Библиотека
Исследователям Катынского дела

Японская агрессия и Лига наций

В середине сентября 1937 года китайское правительство официально обратилось в Совет Лиги наций с просьбой о применении к Японии санкций, предусмотренных в уставе этой организации. Советское правительство сообщило Китаю, что поддержит его просьбу1.

Правительства Англии и Франции считали нежелательным обсуждение в Лиге наций вопроса о японской агрессии прежде всего потому, что они не намеревались принимать каких-либо мер против японских захватчиков. Кроме того, если уж невозможно избежать обсуждения этого вопроса, то в Лондоне и Париже были заинтересованы в том, чтобы в нем приняли участие и Соединенные Штаты Америки. Поэтому Англия и Франция предпочитали, чтобы рассмотрение японо-китайского конфликта происходило не в Лиге наций, а в органе, в котором были бы представлены также и США.

Выступая 21 сентября на ассамблее Лиги наций, нарком иностранных дел СССР М.М. Литвинов подчеркнул, что агрессия находит все новые и более частые проявления и во все более резкой форме. Однако Лига наций остается в стороне от этих событий, не реагируя на них. Нарком призвал все страны объединиться в борьбе за мир, против агрессии. Он отмечал, что «решительная политика Лиги в одном случае агрессии избавила бы нас от всех остальных случаев. И тогда, и только тогда, все государства убедились бы, что агрессия нерентабельна, что агрессию не следует предпринимать»2.

Советский Союз вошел в историю Лиги наций как наиболее последовательный защитник жертв германской, итальянской и японской агрессии и как лидер тех сил, которые выступали в ней за неукоснительное соблюдение положений устава Лиги3.

В связи с назначенным на 27 сентября обсуждением в Лиге наций вопроса о японской агрессии М.М. Литвинову были направлены следующие директивы: «Для нас желательно и признание Японии агрессором, и применение к ней эффективнейших санкций. Однако при наличии явной пассивности прочих государств... мы не считаем политически целесообразным, чтобы советская делегация брала на себя роль застрельщика, рискуя еще более обострить отношения СССР с Японией и дать новую пищу обвинениям нас в подстрекательстве. Если бы, однако, со стороны других членов Лиги наций проявилось серьезное намерение поставить вопрос об ответственности Японии и о признании ее агрессором, Вы должны были бы активно поддержать эту попытку. Так как для признания агрессором необходимо единогласие, сомнительно, чтобы удалось добиться такого решения. Если бы все же, вопреки ожиданиям, такое постановление было принято и автоматически возник бы вопрос о санкциях, ничто не помешало бы Вам высказаться... за применение к Японии эффективнейших санкций»4.

Представители Англии и Франции в Лиге наций не скрывали нежелания обеих держав принимать какие-либо меры против японского агрессора5. Они ссылались на то, что им неизвестна позиция США.

Согласно полученным из Москвы указаниям, 2 октября советский поверенный в делах в США К. А. У майский обратился к заместителю государственного секретаря С. Уэллесу с вопросом о позиции Соединенных Штатов. Последний ответил, что американское правительство лишено возможности делать различие между агрессором и жертвой агрессии и «на каком бы ни было основании сочувствовать жертве»6. Выслушав высказывания Уэллеса, Уманский охарактеризовал политику США как «крайне обескураживающую»7.

В таких условиях решения Лиги наций по вопросу о японской агрессии, принятые 6 октября, оказались половинчатыми. Лига лишь констатировала нарушение Японией своих обязательств по существующим договорам и ограничилась заявлением о «моральной поддержке» Китая. Она рекомендовала заинтересованным державам созвать по этому вопросу специальную конференцию8.

Примечания

1. Документы внешней политики СССР. — Т. 20. — С. 478.

2. Известия. — 1937. — 22 сент.

3. См. Walters F.P. — Op. cit. — P. 783.

4. Документы внешней политики СССР. — Т. 20. — С. 752—753.

5. См. Личный секретарь А. Идена О. Харви отмечал в своих дневниках в октябре — ноябре 1937 года, что Н. Чемберлен «решительно против какого бы то ни было экономического бойкота» в отношении Японии. «Я ни в коем случае не применю санкций», — заявил он. (The Diplomatic Diaries of Oliver Harvey, 1937—1940. — L., 1970. — P. 49, 58).

6. Документы внешней политики СССР. — Т. 20. — С. 530.

7. FRUS. 1937. — Vol. 3. — P. 571—572.

8. См. The Sino-Japanese Conflict and the League of Nations, 1937. — Geneva, 1937. — P. 64—80.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты