Библиотека
Исследователям Катынского дела

Срыв Советским Союзом польско-германских планов захвата Литвы

Весной 1938 г. вместе с Германией становилась на путь агрессии также Польша. Посол США в Варшаве Д. Биддл на основе своих бесед с польским министром иностранных дел полковником Ю. Беком сообщал в Вашингтон, что Польша стремится к установлению тесных отношений с Германией и приветствует германо-итальянское сотрудничество против коммунистической России, так как рассматривает ее как своего главного врага1.

Гитлеровцы были заинтересованы в привлечении Польши к активному участию в «антикоминтерновском пакте». Они неоднократно обращались к польским правителям с соответствующими предложениями2. Вопрос о присоединении Польши к пакту поднимала также фашистская Италия3. Не считая удобным открыто присоединяться к антикоминтерновскому пакту4 (во всяком случае, в то время), Польша самым тесным образом сотрудничала с участниками пакта, в том числе в отношении к СССР. 13 января 1938 г. Ю. Бек заявил министру иностранных дел Германии К. фон Нейрату, что он считает уничтожение большевизма «основной целью своей политики»5. 31 марта И. Риббентроп не преминул поднять в беседе с польским послом в Берлине Ю. Липским «не выходящую у него из головы идею широкого антикоммунистического сотрудничества». Польский посол в ответ заявил, что он убежден в целесообразности сотрудничества Германии и Польши «в борьбе против коммунизма»6. Подогревая аппетиты польских правящих кругов, гитлеровцы подчеркивали, что Польше «недостаточно» выхода к Балтийскому морю и она должна иметь также «выход к Черному морю»7.

Как отмечал в своих воспоминаниях французский посол в Берлине А. Франсуа-Понсе, Польша рассчитывала «извлечь пользу от удушения Германией Австрии и Чехословакии»8.

Сразу же после аннексии Германией Австрии Польша предприняла попытку захвата Литвы. Польские правящие круги рассматривали захват Литвы как «компенсацию» за поддержку агрессивных планов Германии в отношении Австрии9. Польский журнал «Пшеглёнд Повшехны» писал: «В связи с "аншлюсом" мы должны получить какую-то компенсацию... Качественно, ввиду своего геополитического положения, Литва является очень ценной»10.

В ночь на 11 марта польские пограничники спровоцировали инцидент на польско-литовской границе, чтобы создать повод для вторжения польских войск в Литву. 12 марта в Варшаве состоялось чрезвычайное заседание с участием генерального инспектора вооруженных сил Э. Рыдз-Смиглы, премьера Ф. Складковского и Я. Шембека, который замещал отсутствовавшего в Варшаве министра иностранных дел Ю. Бека. Было решено добиваться политического подчинения Литвы Польше11. У литовской границы были сосредоточены крупные силы польских войск, и в любой момент можно было ожидать их вторжения в Литву.

Германия и Польша действовали в тесном контакте. Польское правительство неоднократно заверяло гитлеровцев, что оно не имеет каких-либо возражений против захвата Германией Австрии12. Гитлеровцы «расплатились» с польскими правящими кругами уже 16 марта. Геринг сообщил Липскому о согласии Германии на захват Польшей Литвы, сделав, однако, оговорку о заинтересованности Германии в присоединении к ней Клайпеды13. Отметив, что действия Польши могут повлечь за собой осложнения в ее отношениях с СССР, Геринг одновременно сделал польскому послу «открытое предложение о польско-германском военном сотрудничестве против России»14.

В середине дня 17 марта Ю. Бек информировал германского посла в Варшаве г. Мольтке, что вечером Литве будет вручен ультиматум. Сообщая в Берлин об этой беседе, германский посол отмечал, что, согласно высказываниям Бека, в случае отклонения ультиматума «встанет вопрос о военной акции»15.

Одновременно готовилось вторжение в Литву также германских войск. «В случае конфликта между Польшей и Литвой, — писал И. Риббентроп 17 марта, — следует в первые же часы оккупировать территорию Клайпеды. Необходимые меры уже приняты»16. Таким образом, Литва оказалась перед смертельной опасностью одновременно со стороны двух агрессоров — Польши и Германии.

Советское правительство энергично выступило в поддержку Литвы. 16 марта 1938 г. М.М. Литвинов, вызвав польского посла в Москве В. Гжибовского, сделал ему заявление о том, что СССР заинтересован в разрешении Польско-Литовского пограничного конфликта мирным путем и что насильственные действия «могут создать опасность на всем востоке Европы». Серьезность положения заставляет Советское правительство, подчеркнул нарком, обратить внимание польского правительства на то обстоятельство, что СССР не смог бы остаться безучастным, если бы Литва оказалась под угрозой17 Это было серьезное предупреждение18.

Одновременно Советское правительство приняло меры к тому, чтобы оказать воздействие на Польшу через ее союзницу Францию, а также Англию. М.М. Литвинов дал советскому полпреду в Париже Я.З. Сурицу указание немедленно информировать французского министра иностранных дел Ж. Поль-Бонкура о его демарше В. Гжибовскому. Полпреду предписывалось поставить перед французским министром вопрос о необходимости принятия Францией мер к тому, чтобы «удержать Варшаву от безумной авантюры, которая грозит пожаром на всем востоке Европы»19.

В Заявлении Советского правительства от 17 марта, связанном с захватом Германией Австрии, была публично выражена озабоченность также в связи с тревожным положением, создавшимся на польско-литовской границе20.

Поскольку 17 марта Польша вручила Литве ультиматум21, в котором угрожала прибегнуть к военным действиям, на следующий день нарком иностранных дел сделал Гжибовскому для передачи в Варшаву повторное серьезное предупреждение22.

Вмешательство Советского правительства предотвратило захват Литвы Польшей и Германией.

Польские правящие круги, однако, упорно не хотели отказываться от своих захватнических устремлений, в том числе в отношении СССР. Это получило свое отражение в частности, в их планах создания возглавляемого Польшей блока стран, расположенных между Балтийским и Черным морями. Созданием этого блока польские правящие круги хотели, увеличив международное влияние Польши, подкрепить свои претензии о признании другими странами Польши великой державой. Польша намеревалась выступать во главе этого блока как союзница Германии в войне против СССР.

Имелось в виду создание и более широкого союза. Польский посланник в Бухаресте А. Арцишевский доказывал румынскому королю, что Германия сильнее, мол, Советского Союза и что в случае назревания войны Польша включится в блок, состоящий из Германии, Италии, Финляндии, Латвии, Эстонии, Венгрии, Австрии и Болгарии. Польша приветствовала бы, сказал он, присоединение к этому блоку Румынии, а вместе с ней — Югославии и Греции23. Еще в июле 1937 г. начальники генеральных штабов Польши и Румынии заключили соглашение, по которому в случае войны с СССР Польша обязалась выставить 350 тыс. солдат и Румыния — 250 тыс. Было решено, что если в их руках окажется вновь приобретенная территория, то она будет поделена между ними: области к югу от линии Винница—Киев—р. Десна, включая Одессу, отойдут к Румынии, а к северу от этой линии, включая Ленинград, — к Польше24.

Как будет показано дальше, Польша тесно сотрудничала с фашистской Германией и в расчленении Чехословакии.

Примечания

1. FRUS. 1937. Vol. 1. P. 147.

2. Papers and Memoirs of Józef Lipski. N. Y., 1968. P. 314—316, 360, 427. В кабинете Ю. Бека находились портреты Гитлера и Муссолини с их автографами. См.: Fest F.S. Hitler: Eine Biographie. Frankfurt a. М., 1973. S. 666, 791.

3. Zenlraies Staatsarchiv (Potsdam). Film 4662.

4. Wojciechowski M. Stosunki polsko-niemieckie, 1933—1938. W-wa, 1965. S. 400—401.

5. ADAP. Ser. D. Bd. 5. Baden-Baden, 1953. S. 33.

6. Ibid. S. 39; Документы и материалы по истории советско-польских отношений. М., 1969. Т. 6. С. 348—349. (Далее: Документы советско-польских отношений).

7. Документы советско-польских отношений. Т. 6. С. 334.

8. François-Poncet A. Souvenirs d'une ambassade à Beilin. P., 1946. P. 309.

9. Социалистические революции в Прибалтийских странах в 1940 г. М., 1978. С. 144—145.

10. Przegląd Powszëchny. 1938. N 4.

11. Советско-польские отношения, 1918—1945: Сб. ст. М., 1974. С. 215.

12. Papers and Memoirs of Józef Lipski. P. 323, 328, 331, 333, 336, 348, 350.

13. Ibid. P. 353—354.

14. Ibid. P. 353—354.

15. Zentrales Staatsarchiv. Film 15408.

16. ADAP. Ser. D. Bd. 5. S. 362, 365.

17. Документы внешней политики СССР. Т. 21. С. 129, 154.

18. Там же. С. 154.

19. Там же. С. 130.

20. Там же. С. 129.

21. Žiugžda R. Lietuva imperialistiniu valstibiu planuose, 1917—1940. Vilnius, 1983. L. 123.

22. Документы внешней политики СССР. Т. 21. С. 131—132.

23. Подробнее см.: Шевяков А.А. Советско-румынские отношения и проблема европейской безопасности, 1932—1939. М., 1977. С. 196—197.

24. Документы внешней политики СССР. Т. 20. С. 431—432.

 
Яндекс.Метрика
© 2021 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты