вильно с Варшавой» (Налети. Ю. Пилсудский. С. 267).

Залусский высказался предельно ясно: Вильнюсский край — это «литовско-белорусские земли». В целом «восточные земли» Польши являлись «литовско-белорусско-украинскими». Как уже говорилось, в тот период Белоруссия и Украина входили в состав СССР и поэтому советские претензии на «восточные земли», в отличие от польских, были вполне обоснованными.

Говорить о польских Фермопилах на территории «восточных земель», по меньшей мере, некорректно. В данном случае пану Вечоркевичу следовало бы сослаться не на греков, а на Гитлера, который в 1943 г. призывал сделать Восточный вал на Днепре «могилой для Красной Армии». Это было бы ближе к истине.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты