Библиотека
Исследователям Катынского дела

Протокол о взаимопомощи между СССР и МНР (12 марта 1936 г.)

Японский спрут начал протягивать щупальца и в сторону Монгольской Народной Республики, захват которой мыслился, в частности, как подготовка к нападению на СССР. В начале 1936 г. начальник штаба Квантунской армии генерал С. Итагаки в беседе с министром иностранных дел Х. Аритой говорил о значении для Японии захвата МНР: «Если внешняя Монголия будет присоединена к Японии и Маньчжурии, то безопасности советского Дальнего Востока будет нанесен сильнейший удар... Поэтому армия планирует распространение влияния Японии и Маньчжурии на Внешнюю Монголию всеми средствами, имеющимися в ее распоряжении»1.

В связи с угрозой японской агрессии еще 27 ноября 1934 г. но просьбе правительства МНР Советское правительство заключило с ним джентльменское (устное) соглашение, которое предусматривало «взаимную поддержку всеми мерами в деле предотвращения и предупреждения угрозы военного нападения, а также оказание друг другу помощи и поддержки в случае нападения какой-либо третьей стороны на СССР или МНР»2. Это соглашение имело огромное значение для обеспечения независимости МНР и упрочения мира на Дальнем Востоке.

Однако японские империалисты вели себя все более агрессивно. Дело дошло до серьезных вооруженных столкновений на границе МНР с Маньчжоу-Го — марионеткой Японии. Приходилось опасаться, что японские империалисты могут предпринять вооруженное вторжение на территорию МНР.

С 11 декабря 1935 г. по 9 января 1936 г. по приглашению Советского правительства в СССР находилась правительственная делегация МНР во главе с Председателем Совета Министров Гендуном. В ходе переговоров особое внимание было уделено поставленным делегацией вопросам об укреплении обороноспособности МНР, о техническом оснащении и боевой подготовке ее армии, защите границ от японо-маньчжурских захватчиков3.

3 января 1936 г. в «Правде» были опубликованы ответы Гендуна на вопросы московского корреспондента «Ассошиэйтед Пресс» Ллойда, касающиеся опасности МНР со стороны Японии и ее заинтересованности в советской помощи. Гендун отметил, что действия японо-маньчжурских войск на границе МНР за последнее время свидетельствуют об агрессивности их намерений. Они нападают на пограничные части МНР, захватывают ее территорию. Я думаю, сказал он, что Япония ставит своей целью «ликвидацию нашей независимости и превращение нас во второе Маньчжоу-Го». Гендун отметил, что МНР находится в тесных дружественных отношениях с Советским Союзом. «Все мы рассчитываем, что СССР нас поддержит в случае, если мы сделаемся жертвой нападения со стороны захватчиков».

В начале февраля в газетах многих стран стали появляться сообщения об отправке крупных частей японо-маньчжурских войск к границам МНР с целью ее захвата4.

Еще в конце января 1936 г. Советское правительство приняло решение о поддержке МНР поставками вооружения и транспортных средств на сумму 8 млн тугриков5.

Советское правительство считало необходимым оказать Монгольской Народной Республике всю необходимую помощь. В феврале 1936 г. заместитель наркома иностранных дел СССР Б.С. Стомоняков заявил об этом и японскому послу в Москве6. 1 марта И.В. Сталин изложил позицию СССР в беседе с американским журналистом Р. Говардом. «В случае, если Япония решится напасть на Монгольскую Народную Республику, покушаясь на ее независимость, — сказал он, — нам придется помочь Монгольской Народной Республике... Мы поможем МНР так же, как мы помогли ей в 1921 г.»7 Три дня спустя М.М. Литвинов снова предупредил японского посла о решимости СССР прийти на помощь МНР8.

12 марта 1936 г. между СССР и МНР был подписан протокол о взаимопомощи. В преамбуле протокола указывалось, что, руководимые желанием поддержать дело мира на Дальнем Востоке и содействовать дальнейшему укреплению существующих между двумя странами дружественных отношений, правительства СССР и МНР решили оформить в виде протокола существующее между ними с 27 ноября 1934 г. джентльменское соглашение о взаимной помощи. В протоколе предусматривалось, что в случае угрозы нападения на территорию СССР или МНР их правительства обязуются немедленно обсудить совместно создавшееся положение и принять все те меры, которые могли бы понадобиться для ограждения безопасности обеих стран (ст. 1). Главной была статья 2 протокола, которая гласила: «Правительства Союза Советских Социалистических Республик и Монгольской Народной Республики обязуются в случае военного нападения на одну из договаривающихся сторон оказать друг другу всяческую, в том числе и военную, помощь»9.

Касаясь значения этого протокола, Б.С. Стомоняков отмечал в письме советскому полпреду в Японии, что протокол является новым звеном «в той цепи последовательных действий, которыми мы обуздываем японскую агрессию против МНР». Теперь Япония, конечно, уже не сомневается в том, что ее попытка захватить Монголию привела бы к войне с Советским Союзом. Серьезных действий Японии против Монголии «можно ожидать уже только тогда, когда Япония примет окончательное решение о войне с нами»10.

Подписание протокола было наглядным проявлением верности СССР пролетарскому интернационализму, огромной помощью Монгольской Народной Республике. Японские агрессоры вынуждены были отказаться от нападения на МНР.

Примечания

1. Цит. по: Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. М., 1962. С. 220—221.

2. Советско-монгольские отношения, 1921—1974: Документы и материалы. М., 1975. Т. 1. С. 548.

3. Документы внешней политики СССР. М., 1973. Т. 18. С. 666.

4. Правда. 1936. 11 февр.

5. Документы внешней политики СССР. Т. 18. С. 666.

6. Известия. 1936. 23 февр.

7. Документы внешней политики СССР. Т. 19. С. 105—106.

8. Известия. 1936. 5 марта.

9. Советско-монгольские отношения. Т. 1. С. 339—340.

10. Документы внешней политики СССР. Т. 19. С. 197.

 
Яндекс.Метрика
© 2021 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты