Библиотека
Исследователям Катынского дела

Роль Польши в срыве переговоров

Контакты, установленные в те дни Англией и Францией с польским правительством, имели очень своеобразный характер. Например, французские представители в Варшаве вовсе не добивались от польского правительства согласия на сотрудничество с СССР против германской агрессии, а хотели всего лишь получить право сделать в Москве какое-то заявление о позиции Польши, которое позволило бы продолжить переговоры военных миссий трех держав, но в то же время Польшу ни к чему не обязывало бы1. Член французской делегации в Москве А. Бофр впоследствии отмечал, что проблема заключалась не в том, чтобы добиться у поляков ответа, согласны они или нет на проход советских войск через их территорию, а в том, чтобы «найти уловку, которая позволила бы продолжать переговоры»2.

Как бы гитлеровцы ни скрывали свои военные тайны, знали о подготовке вермахта к нападению на Польшу и в Варшаве3. 29 июля 1939 г. разведывательный отдел польского генштаба докладывал, что около 20 августа начнется продвижение германских танковых и моторизованных частей к польской границе, а к концу августа возможно начало военных действий4.

Хотя до нападения фашистского рейха на Польшу оставались считанные дни, правящие круги Польши ввиду своей резко антисоветской позиции по-прежнему категорически отказывались от какого-либо сотрудничества с СССР. Военное министерство Франции в записке о переговорах в Москве отмечало: чтобы облегчить принятие Польшей решения о военном сотрудничестве с СССР, советская делегация очень четко ограничивает зоны прохода советских войск через польскую территорию и определяет их, исходя из соображений «исключительно стратегического характера». Однако Ю. Бек и начальник штаба польских войск генерал В. Стахевич проявляют «непримиримую враждебность»5. 20 августа 1939 г. Стахевич заявил английскому военному атташе, что «не может быть и речи о том, чтобы разрешить пропуск советских войск через польскую границу»6. Польские правящие круги дали свое согласие лишь на указанную уловку, предложенную французской дипломатией.

Опасаясь срыва переговоров в Москве, французский посол П. Наджиар 20 августа телеграфировал в Париж, что позиция Польши «не может не иметь серьезных последствий для дела мира». Провал переговоров в результате позиции Польши может побудить Гитлера к началу военных действии7.

Обструкционистская позиция, занятая польскими правящими кругами в связи с англо-франко-советскими переговорами, была прямым предательством ими национальных интересов польского народа.

Позицию польских правителей проясняют воспоминания польского посла в Берлине Ю. Липского. Они все еще носились в эти решающие дни с планами достижения соглашения с фашистским рейхом. 18 августа Липский поставил перед польским правительством вопрос о целесообразности срочного визита Бека в Берлин для переговоров с нацистскими руководителями. На следующий же день польское правительство одобрило это предложение. 20 августа Липский срочно вылетел в Варшаву, чтобы обсудить с Беком содержание предстоящих переговоров8.

Вряд ли у польских правящих кругов могли быть сомнения в том, какой характер будут носить эти «переговоры» и чем они кончатся.

Тогдашний президент Польши И. Мосьцицский несколько недель спустя признал: «Польша в конце концов была готова принять германские требования...»9.

Впрочем, Гитлер вовсе не собирался вести какие-либо переговоры с представителями Польши. Его не устраивала даже ее добровольная капитуляция. Он завершил подготовку для военного разгрома Польши и другого решения вопроса не желал. Поездка Ю. Бека в Берлин так и не состоялась.

Примечания

1. См. Остоя-Овсяный И.Д. На пороге войны // Новая и новейшая история. — 1971. — № 2. — С. 46—49.

2. Beaufre, General. Op. cit. — P. 156.

3. См. Papers and Memoirs of Józef Lipski. — P. 553.

4. См. Kozaczuk W. Bitwa о tajemnice. Sluzby wywiadowcze Polski i Rzesry Niemieckiej, 1922—1939. — Warszawa, 1967. — S. 287.

5. СССР в борьбе за мир... — С. 623.

6. DBFP. — Ser. 3. — Vol. 7. — P. 91. Отрицательную позицию по вопросу о сотрудничестве с СССР продолжала занимать также Румыния (См. Шевяков А.А. Советско-румынские отношения и проблема европейской безопасности. — С. 318—321, 335, 340).

7. См. DDF. — Sér. 2. — Т. 18. — P. 211—212.

8. См. Papers and Memoirs of Józef Lipski. — P. 563—565.

9. Правда. — 1939. — 28 сент.

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты