Библиотека
Исследователям Катынского дела

Начало интервенции фашистских держав в Испании и позиция СССР

18 июля 1936 г. в Испании начался контрреволюционный мятеж против правительства Народного фронта.

Испанская реакция начала готовиться к мятежу сразу же после состоявшихся в феврале 1936 г. выборов, на которых победу одержали партии Народного фронта. Они имели в новом составе парламента 269 мест. Правые партии получили только 157 мест, партии центра — 48. Потерпев поражение на выборах, реакция решила добиваться политической власти насильственным путем, опираясь на помощь германских и итальянских фашистов.

Готовность фашистских держав — Германии и Италии — оказать помощь испанской реакции предопределялась как политическими и стратегическими, так и экономическими причинами. Германские и итальянские фашисты опасались, что победа Народного фронта в Испании может привести к росту сил демократии и прогресса и в других странах Европы.

Германия и Италия связывали с победой реакционных сил в Испании также расчеты на укрепление своего военно-стратегического положения для дальнейшего расширения агрессии. Как считали в министерстве иностранных дел Германии, прежде всего коренным образом изменится положение Франции, поскольку под угрозой окажутся ее пиренейская граница и коммуникации с колониальной империей1. Муссолини рассчитывал, что, укрепив свои позиции на Пиренейском полуострове, он сделает большой шаг вперед к возрождению Римской империи и превращению Средиземного моря в «итальянское озеро». Он уже мечтал о лаврах римских императоров.

Италию и Германию привлекали также природные богатства Испании: уголь, железная руда, ртуть, вольфрам, свинец, которые им нужны были для войны2.

Вскоре же после начала мятежа в Испании туда широким потоком из Германии и Италии потекли военные материалы. Это было связано, в частности, и с тем, как отмечал в своем дневнике статс-секретарь МИД Германии Э. Вайцзеккер, что мятежники, возглавляемые Франко, не в состоянии «одними собственными силами установить господство в Испании»3. Американский посол в Испании К. Бауэрс также констатировал в конце 1936 г., что Франко не в состоянии победить без широкомасштабной военной поддержки со стороны Гитлера и Муссолини4.

В Испанию было направлено около 50 тыс. немецких военнослужащих (летчики, танкисты и др.). Помощь, которую Германия оказала испанским мятежникам, оценивалась по официальным немецким источникам в 500 млн марок (200 млн долл.)5. Италия направила в Испанию 1930 орудий, 950 танков и бронетранспортеров, 240 тыс. винтовок. В войне в Испании участвовало около 1000 итальянских самолетов. Против Испанской республики воевало около 150 тыс. итальянских солдат. Как заявил министр иностранных дел Италии Г. Чиано в беседе с Гитлером, расходы, связанные с итальянской интервенцией в Испании, составили 14 млрд лир (700 млн долл.)6.

Симпатии английских консерваторов также оказались на стороне испанской реакции. Классовая ненависть правящих кругов Англии к правительству Народного фронта в Испании была сильнее, чем их опасения по поводу того, что Испания в случае победы мятежников может оказаться в лагере будущих военных противников Англии. В дневнике одного из представителей британских твердолобых, Г. Ченнона, за 27 июля мы читаем в этой связи: «В течение нескольких дней мы надеялись, что правые победят, но сегодня вечером создалось такое впечатление, что красное правительство, к сожалению, выиграет»7.

Классовые чувства английских правящих кругов оказались особенно обострены тем, что в результате победы левых сил на выборах весной 1936 г. правительство Народного фронта было образовано вслед за Испанией также и во Франции. «Если зараза коммунизма, — писала английская консервативная газета "Дейли мейл", — распространяющаяся сейчас в Испании и Франции, перекинется на другие страны, то самыми полезными друзьями для нас оказались бы два правительства — германское и итальянское, уничтожившие эту заразу на своей земле»8. Английское правительство считало нежелательным оказывать хотя бы минимальную поддержку законному правительству Испании или как-то затруднять действия испанских мятежников.

Министр иностранных дел Англии А. Иден в беседе с советским полпредом отмечал, что победа Франко мало угрожала бы британским интересам. Франкисты-де не такие уж плохие люди. На замечание И.М. Майского о том, что франкисты, несомненно, превратятся в слепое орудие в руках Гитлера и Муссолини и что поэтому необходимо принимать меры против германо-итальянской интервенции, А. Идеи воскликнул: «Но ведь это значит создать в Испании крайне левое, может быть, даже коммунистическое правительство»9. А в Париже английский посол без стеснения похвалялся тем, что Англия сочувствует мятежникам10.

У. Черчилль также не скрывал в беседе с советским полпредом, что, по его мнению, победа франкистов — это «меньшее зло», чем победа республиканского правительства Испании. И.М. Майский телеграфировал в Москву об этой беседе: «Начал Черчилль с того, что, мол, победа Франко с точки зрения британских интересов выгоднее, чем победа испанского правительства... Я возражал, подчеркивая падение британского престижа в Европе и рост влияния Гитлера и Муссолини, и предрекал, что в случае победы Франко хозяевами положения в Испании и на Средиземном море окажутся фашистские диктаторы. В конце концов я назвал Черчилля "плохим империалистом", на что он обиделся и воскликнул: "Так что же вы хотите, чтобы я стал поддерживать диктатуру пролетариата в Испании?"»11

Во главе правительства Франции находился в то время правый лидер французских социалистов Л. Блюм, который, по существу, разделял в отношении Испании политику английских тори. 25 июля 1936 г. французское правительство запретило вывоз оружия в Испанию и закрыло франко-испанскую границу. Вместо с английскими «твердолобыми» Л. Блюм стремился к «умиротворению» Германии и к франко-германскому сближению. 12 сентября 1936 г. советский полпред во Франции В.П. Потемкин сообщал в НКИД, что обострение внутренней обстановки в стране, испанские события, нерешительность Англии и растущая мощь Германии укрепляют во Франции «тенденцию к соглашению с Германией... Параллельно с усилением тенденции к сближению с Германией наблюдается обострение антисоветских настроений»12. Французские деятели Ж. Бонне и Ж. Мандель признали в беседе с В.П. Потемкиным, что правительство Л. Блюма идет на поводу у англичан и стремится к заключению соглашения с Германией13.

Прошло всего полгода с момента вступления в силу советско-французского договора о взаимопомощи, а французское правительство уже начало рассматривать вопрос о том, как бы избавиться от него. Министр иностранных дел Франции И. Дельбос говорил в ноябре 1936 г., что «главная цель франко-русского соглашения заключается в том, чтобы не допустить сближения между Германией и Советской Россией, т. е. противодействовать возможному возобновлению рапалльской политики». В настоящее время подписание между Германией и Японией антикоминтерновского пакта «окончательно исключает такую возможность. Поэтому отношение французского правительства к соглашению с Россией может быть изменено». И. Дельбос утверждал, что во Франции большинство выступает за установление взаимопонимания с Германией14.

Политика США отличалась в испанском вопросе от политики Англии и Франции только внешне. Если английское и французское правительства проводили политику «невмешательства», то правительство США придерживалось политики нейтралитета, изоляционизма15. 7 января 1937 г. законы США о нейтралитете были распространены и на Испанию. Это серьезно затруднило положение республиканского правительства, так как лишило его возможности покупать в США военные материалы. Лучше всего об этом свидетельствует Франко, который заявил: «Законодательство о нейтралитете... быстрота, с которой оно было принято и приведено в действие, — это жест, который мы, националисты, никогда не забудем»16. Фашистская пресса ликует, утверждая, что «американский нейтралитет означает германо-итальянское господство в Испании», констатировал американский посол в Берлине У. Додд17. Рузвельт также впоследствии признал, что позиция, занятая США, была «серьезной ошибкой»18.

К тому же, нарушая законы о нейтралитете, американские монополии поставляли испанским мятежникам (прямо или через третьи страны) бензин, грузовые автомашины и даже авиационные бомбы, причем в кредит. Так, американские фирмы «Студебеккер», «Форд» и «Дженерал моторс» поставили Франко 12 тыс. грузовиков, а фирма «Тексако» (филиал «Стандард ойл») — более 1,8 млн т бензина. «Без американской нефти, без американских грузовиков, без американских кредитов, — признавали франкисты, — мы бы никогда не смогли выиграть войну»19.

В августе 1936 г. в результате настойчивых усилий Франции и Великобритании между 27 государствами Европы было заключено соглашение о невмешательстве в дела Испании. В соответствии с этим соглашением 9 сентября в Лондоне началась деятельность Комитета по невмешательству в дела Испании, состоявшего из дипломатических представителей этих государств в Великобритании.

По просьбе Франции Советский Союз также подписал это соглашение и выразил готовность принять участие в работе комитета20. Советское правительство руководствовалось при этом стремлением локализовать гражданскую войну в Испании, с тем чтобы она не переросла в войну мировую.

Разумеется, Советское правительство понимало, что такое соглашение имело мало общего с нормами международного права, по которым законное правительство страны имело полное право закупать за границей оружие для борьбы с мятежниками. Заключением же указанного соглашения испанское правительство лишалось возможности использовать это право. Но существовала некоторая надежда, что такое соглашение может положить конец оказанию Германией и Италией помощи испанским фашистским мятежникам, т. е. их противозаконному вмешательству во внутренние дела Испании. Советский Союз исходил из того, что без иностранного вмешательства испанский народ, большинство которого, как показали выборы, было на стороне законного республиканского правительства, сумеет отстоять свои демократические завоевания, преградить путь реакции и мракобесию. 2 сентября советскому представителю в Лондонском комитете были даны указания руководствоваться в нем «стремлением всячески затруднить доставку оружия испанским мятежникам» и добиваться строгого контроля над действиями Германии, Италии и Португалии21.

Участие в Комитете по невмешательству давало Советскому правительству возможность отстаивать в нем интересы Испанской республики, не допускать принятия им каких-либо решений, ущемляющих ее законные интересы, разоблачать германских и итальянских интервентов (решения комитета принимались единогласно, т. е. без согласия СССР ни одно решение не могло быть принято). Советские представители развернули в комитете энергичную борьбу с целью пресечения поставок Германией и Италией военных материалов испанским фашистам. Оно оказывало всяческое противодействие протаскиванию англичанами через комитет «компромиссных решений», которые, по существу, означали бы потворствование германским и итальянским нарушителям соглашения о невмешательстве.

Советское правительство лояльно соблюдало соглашение о невмешательстве. Но когда стало очевидным, что Италия и Германия продолжают оказывать испанским мятежникам всевозможную военную помощь, Советский Союз выступил 7 октября 1936 г. с предупреждением о том, что если немедленно не будут прекращены нарушения соглашения о невмешательстве, то СССР будет считать себя свободным от обязательств, вытекающих из этого соглашения22.

12 октября временный поверенный в делах СССР в Великобритании С.Б. Каган отмечал в письме председателю Комитета по невмешательству заместителю министра иностранных дел Англии лорду Плимуту, что поставки военных материалов испанским мятежникам осуществляются главным образом через Португалию и португальские порты. Поэтому Советское правительство требует от комитета, писал он, установления контроля над португальскими портами. В письме предлагалось возложить осуществление этого контроля на английский и французский флоты23. Однако Плимут отказался созвать заседание комитета для обсуждения поставленного Советским правительством вопроса24.

Поскольку поставки мятежникам военных материалов из Германии и Италии не только не прекратились, а, напротив, продолжали расширяться, Советское правительство выступило 23 октября с новым заявлением. Оно указывало, что соглашение о невмешательстве систематически нарушается рядом его участников, в связи с чем оно превратилось в пустую бумажку и фактически перестало существовать. Не желая стать невольным пособником несправедливого дела, говорилось в заявлении, Советское правительство видит лишь один выход из создавшегося положения: вернуть законному правительству Испании право и возможность закупать оружие. Советское правительство заявляло, что оно «не может считать себя связанным соглашением о невмешательстве в большей мере, чем любой из остальных участников этого соглашения»25.

Стало очевидным, что работа Комитета по невмешательству не создает действительных гарантий против снабжения военными материалами испанских мятежников. Советское правительство обоснованно считало, что, поскольку Германия и Италия поставляют оружие мятежникам, имеются все основания для того, чтобы не ставить законное правительство Испании в худшее положение и возобновить продажу необходимой ему военной техники, боеприпасов и других материалов26.

1 ноября М.М. Литвинов направил полпреду в Лондоне указания в случае необходимости дать членам Комитета по невмешательству понять, что «мы потеряли всякий интерес к нынешней абсолютно никчемной работе комитета и что остаемся в нем, лишь пока еще есть надежда установить контроль на будущее время»27.

Советские газеты были полны сообщений о митингах солидарности советских людей с героическим испанским народом. 8 августа 1936 г. 120 тыс. человек собрались на Красной площади, чтобы выразить свое отношение к происходящим в Испании событиям. К концу октября советскими людьми было собрано 47,6 млн руб. и на эту сумму в Испанию для женщин и детей были отправлены пароходы с продовольствием, одеждой и медикаментами28.

Глава испанского правительства Х. Хираль выразил через специального корреспондента «Правды» М. Кольцова «чувства огромной благодарности всего правительства и всех поддерживающих его групп за подлинно благородное отношение народов Советского Союза, не оставивших испанский народ в тяжелый момент»29.

Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Испании Хосе Диас в телеграмме И.В. Сталину также выразил благодарность за братскую помощь и солидарность советского народа. Отвечая на эту телеграмму, 15 октября Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И.В. Сталин писал: «Трудящиеся Советского Союза выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а общее дело всего передового и прогрессивного человечества»30.

Позиция СССР в отношении Испанской республики была изложена также 21 декабря 1936 г. в письме И.В. Сталина, В.М. Молотова и К.Е. Ворошилова главе нового испанского правительства Л. Кабальеро: «Мы считали и считаем своим долгом, в пределах имеющихся у нас возможностей, прийти на помощь испанскому правительству, возглавляющему борьбу всех трудящихся, всей испанской демократии против военно-фашистской клики, являющейся агентурой международных фашистских сил»31.

Когда 7 ноября 1936 г. войска мятежников начали наступление на Мадрид, законное испанское правительство уже располагало первыми советскими танками и самолетами. По неполным данным, за период германо-итальянской интервенции Советский Союз доставил в республиканскую Испанию 806 военных самолетов, 362 танка и более 100 бронеавтомобилей, 1555 артиллерийских орудий, 15 113 пулеметов, 500 тыс. винтовок, 4 млн снарядов и мн. др.32

Лозунг испанских патриотов «No pasaran!» громко раздавался в те дни во многих странах мира. Под этим лозунгом героически сражались за демократию, против фашизма более 42 тыс. добровольцев, прибывших в республиканскую Испанию со всех континентов. Среди них было около 3 тыс. советских добровольцев — военных советников, летчиков, танкистов и др.33

Развязав мятеж, испанская реакция надеялась на быструю и легкую победу над республиканцами. Однако их расчеты провалились. Против мятежников поднялись народные массы Испании. Их героизм оказался сильнее фашистского оружия. Грудью став на пути интервентов к испанской столице, они сорвали расчеты фашистов быстро покончить с Испанской республикой. Развернулось первое серьезное вооруженное столкновение сил агрессии и фашизма с силами мира и прогресса в Европе. В результате упорных боев 7—8 ноября силы республиканской Испании остановили наступление войск фашистских мятежников на Мадрид34. Война в Испании приобрела затяжной характер.

Гражданская война и иностранная интервенция в Испании внесли существенные изменения в расстановку сил в Европе. Реакционные круги Англии и Франции, озабоченные успехами прогрессивных сил в ряде стран, особенно образованием правительств Народного фронта в Испании и Франции, все больше стали руководствоваться в своей внешней политике не национальными интересами своих стран и народов, а внутриполитическими, идеологическими соображениями. Франция все больше отходила от намечавшегося было сотрудничества с Советским Союзом и вслед за Англией стала придерживаться курса на империалистическую сделку с Германией и Италией, т. е. политики попустительства их агрессивным устремлениям.

В то же время тесное сотрудничество итальянских и германских фашистов в интервенции в Испании ускорило сколачивание блока агрессоров. «Мы должны приступить к активным действиям, — заявил Гитлер в беседе с министром иностранных дел Италии Чиано. — Мы должны переходить в наступление». Главарь фашистского рейха доказывал, что интересы Германии и Италии не сталкиваются: Германия должна иметь свободу действий на востоке Европы и в Прибалтике, а любые изменения в соотношении сил в бассейне Средиземного моря должны происходить в интересах Италии. Он отмечал, что германское правительство успешно ведет переговоры о сотрудничестве также с Японией и Польшей. Тактическое средство в отношении западных держав, которое позволит Германии и Италии осуществить их цели, подчеркивал германский канцлер, — это антибольшевизм35.

25 октября 1936 г., на следующий день после этой беседы, состоялось подписание германо-итальянского соглашения, положившего начало существованию так называемой «оси Берлин—Рим». Между двумя агрессорами были согласованы меры по оказанию помощи испанским мятежникам. Нацисты признали захват Италией Эфиопии, а итальянцы обещали не вмешиваться в отношения между Германией и Австрией.

Примечания

1. Akten zur deutschen auswärtigen Politik, 1919—1945. Ser. D. Bd. 3. S. 644. (Далее: ADAP).

2. Овчинников Р.С. За кулисами политики невмешательства. М., 1959. С. 22—23.

3. Die Weizsäcker-Papiere, 1933—1950. Frankfurt а. М., 1974. S. 102.

4. Цит. по: Овсяный И.Д. Тайна, в которой война рождалась. М., 1975. С. 148.

5. Война и революция в Испании, 1936—1939. М., 1968. Т. 1. С. 198, 200.

6. Там же, с. 202—204. Впоследствии Муссолини признал в разговоре с Чемберленом, что Италия потеряла в Испании 50 тыс. человек. (Documents on British Foreign Policy. Ser. 3. L., 1949. Vol. 2. P. 636. (Далее: DBFP).

7. The Diaries of Sir Henry Channon. L., 1967. P. 73.

8. Цит. пo: История дипломатии. 2-е изд. М., 1965. Т. 3. С. 632.

9. Цит. по: Попов В.И. Дипломатические отношения между СССР и Англией, 1929—1939 гг. М., 1965. С. 287, 295.

10. АВП СССР. Ф. 059. Оп. 1. Д. 1565. Л. 168—169.

11. АВП СССР. Ф. 05. Оп. 16. Д. 24. Л. 54—55. О позиции У. Черчилля см. также: Трухановский В.Г. Уинстон Черчилль: Политическая биография. М., 1982. С. 265.

12. АВП СССР. Ф. 05. Оп. 16. Д. 123. Л. 111—112.

13. АВП СССР. Ф. 059. Оп. 1. Д. 1608. Л. 138; Ф. 05. Оп. 16. Д. 123. Л. 124.

14. Papers and Memoirs of Józef Lipski. N. Y., 1968. P. 277.

15. Подробнее см.: Пожарская С.П. Испания и США: Внешняя политика и общество, 1936—1976. М., 1982.

16. Bendiner R. The Riddle of the State Department. N. Y., 1942. P. 56.

17. Дневник посла Додда, 1933—1938. М., 1961. С. 470.

18. Dallek R. Franklin D. Roosevelt and American Foreign Policy, 1932—1945. N. Y., 1979. P. 180.

19. Война и революция в Испании, 1936—1939. М., 1968. Т. 1. С. 228—229.

20. Документы внешней политики СССР. Т. 10. С. 393, 395—397, 402—403, 761.

21. Там же. С. 418.

22. Там же. С. 464.

23. Там же. С. 470—471.

24. Там же. С. 471.

25. Там же. С. 513—514.

26. Известия. 1936. 30 окт.

27. Документы внешней политики СССР. Т. 19. С. 530—531.

28. Международная солидарность трудящихся в борьбе с фашизмом, против развязывания второй мировой войны, 1933—1937. М., 1961. С. 436.

29. Правда. 1936. 20 авг.

30. Документы внешней политики СССР. Т. 19. С. 486.

31. Война и революция в Испании. Т. 1. С. 419.

32. Проблемы испанской истории. М., 1971. С. 289.

33. История второй мировой войны. М., 1974. Т. 2. С. 55, 57.

34. Там же. С. 51.

35. Ciano's Diplomatic Papers. L., 1947. P. 57—59.

 
Яндекс.Метрика
© 2021 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты