Библиотека
Исследователям Катынского дела

Захват Германией Австрии

Готовясь к крупному вооруженному конфликту, фашистская Германия стремилась до поры до времени получить все, что возможно, без войны. Англо-франко-американская политика попустительства агрессии лила воду на ее мельницу.

В начале марта 1938 года Гитлер начал форсировать захват Австрии.

Ради перестраховки бывший германский посол в Англии фон Риббентроп, назначенный министром иностранных дел Германии, прибыл 10 марта в Лондон «для нанесения прощальных визитов». Воспользовавшись приездом Риббентропа, Чемберлен и Галифакс снова предложили Гитлеру «руку и сердце»1.

В тот же день состоялась и другая встреча, менее официальная, но не менее важная. Это — беседа Г. Вильсона, ближайшего советника Н. Чемберлена, явно имевшего задание последнего более откровенно изложить гитлеровцам сокровенные планы английского правительства, с сотрудником аппарата Риббентропа Э. Кордтом. Вильсон заявил, что Чемберлен преисполнен стремления «продолжать свой курс на достижение соглашения с Германией и Италией». Коснувшись сотрудничества между западноевропейскими державами и раскрывая конечную цель английского правительства, Г. Вильсон подчеркнул: «Россия должна быть в настоящее время полностью оставлена в стороне. В один прекрасный день господствующая там система... должна исчезнуть»2.

Это было уже прямое предложение Чемберлена заключить англо-германское соглашение по интересовавшим обе стороны вопросам, после чего они могли бы объединить усилия для уничтожения Советского государства.

Риббентроп сразу же сообщил Гитлеру первые результаты выполненного им задания о выяснении позиции Англии на случай, «если австрийский вопрос нельзя будет урегулировать мирным путем». Он выражал уверенность, что никакого противодействия Англия оказывать не будет. Чемберлен и Галифакс добиваются, писал Риббентроп, «взаимопонимания четырех великих держав Европы, исключая Советский Союз»3.

Гитлер лишний раз убедился, что он может действовать, не опасаясь вмешательства западных держав. 11 марта он издал директиву о вторжении в Австрию. Если другие меры окажутся безуспешными, писал он в этой директиве, «я намереваюсь вторгнуться в Австрию при помощи вооруженных сил»4. По распоряжению из Берлина австрийские нацисты предъявили канцлеру Австрии К. Шушнигу ультиматум о его отставке и назначении на его место фюрера местных нацистов Зейсс-Инкварта. В ночь на 12 марта гитлеровские войска вступили в Австрию. Она была присоединена к Германии.

Эта акция гитлеровцев не встретила противодействия со стороны Англии, Франции и США. Что касается Лиги наций, то британское и французское правительства договорились не поднимать в ней этого вопроса, так что Лига наций даже «не заметила» исчезновения австрийского государства, хотя оно и было ее членом. Как видно из записи в дневнике Н. Чемберлена от 13 марта, несмотря на захват Германией Австрии, он рассчитывал в один прекрасный день снова начать англо-германские переговоры5. Следует, однако, отметить, что в Лондоне, Париже и Вашингтоне понимали, что аннексия Австрии была началом конца Версальско-Вашингтонской системы договоров, на которой основывалось их господствующее положение как в Европе, так и во всем мире. И.М. Майский писал 12 марта 1938 г. о явной растерянности в правительственных кругах Англии в связи с захватом гитлеровцами Австрии: «Престижу премьера нанесен сильный удар, а шансы близкой реализации «пакта четырех» сразу же упали»6.

Захват гитлеровцами Австрии резко обострил положение в Европе. 14 марта НКИД констатировал в письме в ЦК ВКП(б), что это представляется важнейшим событием после первой мировой войны, «чреватым величайшими опасностями», не в последнюю очередь и для СССР7.

СССР выступил с решительным осуждением германской агрессии. В советской печати широко публиковались материалы, разоблачавшие агрессивные действия фашистского рейха.

Касаясь захвата Германией Австрии, нарком иностранных дел СССР указывал 17 марта в интервью представителям печати, что за последние годы Советское правительство неоднократно выступало с осуждением международных преступлений, заявляя о своей готовности «принять активное участие во всех мероприятиях, направленных к организации коллективного отпора агрессору». Советское правительство заклеймило военное вторжение в Австрию и насильственное лишение австрийского народа независимости8.

Одновременно Советский Союз разоблачал и тех, кто своей политикой соглашательства с агрессорами сделал возможным захват Австрии Германией, мостил немецким фашистам дорогу в Вену. Можно с уверенностью сказать, указывала «Правда», что разгул фашистской агрессии является непосредственным следствием политического курса Чемберлена. «Проводимая им политика открытого сговора с агрессорами и отказа от системы коллективной безопасности, — отмечалось в газете, — развязала руки поджигателям войны»9.

После присоединения Австрии к фашистской Германии непосредственная угроза нависла над Чехословакией.

Примечания

1. ADAP. — Ser. D. — Bd. 1. — S. 211.

2. Ibid. — S. 222—224. О крайней враждебности Н. Чемберлена к Советскому Союзу свидетельствуют и другие источники. Так, в дневниках А. Кадогана отмечается, что Чемберлен испытывал «ненависть к русским» (The Diaries of Sir Alexander Cadogan, 1938—1945. — L., 1971. — P. 53): Г. Никольсон также сделал в своем дневнике 7 марта запись о том, что «премьер-министр настроен резко антирусски» (Nicolson H. Diaries and Letters, 1930—1939. — L., 1966. — P. 329).

3. ADAP. — Ser. D. — Bd. 1. — S. 217.

4. Цит. по: Фомин В.Т. Агрессия фашистской Германии в Европе. 1933—1939. — С. 252.

5. См. Feiling K. The Life of Neville Chamberlain. — L., 1946. — P. 342.

6. АВП СССР. — Ф. 059. — Оп. 1. — Д. 1928. — Л. 200—202.

7. См. История внешней политики СССР. 1917—1945 гг. — М., 1986. — Т. 1. — С. 333.

8. См. Известия. — 1938. — 18 марта.

9. Правда. — 1938. — 25 марта.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты