Библиотека
Исследователям Катынского дела

Советский Союз на стороне Китая

Только Советский Союз выражал готовность оказывать Китаю помощь в борьбе против японских агрессоров. Советское правительство не имело перед Китаем каких-либо особых договорных обязательств. И тем не менее оно готово было прийти на помощь китайскому народу в борьбе против иностранной интервенции.

Советское правительство воспользовалось в 1935 году визитом в Москву лорда-хранителя печати Англии А. Идена, для того чтобы обсудить с ним вопрос о Тихоокеанском пакте. Советский Союз предлагал теперь заключить пакт не о ненападении, как в 1933 году, а о взаимопомощи. Народный комиссариат иностранных дел СССР писал накануне визита Идена: «Мы готовы сотрудничать с Англией как и с другими странами, в деле обеспечения мира на Дальнем Востоке. Конкретно мы мыслим себе региональный Тихоокеанский пакт о взаимопомощи с участием СССР, Китая, Японии, Великобритании, США, Франции, Голландии...» Суть пакта в том, что «дальнейшей агрессии Японии были бы противопоставлены силы всех остальных участников пакта»1.

28 марта 1935 г. нарком иностранных дел СССР в беседе с А. Иденом подчеркнул, что для прочного обеспечения мира на Тихом океане «нужны коллективные усилия всех заинтересованных государств». Однако Иден не поддержал это предложение. Он выразил сомнение в готовности США активно сотрудничать в деле обеспечения мира и безопасности на Дальнем Востоке2.

Английское правительство и само не было склонно принимать участие в создании системы коллективной безопасности на Дальнем Востоке, но старалось возложить вину за попустительство японской агрессии на Соединенные Штаты Америки.

Американское правительство по-прежнему предпочитало иной путь обеспечения своих интересов на Дальнем Востоке. Об этом откровенно заявил заместитель государственного секретаря США Р. Мур в разговоре с поверенным в делах СССР в США А.Ф. Нейманом. Нужно несколько лет, сказал он, чтобы США получили превосходство над Японией. «Они-де надеялись, — писал Нейман о высказываниях Мура, — что СССР облегчит им положение, начав войну с Японией»3.

В связи с агрессивными действиями Японии глава китайского правительства Кун Сянси в октябре 1935 года поставил перед советским полпредом Д.В. Богомоловым вопрос, может ли Китай в случае оказания военного сопротивления Японии рассчитывать на получение из СССР военных материалов. 20 ноября 1935 г. советский полпред сообщил Куну о согласии СССР поставить Китаю военные материалы4. Но правительство Чан Кайши, надеясь путем уступок избежать открытого вооруженного конфликта с Японией, стало само затягивать переговоры о реализации этой договоренности.

Японский спрут начал протягивать щупальца и в сторону Монгольской Народной Республики, захват которой мыслился как ступень в подготовке к войне против СССР. 28 марта 1936 г. начальник штаба Квантунской армии генерал С. Итагаки в беседе с министром иностранных дел Х. Аритой говорил о значении захвата МНР для Японии: «Если Внешняя Монголия будет присоединена к Японии и Маньчжурии, то безопасности советского Дальнего Востока будет нанесен сильнейший удар... Поэтому армия планирует распространение влияния Японии и Маньчжурии на Внешнюю Монголию всеми средствами, имеющимися в ее распоряжении»5. В связи с угрозой японской агрессии еще 27 ноября 1934 г. по просьбе правительства МНР Советское правительство заключило с ним джентльменское (устное) соглашение, которое предусматривало «взаимную поддержку всеми мерами в деле предотвращения и предупреждения угрозы военного нападения, а также оказание друг другу помощи и поддержки в случае нападения какой-либо третьей стороны на СССР или МНР»6.

Поскольку опасность со стороны Японии продолжала усиливаться (дело дошло до настоящих боев у границ МНР), 12 марта 1936 г. между СССР и МНР был подписан протокол о взаимной помощи7. Касаясь значения этого протокола, НКИД отмечал в письме советскому полпреду в Японии, что он «является новым звеном в той цепи последовательных действий, которыми мы обуздываем агрессию против МНР». Теперь Япония уже, конечно, не сомневается в том, что ее попытка захватить Монголию привела бы к войне с Советским Союзом8. Этот протокол, как и джентльменское соглашение, имел огромное значение для обеспечения независимости МНР и упрочения мира на Дальнем Востоке, был наглядным проявлением верности СССР принципу пролетарского интернационализма.

11 марта 1937 г. М.М. Литвинов поставил вопрос о Тихоокеанском пакте о взаимопомощи в беседе с китайским послом в СССР Цзян Тинфу. «Я убежден, — сказал он, — что только такой пакт может окончательно прекратить агрессию Японии и обеспечить мир на Дальнем Востоке». Далее он отметил необходимость убедить в этом другие державы, в особенности Великобританию и США, и в этом направлении должны быть сделаны усилия как китайской, так и советской дипломатией9.

Советскому полпреду в Китае (в Нанкине) Д.В. Богомолову были даны обстоятельные директивы, которые должны были лечь в основу переговоров с китайским правительством. В них содержалось предложение о заключении с нанкинским правительством договора о дружбе, предусматривающего «обязательство непринятия одной из сторон мер и незаключения ею соглашений, которые могли бы поставить в выгодное положение третье государство, со стороны которого угрожает опасность нападения другой договаривающейся стороне». Далее предусматривалось принятие обеими сторонами мер «в целях охраны их общих интересов». Советское правительство выразило готовность заключить с нанкинским правительством военно-техническое соглашение, предусматривавшее продажу ему самолетов, танков и другого военно-технического снаряжения с предоставлением в этих целях кредита на сумму 50 млн долл., а также подготовку в СССР китайских летчиков и танкистов. Советский Союз предлагал включить в договор о дружбе обязательство обеих сторон всемерно содействовать скорейшему заключению Тихоокеанского пакта о взаимопомощи. 1 апреля Д.В. Богомолов передал эти предложения Кун Сянси10.

Однако китайское правительство продолжало колебаться. 16 июня 1937 г. полпред в Китае сообщал в НКИД, что китайское правительство в настоящее время относится к идее Тихоокеанского пакта отрицательно, так как опасается вызвать недовольство Японии и «окончательно закрыть дверь к двустороннему соглашению с Японией, на что Чан Кайши, по-видимому, еще не потерял надежду». Китайцы не дают ответа ни на предложения о заключении договора о ненападении, ни об оказании Китаю помощи военными материалами11.

14 мая премьер-министр Австралии Дж. Лайонс также выступил с предложением о заключении Тихоокеанского пакта, правда, пакта о ненападении, а не о взаимной помощи. Советское правительство решило поэтому еще раз попытаться добиться заключения пакта.

Во второй половине мая, находясь в Женеве в связи с сессией Совета Лиги наций, М.М. Литвинов вел переговоры о Тихоокеанском пакте с министром иностранных дел Англии А. Иденом и председателем исполнительного юаня Китая Кун Сянси12. Советскому полпреду в Лондоне И.М. Майскому было дано указание обсудить этот вопрос с Дж. Лайонсом. Полпреду предлагалось сообщить премьер-министру Австралии о положительном отношении СССР к его предложению, но высказать соображения в пользу пакта о взаимной помощи13.

В беседе с И.М. Майским 15 июня Лайонс отнесся положительно к идее заключения пакта о взаимопомощи, но высказал мнение, что ни Англия, ни США не готовы заключить подобное соглашение14.

Полпреду в Вашингтоне А.А. Трояновскому было поручено выяснить позицию США. «Правда, — писал НКИД, — мы имели в виду Тихоокеанский пакт о взаимной помощи, а Лайонс сводит это к обязательству о ненападении»15.

Рузвельт не проявил, однако, желания принять участие в таком пакте. Он заявил 28 июня Трояновскому, что США не могут вступать в союзы и другие подобные соглашения. Что касается предложения Лайонса о заключении Тихоокеанского пакта о ненападении, то Рузвельт, ссылаясь на то, что нет смысла заключать пакт, если в нем не будет участвовать Япония, не поддержал и это предложение16.

Когда 7 июля 1937 г. началось вторжение японских войск в Китай, советская печать решительно осудила действия японских агрессоров. «Речь идет о новом важном этапе в империалистической борьбе в Восточной Азии, на Тихом океане, — писала газета «Известия», — о новом существенном этапе в агрессии японского империализма, стремящегося поработить китайский народ»17.

19 июля 1937 г. китайское правительство наконец решилось принять советскую помощь. Оно обратилось к СССР через советского полпреда с просьбой о поставке Китаю военных материалов и предоставлении необходимых в связи с этим кредитов18. Советское правительство сразу же откликнулось на просьбу Китая о помощи. 29 июля полпреду в Китае было дано указание сообщить китайскому правительству о согласии СССР удовлетворить его просьбу19.

Выражая готовность поставлять Китаю военные материалы, ЦК ВКП(б) и Советское правительство одновременно считали необходимым предварительное заключение между СССР и Китаем договора о дружбе и ненападении, так как надо было иметь гарантию, что советское оружие не будет использовано против СССР. Советский полпред неоднократно ставил этот вопрос перед представителями китайского правительства20.

Между тем Китай стал усиленно добиваться заключения советско-китайского договора о взаимопомощи. 16 июля этот вопрос поднимал перед советским полпредом председатель законодательного юаня Китая Сунь Фо. Раскрывая суть этих предложений, советский полпред писал в Москву: «Ставка на японо-советскую войну остается у Чан Кайши по-прежнему идеей фикс»21.

В условиях, когда Китай уже находился в состоянии фактической войны с Японией, ЦК ВКП(б) и Советское правительство, естественно, не считали возможным заключать двустороннем порядке договор о взаимопомощи с Китаем22. М.М. Литвинов писал советскому. полпреду, что «форсирование китайцами этого вопроса в настоящий момент сводится ведь к тому, чтобы мы теперь же ввязались в войну с Японией»23.

21 августа 1937 г. между СССР и Китаем был подписан договор о ненападении24, имевший в тех условиях важнейшее значение для укрепления международных позиций Китая. В редакционной статье газеты «Правда», посвященной договору, подчеркивалось, что этот договор является выражением дружественных чувств, которые народы СССР питают по отношению к китайскому народу, борющемуся за свою свободу и независимость. Советско-китайский договор, указывалось в статье, практически подтверждает и закрепляет принцип неделимости мира, необходимость защиты мира как на Западе, так и на Востоке. Советско-китайский договор показывает всем странам путь борьбы с военной угрозой. Он является новым инструментом мира25.

Заключение советско-китайского договора о ненападении, как отмечал полпред СССР в Японии М.М. Славуцкий, произвело в Японии «огромное впечатление»26. В Токио расценивали договор как дипломатическое поражение Японии27.

Уже 14 сентября была достигнута договоренность о конкретных поставках в Китай военных материалов за счет предоставляемого Советским Союзом долгосрочного кредита. По просьбе китайской делегации сроки доставки первой партии самолетов были самыми минимальными. Первые 225 самолетов, в том числе 62 средних бомбардировщика и 155 истребителей, советская сторона обязалась подготовить и отправить в Китай до 25 октября 1937 г.28 Китайский посол в СССР Цзян Тинфу заявил в беседе с заместителем наркома Б.С. Стомоняковым, что китайцы исключительно довольны духом и результатом переговоров, которые дали Китаю даже больше того, что они ожидали29.

1 марта 1938 г. было подписано соглашение о предоставлении Советским Союзом Китаю кредита в размере 50 млн долл. для финансирования осуществлявшихся поставок военных материалов30.

К середине 1938 года Советский Союз поставил Китаю 297 самолетов, 82 танка, 425 пушек и гаубиц, 1825 пулеметов, 400 автомашин, 360 тыс. снарядов, 10 млн патронов и другие военные материалы31. Помощь Советского Союза дала Китаю возможность избежать разгрома и капитуляции, продолжать оказывать сопротивление японским агрессорам.

В связи с советской помощью Китаю усилилась опасность нападения Японии на СССР. Министр иностранных дел Франции И. Дельбос информировал американского посла в Париже У. Буллита 26 августа 1937 г. о получении от посла в Японии телеграммы о том, что «Япония, по-видимому, намерена объявить Советскому Союзу войну». Английский посол в Японии Р. Крейги также отмечал желание японцев свести счеты с СССР. Помощник американского военного атташе в Японии Векерлинг писал в Вашингтон, что японская армия «своим главным врагом считает Советскую Россию» и «предотвратить новую русско-японскую войну невозможно»32. Полпред СССР в Японии М.М. Славуцкий констатировал старание японской военщины всеми силами привить японскому народу мысль о «неизбежности близкой войны с Советским Союзом»33.

Международное положение Советского Союза усугублялось и тем, что в случае войны на Дальнем Востоке он должен был считаться также с серьезными осложнениями на своих западных рубежах. Японский посол в Берлине сообщил французскому послу об обещаниях германского и итальянского правительств предоставить Японии «активную военную помощь в том случае, если СССР окажется в дальневосточном конфликте на стороне Китая»34.

Серьезные опасения вызывала также позиция Польши. Японский военный атташе в Польше генерал Р. Савада, обратившись 24 августа 1937 г. к польскому правительству с просьбой поддержать японцев при обсуждении вопроса о японо-китайском конфликте в Лиге наций, особенно подчеркнул, что Китай сотрудничает с СССР, а у Японии и Польши «общие интересы» в отношении Советского Союза. Польское правительство охотно откликнулось на эту просьбу, считая Японию естественным союзником Польши35.

Япония не решилась на войну против СССР. Вместе с быстрым экономическим развитием Советского государства росла также его оборонная мощь. К началу 1936 года Советские Вооруженные Силы насчитывали 1300 тыс. человек, а к 1937 году их численность была доведена до 1433 тыс. человек36. К тому же Советское правительство постоянно уделяло самое серьезное внимание укреплению обороны дальневосточных рубежей страны. Все это подействовало отрезвляюще на японских агрессоров.

Примечания

1. АВП СССР. — Ф. 05. — Оп. 15. — Д. 122. — Л. 126, 128—129.

2. См. Документы внешней политики СССР. — Т. 18. — С. 239.

3. АВП СССР. — Ф. 059. — Оп. 1. — Д. 1263. — Л. 270.

4. См. Документы внешней политики СССР. — Т. 18. — С. 662—663.

5. Цит. по: Кутаков Л.Н. История советско-японских дипломатических отношений. — С. 220—221.

6. Советско-монгольские отношения, 1921—1974. Документы и материалы. — М., 1975. — Т. I. — С. 548.

7. См. Правда. — 1936. — 8 апр.

8. См. Документы внешней политики СССР. — Т. 19. — С. 197.

9. Там же. — Т. 20. — С. 117.

10. См. Там же. — С. 155, 701.

11. См. АВП СССР. — Ф. 09. — Оп. 30. — Д. 180. — Л. 117—122.

12. См. Документы внешней политики СССР. — Т. 20. — С. 266, 278.

13. Там же. — С. 303—304.

14. Там же. — С. 310.

15. Там же. — С. 732.

16. Там же. — С. 338.

17. Известия. — 1937. — 22 июля.

18. См. Документы внешней политики СССР. — Т. 20. — С. 394.

19. См. АВП СССР. — Ф. 09. — Оп. 30. Д. — 180. — Л. 72—73.

20. См. Документы внешней политики СССР. — Т. 20. — С. 394, 430, 438.

21. Там же. — С. 389.

22. Там же. — С. 701, 430.

23. Там же. — С. 738.

24. См. Известия. — 1937. — 30 авг.

25. См. Правда. — 1937. — 30 авг.

26. Документы внешней политики СССР. — Т. 20. — С. 747.

27. См. Капица М.С. Советско-китайские отношения. — М., 1958. — С. 271.

28. Яковлев А.Г. СССР и борьба китайского народа против японской агрессии (1931—1945 гг.) // Ленинская политика СССР в отношении Китая. — М., 1968. — С. 102—103.

29. См. АВП СССР. — Ф. 09. — Оп. 30. — Д. 180. — Л. 74—75.

30. См. Советско-китайские отношения, 1917—1957 гг. — М., 1959. — С. 167—170.

31. См. СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны (сентябрь 1938 г. — август 1939 г.). Документы и материалы. — М., 1971. — С. 650 (далее: СССР в борьбе за мир...); Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений СССР с Китаем (1917—1974). — М., 1977. — С. 128—130.

32. FRUS, 1937. — Wash., 1954. — Vol. 3. — P. 403—404, 477, 568.

33. АВП СССР. — Ф. 09. — Оп. 27. — Д. 57. — Л. 24—26.

34. См. АВП СССР. — Ф. 09. — Оп. 27. — Д. 61. — Л. 14.

35. См. Документы... советско-польских отношений. — Т. 6. — С. 333.

36. См. Известия. — 1936. — 16 янв.; История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941—1945. — Т. 1. — С. 90.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты